Турция: май 2018 г. (дайджест)

В преддверии досрочных выборов, запланированных на июнь, руководство Турции пытается укрепить свои позиции на всех возможных внешнеполитических направлениях, пытаясь одновременно найти союзников на мировой арене в лице России и других стран, а также заполучить голоса избирателей.

На внутриполитической повестке дня наблюдается усиленная подготовка к предстоящим выборам, сопровождающаяся началом предвыборных кампаний партий и их кандидатов, а также достаточно тяжелой экономической ситуацией, полностью справиться с которой властям по-прежнему не удается.

Отношения с Россией

Президент Турции Р.Т. Эрдоган все чаще акцентирует внимание на том, что именно Россия является одним из основных стратегических партнеров государства. Так, лидер Турции заявил, что о прекращении сотрудничества с Россией не может быть и речи, даже в случае применения Западом санкций.

Подобные заявления вызваны намерением США ограничить Турции поставки истребителей F-35 за решение последней приобрести российские комплексы С-400. Усиление пророссийской риторики продиктовано политическими реалиями, в которых в последнее время оказалась Турция. Учитывая скорое проведение досрочных парламентских и президентских выборов, которые, вероятно, не будут признаны легитимными рядом стран западного мира, Эрдоган стремится заручиться поддержкой России, в последнее время разделяющей позиции Турции по ряду внешнеполитических вопросов, в частности, по необходимости сохранения ядерной сделки с Ираном, которую президенты двух стран обсудили в ходе телефонных переговоров 11 мая. К тому же, не слишком долго Турция переживала по поводу возможного отсутствия F-35 в списке технических вооружений своей армии, найдя им замену в лице аналогичных многофункциональных Су-57, как и в случае с ЗРК – российского производства. Также две страны продолжают координацию действий в Сирии. 24 мая в Анкаре с целью обсуждения сирийской проблематики спецпредставитель президента РФ А. Лаврентьев и замглавы МИД РФ С. Вершинин были приняты их турецкими коллегами, а 31 мая состоялась встреча спецпредставителя президента РФ с президентом Турции. Помимо этого, 29 мая были проведены телефонные переговоры Путина и Эрдогана, посвященные этой же теме. Также стало известно, что дальнейшее обсуждение данного вопроса продлится в ходе трехстороннего саммита в формате Москва – Анкара – Тегеран, который может состояться уже в конце августа или начале сентября.

Отношения с Западом

Отношения Турции с США в настоящий период времени переживают новый виток напряженности.

Помимо вопроса поставок F-35, взаимодействие осложняют внешнеполитические противоречия, связанные с переносом Соединенными Штатами своего посольства из Тель-Авива в Иерусалим, а также решением о выходе из СВПД. В качестве ответа Эрдоган 14 мая отозвал для консультаций посла Турции из Вашингтона, правда, ненадолго – уже 31 мая дипломат вернулся обратно. Однако на этом негласная конфронтация не закончилась: позже глава МИД Турции М. Чавушоглу заявил о намерении Турецкой Республики закрыть одну из главных американских баз «Инджирлик». Поводов, как и всегда, было достаточно много – Турция вспомнила и о поддержке США курдских формирований в Сирии, и даже об отказе в экстрадиции Ф. Гюлена, однако подобные заявления, как и неоднократно звучащие высказывания о выходе из НАТО, повторяются руководством страны достаточно часто, и почти всегда с определенной целью – в данном случае призваны лишний раз подчеркнуть независимость Турции перед грядущими выборами.

В рамках отношений в формате Турция – ЕС не остался незамеченным трехдневный визит лидера Турецкой Республики в Великобританию, в ходе которого президент Эрдоган был принят с королевой Елизаветой II и премьер-министром Т. Мэй. В мировых СМИ визит, длящийся с 13 по 15 мая уже окрестили «предвыборным». В ходе своего выступления в стенах Королевского института международных отношений Chatham House, президент Турции публично подверг критике действия США в отношении палестинцев, усомнился в главенствующей роли Америки на Ближнем Востоке, а также пожаловался на недостаточное содействие Европейского Союза по вопросу беженцев. В то же время, Эрдоган поспешил напомнить о важнейшей роли Турции в рамках обеспечения гуманитарной помощи и борьбы с террористическими группировками. Также, несмотря на то, что ряд европейских стран, решительно выступил против проведения митингов в поддержку турецкого президента и его партии, среди которых традиционно находится Германия, Австрия и Нидерланды, выступление Эрдогана перед турецкой общиной в столице Боснии и Герцеговины все же имело место, а вступление Турции в ЕС, по его словам, все еще отвечает интересам государства.

Ближний Восток

Последний месяц внимание мирового сообщества на ближневосточной арене приковано к событиям, происходящим в секторе Газа. Турция, рассматривающая себя в качестве одного из главных игроков Ближнего Востока, не смогла воздержаться от комментариев и ответных мер, предопределив очередной этап напряженности в отношениях с Израилем, которые только недавно получили импульс к развитию после инцидента 2010 года.

В связи с гибелью палестинцев в ходе столкновений с израильскими силами, а также открытием посольства США в Иерусалиме, Эрдоган обрушился с обвинениями на Израиль, назвав его террористическим государством. Также президент объявил трехдневный траур по погибшим и призвал созвать экстренное заседание Совета Безопасности ООН и саммит Организации исламского сотрудничества. Нарастающую конфронтацию между странами усугубил также тот факт, что Турция и Израиль обменялись послами.

Что касается Сирии, то Турция продолжает укреплять свое присутствие в Африне и на северо-западе Алеппо путем создания там военных баз. Так, к маю в этих регионах появились три турецкие базы, а также три пункта мониторинга, расположенные в провинциях Идлиб и Хама и призванные контролировать соблюдение режима прекращения огня.

Внутриполитическая обстановка

В мае Высшая избирательная комиссия Турции одобрила список из шести кандидатов в президенты, а по всей стране был дан старт предвыборным кампаниям.

Предвыборная программа действующего главы государства и одного из главных претендентов на победу в выборной гонке Р.Т. Эрдогана стала вполне предсказуемой. Среди главных задач – укрепление сотрудничества с Россией, а также поиск контактов с США и ЕС. Вместе с этим, отмечены слабо сопоставимые с вышеуказанными пунктами необходимость решения кипрского вопроса, поддержка палестинского народа, а также приверженность сохранению территориальной целостности Украины по вопросу крымского полуострова. Также интересно, что, в соответствии с решением Высшей избирательной комиссии Турции, каждый кандидат может получить финансовую поддержку своей предвыборной кампании в размере не более 13,916 лир от одного человека. Поэтому, в то время как лидер страны почти в каждом уголке государства активно доносит до народа мысль о том, что Турция добилась немалых успехов на региональной арене и вскоре станет мировой державой, правящая Партия справедливости и развития (ПСР) массово распространяет хештег «#SendeDestekOl» и собирает «пожертвования» в поддержку предвыборной кампании своего кандидата.

Кроме этого, к парламентским выборам продолжают готовиться партии, и, чем ближе выборы, тем интереснее и смелее звучат их предвыборные заявления. Так, например, председатель главной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП), которая представлена на выборах в союзе с еще двумя националистическими силами, К. Кылычдароглу сосредоточился не только на внешних вызовах, но и на внутренних проблемах, пообещав за 4 года решить курдский вопрос. Однако, как именно партия намерена устранить одну из острейших внутриполитических проблем, с которой Турция не может справится уже на протяжении долгих лет, он не пояснил. Кандидат от «Хорошей партии» М. Акшенер, в свою очередь, пытается выстроить предвыборную кампанию на жесткой критике действующих властей, акцентируя внимание на реализуемом внешнеполитическом курсе и бедственном экономическом положении.

Также заслуживает внимания тот факт, что в разгар предвыборной гонки Эрдоган особенно жестко отвечает на нападки своих конкурентов. Так, например, глава государства подал в суд на кандидата от Народно-республиканской партии (НРП) М. Индже за его высказывание о давних контактах Эрдогана и Ф. Гюлена, которые сам президент отрицает.

Экономическая ситуация

Месяц начался с долгожданного для Турции события с точки зрения внешней торговли – 1 мая Россия разрешила ввоз томатов турецким предприятиям без каких-либо ограничений. Кроме этого, 26 мая турецкая «Botas» и «Газпром» заключили соглашение о сухопутной части газопровода «Турецкий поток», строительство которой будет осуществляться совместной проектной компанией «TurkAkim Gaz Tasima A. S.». Также стало известно о том, что Россия выплатит Турции 1 миллиард долларов в рамках соглашения о скидке за поставки газа в 2015 и 2016 годах. Не менее важной стала новость о подготовке к старту другого турецкого проекта – Трансанатолийского газопровода (TANAP), альтернативного «Турецкому потоку», который будет запущен 12 июня.

В то же время, на фоне успехов на внешнеэкономическом направлении, отвечающие за экономику страны ведомства пытаются сделать все возможное для предотвращения обвала национальной валюты и поддержания турецкой экономики в целом. Центральный банк Турецкой Республики, который 23 мая созвал экстренное заседание после падения курса турецкой валюты на 5,1%, попытался укрепить лиру путем повышения ставки поздней ликвидности с 13,5 до 16,5%. Мера оказалась своевременной, и уже к 25 мая курс лиры к доллару возрос почти на 3%, что, однако, не является гарантией дальнейшего укрепления валюты. К тому же, действующий президент Эрдоган, мотивированный необходимостью придерживаться принципов глобального управления денежно-кредитной политики, открыто выступает против повышения процентных ставок, отчаянно призывая турецких граждан хранить свои сбережения в национальной валюте, не размениваясь на доллар и евро.

***

В настоящий период времени внутренняя и внешняя политика Турции остается заложницей выборов, до которых остается чуть меньше месяца. Официальная Анкара по-прежнему придерживается выдвинутого ранее курса, ориентированного на сближение с союзниками и самостоятельность, пытаясь экстренно исправить все недочеты с целью привлечения максимального количества сторонников. При этом, уверенно выдерживает нарастающую конкуренцию оппозиция, к несчастью для Эрдогана и ПСР уже завоевавшая значительный процент избирателей. Утверждать, кто из заявленных кандидатов займет пост главы государства пока что достаточно сложно, как и сложно предугадать, насколько предвыборные лозунги и обещания политиков будут соответствовать действительности после выборов, ведь даже на данном этапе некоторые из них звучат не только неубедительными, но и в принципе трудно реализуемыми на практике.

В. Аватков, А. Сбитнева

Израиль: май 2018 г. (дайджест)

В мае главным событием для Израиля стал перенос посольства США из Тель-Авива в Иерусалим. Открытие нового посольства вызвало обострение столкновений в секторе Газа на границе с Государством (где протесты начались ещё в конце марта), а также неоднозначную реакцию мирового сообщества. В ряде европейских стран израильские послы были вызваны в МИД в связи с ситуацией, поскольку главы европейских внешнеполитических ведомств возмущены количеством жертв и настаивают на проведении независимого международного расследования. ЮАР и Турция отозвали своих дипломатов из Израиля, а турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что Израиль проводит политику апартеида. Вместе с тем, Гватемала и Парагвай вслед за Соединёнными Штатами уже перенесли свои посольства в Иерусалим, а израильский лидер призвал и другие страны последовать этому примеру.

Во внутренней политике ситуация также не слишком стабильна. Оппозиционные силы недовольны реакцией правительства на ситуацию в Газе и требовали действовать более жёстко, чтобы решить проблему. 29 мая территория Израиля подверглась самой массированной с 2014 года ракетной атаке; в ответ ВВС Израиля нанесли удар по 35 объектам в Палестине.

 

Израиль — Иран

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху сделал заявление о найденных израильскими спецслужбами доказательствах разработки Ираном ядерного оружия, которые израильская сторона направила в Вашингтон. Тегеран опроверг обвинения, охарактеризовав действия Нетаньяху как «шоу» и добавив, что Международное агентство по атомной энергии уже рассматривало раньше подобные обвинения, поэтому действия израильского лидера нисколько не удивили главу иранского внешнеполитического ведомства Мохаммада Джавада Зарифа, который прокомментировал ситуацию у себя в твиттере. В этот раз МАГАТЭ также ответило, что с 2009 года признаков нарушения Ираном соглашения зарегистрировано не было.

Позже Израиль нанес удары по иранским военным объектам на территории Сирии, после того как Иран выпустил ракеты по Голанским высотам, где размещены позиции израильских войск.

 

Израиль — США. Перенос посольства и выход США из ядерной сделки

14 мая состоялась церемония открытия посольства США в Иерусалиме, на которой присутствовали министр финансов США Стивен Мнучин, дочь и советник президента США Иванка Трамп и её супруг Джаред Кушнер. Нетаньяху призвал все страны последовать примеру США, а Дональд Трамп назвал день переноса посольства «великим».

Событие вызвало бурную реакцию мирового сообщества. В частности, Франция не одобрила решение США, поскольку, по мнению Парижа, это является нарушением международного права. Французская сторона также призвала израильскую к сдержанности в применении силы в ходе конфликта в Газе. Позже французский премьер Эдуард Филипп отменил свой визит в Израиль, запланированный на конец мая-начало июня, однако, по сообщениям французских СМИ, это было сделано исключительно из-за «внутренней повестки дня» и не связано с ситуацией вокруг посольства и конфликта с Палестиной. В Бельгии, Люксембурге, Ирландии послы Израиля были вызваны в МИД с связи с ситуацией, а канадский премьер Джастин Трюдо призвал к проведению независимого расследования в Газе.

Глава иранского МИДа Мохаммад Джавад Зариф расценивает день переноса посольства как «день великого позора», который привел к гибели большого числа палестинцев во время протестов. По мнению турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана, Израиль является сегодня террористическим государством, а США, приняв решение о переносе посольства, полностью дискредитировали себя как посредника в урегулировании ситуации на Ближнем Востоке. Турция отозвала своего посла из Израиля, аналогично поступила ЮАР. МИД Израиля потребовал, чтобы турецкий консул в Иерусалиме также покинул страну. 18 мая в Стамбуле прошёл митинг в поддержку Палестины. Также в знак солидарности с палестинским народом в Афинах демонстрантами был сожжён израильский флаг.

Другим важным событием месяца стал выход США из Совместного всеобъемлющего плана действий 2015 года (соглашение между Ираном и группой государств в составе США, России, КНР, Великобритании, Франции и Германии относительно иранской ядерной программы), что для Израиля является победой, поскольку израильский план-максимум предусматривает не только недопущение развития иранского ядерного потенциала, но и невозможность использования в Иране даже мирного атома.

 

Израиль — Палестина

После открытия нового американского посольства, в секторе Газа на границе с Израилем, где напряжение сохраняется с марта, начались массовые акции протеста; израильские военные открыли по протестующим огонь на поражение. В конце месяца Израиль заявил о своем самом масштабном ударе по сектору Газа за последние четыре года, который был нанесён в ответ на также самую массированную с 2014 года атаку израильской территории. Израилем были поражены 35 целей, принадлежащие группировкам ХАМАС и «Исламский джихад». Позже в ответ на обстрелы со стороны Палестины Израиль провёл вторую за день серию ударов. Всего с начала акций протеста погибли 79 палестинцев, более двух тысяч получили ранения. Израильские власти также приняли решение об отказе жителям Газы в праве посещения территории Иерусалима в дни священного для мусульман месяца Рамадан. Палестина уже отправила обращение в Международный уголовный суд в связи с действиями Израиля, а также подаёт иск в Международный суд ООН из-за решений США по Иерусалиму.

 

Израиль — Великобритания

Премьер-министры обоих государств Тереза Мэй и Биньямин Нетаньяху призвали российскую сторону использовать своё влияние в Сирии с целью не допустить новой агрессии со стороны Ирана. После нанесения Израилем ударов по иранским военным объектам в Сирии Мэй поддержала действия Израиля, подчеркнув, что расценивает их как право Государства на самооборону. Британские власти также прокомментировали ситуацию с тайным «ядерным архивом» Ирана, заявив, что Лондон никогда не был наивен в отношении ИРИ и её ядерных амбиций.

В конце месяца стало также известно, что за 2017 год экспорт британского оружия в Израиль достиг своего рекорда: было продано вооружений на сумму 221 миллион фунтов, что на 256% превышает показатели 2016 года. Однако британская Палата общин потребовала приостановить поставки, пока не будет доказано, что Израиль не использовал оружие против мирных граждан в условиях обострившегося конфликта в Газе.

 

Внутренняя политика

В середине месяца стало известно, что в 2018 году в Государстве Израиль будет создана первая научная юниорская команда. За организацию отвечают Министерство образования и «Центр учёных будущего». По результатам отборочных испытаний в состав команды войдут 200 школьников, начиная с седьмого класса, которые в будущем сдадут экзамены в рамках своей специальности (физика, математика, компьютерные науки и химия) и станут участниками международных олимпиад. Раньше подготовка к олимпиадам начиналась только в старших классах, однако для Израиля важно формирование будущей научной элиты с более юного возраста.

Что касается экономической картины в Израиле, то тут перспективы гораздо менее радужны. С одной стороны, Израиль остается лидером по количеству стартапов на душу населения и высокотехнологичная отрасль отлично развивается. С другой стороны, страдают другие отрасли. В частности, на сегодняшний день социальное неравенство в Государстве — одно из самых больших в мире. 50% населения страны не дотягивает до нижней границы подоходного налога и поэтому не платит его; таким образом, 90% доходов от налога Государство получает всего от 20% населения. Кроме того, всё для большего числа израильтян становится недоступной арендная плата в крупных городах страны, поэтому в последнее время многие вынуждены переезжать на периферию, в то время как в инфраструктуру также инвестируется совсем немного.

Внутриполитическая обстановка в Государстве также обострилась после ужесточения конфликта в Газе. Председатель оппозиции Ицхак Герцог обвинил правительство в невыполнении обещания решить проблему раз и навсегда. Ксения Светлова, депутат от партии «ха-Тнуа» (блок «Сионистский лагерь»), поддержала Герцога, заявив, что ЦАХАЛу следует жёстко отреагировать на обстрел израильской территории, поскольку только такие меры могут заставить ХАМАС прекратить огонь. Более того, министр юстиции Аелет Шакед заявила, что, если ситуация в ближайшее время не изменится, то израильские власти рассматривают в том числе и вариант низложения администрации ХАМАСа и установления в Газе израильского военного контроля.

Ситуация внутри страны в мае также была омрачена конфликтом между министром внутренней безопасности Гиладом Эрданом и шефом израильской полиции Рони Альшейхом, который в ходе своего выступления на конференции 23 мая заявил, что правительство сегодня не прислушивается к мнению полиции в вопросах борьбы с терроризмом, как это было раньше. Эрдан выступил с критикой заявления, подчеркнув, что полиция была и остаётся на переднем крае войны с террором, и премьер-министр всегда уделяет особое внимание мнениям полицейских представителей.

9 Мая

В этом году День Победы впервые отмечался в Израиле как государственный праздник. Утверждение Кнессетом закона о праздновании Дня Победы на государственном уровне состоялось 26 июля 2017 года. Депутаты утвердили закон единогласно, а лидер партии «Еврейский дом» Нафтали Беннет на русском языке сказал: «Сегодня еще один День Победы». В этом году торжественные мероприятия стартовали 4 мая шествием «Бессмертного полка» и парадом ветеранов в Хайфе. 8 мая на площади перед Кнессетом прошёл парад, организованный Министерством алии и абсорбции, в котором приняли участие 400 ветеранов, 200 участников молодежных движений, а также спикер парламента Юлий Эдельштейн, министр обороны и лидер партии «Наш дом Израиль» Авигдор Либерман, министр алии и абсорбции Софа Ландвер, депутаты Кнессета Одед Форер («Наш дом Израиль»), Константин Развозов («Еш Атид»), Ксения Светлова («Сионистский лагерь»).

Новая реформа

Власти Израиля рассматривают новый законопроект, который предполагает запрет на съёмку представителей ЦАХАЛа, находящихся на службе, поскольку такие фото и видео, по мнению сторонников инициативы, могут повредить репутации израильской армии. Критики законопроекта считают, что он посягнёт на свободу слова в Государстве.

 

***

В начале месяца основное внимание было приковано к заявлению Нетаньяху касательно сокрытия Ираном архивов по разработке ядерного оружия, на которое мировое сообщество отреагировало неоднозначно, но в то же время очень логично. Если Белый дом сделал заявление, в котором обвинил Иран в наличии тайной ядерной программы, то европейское сообщество призвало не торопиться с выводами и детально изучить сделанную на основе разведданных презентацию израильского премьера, которую он представил в ходе своей пресс-конференции. Очевидно, что подобные заявления являются следствием не только региональных противоречий между Израилем и Ираном, но и объясняются желанием последнего показать опасность иранской угрозы для мира в целом.

После заявления США о выходе из ядерной сделки, теперь для израильской стороны, заручившись поддержкой Великобритании, является важной попытка убедить Москву если также не денонсировать Совместный план действий, то, по крайней мере, отказаться от любого сотрудничества с Ираном в ядерной сфере.

Перенос американского посольства в Иерусалим вызвал бурную реакцию в мире, волну критики в адрес Израиля со стороны Анкары, Тегерана и Европы, а также привёл к обострению конфликта с Палестиной, которая уже направила обращения в ООН и в МУС. Несмотря на все призывы мирового сообщества к пропорциональному использованию силы, Израиль категорически отрицает возможность мирного разрешения конфликта, если Иерусалим не будет признан столицей, и скорее рассматривает возможность завоевания Палестины.

Внутри Государства на сегодняшний день тоже сложилась достаточно напряжённая ситуация, связанная с рядом факторов: во-первых, недовольством оппозиционного лагеря действиями правительства; во-вторых, обострением застарелых экономических проблем; в-третьих, конфликтами между министром внутренней безопасности и главой израильской полиции. Вызывает опасения также и новый законопроект, касающийся запрета на фото- и видеосъёмку представителей ЦАХАЛа. Эта инициатива, подобно предложенной в прошлом месяце инициативе депутатов партии «Еврейский дом» по африканским беженцам (о возможности заключения их в тюрьму на сколь угодно длинный срок без решения суда), может подорвать фундамент израильского общества.

 

Т. Мошкова

 

Израиле-палестинский конфликт как фактор в турецкой предвыборной гонке

В последние недели в Турции складывается чрезвычайно любопытная ситуация. Сливаются две темы — одна из внутренней, вторая из внешней повестки. Первая — приближающиеся парламентские и президентские выборы 24 июня. Вторая — очередное обострение палестино-израильского конфликта, и реакция на него Турции как, пожалуй, самой популярной сейчас страны суннитского мира.

Сперва следует отметить, что электоральные предпочтения современной Турции довольно стабильны. Избиратели голосуют не за партийную программу, а за «цвета» и стоящих за ними лидеров. С известными допущениями каждый турок за счёт своего социального окружения, семьи оказывается крепко привязан к определённой партии.

Чтобы отобрать такой «приписной» электорат партиям приходится включать в свои выступления те дискурсы, которые турецкое общественное мнение традиционно приписывает иным политическим группам. Например, недавно появившаяся на политической арене Хорошая партия (тур. İYİ Parti) активно работает с темой национализма, что приводит к ним сторонников Партии националистического движения (тур. Milliyetçi Hareket Partisi), и кемализма — это уже явные заигрывания с избирателями Национально-республиканской партии (тур. Cumhuriyet Halk Partisi).

Тема же палестино-израильского конфликта из крупных политических групп в основном используется правящей Партией справедливости и развития (тур. Adalet ve Kalkınma Partisi), лидеры которой позиционируют себя защитниками угнетенных мусульман по всему миру. Однако чаще всего в моменты эскалации противостояния дело ограничивается словесными выступлениями, созывом «очередного» внеочередного заседания Организации стран исламского сотрудничества и призывами к бойкоту израильских товаров. Что не помешало за последние 13 лет товарообороту между Турцией и Израилем вырасти в 2,5 раза с двух до почти пяти миллиардов долларов.

Интересно так же, что в 2017 году в Стамбуле состоялись два крупных митинга, посвященных поддержке палестинского народа, оба были организованы непарламентской исламистской Партией счастья (тур. Saadet Partisi) при молчаливой моральной и материальной поддержке правящей ПСР — митинги проходили на крупнейшей стамбульской площадке для массовых мероприятий в Йеникапы, однако ни представителей, ни символики правящей партии на митинге не было.

Недавнее открытие здания американского посольства в Иерусалиме привело к новой вспышке насилия между палестинцами и израильтянами. То есть, как раз в разгар предвыборной борьбы в Турции, что позволило оппонентам действующего президента активно использовать эту тему, как практически единственный значительный шанс привлечь на свою сторону людей, традиционно отдающих голос за ПСР. Хотя тема палестинского государства важна для всех слоев турецкого общества, наибольшее значение ей придают консервативные религиозные жители. Так, Мухаррем Индже, кандидат от НРП, например, обещает сам исполнить старое обещание Эрдогана и лично отправиться в Сектор Газа, если его изберут президентом.

Понятно, что Эрдогану приходится держать удар и, вот, 18 мая он уже лично выступает в Стамбуле на митинге в Йеникапы в поддержку Палестины.

В ближайший месяц, когда турецкая предвыборная гонка выходит на финишную прямую, следует внимательно следить за происходящим между Израилем и Палестиной. На фоне падающей лиры и опросов общественного мнения, отдающих действующему президенту только 42% голосов, Эрдоган может решиться на резкие действия, которые без сомнения принесут ему популярность как на родине, так и заграницей, однако ввергнут регион в ещё больший хаос. Турецкий президент — весьма импульсивный политик, не стоит так же забывать и о том, что решение о досрочных выборах было принято ещё и на позитивной волне, установившейся после успешного завершения Афринской операции.

Сам Израиль же полнится слухами, что нынешнее лето будет жарким, не только из-за средиземноморского климата.

А.Рыженков, Бурса, Турция

Турция: апрель 2018 г. (дайджест)

В апреле Турция пережила достаточно много важных событий, как на внутри-, так и на внешнеполитической повестке дня. Одним из ключевых стал визит президента России в Анкару, а также продолжение трехстороннего диалога в формате Москва-Анкара-Тегеран. Что касается отношений с Западом, то их можно охарактеризовать как стабильно нейтральные – за последний месяц существенного похолодания или, наоборот, потепления в диалоге с США или ЕС не наблюдалось.

Внутренняя политика охарактеризована ожесточенной борьбой партий за допуск к запланированным на июнь досрочным выборам, о которых объявил президент Эрдоган, укреплением союзов, а также ужесточением риторики председателей партий в отношении своих конкурентов.

Внешняя политика

Самым значимым событием последнего месяца для российско-турецкого взаимодействия стал первый после переизбрания на пост президента визит В.В. Путина в Турцию, который продлился два дня. 3 апреля глава государства, в сопровождении делегации, состоящей из ряда высокопоставленных министров, прибыл в Анкару, где был тепло встречен Р.Т. Эрдоганом. Официальная церемония приветствия прошла по стандартному сценарию – согласно дипломатическому протоколу, с ротой почетного караула, которую Путин приветствовал по-турецки, и другими почестями. Цель визита в целом соответствовала текущему внешнеполитическому курсу – на повестке дня по-прежнему находится укрепление двустороннего сотрудничества по ключевым вопросам, среди которых Сирия, ряд экономических проектов, в том числе и поставки ЗРК С-400, которые турецкий лидер просил ускорить. По итогам двусторонних переговоров, состоявшихся в первый день визита, главы России и Турции в очередной раз подчеркнули восстановление двусторонних отношений и выразили надежду на их дальнейшее развитие. 25 апреля стало известно, что Россия начала производство систем С-400 для Турции, начав тем самым исполнение заключенного ранее контракта.

Следующий день пребывания В.В. Путина в Турции ознаменовался проведением трехстороннего саммита глав России, Турции и Ирана, с целью обсуждения сирийского вопроса. 4 апреля по итогам саммита лидеры стран-гарантов опубликовали совместное заявление, в котором подчеркивается приверженность соблюдению резолюции ООН, обеспечению суверенитета и территориальной целостности Сирии, а также решению конфликта путем политического процесса. Тем не менее, в настоящее время Турция продолжает проводить политику двойных стандартов. Принципы, заявленные в итоговом документе саммита, не помешали президенту Эрдогану выразить поддержку осуществленным 14 апреля авиаударам коалиции, возглавляемой США, по объектам в Сирии. Позже аналогичное одобрительное сообщение, перечеркивающее принципы о невоенном урегулировании конфликта, достигнутые днями ранее на саммите в Анкаре, появились и на официальном сайте МИД Турецкой Республики. В этот же день Путин и Эрдоган провели телефонные переговоры, в ходе которых обсудили в том числе и обострившуюся обстановку в регионе, однако позиции сторон по поводу нанесенного США удара остались прежние, а если быть точнее – диаметрально противоположные. Кроме этого, Турция заявила о том, что не собирается передавать Африн под контроль официального правительства Сирии, о необходимости чего ранее говорил министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Сирийский вопрос также обсуждался в ходе встречи глав МИД трех стран, которая состоялась 28 апреля в Москве. В ходе переговоров министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу заявил о неприемлемости применения силы для разрешения сирийского кризиса, тем самым в очередной раз поставив под сомнения определенность внешнеполитического курса Анкары, которая двумя неделями ранее приветствовала авиаудары США. Помимо этого, стороны условились укрепить взаимодействие с ООН по созданию конституционного комитета, а также продолжать активную борьбу с террористическими угрозами. Что касается обвинений по вопросу применения химического оружия в Сирии, то стороны потребовали компетентного и своевременного расследования ОЗХО.

Сложными остаются отношения Турции с США и ЕС. Поддержка ударов США по сирийским объектам стала одним из немногих случаев, когда взгляды Турции и Соединенных Штатов сошлись. В остальном противоречия только усиливаются, и если раньше они в основном касались внешней политики, то сегодня США, совместно с ЕС, осуществляют попытки критиковать внутриполитическую систему Турции, осуждая процедуру досрочных выборов, что негативным образом сказывается на взаимодействии сторон. Нет никаких улучшений и на европейском направлении, где ЕС и Турция продолжают обмениваться взаимными претензиями. Так, например, в ежегодном докладе Еврокомиссии, который турецкие власти резко и решительно осудили, выражается точка зрения о регрессе Турции относительно процесса вступления в Евросоюз.

Внутриполитическая обстановка

На протяжении долгого времени турецкие СМИ муссировали слухи о возможном проведении досрочных выборов, некоторые эксперты даже осуществляли попытки назвать предположительную дату, которая, как правило, приходилась на август текущего года. В какой-то момент председатель Партии националистического движения (ПНД) Д. Бахчели, состоящий в союзе с правящей ПСР, фактически подтвердил догадки и даже призвал власти провести выборы 26 августа, однако 18 апреля президент Турции сделал заявление, которое стало неожиданным для всех – начиная от простых граждан, и заканчивая партиями и их кандидатами: досрочные парламентские и президентские выборы состоятся уже через несколько месяцев – 24 июня. Важно отметить, что за такой короткий срок ряд партий не успеет должным образом подготовиться к выборам и столкнется с рядом проблем относительно своего участия, на что, вероятно, и рассчитывал Р.Т. Эрдоган, принимая такие меры. Так, например, долгое время неопределенной оставалась судьба «Хорошей партии», возглавляемой М. Акшенер – одной из главных соперников нынешнего главы государства. Согласно действующему в Турции законодательству, «Хорошая партия» является слишком «молодой», а по этой причине не может принимать участия в выборах. Однако в последний день оглашения списков Высшей избирательной комиссией стало ясно, что партия Акшенер все же составит конкуренцию ПСР на грядущих выборах, причем не без помощи Народно-республиканской Партии (НРП), пожертвовавшей 15 депутатами, которые присоединились к «Хорошей партии» с целью предоставления ей необходимых 20 мест в парламенте. Критика, которой встретили новость в ПСР и ПНД, говорит лишь о том, что «Хорошую партию» действительно не ждали на выборах, и теперь победа Эрдогана и его Партии справедливости и развития не настолько очевидна, насколько была раньше.

Также 17 апреля состоялось заседание Совета национальной безопасности Турции, в результате которого было принято решение о продлении режима чрезвычайного положения еще на 90 дней. Таким образом режим ЧП в стране будет продлен уже в 7 раз. К слову, с точки зрения западных держав, именно продление режима ЧП, за что Турция неоднократно подвергалась критике, является основным препятствием для проведения честных и прозрачных выборов в июне.

Помимо этого, Турция продолжает развивать свои вооружения. Достижением прошлого месяца можно считать запуск первых баллистических ракет. Теперь Турецкая Республика намерена развивать сухопутную технику. 26 апреля Министерство обороны объявило победителя тендера на серийное производство первых в истории Турции танков собственной разработки Altay. Турецко-катарская компания ВМС, выигравшая тендер, должна будет поставить Турции 250 единиц техники в качестве первой партии. В рамках модернизации армии, данные танки должны заменить устаревшие немецкие и американские модели.

Еще одним важным событием месяца стало открытие первого в истории Турции Международного авиасалона Eurasia Airshow в Анталье, который прошел с 28 по 29 апреля. Среди участников Eurasia Airshow, где было представлено более 150 воздушных судов, помимо Франции, Великобритании, Ирана и других, также принял участие давний союзник Турции, с которым она активно развивает отношения в последнее время – Катар, а также Россия. Ранее Генеральный директор Eurasia Airshow заявлял, что данное мероприятие рассматривается не только с точки зрения развития авиации, но и двусторонних отношений с участниками, в частности, с широко представленной на выставке Россией.

Экономическая ситуация

Совместные экономические проекты стали одной из главных тем переговоров В.В. Путина и Р.Т. Эрдогана в Анкаре. Одним из главных по-прежнему является реализация АЭС «Аккую» в Мерсине. В ходе визита Владимира Путина лидеры приняли участие в закладке фундамента объекта, тем самым дав старт началу его строительства. Сегодня общий объем инвестиций в проект достигает 22 млрд. долларов. Предполагается, что первый энергоблок АЭС, которая по плану снизит зависимость Турции от угля и газа, будет запущен уже в 2023 году – к столетию Турецкой Республики. Не остался без внимания на переговорах уже ставший традиционным вопрос о поставках турецких томатов. В итоге 23 апреля «Россельхознадзор» допустил еще пять турецких предприятий до российского рынка, тем самым увеличив их количество до 20. По итогам переговоров также стало известно, что Российский фонд прямых инвестиций и турецкий суверенный фонд приняли решение открыть Российско-турецкий инвестиционный фонд, призванный развивать сотрудничество в сфере экономики, торговли и инвестиций. Известно также, что вклад в данный проект с каждой стороны составит 500 млн. долларов. Продолжает свое развитие еще один немаловажный совместный российско-турецкий проект. 30 апреля «Газпром» объявил о завершении строительства морской части первой нитки газопровода «Турецкий поток». Таким образом на настоящий момент выполнено уже 62% работ и построен 1161 километр газопровода. Министр энергетики России Александр Новак, входивший в российскую делегацию, сообщил, что сухопутный участок газопровода будет осуществлен совместной компанией.

Что касается экономики самой Турции, то ситуация остается неблагоприятной как для турецких компаний, так и для инвесторов. На фоне ухудшения экономических показателей, власти страны пытаются ослабить давление иностранных валют, в частности, доллара на национальную экономику. Так, например, Центральный Банк Турции принял решение вывести весь золотой запас, оценивающийся почти в 29 тонн, из США. Вслед за Центральным Банком золотые запасы начали вывозить и частные банки Турции, одним из который стал Halk Bankası.      Однако подобные действия, скорее, можно назвать недружелюбным политическим шагом в сторону США на фоне обострившихся двусторонних отношений, чем экономическими мерами. Лира по-прежнему нестабильна и уже давно не достигает высоких экономических показателей. Впервые за долгое время рост валюты наблюдался 13 апреля – тогда курс лиры к доллару достиг 4,08, что, тем не менее, все равно остается низким показателем для страны с развивающейся экономикой. Кроме этого, высокие показатели сохраняет инфляция. Несмотря на то, что, по данным Института статистики Турции, инфляция в стране постепенно снижается, она по-прежнему остается на достаточно высоком уровне, составляя 10% и оказывая неблагоприятное влияние на экономическую ситуацию страны.

***

Турецкая Республика в целом остается верна своему внешнеполитическому и внутриполитическому курсу, которого она придерживалась ранее. Во внешней политике Турция продолжает отстаивать свои национальные интересы, при этом по-прежнему не имея четкого плана действий, что вынуждает ее балансировать между союзниками по астанинскому процессу и США. Именно в силу своей неопределенности Турция позволяет себе сначала рассуждать о неприемлемости силового решения сирийского конфликта, а после этого поддерживать удары коалиции в регионе, лишний раз демонстрируя свою неспособность придерживаться односторонней позиции и желание угодить всем.

Объявление о проведении досрочных выборов во внутренней политике в очередной раз подтвердили намерения Эрдогана укрепить вертикаль власти и необходимость скорейшего перехода к президентской форме правления. Президент Турции понимает, что до 2019 года – официальной даты проведения президентских и парламентских выборов – он может не сохранить свои позиции и всерьез боится укрепления оппозиции. Тем не менее, учитывая политику Р.Т. Эрдогана, в том числе ухудшение отношений с рядом стран на международной арене и нестабильную обстановку внутри страны, гарантий, что проведение досрочных выборов существенно спасет положение турецкого лидера нет. Более того, в случае победы, граждане Турции будут ждать от Эрдогана решительных действий по исправлению ошибок и налаживанию как внешне-, так и внутриполитической ситуации, однако, насколько сам действующий лидер, вдохновленный необоснованными амбициями, понимает степень ответственности и серьезность происходящего, остается только догадываться.

В. Аватков, А. Сбитнева

Восток Турции: субъективные записки сотрудника Центра

Сотрудник «Центра востоковедения» чуть больше недели путешествовал автостопом по маршруту Анкара-Карс-Ыгдыр-Догубеязит-Ван-Эрзурум-Трабзон и собрал в один текст свои мысли о регионе, куда редко заезжают праздные туристы.

Запад всегда немного мифологизирует Восток, смотрит на него как на источник мудрости (скорее в прошлом) или опасности (скорее в настоящем).

«Не смотри там на женщин, за такое могут избить», — предупреждает сосед-турок. /курдянки средних лет закрывали при виде меня нижнюю часть лица платком/.

«И никому не говори, что ты христианин», — предостерегает мой юный турецкий приятель-баптист. /две стандартные темы для разговора — политика и религия — не приобретут никаких новых красок/.

«Андрей, пожалуйста, будьте там аккуратны», — писала в телеграмме петербургская ходжа  /страшно было только один раз, когда на горном серпантине перед Трабзоном, подхвативший меня старик-дальнобойщик начал исходить потоками первосортного турецкого мата в телефонную трубку, рискуя схватить инфаркт и прихватить меня за компанию в свой последний полет под гору/.

Запад Турции сам не вполне представляет, каков её восток и кто его населяет. Существует стереотипная картинка о диких и бедных курдах-сепаратистах, проецируемая по диагонали на всё пространство за косой линией Газиантеп-Карс.

Даже не надо ездить туда самому, чтобы понять, что реальность значительно сложнее.

Но поехать туда просто — каждый день из Анкары в Карс уезжает поезд, который идет ровно сутки, разумней, впрочем, взять самолет — в Турции полно междугородних дешевых рейсов.

Путешествие по железной дороге даст разве что возможность сквозь грязное окно заснять на мобильный телефон достойные интернета пейзажи и увидеть, как резко за Эрзинджаном прекращается разворачивающееся в полную силу западно-турецкое лето, сменяясь робкой бледно-зеленой ранней весной.

Соседями в поезде попадутся два смешных сивасца. Спокойно разговаривающий на турецком русский молодой человек их сначала смутит, но вскоре, осмелев, они уже будут курить в форточку дурной табак и на своем смешном центрально-анатолийском диалекте жаловаться на “torpil”, который может не дать им после училища пойти работать на железную дорогу.

“Torpil” сейчас одно из главных турецких слов. Взяточничество в стране на низовом уровне более или менее побеждено, по крайней мере не достигает тех размеров, какие царствуют на нашем севере, но на место чистых взяток пришел “torpil” — иначе, вероятно, и невозможно в восточной стране, опутанной родственными связями. “Torpil” — это непотизм, повышенная забота о родственниках и друзьях, приключающаяся с человеком чаще всего, когда он занимает видное место на госслужбе. Судя по количеству разговоров о T. в Турции, это чуть ли не главный социальный лифт в стране, регулярно отправляющий выпускников университета за баранку грузовика или прилавок с симитами.

24 часа спустя поезд прибудет в город Карс, ещё хранящий в себе следы русской имперской застройки. Знакомая архитектура окажется обрамлена не менее знакомыми дорогами. Попытавшись занести туда европейскую цивилизацию, мы заразили местное пространство не сифилисом, но ямами и колдобинами, захватившими все области бывшей Западной Армении вплоть до Вана. Местные, чему нам стоит поучиться, реагируют на происходящее стоически, мол, что поделать, слишком холодная зима и слишком жаркое лето делают свое дело.

Память о русских в тех местах не является предметом исторической работы, её причудливо игнорируют, информационные таблички перед старыми домами Карса причисляют их к неведомому «балтийскому» архитектурному стилю, свежеотреставрированный дворец Исхака-паши в Догубеязите никак не связывается с баязетским сидением, в красивых новых стендах информации об этом нет, а русский язык вылезает неожиданно — в Эрзуруме, перед «Тремя гробницами».

Всё русское медленно разрушается и забывается, последние обрывки памяти разлетаются на ветру, изредка попадаясь на глаза и мне. Случайный водитель, что удивительно — турок (кроме него до перегона Эрзурум-Трабзон мне попадаются исключительно курды), по дороге из руин Ани ругается на армян, но почему-то хвалит русских. «Откуда знаете?» — спрашиваю. «Говорил со стариками когда-то здесь, плакали, армяне резали всех, а русские военные деньгу давали, еду у них покупали, одежду».

Часов через пять после этой поездки в глупом и модном кафе внутри старого «балтийского» дома, я встречусь с Польей, дочкой последнего молоканина, оставшегося жить в Карсе. Она с восторгом расскажет о борще и обнаружившихся родственниках на Ставрополье, подарит две толстые иллюстрированные книжки о молоканах одного турецкого профессора. На вопрос, остался ли здесь ещё хоть кто, может быть, по деревням; ответит, что никого не знает, но может свозить на кладбище. Перед выездом из города найду в меню маленького кафе «priyoşki» — на самом деле просто мясо в панировке из булгура.

Грустно, что не заметно никакого знака внимания ни от далекого (1100 км.) анкарского посольства, ни более близкого (420 км.) трабзонского консульства. Только грустно болтается над одним из «бывших» зданий флаг азербайджанского представительства — диаспора азери в городе большая.

Восток Турции считается экономически отсталым регионом: в Карсе поражают древние маршрутные такси и страшная строительная пыль, Догубеязит можно использовать в качестве живой декорации в фильмах о турецких восьмидесятых (кстати, именно там ко мне в первый раз пристали детишки: «Money, please, sir»). После Карса, Ыгдыра и Догубеязита Ван кажется очень живым и современным городом. Впрочем и в Эгейском регионе, на развитом, как считается, западе, на пути к Измиру встречается много пыльных потерянных городков.

По словам местных жителей правительство старается вкладывать в восток, дает деньги, поощряет частное предпринимательство. Но этого недостаточно, и местные мужчины устраиваются на сезонную работу на западе. Сельское хозяйство живо, — вокруг ведь не только горы, от Вана до Эрзерума тянутся долины со смешными ирригационными канальцами. Иногда восток развивают по-начальственному смешно — в каждом мало-мальски крупном городке строится свежий, обшитый дешевым пластиком университетский кампус. «У меня на кухне два посудомойщика с бакалаврскими дипломами», — хвастается один мой попутчик.

Все, кого я стоплю — курды, вписываюсь я тоже только у них, словом, окружен мощным курдским коммьюнити и даже научен говорить «эз башим», надеюсь, что это действительно означает «у меня всё хорошо».

Они забавные, их никак не отличить от турок, пока не сойдутся вместе двое и в бульканье речи не останется понятным только слово «тамам» — кажется, универсальный ближневосточный аналог слова «о’кей».

Недовольство властью увеличивается при движении с севера на юг. Под Карсом и Ыгдыром, два дня подряд, мне попадаются только сторонники Эрдогана, причем не маргиналы. Но, чем дальше я двигаюсь, тем больше попадается то ли молодежи, то ли людей убежденных, сторонников прокурдской Демократической народной партии, её офисы появляются в центрах городов, какие-то уличные таблички и стенды дублируются на курдском, впрочем, мало. Я спрашиваю: «А так вообще можно?». Говорят: «На муниципальных выборах победили курдские кандидаты, всё благодаря им». Спрашиваю: «А что дальше?». Говорят: «Их сняли. За то, что в муниципалитете друг с другом говорили по-курдски». Но основная беда местных — цены на мазут, «беш мильйон… беш мильйон…» — цедят сквозь зубы мои собеседники (в Турции до сих пор люди продолжают считать цены в доденоминационных единицах. Сейчас пять миллионов старых лир равно пяти новым).

С полгода назад власти плотно закрыли границу с Ираном в районе Догубеязита, откуда шел дешевый мазут и сигареты. Никотин удается кое-как разыскать и в местном дешевом тютюне, а вот с топливом сложнее. Примерно тогда же на дорогах стали появляться и заставы: полицейский контроль проверяет права и интересуется содержимым багажника, на отрезке в пути от Вана до Эрзурума это происходит шесть раз. Местные раздражаются и причин участившихся проверок на дорогах не видят, объясняют, что всё это просто попытки давить на курдов.

В долгих, уже несколько доверительных разговорах удается и коснуться темы Рабочей Партии Курдистана — нет, это не наше, да и где тут прятаться среди разлившихся между хребтами долин. «Пойми, — говорит учитель младших классов С., курд, 40 лет, Сарыкамыш, — из 1000 человек, может быть, найдется один идейный, который захочет вступить в РПК. В той же тысяче будут ещё двое, которые как и я будут брюзжать о происходящем, но проголосуют всё равно за Эрдогана, потому что больше не за кого. А что остальные? Им всё равно».

У Н., врача (32 года, курд, учился в Стамбуле, сейчас педиатр в Эрзуруме) под конец совместной дороги в 250 километров спрашиваю, можно ли как-то отличить курда от турка? «Да никак, — отвечает он, — только по языку». «Ну как, — уточняю, — а культурные отличия». «Да нет их, — поправляется, — есть, конечно, но южнее, здесь у нас слишком большое турецкое влияние, а там больше взяли от арабов》.

Восток Турции — странное пространство, которое даже специалистам может показаться гомогенно окрашенным в фиолетовый цвет Демократической партии народов — картинка, памятная с выборов 2015 года. Но это не так, и даже северная его часть, как мне удалось понять, противопоставляет себя южной.

А. Рыженков

Международная студенческая конференция «Турция. Тюркские государства. Тюркоязычные народы России»

Представляем Вам обновленный сборник, изданный по итогам февральской конференции 2018 г. «Турция. Тюркские государства. Тюркоязычные народы России», которая проходила в Дипломатической Академии МИД России  и была организована Центром востоковедных исследований при поддержке Кафедры международных отношений Дипломатической академии МИД России

ilovepdf_merged (17)

Турция: март 2018 г. (дайджест)

В марте произошло достаточно много важных событий, так или иначе отразившихся на внутренне- и внешнеполитической жизни Турции. Во внешнеполитическом дискурсе Турецкая Республика продолжает развивать двусторонние контакты с Россией, которые выражаются в осуществлении официальных визитов и проведении телефонных переговоров. Кроме этого, наблюдается активность государства в Сирии, где Турция добилась значительных успехов в рамках операции «Оливковая ветвь». При этом практически неизменной остается политика Турции в отношении Западных стран и США, где все еще немаловажное место занимают разногласия по ряду политических вопросов.

Внутренняя политика Турции по-прежнему характеризуется укреплением вертикали власти, политической борьбой партий за своих избирателей, и усилением консервативной риторики. Одним из важнейших событий за последний месяц также стало первое испытание баллистических ракет турецкого производства.

Отношения с Россией

За последний месяц во внешней политике с точки зрения российско-турецких отношений, центральным событием, безусловно, стал официальный трехдневный визит в Россию министра иностранных дел Турецкой Республики Мевлюта Чавушоглу. Главной целью визита, который продлился с 12 по 14 марта, было участие министра в шестом заседании Российско-Турецкой Совместной группы стратегического планирования, который действует в рамках Совета сотрудничества высшего уровня, проведение переговоров с российским коллегой С.В. Лавровым, а также участие в Московской международной туристической выставке (MITT).

Помимо этого, 13 марта М. Чавушоглу посетил МГИМО, где выступил с речью о внешней политике Турции, затронув также и вопрос российско-турецких отношений. Глава турецкого внешнеполитического ведомства подчеркнул важность российско-турецкого сотрудничества в сфере политики, культуры и совместных экономических проектов – трубопровода «Турецкий поток» и АЭС «Аккую», закладка фундамента которой состоится в начале следующего месяца. По словам Чавушоглу, в данном мероприятии также примут участие главы России и Турции. В ходе своей речи министр особенно отметил сотрудничество двух стран в борьбе с терроризмом, совместные успехи в Сирии, а также важность системы создания глобальной безопасности в будущем, в которую, по мнению министра, должны быть вовлечены не только Россия и Турция, но и другие акторы международных отношений.

Похожие вопросы обсуждались и 14 марта в ходе вышеупомянутого шестого заседания Российско-Турецкой Совместной группы стратегического планирования, однако, по заявлению министров, сделанному в ходе совместной пресс-конференции по итогам мероприятия, основной целью переговоров все-таки была подготовка к предстоящей встрече лидеров России и Турции – В.В. Путина и Р.Т. Эрдогана в рамках заседания Совета сотрудничества высшего уровня, намеченного на начало апреля, а также трехсторонней встречи лидеров России, Турции и Ирана, которая также пройдет в турецкой Республике 4 апреля. Примечательно, что визит В. Путина в Турцию станет для главы Российской Федерации первой зарубежной командировкой с момента его переизбрания и вступления в должность, что, безусловно, подчеркивает важность российско-турецкого сотрудничества и стремление России дальше развивать двусторонние контакты с Турецкой Республикой. Во время переговоров министры достигли договоренностей в экономической области, в первую очередь, относительно продолжения снятия ряда экономических ограничений и облегчения визового режима, а также в сфере военно-технического сотрудничества. Министры подтвердили выполнение контракта на поставку Турции ЗРК С-400, подчеркнув, что отношения в этой области развиваются «в соответствии с достигнутыми президентами договоренностями». Акцент также был сделан на том, что следующий 2019 год станет для двух государств Годом культуры России в Турции и Турции в России, что означает взаимодействие государств не только в экономической и политической сферах, но и реализацию культурно-гуманитарного сотрудничества. Не без внимания осталась и ситуация в Сирии. Помимо важности продолжения работы в рамках астанинского саммита и всеобъемлющего взаимодействия, С. В. Лавров, отвечая на вопрос журналиста, также отметил, что Турция обсуждает с Россией в том числе и те вопросы, которые имеют место быть на переговорах с американской стороной.

16 марта начала свою работу экспертная встреча по Сирии в Астане, в которой приняли участие министры иностранных дел России, Турции и Ирана. В ходе переговоров особое внимание было уделено вопросу обмена пленными М. Чавушоглу, который ранее, находясь в Москве, заявлял о том, что единственной целью проводимых Турцией на территории Сирии военных операций является борьба с терроризмом, на этот раз призвал стороны к поиску политического разрешения кризиса, особенно отметив важность переговоров в Астане.

Несмотря на то, что Россия и Турция достаточно активно взаимодействовали за последний месяц, на вышеупомянутых встречах двусторонние контакты не закончились – 30 марта стало известно о проведении телефонных переговоров министров иностранных дел России и Турции, в ходе которых главы МИД двух стран обсудили предстоящие встречи глав государств, запланированные на начало следующего месяца. Исходя из позитивного развития двухстороннего взаимодействия, такие достаточно частые контакты говорят, во-первых, о намерении сторон укреплять двустороннее сотрудничество, во-вторых о придании чрезвычайной важности предстоящей встрече, которая требует столь детального обсуждения.

В то же время, несмотря на положительную риторику турецких властей в отношении России, некоторые противоречия все же сохраняются. Только этим можно объяснить заявление Министерства иностранных дел Турции по поводу четвертой годовщины воссоединения Крыма с Россией. Даже после успешно проведенных встреч и ясности перспектив на дальнейшее сотрудничество, в Турции по-прежнему не могут простить России присоединение полуострова, населенного крымскими татарами, которое, согласно заявлению, противоречит нормам международного права.

Отношения с Западом

Отношения Турции с западным миром характеризуются как сложные: конструктивный диалог по-прежнему отсутствует, а какие-либо контакты и встречи, призванные наладить отношения, носят, скорее, формальный характер. Так, например, диаметрально противоположные взгляды по Сирии не позволяют Турции и США наладить двусторонний диалог. И вместо того, чтобы искать компромиссы, лидер Турции продолжает обвинять США в невыполнении обязательств, с каждым разом ужесточая риторику.

Так, например, в ходе своего выступления перед членами Партии справедливости и развития 20 марта, Р.Т Эрдоган раскритиковал политику США на Ближнем Востоке, уличив Белый дом в обмане и содействии терроризму. Слова по этому поводу не стал подбирать и министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу, который, выступая в МГИМО, заявил, что турецко-американские отношения находятся на гране разрыва из-за поставок вооружений сирийским военизированным формированиям. В то же время, помимо внешнеполитических противоречий, неясной остается ситуация по вопросу военно-технического сотрудничества двух стран. 20 марта руководитель комитета по международным делам парламента Турции Волкан Бозкыр заявил о том, что США могу приостановить поставки Турции американских истребителей F-35 из-за заключенного ранее соглашения с Россией о поставках комплексов С-400. Позднее министр национальной обороны государства заявил, что контракт с Россией не окажет никакого влияния на военно-техническое сотрудничество Турции и США, в том числе – на поставку истребителей. Противоречивые высказывания властей в данном случае могут говорить либо о переменчивой позиции США по этому вопросу, что, как правило, Соединенным Штатам не свойственно, либо о том, что у официальных властей Турции также имеются противоречия по этому вопросу. В любом случае, заявления официального представителя МИД Турции о том, что переговоры о закупке систем ПВО Patriot с США и европейским Eurosam продолжаются, дают Турции шанс на то, что США не прервет переговоры в условиях существующей критики российско-турецкого сотрудничества по поводу С-400. Кроме этого, 30 марта стало известно о проведении сторонами пятой секции турецко-американского торгового диалога по оборонной промышленности, в которой приняли участие сотрудники Министерства экономики Турции, Госдепартамента, а также Министерства обороны двух стран.

Интересным и принципиально важным для турецко-американского сотрудничества представляется и то, что в период между визитом в Москву и Астану министр иностранных дел Турции 15 марта успел посетить Азербайджан, где состоялась четырехстороння встреча глав МИД Азербайджана, Турции, Ирана и Грузии. Также стало известно, что М. Чавушоглу примет участие в конференции министров иностранных дел стран Движения неприсоединения, которая пройдет в Баку с 5 по 6 апреля. Участие турецкого министра в такого рода мероприятии как минимум странно, поскольку Турция сама является членом НАТО, а ее участие в такого рода мероприятии может рассматриваться как определенный сигнал в сторону Соединенных Штатов.

Что касается двусторонних встреч и других контактов, за последний месяц лидеры США и Турции провели несколько телефонных переговоров – 22 и 30 марта – в ходе которых обсуждалось турецко-американское взаимодействие. Важным с точки зрения нормализации отношений должен был стать визит главы турецкого МИД М. Чавушоглу в США, запланированный на 19 марта, в ходе которого были предусмотрены переговоры министров иностранных дел двух стран и консультации по поводу Сирии, однако после сообщения об отставке Госсекрета Р. Тиллерсона, внешнеполитическое ведомство Турции поспешило заявить о переносе визита. Примечательно, что дата визита не уточняется.

Нельзя назвать позитивными и отношения Турции с Европейским Союзом. Главным событием на этом направлении для Турции стал проведенный 27 марта саммит «ЕС-Турция», однако, не успел саммит начаться, как 23 марта председатель Еврокомиссии поспешил дать характеристику предстоящей встрече и, надо отметить, прогнозы эти были не слишком утешительными для Турции. Жан-Клод Юнкер наряду со стремлением Европы взаимодействовать с Турцией, также заявил о нарастающих противоречиях между Турцией и ЕС, и оказался прав. В ходе вышеупомянутого саммита, который состоялся в Варне, стороны в очередной раз охарактеризовали существующие противоречия, однако конкретных и эффективных шагов по их преодолению ни одной из сторон предложено не было. Так, представители ЕС продолжали упрекать Турцию за ее политику в Сирии, на Кипре и в Эгейском море, Турция же в лице Р.Т. Эрдогана, который назвал вступление в ЕС стратегической целью государства – продолжала заявлять о выполнении ей всех пунктов, необходимых для вступления в Союз, а также том, что ЕС не выполняет обещания по поводу отправки 3 млрд. долларов, обещанных в рамках соглашения по сокращению миграционного потока. Также турецкого лидера волновал вопрос о пересмотре Таможенного союза и упрощенном визовом режиме, однако никакой конкретики на этот счет Эрдоган также не получил. И если по завершении саммита его итоги в целом были не очень понятны, то на следующий день ясности внес премьер министр Турции Б. Йилдырым, заявив, что Турецкая Республика не увидела к ней справедливого отношения со стороны Европы.

Таким образом, Европейский Союз по-прежнему опасается активности Турции в мире и в особенности на Ближнем Востоке, продолжая, по словам канцлера Австрии С. Куртца, видеть в Турции «стратегического партнера», но не члена ЕС. Однако Турцию такая позиция не устраивает, и она успешно выстраивает отношения с Россией на фоне неудач на Западе. Показательным с этой точки зрения стало решение Турции не поддерживать европейские страны в принятии мер против России из-за дела Скрипаля, что в контексте усиливающихся противоречий между Турцией и Европой также приобретает особую значимость.

Ближний Восток

Главным событием для Турции на Ближнем Востоке стало взятие Африна в рамках операции «Оливковая ветвь», о котором было объявлено президентом Турции 18 марта. Турецкая армия в каком-то плане действительно может считать это успехом, ведь для того, чтобы занять приграничный Джараблус в рамках предшествующей данной операции «Щит Евфрата», Турции потребовалось приблизительно полгода, в то время как о завершении «Оливковой ветви» было объявлено спустя всего несколько месяцев, после ее начала, однако при этом принципиально важно учитывать, что «Оливковая ветвь» проводилась при поддержке сирийской оппозиции.

Президент Турции Р.Т. Эрдоган в привычной ему манере поспешил провести параллель между ранними достижениями Турции в Джараблусе, Эль-бабе и Азазе, отметив тем самым еще одну, «очередную», победу турецкой армии на территории Африна. Согласно официальной информации Генштаба, в ходе операции было уничтожено 3603 террориста, число погибших турецких солдат составляет 46 человек, раненых – 225, однако по неофициальной информации количество пострадавших гораздо больше. Интересно также и то, что на этом свое пребывание на территории Сирии Турция завершать не собирается, наоборот – в планы государства, по словам президента Эрдогана, входит укрепление позиций, на этот раз в Манбидже и Идлибе. Однако здесь у Турции могут возникнуть проблемы, которые, тем не менее, не сильно пугают турецкое руководство. Турцию нисколько не смущает тот факт, что в Манбидже расположены подразделения США, ведь, Турция уже придумала и даже озвучила план действий каждой из сторон в соответствии с турецким сценарием развития событий. По словам, М. Чавушоглу, именно США и Турция будут контролировать выход Сил народной самообороны (СНС) из города. Помимо этого, в конце месяца Турция приступила к подготовке операции на северо-востоке Сирии и севере Ирака, направленной на зачистку территории от курдских формирований, о чем также было заявлено в ходе заседания Совета национальной безопасности, которое состоялось 28 марта и продлилось целых 4 часа 20 минут.

Активность Турции на Ближнем Востоке вызывает противодействие не только официальных властей государств, на территориях которых данные операции проводятся, но и третьих лиц, а противостояние Турции с курдами, которым оказывают поддержку страны Запада, постепенно экстраполируется на двусторонние отношения Турецкой Республики с другим сторонам конфликта, в первую очередь – США и странам Европы. При этом позиции Эрдогана не меняются – он продолжает критиковать всех, кто так или иначе посягает на те сирийские территории, которые затрагивают интересы Турции. Так, например, 30 марта президент Турции, раскритиковал политику Франции, которая, по сообщениям некоторых СМИ, поддержала курдов и заявила о намерении ввести свои войска в Манбидж, и если обвинения Турции по поводу «неправильной» позиции относительно сирийского вопроса в адрес европейских стран звучат не так часто, то аналогичные обвинения в сторону Соединенных Штатов официальные лица Турции делают на регулярной основе.

Внутриполитическая обстановка

За последний месяц во внутренней политике Турции произошло два значимых события – одно из них касается предстоящих выборов, другое – военного потенциала Турецкой Республики.

13 марта после обсуждений и слушаний парламент Турции все-таки одобрил законопроект об изменениях в выборное законодательство. Теперь партии имеют право объединяться в союзы, выступая на выборах в форме коалиций, при этом 10-ти процентный порог для прохождения в парламент изменен не был. Кроме этого, нововведения предусматривают возможность объединения избирательных округов. Учитывая противоречивые поправки в законодательство, которые, к тому же, были предложены правящей ПСР, новость о принятии парламентом законопроекта была встречена общественностью без особого энтузиазма, более того – была подвергнута острой критике, в особенности – со стороны оппозиции. Однако критика, пусть даже в крупном масштабе, Р.Т. Эрдогана в его стремлении укрепиться у власти вряд ли остановит. «Народный альянс» – именно так теперь называется коалиция правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и Партии националистического движения (ПНД) – призван победить на запланированных на 2019 год выборах, а также изменить политический курс Турции – уверенно заявил Р.Т. Эрдоган в ходе съезда ПСР в провинции Гиресун 25 марта. Помимо этого, на фоне слухов о проведении досрочных выборов, президент также подчеркнул, что об этом не может быть и речи, что, скорее всего, стоит воспринимать всерьез лишь по одной причине – в настоящее время ПСР не готова идти на выборы в связи с рядом нерешенных проблем как во внутренней, так и во внешней политике, а, следовательно, в связи с недостаточной подготовленностью электората – правящей партии важно получить большинство, поскольку от этих выборов зависит слишком многое – речь идет о политическом будущем как самого Эрдогана, так и его партии.

Кроме темы выборов в Турции широко обсуждались военно-технические успехи государства. Разработки Турции в этой области не стоят на месте и начинают приносить первые плоды. 25 марта Турецкая Республика впервые испытала баллистические ракеты собственного производства и, к слову, успешно. Два вида ракет – GÖKDOĞAN (малого радиуса действия) и BOZDOĞAN (среднего радиуса действия) – разработка которых по плану будет завершена в 2020 году, впервые были представлены общественности в рамках XIII Международной выставки продукции оборонной промышленности в Стамбуле в 2017 году. Следующие испытания также запланированы на 2018 год, однако теперь запуск планируется провести по движущимся целям с наземной установки, а также с самолета.

В настоящее время, на фоне укрепления неоосманизма во внешней и национализма во внутренней политике особую важность приобретают практически любые события, связанные с какой-либо победой Турецкой Республики (причем не важно – в прошлом или в настоящий период времени), поэтому отдельное внимание в Турции было уделено празднованиям по случаю 103-летия со дня победы в битве при Чанаккале (также известная как Драданелльская операция), состоявшимся 18 марта. Битва при Чанаккале стала одной из самых успешных в истории республиканской Турции. В связи с этим в провинции Чанаккале состоялось памятное мероприятие, посвященное жертвам сражения, в котором приняли участие президент Турецкой Республики и премьер-министр государства.

Экономическая ситуация

Экономическую ситуацию в стране в целом нельзя назвать стабильной, поскольку экономические показатели не демонстрируют высоких результатов. Тем не менее, в сфере международной торговли для Турции произошли некоторые изменения, в первую очередь затрагивающие российско-турецкое сотрудничество.

29 марта Россельхознадзор разрешил поставки томатов в Россию еще двум предприятиям, таким образом увеличив их количество до 14. В настоящее время доступ на российский рынок имеют следующие фирмы: Ozaltin, Agrobay, Sural, Dilek Gida Dagitim, Ergun Halcilik Ambalaj Nakliyat, OZ GUR-OK, Smyrna Seracilik, Tayftar Tarim, Kaltun Organiktar, Burak Karabucak, Seratac Seracilik, Taurus Tarim San. Кроме этого, в ходе заседания Российско-Турецкой Совместной группы стратегического планирования отмечалось, что за последний год товарооборот между двумя странами увеличился более, чем на 37%, достигнув 21, 6 млрд. долларов. Также реализуется один из крупнейших российско-турецких проектов – «Турецкий поток». Согласно сообщениям Газпрома, по состоянию на 6 марта, уложено более 930 км, что уже составляет 50% морского участка.

Вместе с этим, внутриэкономическая ситуация Турции оставляет желать лучшего. Наблюдается высокий уровень инфляции – за последний месяц турецкая лира упала приблизительно до 4,0375 по отношению к доллару, при этом также достигнув рекордного минимума относительно евро – 4,9778. Причина таких низких показателей кроется в зависимости Турции от притока иностранного капитала. В связи с этим правительству государства приходится предпринимать меры по защите иностранной валюты. Так, например, в ходе седьмого экономического саммита «Улудаг», который состоялся 23 марта в провинции Бурса, вице-премьер Турции Мехмет Шимшек отметил, что правительство намерено ограничить задолженность в иностранной валюте для крупных предприятий (ранее аналогичная мера была предпринята для малых и средних).

Среди позитивных событий стоит отметить увеличение Турцией экспорта в области оборонной промышленности. 12-14 марта в Катаре прошла международная военно-морская выставка и конференция, в ходе которой Турция и Катар подписали контракт на поставку Дохе турецких беспилотников Bayraktar TB2, ранее протестированных Турцией в борьбе против терроризма в Сирии. И хотя сведений о контракте обнародовано не так много, сомнений в том, что такое соглашение имеет место быть практически нет. Во-первых, потому что Турция и Катар на протяжении долгих лет являются стратегическими союзниками и партнерами, во-вторых, по причине того, что по состоянию на начало марта, согласно обнародованным данным Секретариата оборонной промышленности Турции, за последние несколько месяцев экспорт оборонной промышленности вырос на 16,6 % и составил 258,9 млн. долларов.

***

Таким образом, на внешнеполитической арене Турция по-прежнему пытается укрепиться в качестве независимого игрока, критикуя практически каждое действие западных коллег, при этом не получая почти никаких преференций. Наладить отношения с США и Европейским Союзом Турции, вероятно, поможет только отход от политики самоуверенности и амбициозности, что, однако, несвойственно турецкому руководству. Смелые, а иногда достаточно жесткие заявления, которые позволяет себе Р.Т. Эрдоган в адрес своего некогда ближайшего союзника – США – показывают не столько наличие у Турции реальной власти и авторитета, сколько, скорее, отсутствие четко выработанного плана действий. По этой причине в последнее время безрезультатно заканчиваются турецко-европейские саммиты, а с США по-прежнему отсутствуют какие-либо договоренности по Сирии. Таким образом, на современном этапе, единственным направлением, где Турция может отличиться стабильностью являются отношения с Россией, однако и в них сохраняются определенные разногласия.

Похожим образом складывается ситуация во внутренней политике. Правящая Партия справедливости и развития во главе с Эрдоганом пытается обеспечить себе успех, уже сейчас редактируя предвыборное законодательство с целью извлечения определенных выгод, а также организовывая широкомасштабные митинги в поддержку военных операций, что, вероятно, будет продолжаться и дальше. Однако сегодня за проводимыми в соседней Сирии военными кампаниями, красноречивыми речами президента о величии и единстве Турции и показательным укреплением оборонного потенциала по-прежнему скрываются одни из самых низких экономических показателей Турции за последние годы и значительное количество пострадавших в ходе проводимых военных действий, что ставит под сомнение успех и правильность осуществляемой руководством Турции политики.

В. Аватков, А. Сбитнева

Арабские страны: март 2018 г. (дайджест)

Март для арабских стран Ближнего Востока закрепил тенденции начала года: временная консолидация связки Турция-Иран-Россия на сирийском треке, длящаяся и усугубляющаяся раздробленность сирийской оппозиции, закрепление за Россией статуса центра силы в регионе, активно борющийся с террористической угрозой Египет и новый виток противостояния Катара и «арабского квартета».

 

СИРИЯ

На министерской встрече Ирана, Турции и России от 16 марта сторонами были зафиксированы три основных положения коллективного видения развития ситуации на сирийском направлении: отказ от силового воздействия на Дамаск; сохранение и развитие астанинского формата переговоров; гибкая позиция по вопросу силового воздействия на группировки в зонах деэскалации с отказом от роста их числа.

Последнее из положений приобретает особую актуальность в условиях фрагментации сирийской оппозиции на территории зон деэскалации, что способствовало установлению над этими зонами фактически внешнего протектората. Так, большинство оппозиционных фракций Большого Идлиба теперь действует исключительно в интересах Турции, а Амманское соглашение между Иорданией, Россией и США по юго-западной зоне вывело из игры Южный фронт Сирийской свободной армии.

Также часть о «гибкой позиции» по зонам деэскалации несет особую смысловую нагрузку для Дамаска, который сегодня систематически подвергается обвинениям со стороны Запада в том, что манипулируя достигнутыми соглашениями о прекращении огня, он использует ситуацию для проведения «веерных» операций, используя затишья на одних участках фронта, перебрасывает военные подразделения на другие. Сначала – на Восток Сирии для разблокирования города Дейр эз-Зор и взятия под контроль прилегающих к нему областей, что, безусловно, ускорило конец «халифата». Затем – в регион Идлиба. После, пользуясь выполнением российско-турецких договоренностей о разделе сфер влияния в этой «зоне деэскалации», – в район Восточной Гуты.

Несмотря на однозначно негативную оценку западными политиками и СМИ роли Москвы на сирийском пространстве, ООН признает лидерство Москвы в решении гуманитарных проблем в Сирии.

16 марта в Женеве, в ходе совещания целевой группы по оказанию гуманитарного содействия Сирийской Арабской Республике, координатор ООН в Сирии Али Аз-Затари подчеркнул, что российский Центр по примирению враждующих сторон (ЦПВС) играет ведущую роль в проведении гуманитарной операции по эвакуации мирного населения из Восточной Гуты. Подобный взгляд на проблему сирийского урегулирования нашел свое отражение в ходе обмена мнениями между министром иностранных дел Российской Федерации Сергеем Лавровым и со спецпосланником генсека ООН по Сирии Стеффаном де Мистурой от 29 марта в Москве. Во время переговоров стороны согласились, что главный акцент должен быть сделан на дальнейшую интенсификацию усилий по реализации итогов Конгресса сирийского национального диалога в Сочи.

 – Восточная Гута

2 марта идея России организовать гуманитарный коридор для эвакуации жителей из осажденной Восточной Гуты была названа «смехотворной» официальным представителем Госдепартамента США Хайзер Нойерт. 21 марта в Восточной Гуте, пригороде Дамаска, начал действовать третий гуманитарный коридор. Более тридцати тысяч людей покинули осажденный район подобным путем. Это вынуждает боевиков идти на переговоры.

Так, 16 марта боевики группировок «Джейш аль-Ислам», «Файлак ар-Рахман» и «Ахрар аш-Шам» опубликовали совместное заявление. Они присоединяются к заявлению де Мистуры, сделанному ранее и подтверждают свою приверженность к выполнению резолюций ООН и своему участию в политических процессах, основанных на этих резолюциях.  Группировки готовы начать прямые переговоры с Россией в Женеве под эгидой ООН для обсуждения механизмов и процедур необходимых для осуществления Резолюции Совета Безопасности ООН №2401, которая предполагает прекращение огня.

Также при содействии Международного Красного Полумесяца и российской Военной полиции с переменным успехом проводятся операции по трансферу боевиков и членов их семей из осажденных районов в провинцию Идлиб. Камнем преткновения выступает вопрос вывоза оружия. Открытым остаётся вопрос с эвакуацией боевиков группировки «Джейш аль-Ислам» из наиболее крупного населённого пункта в восточном пригороде Дамаска – города Дума. Ранее командование «Джейш аль-Ислам» отклонило условия эвакуации и замирения, заявив, что продолжит борьбу с «войсками режима».

К концу месяца под контроль правительственных войск перешло более 90% административных пределов Восточной Гуты. Это стоило САА более 500 жизней солдат и офицеров, убитых во время наступления.

– Идлиб

Между тем 14 марта идлибские вооруженные формирования организовали наступление на правительственные силы на северо-западе провинции Хама. Целью операции, что получила название «Гнев Гуты», было оттянуть на себя части асадовских войск и таким образом помочь заблокированным в Восточной Гуте боевикам. По заявлению оперативного штаба в операции приняли участие такие группировки как: «Джейш Изза», «Джейш Нухба», «Джейш Ахрар», «Сарайя Бухари», «Джейш Шааб», отряды входящие «Джабхат Тахрир Сурия» и другие. При этом уже 15 марта ,несмотря на успешное наступление коалиции различных банд, части САА смогли вернуть себе большую часть позиций. Наземные части правительственных войск при поддержке авиации контратаковали и заставили джихадистов отступить,  потеряв технику и часть личного состава.

Провальное контрнаступление развернулось на фоне непрекращающихся столкновений в Идлибе между бандами «Хайат Тахрир аш-Шам» и «Джабхат Тахрир Сурия». Помимо прямых боестолкновений и пропагандистских интернет-баталий за умы сторонников, группировки прибегают к откровенной лжи. Руководство обеих группировок направляет джихадистов в Идлиб под предлогом борьбы с Исламским государством, которого там нет и в помине.

 

ИРАК

Процесс урегулирования между Багдадом и Эрбилем в этом месяце получил новую веху. 13 марта власти Ирака прекратили действие запрета на международное сообщение аэропортов Курдистанского автономного региона на севере страны, введённое в связи с прошедшим там в сентябре прошлого года референдумом о независимости. На данный момент стороны договорились о разрешении споров между правительством Ирака и властями автономии на основе конституции Ирака, что в практическом измерении подразумевает единство и суверенитет Ирака, передачу под контроль центральных властей пограничных переходов и аэропортов, сохранение прежних границ автономии, передачу добываемой в регионе нефти федеральному правительству и т.д.

 

ЕГИПЕТ

Самым значимым внешнеполитическим событием марта для крупнейшей арабской республики стал официальный визит Мухаммеда бен Сальмана в Египет. 4 марта Президент АРЕ Абдель Фаттах Ас-Сиси оказал гостю достойный прием – от личной встречи наследника престола в Каирском аэропорту и до вовремя подоспевшего решения по спорным островам в Красном море.

Египетский президент хорошо понимает, что Мухаммед бен Сальман станет следующим королем Саудовской Аравии и, по всей видимости, будет еще долго занимать престол. Исходя из этого, с ним необходимо поддерживать доверительные отношения для того, чтобы в будущем иметь доступ к кредитами и инвестициями саудовского королевства. Подписан ряд межправительственных договоров, включая соглашение о начале работы совместного Саудовско-Египетского фонда инвестиций. Принц Мухаммед и президент ас-Сиси достигли договорённости об усилении экономических связей и запуске совместных проектов, в частности, в туристическом секторе на побережье Красного моря. Особые надежды правительство АРЕ возлагает на планы именно на последний пункт – строительство города Неом стоимостью 500 млрд долларов в северной части КСА вблизи границ с Египтом и Иорданией. Руководство Египта надеется на то, что этот проект обеспечит работой десятки тысяч египтян.

Стороны отметили необходимость повышения уровня координации в борьбе с терроризмом и другими угрозами в ближневосточном регионе. Так, панарабская газета Asharq Al-Awsat приводит слова президента Ас-Сиси о том, что «безопасность арабских стран (Персидского) залива является неотъемлемой частью безопасности Египта».
На внутриполитической арене в о главе повестки оказались президентские выборы, которые состоялись 26−28 марта. Результаты предсказуемо оказались в пользу действующего главы государства. За президента Сиси проголосовали больше 90% от принявших участие в выборах граждан. Его единственный конкурент Муса Мустафа Муса набрал около 3%.

Одним из центральным пунктов программы Абдель Фаттаха Ас-Сиси был и остается вопрос обеспечения безопасности. Последние недели «предвыборной гонки» разворачивались в контексте масштабной антитеррористической операции, развернувшейся на Синайском полуострове. Армия Египта ведет боевые действия против ИГ, задействуя максимум доступного им военного компонента  — пехоту, танки, артиллерию и авиацию. Успех операции весьма относителен, поскольку боевики филиала ИГ успели закрепиться на севере полуострова, создав множество хорошо оборудованных и скрытых позиций, которые позволяют переждать очередной авианалет.

При этом для данной операции стянуто максимум сил и средств, и практически вся авиация. В этой связи египтяне на уровне президента даже отказали своим ливийским союзникам  в лице командующего силами Палаты представителей в Тобруке Халифы Хафтара в воздушной поддержке запланированного ранее наступления на один из важнейших оплотов ливийских джихадистов Дерну.

 

РОССИЯ

Начало месяца для России было омрачено трагическим событиями на аэродроме Хмеймим. 6 марта, в Сирии потерпел крушение российский транспортный самолет Ан-26. На борту находилось 26 пассажиров и шесть членов экипажа, все они погибли. Причиной катастрофы стала техническая неисправность.

 

В марте Россия продолжила оставаться центром «паломничества» для всех заинтересованных в стабилизации ситуации в регионе. Сегодня, 5 марта, в Москве состоялась встреча заместителя министра иностранных дел России Олега Сыромолотова с заместителем председателя Консультативного совета Саудовской Аравии Яхьей Ас-Самааном, сообщили в МИД страны. В ходе беседы были обсуждены некоторые актуальные вопросы дальнейшего развития многоплановых российско-саудовских отношений с акцентом на пути активизации двустороннего взаимодействия в сфере борьбы с международным терроризмом, другими глобальными вызовами и угрозами.

26 марта в Кремле прошли переговоры Владимира Путина с эмиром Катара Тамимом бин Хамадом аль-Тани. В ходе российско-катарских переговоров были обсуждены перспективы наращивания двустороннего взаимодействия в различных областях и актуальные темы международной повестки дня. Главы государств отметили тенденцию к развитию отношений между странами и росту взаимного доверия.

 

КАТАР

22 марта власти Катара опубликовали список физических лиц и организаций, причастных к террористической деятельности и связанных с правительствами так называемого «арабского квартета» (Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн и Объединённые Арабские Эмираты). В черный список, созданный Дохой, вошли 19 экстремистов и 8 структур, в частности йеменская ассоциация «Аль-Ихсан», действующая в крупнейшей провинции Йемена Хадрамаут, и ячейка террористической группировки «Исламское государство» на Синайском полуострове — «Вилайет Синай», а также 6 катарских экстремистских групп. В него также включены 11 катарцев, по 2 подданных Саудовской Аравии и Иордании и четверо египтян.

Эксперты считают, что подобный шаг полуостровного эмирата является упреждающим ударом в рамках стремления «арабского квартета» опубликовать так называемую «Черную книгу», которая должна быть наполнена фактами поддержки катарцами международных террористических и радикальных организаций.

 

***

После завершения операции в Восточной Гуте САА продолжит операции по возвращению контроля за территориями. Дипломатический процесс будет строиться вокруг Астанинского процесса и договоренностей в Сочи, а также на дефрагментации оппозиционного «фронта», что потенциально позволит по одному вовлечь наиболее договороспособные силы в диалог. Прочие конфликты и кризисы в текущем месяце не получили качественно нового развития, соответственно, прогноз по ситуации будет оставаться прежним.

 

Д.Тарасенко

Размышления после провинциального съезда Хорошей партии

11 марта в Бурсе состоялся первый съезд местного отделения Хорошей партии (тур. İYİ parti). Ранее проводившая в основном только встречи с избирателями партия в последние недели стала значительно больше внимания уделять организационным вопросам, только 11 марта съезды прошли в трёх городах — Зонгулдаке, Бурсе и Кайсери. Такую спешку следует связывать в первую очередь с циркулирующими в Турции слухами о возможном переносе президентских выборов с 2019 года на более ранний срок.

Лидер партии, Мераль Акшенер, в тот день отправилась съезд в Кайсери, жителям Бурсы же достался короткий, снятый в машине на айфон ролик с приветствием Мераль-аблы. Абла — турецкое слово, означающее «старшая сестра», а также используемое для обращение к женщине старше возрастом. Так её предпочитают называть все сторонники, слово это встречается и в официальной агитации. В Турции существует давняя традиция наименования крупных политических деятелей отвлеченными именами и Мераль «Абла» Акшенер встраивается в один ряд с Исметом Инёню, преемником Ататюрка, которого часто называли Национальным шефом (тур. Milli şef), Алпарсланом Тюркешем, крупнейшим турецким деятелем правого толка, его называли Лидером (тур. başbuğ) и, конечно же, Реджепом Тайипом Эрдоганом, которого сторонники часто именуют Главой (тур. Reis).

Вряд ли стоит останавливаться на всём содержании съезда в Бурсе, слишком много было исключительно организационных моментов, вопросов локального характера и не слишком информативных политических речей. Но всё же в ходе съезда можно было заметить любопытные детали, которые позволяют понять, какое же место хочет занимать формально правоцентристская Хорошая партия в турецкой внутренней политике.

В более ранней статье нашего центра  уже указывалось, что помимо значительной части аудитории Партии националистического движения, ныне вступившей в союз с правящей Партией справедливости и развития, Мераль Акшенер постарается также оттянуть часть электората у главной турецкой оппозиционной Народно-республиканской партии. Для этого Хорошая партия всячески старается указать на свою преданность идеалам кемализма. С двух гигантских растяжек в зал смотрят портреты Мераль Акшенер и Мустафы Кемаля Ататюрка, попеременно играют две песни — партийный гимн и Измирский марш (тур. İzmir marşı), главная турецкая республиканская песня, восхваляющая создателя республики Ататюрка. Однако не очень понятно, чем идеологически Хорошая партия отличается от Народно-республиканской кроме известной свежести лиц. Опять же прямых уколов в адрес главной оппозиционной партии пока не поступало, но были заявления, что в политический союз с Народно-республиканской Хорошая партия не войдет.

Главным гостем съезда в Бурсе был пресс-секретарь партии Айтун Чирай. В своем выступлении он последовательно критиковал всё то, что Партия справедливости и развития считает своими достижениями. Возросла роль страны на международной арене? — Турции следует сосредоточиться на своих национальных проблемах. Крупные инфраструктурные проекты? — Деньги налогоплательщиков потрачены не на то. Также Хорошая партия последовательно критикует Афринскую операцию в Сирии как операцию, которая проходит в угоду не национальных интересам, а личным амбициям руководства Партии справедливости и развития. Из крупных политических сил в Турции против неё выступает только прокурдская Демократическая партия народов. Возможно позицию Хорошей партии по Африну также стоит рассматривать как попытку привлечь курдских избирателей к Акшенер, вышедшей из националистических кругов, всегда известных своим жестким отношениям к курдам.

Перспективы Хорошей партии как партии на парламентских, так и Мераль Акшенер на президентских выборах пока туманны. Из-за своей довольно спорной риторики она вряд ли сможет оттянуть заметную часть электората у правящей Партии справедливости и развития, хотя и среди её сторонников есть люди, уставшие от авторитаризма Эрдогана. Для оппозиционных же партий появление Хорошей партии может оказаться фатальным из-за размывания голосов на выборах. Возможно именно поэтому под свой съезд партия Акшенер получила крупнейший и современнейший конференц-зал в четвертом по величине городе Турции.

Андрей Рыженков