Где собака зарыта? Как прошел минувший год в американо-китайских отношениях

В ночь на 5 февраля 2019 года в Китае наступил Новый Год по лунному календарю. Вскоре после этого в Пекин (11 февраля) должна отправиться американская делегация переговорщиков во главе с торговым представителем США Р. Лайтхайзером, где стороны продолжат обсуждать детали будущей возможной сделки.

К началу предыдущего года (года Собаки) в американо-китайских отношениях, несмотря нарастающие противоречия, ещё не было тарифов, а президент США Д. Трамп во время визита в Пекин обвинял своих предшественников в сложившимся торговом дисбалансе. Так каким же образом Вашингтон и Пекин перешли к полноценному торговому (и не только) конфликту?

В январе 2018 года не было никаких сомнений относительно того, что в американо-китайских отношениях углубятся всевозможные противоречия (о чем писали наши эксперты). После того, как в Национальной оборонной стратегии США, вслед за чуть ранее опубликованной Стратегией национальной безопасности Китай был провозглашен стратегическим противником, а президент США Д. Трамп в своем обращении “О состоянии Государства” охарактеризовал Пекин как одну из угроз, главным становился вопрос: какие сферы двухсторонних отношений будут затронуты и насколько далеко, до каких стадий может дойти конфликт.

К этому времени у сторон было два визита на высшем уровне (Си был в США в апреле, “ответный” визит Трампа состоялся в ноябре) и 100-дневный план по урегулированию вопроса торгового дисбаланса в рамках проводимой президентом США политики “справедливой торговли”. Ни сто дней этого плана, ни визит Трампа к началу нового года не смогли решить всех имеющихся противоречий.

С таким “багажом” китайский главный торговый переговорщик, вице-премьер КНР Лю Хэ (刘鹤), посетил Вашингтон, прибыв на место под подписание Д. Трампом указа о введении пошлин на алюминий и сталь. Эти ограничения не были направлены только против КНР, однако первые шаги в сторону “торговой войны” (贸易战) были сделаны.

По всей видимости, господин Лю не был достаточно убедительным, и в марте президент США Д. Трамп ввел первые торговые ограничения против Китая на 60 млрд. долларов, а Мнучин и Лайтхайзер получили задания проработать дальнейшие ограничения в торговле и инвестициях.

В марте президент подписал принятый ранее Конгрессом США Taiwan Travel Act, разрешающий официальным лицам США встречаться со своими тайваньскими коллегами, как и принимать их в США.

С этого момента можно считать, что торговый конфликт начал свое поступательное движение. Параллельно с ним начался общественно-политический процесс ограничения “китайского влияния”. Уже к концу марта власти США обязали Институты Конфуция регистрировать себя как “иностранных агентов”. Несколько позже официальный Вашингтон заявил, что Пекин использует проект “Пояс и Путь” для слежки за иностранными правительствами и компаниями.

В начале апреля, после ряда визитов (например, к Ли Кэцяну (李克强) приезжали представители республиканской партии во главе с Стивом Дэниэлсом), Таможенная комиссия по тарифам Госсовета КНР приняла решение приостановить действие пониженных тарифов на некоторые американские товары.

Ухудшалась атмосфера в американской экспертной и политической среде. В профессиональных журналах, посвященных внешней политике, стали появляться публикации, лейтмотивом которых становилось американо-китайское противостояние в различных сферах (к примеру, публикация в Foreign Policy о модели “китайского авторитаризма” и более поздние). Постепенно складывался двухпартийный консенсус, направленный против Китая, а сенатор М. Рубио еще весной предлагал внести некоторых китайских чиновников в “Список Магницкого”, то есть ввести против них персональные санкции.

В апреле стало известно о тенденциях падения прямых инвестиций в США со стороны Китая и избавления китайских граждан от собственности на территории США. Также этот месяц запомнился санкциями против китайской компании ZTE и началом расследования против Huawei.

В мае стороны продолжили переговорный процесс. И если 3-4 мая в Пекине переговорщики не пришли к положительным итогам, то неожиданно результатом переговоров в Вашингтоне 17-18 числа (китайскую делегацию возглавлял Лю Хэ) стало “заключение сделки”, условия которой трактовались по разному США и Китаем.

Конкретным результатом той встречи стало снятие санкций с ZTE (в обмен на штраф и изменения в руководстве компании). Это решение тут же раскритиковала часть американских сенаторов во главе с двумя партийными лидерами.

К концу месяца стало очевидно, что стороны не смогли достичь результатов. 29 мая Белый дом заявил, что США поднимут тарифы на 25 процентов на товары, стоимость которых оценивается в 50 млрд. долларов США, включая программу “Сделано в Китае 2025”. Список конкретных товаров был опубликован 15 июня, а тарифы начали действовать с 6 июля (в два этапа). В ответ на это Пекин ввел ограничения на тождественную сумму.

Несколько позже Белый дом подчеркнул свое решение 36-страничным докладом “Как китайская экономическая агрессия угрожает технологиям и интеллектуальной собственности США и всего Мира” (How China’s Economic Aggression Threatens the Technologies and Intellectual Property of the United States and the World). В нем достаточно сжато, но одновременно подробно рассматриваются практики китайского правительства, которые, по мнению авторов доклада, используются для незаконного овладения технологиями США и применения их в целях развития экономики и военного сектора Китая (краткий обзор в виде таблицы дан на странице 21).

Особое внимание стоит придать разделу “нетрадиционного сбора информации”, где под подозрения в шпионаже попадают все лица китайской национальности, работающие в технологическом секторе или проходящие обучение в американских учебных заведениях. По данным доклада, китайское правительство имеет широкий пул инструментов для получения информации и имеет возможность стимулировать своих граждан, начиная от поощрения, заканчивая угрозами (здесь необходимо обратить внимание на то, что подобная формулировка обвинений в дальнейшем будет часто фигурировать в американской прессе и аналитике). Также описаны инструменты покупки передовых американских компаний, кибершпионажа, кражи интеллектуальной собственности и т.д.

В докладе есть выдержка из слушаний Комитета по разведке Сената США от февраля 2018 года. Сенатор. М. Рубио задавал вопросы директору ФБР К. Рею по поводу рисков национальной безопасности, связанных с китайскими студентами. Тот ответил, что почти в каждом городе, где у ФСБ есть представители, было замечено использование нетрадиционных методов сбора информации, особенно в академической среде. Далее Рей добавил, что, по его мнению, угроза идет не только от правительства Китая, но и от всего общества, и что США нужно отвечать не правительству, а обществу.

11 июля администрация президента США решила ввести новые пошлины в 10 процентов на товары из Китая на сумму 200 млрд. долларов США. Вместе с тем господин Трамп заявил, что готов ввести пошлины на весь экспорт КНР, если в Пекине будут вводить ответные меры. По плану ограничения начнут действовать с 24 сентября, а с 1 января 2019 года они поднимутся до 25 процентов.

Тем не менее американские власти рассчитывают продолжать переговоры с Пекином. 21 июня Министр финансов США Стивен Мнучин отметил, что Вашингтон готов к торговому соглашению с Пекином при условии, что китайские власти поменяют свой подход к торговле.

08 августа Офис торгового представителя США Роберта Лайтхайзера опубликовал список китайских товаров, которые попадают под пошлины в 25 процентов. Список содержит товары с объемом поставок на 16 млрд. долларов США в год. В ответ в Пекине заявили, что введут аналогичные тарифы на такую же сумму.

10 августа впервые на официальном уровне в ООН был поднят вопрос “массового ущемления прав уйгур и других меньшинств, проживающих на территории СУАР”. Пекин на тот момент не признал существование так называемых “лагерей перевоспитания”, о которых активно сообщали различные источники и СМИ. Сложно не связать “раскручивание” этого вопроса с общей волной возрастающего американского давления на КНР.

16 августа президент США Дональд Трамп заявил, что Пекин не смог предложить Вашингтону приемлемых условий для заключения торговой сделки, добавив, что переговоры между США и КНР продолжаются.

23 августа вступили в силу тарифные пошлины двух стран на сумму в 16 млрд. долларов США.

24 августа заместитель министра коммерции Китая Ван Шоувэнь (王受文) встретился с заместителем министра финансов США по международным делам Дэвидом Малпассом. Судя по заявлениям сторон, переговоры не привели ни к каким договоренностям.

Осенью попытки двух стран прийти к какому-то консенсусу в торговле продолжались, однако в центре событий все же была политика, где отношения двух стран ухудшились. Кульминацией стала программная речь вице-президента США М. Пенса о политике администрации Д. Трампа по отношению к Китаю. Примерно тогда же Л. Кадлоу рассказал журналистам о формировании “торговой коалиции” против Китая.

Показательной стала заочная “перепалка” между председателем КНР Си Цзиньпином (习近平) и вице-президентом США М. Пенсом на Форуме АТЭС, прошедшем в Папуа-Новой Гвинеи. Оба не стали слушать речи друг друга и оба – явно и неявно – критиковали политические курсы страны-оппонента.

Господин Пенс в своей речи указал, что США готовы вводить 25-процентные ограничения до тех пор, пока КНР не изменит “несправедливые” торговые практики. Также вице-президент предупредил страны региона о последствиях кредитной зависимости от Китая, а также призвал “не получать кредитные займы, которые могут подорвать суверенитет”. В свою очередь, председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что “протекционизм ведет к провалу”.

Но, несмотря на это обострение, стороны продолжили диалог. Л. Кудлоу отмечал, что у администрации Д. Трампа нет задачи подготовить новую сделку. Определенную ясность должна была внести встреча двух лидеров на Саммите G20 в Аргентине в начале декабря. Перед саммитом фигурировала информация, что Пекин заранее предложил Вашингтону проект торгового соглашения.

Встреча на самом высоком уровне между США и КНР завершилась согласованием 90-дневного периода, в течении которого стороны обязываются договориться по спорным вопросам и не поднимать торговые тарифы с 1 января 2019 года.

Оптимизм от соглашения достаточно быстро ушел вместе с арестом финансового директора Huawei (华为) Мэн Ваньчжоу (孟晚舟). Выдержав небольшую паузу, США и Китай не стали связывать вместе два этих вопроса, а премьер-министр Канады Дж. Трюдо указывал на отсутствие политики в данном аресте.

Пекин ответил арестом нескольких канадских граждан в Китае: М. Коврига и М. Спавора. Обоим были предъявлены обвинения в действиях, подрывающих национальную безопасность КНР. Несколько позже третьему гражданину Канады, ранее осужденному за распространение наркотических средств на территории Китая, была изменена мера наказания на смертную казнь.

Также “фоном” к перемирию 19 декабря президент США Д. Трамп подписал закон, который запрещает китайским чиновникам въезд в США, если те ограничивают въезд американцев в Тибет, что, очевидно, явилось раздражающим фактором в американо-китайских отношениях.

В январе переговоры продолжились. 7-9 января они прошли в Пекине. Замминистра коммерции КНР Ван Шоувэн принимал американскую делегацию, возглавляемую заместителем торгового представителя США Дж. Джерришем. Та встреча не завершилась каким-то конкретным результатом, но стороны говорили о “положительном результате”. К слову, подобное можно было наблюдать в течение всего года, когда переговорщики после очередного раунда в Вашингтоне или в Пекине говорят о том, что “все отлично”, а на деле страны вводят друг против друга торговые ограничения.

По доброй традиции, завершая год так же, как его начал, 30-31 января Лю Хэ прибыл в Вашингтон. Американская сторона также “отдала дань традиции”, встретив китайских переговорщиков уголовным делом против Huawei. Главным итогом встречи стало продолжение переговорного процесса уже после Нового Года по лунному календарю.

Самый главный факт, который необходимо отметить при анализе американо-китайских отношений за весь год в целом, заключается в том, что Пекин поддался давлению со стороны Вашингтона.

Во-первых, в течение года китайцы соглашались на все больший ряд условий. Если кратко: китайцы все больше открывают свои рынки, в том числе и ценных бумаг, для иностранцев, меняют патентное право (но с оговорками), как минимум не отвергают предложение американцев проверять ход реформ в Китае, в то время как власти США прорабатывают возможность ограничения деятельности китайских компаний, открывают уголовные дела против Huawei и т.д.

Во-вторых, Китай пока что не смог ответить на давление США на ZTE и Huawei. Первая компания выплатила 1,4 млрд. долларов, поменяла руководство, а стоимость ее акций резко упала вниз, даже после снятия ограничений. Против второй открыты уголовные дела. В итоге уже сейчас Huawei, которая предлагала передовые технологии 5G по всему миру, оказалась политически выдавлена с рынков многих стран. Теперь, признавая успешность такого способа, американцы могут надавить на любую китайскую компанию. Возможно, что это произойдет уже в течение года Свиньи.

В-третьих, Китай, в довесок к имеющимся к нему вопросам, получил ситуацию с уйгурами в СУАР и международную кампанию за освобождение канадских граждан (не говоря о том, что почти полностью потеряли смысл попытки Китая зайти на рынки США со стороны Канады). Это в целом не добавило положительного имиджа Китаю.

Возвращаясь к сделке, нужно отметить, что стороны, скорее всего, придут к соглашению, но в дополнительное время. Явный сигнал в подтверждение этому пришел от Трампа, который на совместной конференции с Лю Хэ после последних переговоров в Вашингтоне подчеркивал, что соглашение будет достигнуто только после его личной встречи с председателем. Теперь американский президент говорит, что такая встреча в феврале вряд ли состоится (не в последний же день торгового перемирия встретятся президенты 1 марта).

Американцы достигли достаточно большого прогресса для себя в переговорах, а самое главное – сделали важные для себя шаги в ограничении Китая как технологического лидера, что и вызывало опасение у многих политиков в Вашингтоне. Сейчас для сторон важно получить кратковременный результат: продление срока перемирия или сделка в какой-либо форме поможет снять накопившееся, прежде всего, экономическое напряжение в двух странах в связи с торговыми ограничениями.

Однако в целом это не снимает вопрос о технологической конкуренции, которая будет продолжаться. У американцев будет велико искушение внеэкономическими методами снова ограничить китайские компании не только на своем рынке, но и на рынках “стран-союзников”. Китайским компаниям для выживания, возможно, придется предлагать свои технологии по ценам, ниже рыночных. На это России стоит обратить особое внимание.

С другой стороны, “мягкое побеждает жёсткое”. Несмотря на “отступление”, Пекин сделал важные шаги в сторону большей автономности от американского рынка (но еще очень далек от того, чтобы отойти от него). Председатель Си сейчас много говорит об “опоре на собственные силы”, развивает торговые отношения с другими странами, снижает торговые тарифы для других государств по многим пунктам, правительство КНР снова тратит деньги внутри государства для стимуляции рынка, с этой же целью проведена налоговая реформа.

Говоря о новом Годе Свиньи, стоит отметить, что сейчас, после ряда изменений, в администрации Д. Трампа находятся люди, которые близки ему и его видению политики. А значит, в год Свиньи Белый дом должен действовать более последовательно, в том числе и на китайском направлении.

Нельзя не сказать о сложившемся двухпартийном консенсусе республиканцев и демократов против Китая и нарастании антикитайской “истерии” у американской элиты.

Россия, которая уже получила некоторые положительные результаты от американо-китайской торговой войны, должна продолжать продвижение своей продукции на рынок Китая, пользуясь ростом спроса среди населения. Возможная торговая сделка с американцами повысит уровень конкуренции, что, безусловно, станет вызовом для российского экспорта. В дальнейшем стоит ожидать ухудшения отношений Вашингтона и Пекина. Москва должна воспользоваться такой возможностью и увеличить предложения там, где это можно сделать. Немаловажно следить за судьбой китайских технологических компаний, ограничение работы которых в ряде стран мира может способствовать большей ценовой гибкости в вопросах продажи высоких технологий.

П. Прилепский

Турция: январь 2019 г. (дайджест)

В списке значимых событий на внешнеполитическом направлении за январь необходимо отметить переговоры лидеров России и Турции, в ходе которых состоялся обмен мнениями по вопросам сотрудничества в различных сферах, двусторонние контакты Турции с США, в основном по вопросу урегулирования ситуации в Сирии, а также встречу Р.Т. Эрдогана с лидером Хорватии и телефонные переговоры с главой Венесуэлы на фоне развития последних событий, происходящих в этой стране.

Центральным событием во внутренней политике остаются муниципальные выборы, в том числе выдвижение новых кандидатур, вопросы безопасности, а также изменения, произошедшие на внутриэкономическом направлении.

Внешняя политика

Поскольку изначально запланированный на январь трехсторонний саммит формата Россия – Турция – Иран в итоге был перенесен на 14 февраля, одним из главных событий на российско-турецком направлении стал однодневный рабочий визит президента Турции Р.Т. Эрдогана в Россию, совершенный 23 января, получивший статус первого зарубежного визита главы Турецкой Республики в этом году, а также ставший своего рода «сверкой часов» в преддверии трехсторонней встречи.

В ходе визита лидер Турции встретился с президентом России В.В. Путиным. Переговоры, которые в целом длились 3 часа, предполагали сначала беседу глав государств с глазу на глаз, а затем – в расширенном составе с участием министров. К слову, в состав сопровождающей президента Турции делегации вошли министр иностранных дел М. Чавушоглу, министр обороны Х. Акар, глава Национальной разведывательной организации Х. Фидан, а также министр энергетики и природных ресурсов, министр сельского и лесного хозяйства, пресс-секретарь президента и глава управления по связям с общественностью администрации президента. Темы переговоров были вполне ожидаемы – как и всегда в центре внимания находились сирийский вопрос, в том числе проблема создания Конституционного комитета, двусторонние отношения стран, сотрудничество в области безопасности и совместные экономические проекты.

На пресс-конференции по итогам переговоров В. Путин подчеркнул, что основная работа по созданию Конституционного комитета ведется в двустороннем российско-турецком формате без участия Женевы. Что касается ситуации вокруг Идлиба, то Россия и Турция договорились продолжать координацию совместных действий и контролировать процесс возвращения сирийских беженцев. При этом вопрос создания буферной зоны на турецко-сирийской границе по-прежнему остается открытым – переговоры и консультации на эту тему состоятся в ближайшем будущем при участии министров обороны двух стран. Помимо этого, лидеры государств не обошли стороной вопрос вывода американских войск из Сирии. В особенности данный вопрос волнует Турцию, которая, вероятно, стремится занять позиции США после того, как американские подразделения покинут Сирийскую Арабскую Республику. Именно по этой причине Р.Т. Эрдоган особенно подчеркнул, насколько важной задачей является предотвращение образования «вакуума» на территориях, некогда подконтрольных американским войскам. В отношении дальнейших двусторонних контактов стало известно, что в 2019 году состоится сессия совета Россия-Турция по сотрудничеству, однако точная дата ее проведения пока не уточняется.

На американо-турецком направлении почти все двусторонние контакты обусловлены попытками разрешить ряд противоречий, в частности, по вопросу ситуации в Сирии.

На фоне появившейся 11 января информации о том, что Турция продолжает подготовку одной из самых масштабных военных операций в Сирии и активно проводит учения в районе Яйладагы, президент США Д. Трамп 14 января в своем аккаунте Twitter заявил о начале вывода своих войск и предупредил Турцию о том, что ей следует ждать экономических санкций в случае ударов по курдским формированиям. Однако спустя день, 15 января, состоялись телефонные переговоры лидеров двух стран, по завершении которых президент Эрдоган заявил, что США и Турецкая Республика достигли понимания по вопросу ситуации в Сирии. 17 января М. Чавушоглу сообщил, что Соединенные Штаты и Турция продолжают переговоры о создании зоны безопасности в регионе, а 24 января эти же вопросы обсуждались в рамках визита спецпредставителя госсекретаря США по Сирии Д. Джеффри в Анкару. Тогда министр обороны Турции Х. Акар заявил, что Анкара ждет от западных партнеров выполнения дорожной карты по Манбиджу и прекращения сотрудничества с курдами.

Помимо Сирии, камнем преткновения в американо-турецких отношениях по-прежнему остается вопрос закупки Турцией российских ЗРК С-400. Вашингтон продолжает высказывать опасения по поводу российско-турецкой сделки и всячески пытается инициировать переговоры с представителями оборонной промышленности Турецкой Республики с целью повлиять на решение своего союзника по НАТО, однако Анкара остается непреклонна – 10 января глава МИД Турции четко дал понять США, что Турция не возражает против закупки ЗРК Patriot, однако если условием заключения контракта станет отказ от С-400, то сделка не состоится.

Говоря о других двусторонних контактах, необходимо отметить, что 16 января в столице Турецкой Республике состоялись переговоры Р.Т. Эрдогана с президентом Хорватии К. Грабар-Китарович. И хотя в ходе встречи в основном обсуждались аспекты двустороннего взаимодействия, широкое внимание общественности привлекло высказывание Эрдогана на совместной пресс-конференции по итогам переговоров о необходимости пересмотра Дейтонских соглашений, которые, по словам лидера Турции, не решают проблемы Боснии и Герцеговины.

Кроме того, 23 января пресс-секретарь Р.Т. Эрдогана И. Калын сообщил о том, что президент Турции провел телефонные переговоры с лидером Венесуэлы, в ходе которых выразил поддержку Н. Мадуро в связи с попыткой осуществления военного переворота в стране.

Внутриполитическая обстановка

Главной темой внутриполитической повестки января по-прежнему остаются муниципальные выборы, до которых остается чуть больше, чем два месяца. Как сообщил глава Высшего избирательного совета Турции, по состоянию на конец января в Турецкой Республике уже было зарегистрировано приблизительно 57 миллионов избирателей.

Помимо того, что 23 января появилась новость о том, что в процессе переговоров представители двух главных оппозиционных блоков Турции – Народно-республиканской партии (НРП) и Хорошей партии – достигли понимания и преодолели все разногласия относительно условий выдвижения кандидатов в некоторых районах, по-настоящему всколыхнуло не только турецкие, но и мировые СМИ известие о новом кандидате, который принял решение баллотироваться на пост мэра Алании в марте 2019 года. Им оказалась Анастасия Петрова-Четинкая – именно так зовут очередного кандидата на грядущих муниципальных выборах Турции. Известно, что женщина является русской по происхождению, но проживает в Турции и имеет двойное гражданство. На выборы А. Петрова-Четинкая баллотируется как независимый кандидат под лозунгом «Перемены в тебе», а в случае своей победы планирует сконцентрироваться на развитии туризма в регионе. Кроме того, 28 января в турецких СМИ появилась информация о том, что кандидаты от Демократической партии народов (ДПН) не будут представлены на выборах в Стамбуле, Анкаре, Измире, а также в Газиантеп, Шанлыурфа, Адане и Мерсине.

Вместе с тем в конце января спикер парламента Турции Б. Йылдырым подтвердил, что вскоре уходит в отставку с целью выдвижения на пост главы муниципалитета Стамбула и даже обнародовал конкретную дату – Бинали Йылдырым официально завершит свою деятельность в качестве спикера ВНСТ Турции 18 февраля.

Интересно также и то, что в Турции продолжают приниматься меры по укреплению безопасности. Так, например, 17 января Турция депортировала из страны голландского журналиста, который подозревается в связях с террористическими организациями, а днем ранее правоохранительные органы Турецкой Республики арестовали 42 человека по тем же причинам. К слову, министр внутренних дел Турции С. Сойлу сообщил, что накануне и в день выборов меры безопасности также будут усилены, в частности, будет задействована береговая охрана, а также вертолеты и беспилотники. Представители Центральной избирательной комиссии Турции, в свою очередь, сообщили, что 31 марта, в день проведения местных выборов, до 18:00 будет запрещено проведение мероприятий, в том числе свадебных, а также под запретом будет возможность делать какие-либо прогнозы относительно результатов голосования на телевидении и радиоканалах.

Экономическая ситуация

Вопросы внешней торговли и внешнеэкономических отношений обсуждались президентами России и Турции в ходе вышеупомянутой встречи в конце января. В частности, лидеры двух стран затронули тему газопровода «Турецкий поток». По итогам переговоров президент России В.В. Путин выразил надежду на то, что работы по укладке сухопутной части газопровода будут вестись настолько же активно, как до этого осуществлялась работа на морской части. Кроме того, глава России заявил, что проект с наибольшей степенью вероятности будет запущен до конца 2019 года. Также в январе стало известно о том, что торговую политику двух стран затронут некоторые изменения. 18 января глава Министерства сельского хозяйства Российской Федерации сообщил о том, что Турция намерена выделить России квоту в объеме 5 тысяч тонн, которая позволит Российской Федерации ввозить говядину с нулевой ставкой ввозной пошлины, а размер объема, как уточнил министр, впоследствии может быть увеличен.

Помимо экономических проектов с Россией, Эрдоган, судя по всему, переживает за торговые отношения с Европой, в частности, с Великобританией, которая в скором времени готовится осуществить выход из Европейского Союза. Так, 16 января, по завершении переговоров с президентом Хорватии Р.Т. Эрдоган заявил, что Турция продолжит переговоры с Великобританией для того, чтобы выход государства из ЕС не оказал негативного влияния на двусторонние экономические отношения.

На внутриэкономическом направлении январь начался с достаточно резкого падения лиры к доллару, что было вызвано разногласиями Турции и США по вопросу сирийских курдов. В то же время некоторые экономисты выражают опасения, что почти любой информационный повод и высказывание Д. Трампа, как, например, угрозы об «экономическом истощении Турции», могут нанести серьезный удар по итак ослабленной лире. В связи с этим 16 января состоялось заседание Центробанка по вопросам ставки. Еще до начала заседания было очевидно, что ЦБ Турции с наименьшей долей вероятности решится смягчить денежно-кредитную политику и понизить ставку, и эти догадки подтвердились – ставка была сохранена на том же уровне – 24%, после чего курс лиры к доллару укрепился на 1%, составив 5,38.

Через день после этого, 17 января, парламент Турции принял решение наделить президента Турецкой Республики особыми полномочиями. Отныне в компетенцию Р.Т. Эрдогана входит принятие мер по стабилизации экономической ситуации в том случае, когда существует угроза всей финансовой системе. Кроме того, парламент поддержал идею создания Комитета по финансовой стабильности и развитию, который должен быть сформирован под контролем Министерства финансов. И хотя правильность принятого решения – вопрос достаточно спорный, в непростой экономической ситуации, которую переживает Турция, могут стать хороши почти все методы. К тому же, обнародованные 30 января прогнозы Центрального банка Турции относительно экономического положения в стране не являются утешительными – по предположениям, к концу текущего года уровень инфляции в стране составит 14,6%, что является весьма высоким показателем, а значит для устаревших финансовых механизмов и методов Турции точно пришло время перемен.

***

Внешняя политика Турции в январе не претерпела особых изменений – она, прежде всего, охарактеризована укреплением контактов с Россией. Переговоры В.В. Путина и Р.Т. Эрдогана показали, что на повестке дня двух стран находится ряд принципиально важных обеим сторонам тем – стратегически важные вопросы безопасности, в том числе координация действий и сотрудничество в Сирии, проблема формирования Конституционного комитета и экономические проекты, что говорит о широко развитых областях взаимодействия государств. В настоящий период времени Р.Т. Эрдогану особенно выгодно сотрудничать с Россией на фоне заявлений Соединенных Штатов о выводе войск из Сирии – Анкаре представляется жизненно важной задача занять позиции своего западного партнера, однако она понимает, что об условиях нахождения там турецких войск прежде необходимо договориться с Россией. Для Российской Федерации, в свою очередь, важно повлиять на Анкару таким образом, чтобы даже укрепившись в Сирии, Турция вела максимально ориентированную на Россию политику.

Американо-турецкие отношения, как и все двусторонние контакты, напротив, обусловлены необходимостью разрешить накопившиеся противоречия или хотя бы поддерживать диалог, чтобы разногласия по отдельно взятым вопросам не вылились в открытую конфронтацию. В этом случае такие вопросы, как сотрудничество Турции и США в Сирии и реализация дорожной карты по Манбиджу отходят на второй план. В то же время Эрдоган пытается примерить на себя роль вершителя мировых процессов, то периодически высказываясь о неверно заключенных Дейтонских соглашениях, то поддерживая такие государства, как Венесуэла, к слову, недружественные по отношению к США.

Во внутренней политике Турция начинает серьезную подготовку к приближающимся выборам – теперь, когда все противоречия между партиями и союзами партий разрешены и все кандидаты известны, власти приняли решение сосредоточиться на мерах обеспечения безопасности и небезосновательно, ведь количество арестов граждан по подозрению в связях с террористическими группировками возрастает с каждым месяцем. Что касается экономики, то в то время как развиваются внешнеторговые связи, в том числе с Россией, прогнозы экономистов и даже ЦБ Турции позволяют сделать обратные выводы об экономическом благополучии внутри страны. Лира по-прежнему зависима не только от доллара, но и от политики США в целом. По всей видимости, принимая во внимание тот факт, что ситуацию так и не удалось стабилизировать до конца со времен кризиса, разразившегося в августе прошлого года, парламент Турции решил дать шанс исправить ситуацию лично Эрдогану, однако, насколько эффективным станет такое решение предположить сложно, учитывая, что президент страны имеет свой взгляд на экономические процессы и выступает ярым противником повышения процентных ставок, что зачастую идет вразрез с методами ЦБ.

В. Аватков, А. Сбитнева

Китай: январь 2019 г. (дайджест)

Внешняя политика КНР за январь традиционно характеризуется как активная. Необходимо отметить два раунда американо-китайских торговых переговоров, продолжающееся давление американцев и их союзников на Huawei, дальнейшее ухудшение китайско-канадских отношений, визит лидера КНДР в Китай.

Во внутренней политике внимание стоит уделить экономике и нарастающему напряжению вокруг Тайваня.

Внешняя политика

Россия – Китай

30-31 января в Пекине прошла встреча пятерки стран, обладающих ядерным оружием (“ядерная пятерка” – Россия, Великобритания, Китай, США, Франция). По словам заместителя главы МИД России Сергея Рябкова, Россия и Китай намерены укреплять сотрудничество в сфере стратегической стабильности.

В начале января Центральный Банк РФ опубликовал отчет о деятельности по управлению активами в золоте и в иностранной валюте. Согласно документу, доля Юаня в активах ЦБ РФ увеличилась в 147 раз, с 0,1 процента от общей суммы, до 14,7 процентов.

США – КНР

О двух раундах американо-китайских торговых переговоров и событиях, связанных с ними в течении всего января можно прочитать в отдельной статье.

29 января, за день до официального начала переговоров, Министерство юстиции США официально предъявило обвинения китайской компании Huawei Technologies и его подразделениям, а также финансовому директору компании Мэн Ваньчжоу, задержанной в Канаде в начале декабря 2018 года. Как заявил и.о. Генерального прокурора США М. Уитакер, Huawei обвиняют “почти в двух десятках преступлений”.

В ответ на обвинения Министр Иностранных дел КНР Ван И выразил мнение, что “использование политики для дискредитации бизнеса, не только не честно, но и аморально”.

Официальный представитель МИД КНР Гэн Шуан заявил, что Китай против односторонних действий Соединенных Штатов в отношении Венесуэлы. В Пекине поддержали Мадуро как президента страны.

Китай – Канада

В январе продолжилась тенденция к ухудшению китайско-канадских отношений. Китайский посол в Канаде Лу Шае (卢沙野) заявил, что канадскому правительству стоит прекратить набор сторонников против ситуации вокруг Huawei и канадских граждан. Также посол охарактеризовал международную кампанию по призыву к освобождению двух канадских граждан как “превосходство белой расы”.

Китай — Польша

В начале января польские власти обвинили в шпионаже в пользу Китая директора по продажам польского отделения концерна Huawei Ван Вэйцзина. Вместе с ним арестовали польского гражданина, который ранее работал в государственных структурах Польши. Несколько позже, 12 января, Huawei уволил задержанного в Польше сотрудника.

В конце января Huawei предложила польскому правительству доступ к своим исходным кодам, что даст возможность их проверки с точки зрения безопасности.

Китай – Северная Корея

С 7 до 10 января состоялся визит Ким Чен Ына в Китай. Лидер КНДР встретился с председателем КНР Си Цзиньпином. Безусловно, главной темой переговоров должна была стать предстоящая встреча господина Кима с президентом США Д. Трампом. Однако есть и другая важная проблема, на которую стоит обратить внимание.

А именно, куда в этот раз приехал господин Ким. Фармацевтический завод – это явный намек на то, что северокорейский лидер сильно заинтересован в медицинских технологиях.

Если обратиться к истории модернизации так называемых “азиатских тигров”, то все они начинали с того, что привлекали иностранный капитал через экспорт продукции сельского хозяйства. В этом отношении Северная Корея может предоставить дешевые и экологически чистые продукты, что достаточно высоко ценится в современном мире.

Возвращаясь к визиту, необходимо также отметить определенную известность корейских лекарств на основе трав, для чего и нужны медицинские технологии. Учитывая особенности Азии, это может стать одной из статей экспорта Северной Кореи в будущем.

Северная Корея, по всей видимости, готовится к началу процесса снятия санкций, о чем и будет разговор между Д. Трампом и Ким Чен Ыном во Вьетнаме в конце февраля.

Подтверждает эту версию завершение строительства пляжного курорта в районе Вонсан-Калма на восточном побережье Корейского моря, который ориентирован на иностранного туриста.

Россия должна способствовать выводу Северной Кореи из-под санкций, а также процессу получения взаимных многосторонних гарантий для Северной Кореи в случае ее дальнейшего разоружения от пятерки стран (Россия, США, Китай, Япония, Южная Корея). Это позволит Москве получать преимущества и реализовывать экономические проекты на территории КНДР в таких сферах, как энергетика, торговля, ж-д транспорт, развитие сельского хозяйства и в прочих.

Китай – АТР

В январе получила подкрепление тенденция к пересмотру оценки китайских инвестиций. И если Австралия уже не первый месяц на уровне властей пытается разными способами “ограничить” китайское влияние (нельзя не вспомнить “борьбу” с китайским студенческим влиянием), то Малайзия резко поменяла отношение после прихода премьера Махатхира.

С января власти Австралии будут усилено проверять все слияния и поглощения, которые имеют отношения к Китаю, так как Канберра рассматривает даже частные китайские компании как несвободные от влияния Пекина.

В случае с Малайзией новый Премьер-министр решил отказаться, по словам малазийской стороны, от убыточного проекта железной дороги стоимостью в 20 млрд. долларов. Еще в конце 2018 года Махатхир заявил о непрозрачности выбора подрядчиков при строительстве железной дороги. Добавить сюда надо январское расследование The Wall Street Journal, в котором утверждается, что китайские власти обещали всемерную помощь прежнему руководству Малайзии, в обмен на осуществление проекта железной дороги.

Дело явно не связано с конфликтом Китая с США. Если даже зависимая, в известной сфере от Китая, Мьянма пересматривает китайский инфраструктурный проект, то можно сделать вывод о невыгодности данных проектов для правительства данных стран. Таким образом продолжает разрушаться миф о “волшебных” китайских инвестициях, что может привести к торможению проекта “Один пояс — Один путь”. А он является основой внешней политики Си Цзиньпина, его позиционирования для внешнего мира. На фоне неясности в американо-китайских переговорах, внутренних экономических проблемах, подрыв проекта “Пояса и Пути” и уменьшение “историй успеха” может отразится на всей внешней политики КНР.

Безусловно, причины Австралии и Малайзии имеют разную природу, однако стоит обратить внимание на общее “торможение” китайской внешней политики в регионе.

Внутренняя политика

Тайвань

2 января в заседании в честь сорокалетия «Обращения к тайваньским соотечественникам», председатель Си подчеркнул, что “независимость Тайваня” противоречит ходу истории.

В ответ Президент Тайваня Цай Инвэнь обратилась к мировому сообществу с просьбой защитить Тайвань от Китая.

Также в январе стало известно, что Тайвань также готовится ввести ограничения на деятельность китайских компаний на острове. Помимо уже традиционного списка из Huawei и ZTE, туда может войти ряд компаний, занимающихся поставкой различного оборудования.

Завершает своеобразный ряд новостей решение властей в Тайбэе принять новую конституцию, чтобы подчеркнуть “национальную идентичность”

Экономика

В январе китайское правительство продолжает стимулировать экономику и внутреннее потребление. Если в начале 2018 года Пекин занимался проблемой внутреннего кредитования, пытаясь сократить долги регионов и компаний, то к концу года и в начале нового можно наблюдать обратные явления. Новые экономические реформы направлены на большую доступность кредитов, особенно для местных властей, что означает увлечение внутреннего долга провинций и домохозяйств.

Сокращение налоговой нагрузки на население в январе также направлено на стимуляцию роста потребления. Кроме экономических целей, реформа имеет и политический подтекст, правительство КНР таким образом сокращает разрыв между богатыми и бедными, в первую очередь освобождая от налоговой нагрузки наименее обеспеченную часть населения.

Китайская комиссия по регулированию ценных бумаг предоставит иностранным инвесторам более легкий доступ к рынкам ценным бумаг КНР (торговым и облигационным), правда в рамках утвержденных правительством КНР квот.

Борьба с коррупцией продолжается, несмотря на то, что Си в речи, посвященной 40-летию реформам и развитию, высказывался, что она побеждена. 11 января председатель опубликовал список из 6 задач, в которые входят уже привычные продвижение партийного духа 19-ого съезда, укрепление партийного строительства и т.д.

Вывод

Январь выдался достаточно сложным для внешней политики КНР. Пекин несколько переоценил свои силы и в январе можно было увидеть своеобразное “отступление” Китая.

Во-первых, торговые переговоры, которые завершились 31 января. Судя по всему, китайцы готовы пойти на ряд мер – от сокращения торгового дефицита вплоть до проверок со стороны Вашингтона за ходом реформ в КНР (эта тема, как минимум, точно обсуждалась на переговорах).

Во-вторых, Китай пока внятно не смог ответить США на их кампанию против Huawei (ранее ZTE, по сути, откупилась, заплатив штраф 1 млрд. долларов США и еще 400 млн. в качестве взноса за возможные будущие нарушения). Китайские власти проводят реформы для создания условий равной конкуренции на китайском рынке, американцы инициируют уголовные дела, а администрация президента готовит указ об ограничении деятельности китайских кампаний на американском рынке.

Единственная страна, против которой КНР выступил открыто, стала Канада, которая совсем не искала конфликта с КНР. В итоге после ареста двух канадских граждан и пересмотра приговора еще одному, Пекин получил международную кампанию за освобождение двух граждан Канады, что, конечно, не сказалось положительно на имидже страны.

В-третьих, главный внешнеполитический проект Си Цзиньпина –инициатива “Пояса и Пути” – получил очередные “истории неуспеха”. На этом фоне тревожным видится активизация риторики Си о “воссоединении Родины”.

Времена, когда закрепился раскол между КНР и КР давно прошли. Военная мощь КНР возросла до третьей-второй армии мира. Напомнить стоит, что КНР не побоялась развязать военные кампании против СССР на острове Даманском, а также против Вьетнама десятилетием позже. В обоих случаях армия КНР была очевидно слабее армии СССР (которая была союзником Вьетнама и могла вступить в конфликт) и не обладала сегодняшней мощью.

В 2018 году кампания по лишению Тайваня дипломатического признания ряда стран была успешной. Тайвань сегодня может рассчитывать только на поддержку США. Большой вопрос, готов ли Д. Трамп, который высказывался против 5 статьи устава НАТО, пойти на реальную защиту Тайваня.

Судя по изменению внутренней экономической политики, КНР действительно испытывает ощутимое напряжение в экономике в связи с торговым конфликтом с США. Однако не стоит недооценивать “прочность” экономики КНР. Она продолжает демонстрировать устойчивый рост, несмотря на накопившиеся структурные проблемы роста. Напомнить стоит, что ее крах предрекают чуть ли не с самого основания в 1949 году, нынешней же модели – с момента символического старта в 1978 году.

Кроме опоры на внутренние силы, о чем много говорит председатель Си, нужно отметить политику внешнеполитической переориентации на новые рынки. Здесь и рост торговли с Россией, сотрудничество с Индией и Японией, чтобы не допустить окончательной консолидации двух этих стран с США.

С другой стороны, мягкое побеждает жесткое, поэтому пока рано делать окончательные выводы. Следующая промежуточная дата – окончание 90-дневного торгового перемирия 2 марта.

П. Прилепский

Hasta la vista or I’ll be back. Чем закончились американо-китайские переговоры в Вашингтоне?

Одним из главных итогов переговоров стало то, что они продолжатся

Визит команды китайских переговорщиков во главе с членом Политбюро ЦК КПК Вице-премьером Госсовета КНР Лю Хэ (刘鹤) в Вашингтон 30-31 января подводил двухмесячную черту в торговом перемирии, а значит мог привести к значительным результатам. Пока стороны договорились о продолжении консультаций, однако уже сейчас можно сделать некоторые выводы.

Поездка господина Лю Хэ в Вашингтон “началась” в Пекине, где в начале января китайские переговорщики во главе с Замминистра коммерции КНР Ван Шоувэнем (王受文) принимали американскую делегацию, возглавляемую заместителем торгового представителя США Дж. Джерришем. Кроме них на встрече можно было увидеть заместителя министра финансов США по международным делам Д. Малпасса и самого вице-премьера КНР.

Переговоры, изначально запланированные на 7-8 января, продлились три дня вместо двух. Министерство Коммерции КНР отметило положительные итоги переговоров, как и президент США Д. Трамп, рассказавший об этом в Twitter.

И если официальный представитель Министерства Коммерции КНР господин Гао Фэн (高峰), отвечая на вопрос журналиста о темах встречи, дал общую характеристику, Bloomberg же выделил семь главных тем переговоров, среди которых необходимо выделить: доступ на финансовые рынки КНР, высокие технологии и Huawei.

Главным результатом переговоров 7-9 января стала дальнейшая работа над соглашением и подготовка к новому раунду консультаций в Вашингтоне. На момент окончания переговоров стороны не объявили о конкретных результатах, кроме как об обещании китайской стороны закупить больше.

19 января стало известно, что Вашингтон внес предложение о регулярных проверках соблюдения условий торгового соглашения. В первую очередь это предложение касается обеспечения равного доступа для американских компаний на китайском рынке. Пекин не оценил данного предложения, однако это не стало причиной прекращения диалога.

Для получения полной картины американо-китайских отношений необходимо обратить внимание на некоторые события, напрямую не относящиеся к ходу переговоров, но очевидно влияющие на их процесс.

Так, 19 января Bloomberg сообщил, что Администрация президента США разрабатывает указ, который может ограничить присутствие на рынке таких компаний, как Huawei (к слову, итак имеющие очень низкие продажи в США) и ZTE (которая уже выплатила 1 млрд. долларов США штрафа и внесла 400 млн. долларов США залога в счет возможных будущих нарушений), а также компаний, аффилированных с вышеуказанными.

22 января Администрация президента США Дональда Трампа отклонила предложение провести в США подготовительные переговоры перед очередным раундом торговых консультаций, намеченных на 30-31 января.

24 января глава Национального экономического совета Белого дома Л. Кадлоу заявил, что США готовы экспортировать “как сумасшедшие” в КНР, если китайская сторона “откроет свою экономику”, то есть снимет экономические барьеры, ограничивающие американские компании. Кадлоу также добавил, что предстоящая встреча будет важной, но неокончательной.

В этот же день один из участников переговорного процесса –министр торговли США У. Росс – выразил мнение, что стороны очень далеко от заключения сделки. Как подчеркнул господин Росс: “честно говоря, это не должно быть сюрпризом, у США и Китая достаточно вопросов”.

29 января, за день до официального начала переговоров, Министерство юстиции США официально предъявило обвинения китайской компании Huawei Technologies и его подразделениям, а также финансовому директору компании Мэн Ваньчжоу, задержанной в Канаде в начале декабря 2018 года. Как заявил и.о. Генерального прокурора США М. Уитакер, Huawei обвиняют “почти в двух десятках преступлений”.

Это уже не первый раз, когда Лю Хэ прибывает в Вашингтон под “определенным давлением” со стороны США. В феврале 2018 года Вице-премьер посетил столицу США практически сразу после введения Д. Трампом пошлин на сталь и алюминий.

В этот же день глава Минфина США С. Мнучин заверил, что американо-китайские торговые переговоры и уголовные дела в отношении Huawei никак не связаны.

Китайцы тоже подошли к переговорам “подготовленными”. Китайская комиссия по регулированию ценных бумаг предоставит иностранным инвесторам более легкий доступ к рынкам ценным бумаг КНР (торговым и облигационным), правда в рамках утвержденных правительством КНР квот.

В состав китайской делегации, возглавляемой Лю Хэ, вошли Председатель Народного банка Китая И Ган, замглавы государственного комитета по реформам и развитию Нин Цзичжэ, Замминистра финансов Ляо Минь, Замглавы МИД Чжэн Цзэгуан, Замминистра промышленности и информационных технологий Ло Вэнь, Замглавы министерства сельского хозяйства Хань Цзюнь и Замминистра коммерции Ван Шоувэнь. С американской стороны участвовали глава делегации Р. Лайтхайзер, ранее упомянутые С. Мнучин, У. Росс, Л. Кадлоу и Руководитель Национального совета по торговле Белого дома П. Наварро.

В первый день переговоров С. Мнучин охарактеризовал происходящее как “хорошие переговоры”, а господин Кадлоу заверял об оптимистичном настрое Д. Трампа.

По итогам переговоров стороны достигли “прогресса и понимания”, назвав их успешными. Реальным результатом стала договоренность о продолжении переговоров после китайского Нового года по лунному календарю (в ночь с 4 на 5) в Пекине. В них уже точно примут участие Р. Лайтхайзер и С. Мнучин.

Если обратиться к опубликованному на сайте американского Белого Дома  отчету о совместной пресс-конференции президента США с главами переговорного процесса Лю Хэ и Р. Лайтхайзером, то нельзя не обратить внимание на то, что господин Лайтхайзер повторял слово “принуждение” (enforcement), показывая наиболее значимую тему переговоров стороны американской делегации.

В тоже время господин Лю указал на другие темы переговоров, отрядив проблематику технологических трансферов в последнее место из трех. И любезно “подыграл” Трампу, назвав количество тон сои, которое Китай закупает каждый день.

Трамп также указал на то, что завершением переговоров должна стать его личная встреча с Председателем КНР Си Цзиньпином, в ходе которой президент США планирует обсудить самые сложные вопросы.

Китайское новостное агентство Синьхуа опубликовало более подробный отчет о переговорах. Из наиболее важных тем нужно выделить балансировку двусторонней торговли, защиту прав интеллектуальной собственности, создание условий для равноправной конкуренции на рынке двух стран. Кроме того, были упомянуты “новые механизмы сотрудничества” для последовательной реализации возможной сделки.

Итоги:

Стороны продолжают переговорный процесс, уже утверждён новый раунд торговых консультаций в Пекине. Вашингтон и Пекин спешат охарактеризовать переговоры как успешные и продуктивные, хотя реальных результатов практически нет.

Судя по тому, как торопится Лайтхайзер с новым раундом переговоров, прогресс есть, но для реализации его потребуется еще большое количество времени. Возможно стороны и не успеют договориться к окончанию 90 дней, которое наступает 2 марта в 12:01 по Вашингтону. Учитывать нужно высказывания Трампа, который до переговоров жестко указывал на дедлайны, а после уже говорил о возможной малой сделке для продолжения переговорного процесса. В пользу сделки играют и краткосрочные выгоды на американском и китайском финансовом рынке. Благодаря всему этому можно предположить, что стороны возьмут дополнительное время после 2 марта для продолжения переговоров.

На текущий момент китайская сторона готова открыть свои финансовые рынки (но с оговорками), готова менять свое патентное право и механизмы сотрудничества по трансферу технологий (отмену принудительного трансфера, но с оговорками, что в любой момент китайское правительство сможет его осуществить, внося компенсацию, что по сути никак не защищает американские патенты).

Пекин также готов больше закупать у США, в первую очередь продукцию сельского хозяйства и энергоресурсов. Это не удовлетворит американскую сторону – “сделка” на подобных условиях была “заключена” в мае и просуществовала всего несколько дней.

Равный доступ на рынки двух стран также достаточно мало реализуемый пункт, ведь перед началом переговоров Администрация Президента работала над указом по ограничению китайских компаний, а 29 числа власти США предъявили Huawei почти два десятка обвинений в рамках двух уголовных дел.

Пока не очень ясно, как на практике будут реализовываться “новые механизмы сотрудничества”. Вероятно, в том числе имелись ввиду предложения американской стороны о проверке результатов реформ в Китае.

На данным момент можно предположить, что стороны все-таки ближе к заключению сделки, но в “дополнительное время”. Такая “полусделка” поможет Китаю успокоить инвесторов и потребителей из-за разгорающейся дискуссии насчет снижения экономического роста Китая (по предположению автора – излишне негативной), а президенту Трампу предъявить “успехи” на фоне отчета о расследованиях Мюллера и президентских выборов 2020 года. Однако уже в краткосрочной перспективе такая “полусделка”, скорее всего, будет разрушена американской стороной.

Возможен также вариант, когда стороны возьмут дополнительное время и не договорятся, но решат краткосрочные проблемы с помощью нового дедлайна.

России следует учитывать все возможные результаты американо-китайских переговоров. В том случае, если стороны договорятся, Пекин увеличит объем закупок продовольствия и энергоресурсов из США, что может нанести удар по российско-китайской торговле и перспективам ее роста. Однако принимая во внимание тот факт, что все противоречия между США и Китаем решить практически невозможно, можно утверждать, что уже в среднесрочной перспективе Россия получит возможность увеличить экспорт продовольствия и ресурсов в Китай.

П. Прилепский

Турция: ноябрь 2018 г. (дайджест)

Внешняя политика Турции в ноябре охарактеризована проведением большого количества встреч и мероприятий, среди которых: переговоры на министерском уровне с Россией, церемония по случаю завершения строительства части «Турецкого потока», очередной раунд астанинских переговоров, политический диалог высокого уровня с Евросоюзом и ряд других.

Главным событием во внутренней политике стала новость о возобновлении «альянса» ПСР и ПНД и оглашение кандидатов от ПСР, которые примут участие в муниципальных выборах.

Внешняя политика

Ноябрь отмечен интенсивностью российско-турецких контактов: так, например, 2-4 ноября в Анталье состоялся Российско-турецкий форум общественности, министр обороны России С. Шойгу провел переговоры со своим коллегой Х. Акаром и главой Национальной разведывательной организации Х. Фиданом в Сочи, состоялся очередной раунд астанинского процесса, однако центральным событием на российско-турецком направлении в этом месяце стал визит В. Путина в Турцию по случаю завершения строительства морской части газопровода «Турецкий поток».

19 ноября в Стамбуле лидер России встретился президентом Турции Р.Т. Эрдоганом. В ходе встречи главы государств обсудили вопросы развития двусторонних отношений, международную проблематику, а также приняли участие в церемонии, приуроченной к завершению достаточно важного этапа в реализации совместного проекта. Стоит отметить, что вместе с президентом России на церемонию прибыл глава «Газпрома» Алексей Миллей, а с турецкой стороны, в свою очередь, на мероприятии присутствовал гендиректор «BOTAŞ» Бурхан Озджан. В ходе церемонии В. Путин и Р.Т. Эрдоган совместно дали команду на укладку последней части морского участка трубопровода, а также обратились с речью к присутствовавшим. Эрдоган, подчеркнув техническую сложность проекта, обратил внимание на то, что Россия остается принципиально важным партнером и поставщиком газа для Турции, а совместный проект стран является взаимовыгодным. В целом Эрдоган прав – «Турецкий поток» действительно освободит Турцию от энергетической зависимости и даст возможность России развивать свою деятельность в регионе, однако важно помнить, что в настоящее время Турция также реализует другой не менее важны для нее проект – TANAP, который в том числе может уменьшить ее зависимость и от российского газа.

Как уже отмечалось, еще одним важным этапом внешнеполитической повестки месяца стало проведение 11-го раунда международных переговоров по Сирии, прошедших в Астане 28-29 ноября. И хотя по итогам переговоров спецпосланник ООН по Сирии подчеркнул, что за 10 месяцев стороны так и не достигли прогресса по вопросу состава конституционного комитета, а волну пессимизма, инициированную С. де Мистурой, подхватили почти все западные СМИ, А. Лаврентьев данную точку зрения не разделил. Проблемы по вопросу того, кто будет представлять третью часть комитета, учитывая, что первые две будут сформированы правительством Сирии и оппозицией, действительно сохраняются и пока что стороны не пришли к консенсусу, однако странами-гарантами предпринимают все усилия для того, чтобы решить этот вопрос в ближайшее время. Вместе с тем, в ходе встречи стороны обсудили условия возвращения беженцев, вопрос зоны деэскалации в Идлибе, призвали вооруженную оппозицию отмежеваться от террористических формирований, а также осудили применение химоружия в Сирии, потребовав расследования ситуации от ОЗХО. Следующая встреча в таком формате запланирована на конец января.

Что касается западного направления, то 22 ноября в Брюсселе впервые за полтора года возобновился политический диалог высокого уровня в формате Турция-ЕС, где, в частности, обсуждался вопрос вступления Турции в Евросоюз, взаимодействие с Таможенным Союзом и ряд других вопросов. В ходе встречи М. Чавушоглу прямо заявил о намерении Турции вступить в Европейский Союз, подчеркнув, что 11 декабря Турцией планируется провести второе заседание Группы действий по ускорению демократических реформ (первое состоялось в августе). Впрочем, реакция верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф. Могерини, как и комиссара по вопросам расширения ЕС Й. Хана, была весьма сдержанной. ЕС продолжает предъявлять претензии Турции по вопросу несоблюдения необходимых критериев, в том числе, – антидемократическим арестам журналистов. Наряду с этим, точки соприкосновения у Турции и ЕС по некоторым вопросам все же есть. Не говоря о необходимости сотрудничества по сокращению потоков беженцев, стороны разделяют точку зрения по иранскому вопросу, заявляя о необходимости сохранения СВПД и получения Тегераном экономических выгод. Кроме того, страны ЕС поддерживают меморандум России и Турции по Идлибу.

Для турецко-американских отношений месяц начался позитивно – в начале ноября стороны отменили взаимные санкции. Так, США отменили санкции в отношении министра юстиции и главы МВД Турции, а Турецкая Республика, в свою очередь, сняла ограничения с генерального прокурора и министра внутренней безопасности США. Кроме того, 1 ноября стороны уже во второй раз осуществили совместную патрульную миссию в сирийском Манбидже. И хотя глава МИД Турции заявил, что дорожную карту по Манбиджу планируется реализовать до конца текущего года, Турецкая Республика по-прежнему продолжает обвинять США в поддержке террористических формирований, а США выражают недовольство закупкой Турцией российских комплексов С-400, что в значительной степени затрудняет двустороннее сотрудничество. Говоря о других турецко-американских контактах, президент Турции Эрдоган и глава США Д. Трамп имели возможность пообщаться в рамках мероприятий в Париже, посвященных 100-летию со дня окончания Первой мировой войны, однако, по сообщениям пресс-секретаря Белого Дома С. Сандерс, ввиду того, что накануне Турция передала аудиозаписи убийства Д. Хашогджи США, Франции, Великобритании, Германии и Саудовской Аравии, в ходе беседы лидеры двух стран сосредоточились на обсуждении дела саудовского журналиста. В частности, стоит отметить, что в ходе телефонных переговоров глав Турции и США, Турция подала запрос Соединенным Штатам об экстрадиции лиц, причастных к убийству.

Среди других международных контактов можно отметить участие президента Эрдогана в саммите G20, который продлится до 4 декабря, а также участившиеся в последнее время турецко-катарские контакты. Так, 9 ноября эмир Катара нанес визит в Турцию, а 26 ноября в Стамбуле было проведено 4-е заседание Высшего комитета стратегического сотрудничества Турции и Катара, в рамках которого состоялись переговоры президента Турецкой Республики и эмира Катара. В результате заседания стороны также подписали протокол о стратегическом сотрудничестве в различных сферах, в том числе – в области экономики, торговли, культуры и транспорта.

Внутриполитическая обстановка

Внимание внутриполитической ситуации в Турции в последнее время акцентировано на подготовке к местным выборам. И хотя выборы пройдут только в конце марта следующего года, кандидаты, намеренные выдвинуть свою кандидатуру на муниципальных выборах, должны пройти регистрацию в Центральной избирательной комиссии Турции до 1 декабря.

21 ноября лидер Партии справедливости и развития Р.Т. Эрдоган провел встречу с лидером Партии националистического движения Д. Бахчели. Напомним, что партии шли на летние парламентские выборы в альянсе, однако осенью они официально объявили о прекращении сотрудничества. По всей видимости, внутриполитические реалии заставили лидеров партий задуматься о целесообразности такого шага. Главной темой, которая обсуждалась на проведенной встрече, к удивлению многих, стал вопрос о возобновлении «Народного альянса». Чем конкретно было вызвано подобное решение – не пояснялось, однако можно предположить, что причина кроется в неуверенном положении ПСР перед выборами и в снижении поддержки избирателей ввиду нестабильной экономической ситуации в стране. Стоит отметить, что практически сразу после объявления данного решения последовала реакция главы «Хорошей партии» М. Акшенер, которая сама начинала политическую карьеру в ПНД и крайне неодобрительно высказалась о желании националистов поддержать правящую партию. При этом в таких условиях «Хорошая партия», вероятно, сохранит контакты с НРП. Спустя несколько дней после объявления о возобновлении союза ПСР и ПНД произошла другая встреча – на этот раз глав Народно-республиканской партии и исламистской «Партии счастья», обеспокоенные лидеры которых также заговорили о возможном союзе.

Вместе с этим, в последнее время широко обсуждается список кандидатов от Партии справедливости и развития на пост мэра Анкары и Измира, который был оглашен Р.Т. Эрдоганом. Всего лидер ПСР объявил о 40 кандидатах, которые примут участие в муниципальных выборах. В соответствии с объявленными данными, на пост мэра Анкары был предложен помощник генерального секретаря ПСР М. Озхасеки, а на пост Измира – бывший министр экономики Турции Н. Зейбекчи. Ранее сообщалось, что президент также должен был назвать кандидата от Стамбула, однако этого не произошло. Если верить СМИ, то в информационном пространстве всерьез обсуждается кандидатура Б. Йылдырыма, который, предположительно, в скором времени покинет пост спикера ВНСТ. Что касается кандидатов от других партий, то в турецких СМИ также существует масса предположений по этому поводу, однако официальных заявлений от их представителей пока не поступало.

Среди других событий можно назвать памятные мероприятия, прокатившиеся по всей стране и приуроченные к 80-й годовщине смерти основателя Турецкой Республики М.К. Ататюрка. 10 ноября тысячи человек собрались возле мавзолея Ататюрка, неся в руках национальные флаги и портреты «отца-основателя». В частности, в мероприятиях принял участие и действующий президент Турции Р.Т. Эрдоган. Он по традиции посетил мавзолей, возложив цветы к могиле Ататюрка, после чего его двери были открыты для других граждан.

Экономическая ситуация

По-прежнему не отличается стабильностью экономика Турецкой Республики. 5 ноября Турецкий статистический институт (TurkStat) опубликовал неутешительную статистику: годовая инфляция в Турции достигла 25%. И пока в экспертных кругах началась паника относительно того, что будет с турецкой экономикой дальше, министр экономики Б. Албайрак сохраняет подозрительное спокойствие, которое, однако, не разделяют как турецкие, так и мировые экономисты. Албайрак уверен, что запущенная программа «Тотальная борьба с инфляцией» еще принесет свои плоды и в декабре инфляция должна существенно замедлиться. Тем не менее, по данным Европейского банка реконструкции и развития, ожидается, что в 2019 году Турция может возглавить список стран с наихудшей экономикой.

В то же время стоит отметить, что позитивных изменений в сфере экономики происходит мало, но все же они есть. Так, в начале ноября, после того, как Вашингтон объявил, что Турция вошла в список стран, которым временно разрешается вести торговлю с Ираном, курс турецкой лиры к доллару укрепился, составив 5,34. Кроме того, курс национальной валюты Турции продолжил свой рост и в конце месяца, чему, в частности, способствовала новость о завершении строительства части трубопровода «Турецкий поток». Тогда лира подорожала на 2,34%. В то же время в Турции впервые за несколько месяцев отметили увеличение индекса экономической уверенности, что позволяет говорить о незначительном улучшении ситуации.

***

В ноябре Турция продолжила развивать контакты с Россией, остающейся для нее приоритетным партнером – об этом свидетельствует не только успешная реализация проекта совместного трубопровода, но и ряд важных политических контактов. Со странами Запада отношения Турции остаются стабильными: контакты с Европейским Союзом, в первую очередь, обусловлены тем, что несмотря на все противоречия, главным из которых остается вопрос вступления Турции в ЕС, стороны осознают необходимость взаимодействия друг с другом для решения большого количества других, волнующих как Турцию, так и Европу проблем. США, периодически заявляющие, что Турция остается стратегическим партнером, были вынуждены снять введенные ранее санкции, однако дали Турции понять, что на мгновенное потепление отношений во всех областях рассчитывать не стоит: прохладные турецко-американские отношения прослеживаются, прежде всего, на ближневосточной арене, где ни одна, ни другая сторона, в силу ряда разногласий, не хотят идти на уступки.

Что касается внутренней политики, то решение о возобновлении альянса ПСР и ПНД, как и на июньских выборах, является, скорее, стратегическим взаимовыгодным ходом, нежели намеком на долгосрочное партнерство по причине расхождений во взглядах по некоторым политическим вопросам. В условиях, когда даже новая экономическая политика Турции и другие инициативы Албайрака не внушают доверия, а экономика по-прежнему остается нестабильной, правящая Партия справедливости и развития осознает, что в настоящий период времени ей как никогда нужен «союзник» на грядущих выборах, и отказываться от такой возможности будет в крайней степени нерационально.

В. Аватков, А. Сбитнева

Арабские страны: ноябрь 2018 г. (дайджест)

Ноябрь 2018 г. ознаменовался критическим обострением гуманитарной ситуации в Йемене. Не лучшим образом дела обстояли и вокруг оказания помощи беженцам в лагере «Эр-Рукбан» в Сирии, в создании конституционного комитета которой, тем не менее, был достигнут значительный прогресс.

Октябрьская эскалация напряжённости в секторе Газа получила своё продолжение, палестинская проблема вновь оказалась на повестке международного сообщества. Саудовская Аравия столкнулась с новыми обвинениям в связи с действиями арабской коалиции в Йемене и ходом расследования убийства журналиста Дж. Хашукджи.

 

ПАЛЕСТИНА

Несмотря на достигнутое 27 октября при посредничестве Египта соглашение о прекращении огня, в ноябре ситуации вокруг сектора Газа продолжила стремительно ухудшаться. 9 ноября на границе с Израилем возобновились акции в рамках «Великого марша возвращения», в результате которых, по сообщениям министерства здравоохранения Палестины, от боевых пуль пострадали 25 человек.

12 ноября после заявлений пресс-службы ЦАХАЛ об убийстве израильского офицера в ходе перестрелки и перехвате двух ракет, выпущенных со стороны Газы, Армия обороны Израиля провела масштабную операцию, в ходе которой было атаковано более 70 объектов ХАМАС и «Исламского джихада». Агентство WAFA сообщило о гибели шести палестинцев в городе Хан-Юнис на юге анклава, о других жертвах данных не поступало. После полудня стало известно, что Биньямин Нетаньяху решил прервать свой визит в Париж «в связи с ситуацией на юге страны».

13 ноября глава ПНА Махмуд Аббас обратился к мировому сообществу с просьбой вмешаться в ситуацию на границе сектора Газа, а также через официального представителя запросил срочное заседание ЛАГ для обсуждения текущего положения. Наперекор лидеру Палестины руководство ХАМАС пригрозило сосредоточить ракетный огонь на израильских городах Ашдод и Беер-Шева, если ЦАХАЛ продолжит атаковать их объекты. Тем не менее, призыв генсека ООН Антониу Гутерреша к сторонам конфликта «проявить максимальную сдержанность» в совокупности с посредническими усилиями Египта возымел успех. Вечером того же дня было опубликовано совместное заявление группировок палестинских радикалов, в котором говорилось, что они готовы придерживаться режима прекращения огня, если Израиль поступит так же.

Казалось бы, возврат к октябрьским договорённостям должен был хотя бы на время успокоить стороны конфликта. Однако, 14 ноября министр обороны Авигдор Либерман сложил с себя полномочия и сообщил о выводе депутатов партии «Наш дом Израиль», которую он возглавляет, из правящей коалиции. Это в очередной раз продемонстрировало, что политические противоречия существуют не только внутри палестинского лагеря, но и среди израильской элиты. Такой поворот событий вызвал определённую тревогу во многих кругах, и лишь ХАМАС приветствовал отставку А. Либермана, назвав её «политической победой сектора Газа».

Хрупкое перемирие вновь оказалось под угрозой срыва 19 ноября, когда в результате пограничного инцидента на Западном берегу реки Иордан израильские военные ранили четырёх палестинцев. Тем же днём выступая на заседании Совбеза ООН спецкоординатор по ближневосточному урегулированию Николай Младенов заявил, что ситуация в секторе Газа критическая и может вновь «взорваться» в любой момент. Однако резкого обострения не последовало, и 21 ноября, неожиданно для многих, ХАМАС согласилась направить делегацию в Каир для обсуждения межпалестинского примирения и прекращения блокады Газы. Спустя два дня, 23 ноября, руководство организации заявило о безрезультатности прошедших переговоров и инициировало новые акции «Великого марша возвращения». В результате протестов на границе анклава пострадало более 100 палестинцев.

28 ноября глава политбюро ХАМАС Исмаил Хания ответил согласием на приглашение МИД России посетить Москву, что во многом может способствовать налаживанию внутрипалестинского диалога. Министр иностранных дел Палестины Рияд аль-Малики также отметил, что И. Хания высоко ценит усилия российской стороны в палестинском вопросе. Тем не менее, точной даты визита не называлось, и, в свете того, что 30 ноября стало известно о намерении США вынести в понедельник, 3 декабря, на рассмотрение Генассамблеи ООН проект резолюции по осуждению деятельности ХАМАС и «Исламского джихада», дальнейшее развитие событий видится весьма неопределённым. Как известно, руководство Газы крайне болезненно реагирует на нападки со стороны американцев и их демарши. Остаётся надеяться на их сдержанность и успех визита в Москву.

 

СИРИЯ

После того, как 31 октября генсек ООН А. Гутерреш окончательно утвердил кандидатуру опытного норвежского дипломата Гейра Педерсена в качестве будущего приемника Стаффана де Мистуры на посту спецпредставителя по Сирии, основным в рамках сирийского урегулирования стал вопрос о формировании конституционного комитета.

19 ноября С. де Мистура, оценивая ряд прошедших после саммита «стамбульской квадриги» двусторонних переговоров, выразил надежду, что первое заседание конституционного комитета Сирии по «третьему списку» удастся провести уже в декабре этого года. Позже спецпосланник генсека ООН принял участие в саммите, прошедшим в Астане 28-29 ноября. Во встрече приняли участие страны-гаранты (Россия, Турция и Иран), делегации сирийского правительство и вооружённой оппозиции, а также Иордания в роли наблюдателя. В целом, астанинский формат в очередной раз подтвердил свой конструктивный характер. Стороны не только обсудили широкий комплекс вопросов по текущей ситуации в Сирии, но и значительно продвинулись в формировании конституционного комитета. Специальный представитель президента РФ Александр Лаврентьев отметил, что работа в этом направлении близка к завершению, а список кандидатов будет согласован и представлен Дамаску в обозримой перспективе.

В то же время в ноябре военная ситуация в Сирии продемонстрировала обратную по сравнению с октябрём динамику. Центр по примирению враждующих сторон отметил резкий рост количества провокаций в ряде районов страны:

  • 23 нарушения – 3-10 ноября
  • 31 нарушение – 10-17 ноября
  • 81 нарушение – 17-24 ноября

При этом наибольшее количество случаев нарушения режима прекращения огня пришлось на провинцию Алеппо, что во многом может быть связано с намерением России и Турции включить эту область в будущую идлибскую зону деэскалации и пристуствием там курдских боевиков.

В провинции Эс-Сувейда при активной поддержке ВКС России сирийской армии удалось окружить боевиков ИГ. 12 ноября поступило сообщение о том, что сирийские военные продвинулись на 2 км вглубь позиций джихадистов, а в результате продолжавшегося 13-14 ноября штурма было уничтожена порядка 30 боевиков. 17 ноября террористы окончательно покинули южную часть страны. Тем не менее, по некоторым данным, примерно 1000 уцелевших боевиков ИГ смогли уйти из окружения и скрыться на востоке мухафазы Хомс.

В Дейр эз-Зоре также велись активные боевые действия. 4 ноября на востоке провинции смертник на заминированном автомобиле въехал в блокпост «Сил демократической Сирии» (СДС), в результате атаки 20 бойцов было ранено, 12 погибли. 7 ноября международная коалиция нанесла авиаудары по позициям ИГ в населённом пункте Хаджин. Согласно сообщениям, было уничтожено порядка 45 джихадистов. Позже сирийское правительство заявило, что из-за удара по Хаджину погибли 26 мирных жителей и направило официальную жалобу в Совбез ООН. Дамаск призвал взять международное сообщество принять «серьёзные и немедленные действия» с целью недопущения подобных инцидентов. Тем не менее, уже 11 ноября командование СДС объявило об очередном наступлении на позиции ИГ при поддержке с воздуха силами коалиции. 24 ноября боевики ИГ провели контратаку, убив 47 бойцов СДС и захватив в плен по меньшей мере 10 человек. На текущий момент обстановка в Дейр эз-Зоре остаётся весьма напряжённой.

Что касается гуманитарной ситуации в Сирии, то в ноябре в центре внимания снова оказался лагерь беженцев на сирийско-иорданской границе «Эр-Рукбан», который стабильно испытывает нехватку продовольствия и медикаментов. 3 ноября российская военная полиция обеспечила безопасность международного гуманитарного конвоя. Вклад военных из России высоко оценили ООН и США, хотя последние преждевременно обвинили 2 ноября российскую сторону в отказе поддержать доставку гумпомощи из Дамаска в лагерь временно перемещённых лиц.

11 ноября в Аммане прошла встреча представителей РФ и США при посреднической роли иорданской стороны, в результате переговоров был достигнут ряд договорённостей по доставке гуманитарных грузов в «Эр-Рукбан». 12 ноября российские военные из Центра примирения враждующих сторон в Сирии отчитались о том, что в лагерь прибыл новый конвой с продовольствием и медикаментами. Однако, несмотря на усилия сторон ситуация в «Эр-Рукбане», по сообщениям ООН, близка к катастрофической. Российская сторона склонна возлагать ответственность на США, которые, по заявлению официального представителя Минобороны России в Женеве Юрия Тарасова, «используют гуманитарные проблемы лагеря беженцев для легитимизации своего военного присутствия на юге Сирии».

 

ЙЕМЕН

Не лучшим образом дела в ноябре обстояли и в Йемене. 2 ноября в ходе пресс-конференции генсек ООН А. Гутерреш заявил, что самый серьёзный гуманитарный кризис в мире сегодня происходит именно в Йемене, который находится на грани полномасштабного голода. 15 ноября глава Всемирной продовольственной программы Дэвид Бисли описал увиденное в йеменской столице как настоящую катастрофу, рассказав об ужасном положении истощённых детей и отчаявшихся родителей. При этом Д. Бисли указал, что такая ситуация, в первую очередь, вызвана непрекращающейся осадой портового города Ходейда, через который проходило 70% всех гуманитарных грузов.

Ранее, 5 ноября, президент США Дональд Трамп заявил, что Саудовская Аравия «неумело использует» в Йемене оружие, поставляемое американцами. 10 ноября официальный представитель Пентагона сообщил о намерении Штатов прекратить помощь авиации арабской коалиции с дозаправкой в небе, на что в тот же день саудовцы заявили, что сами отказались от «услуг» США. Позже, 16 ноября, несколько американских сенаторов предложили законопроект, предполагающий новые санкции против Эр-Рияда, которые будут включать и запрет на продажу оружия КСА. Однако вероятность его принятия, учитывая финансовые объёмы американо-саудовского сотрудничество в военно-технической сфере, вызывает больше сомнения. Также стоит отметить, что, по заявлению самих сенаторов, их предложение, прежде всего, обусловлено ситуацией вокруг убийства журналиста Джамаля Хашукджи и систематическим нарушением прав человека властями Саудовской Аравии как на территории королевства, так и за его пределами.

16 ноября координатор чрезвычайной гуманитарной помощи ООН Марк Локок, выступая перед Совбезом, заявил, что «катастрофически ухудшающуюся» ситуацию с продовольствием в Йемене можно решить только через скорейшую активизацию мирного процесса. 19 ноября неожиданно для многих повстанцы-хуситы через руководство движения «Ансар Алла» сообщили, что прекращают атаки «против государств-агрессоров США, Саудвоской Аравии, ОАЭ и их йеменских союзников» с целью лишить арабскую коалицию возможности оправдывать «агрессию и блокаду». Позже правительство Йемена согласилось принять участие в мирных переговорах в Швеции.

23 ноября по итогам посещения Ходейды спецпредставитель генсека ООН по Йемену Мартин Гриффитс заявил о необходимости передачи портового города под международный контроль. Его инициатива была поддержана Соединёнными Штатами. Однако в сообщении Госдепа формулировка была немного изменена, и, вместо «международного контроля», в нём говорилось о передаче Ходейды «нейтральной стороне». 28 ноября А. Гуттереш анонсировал дату мирных переговоров в Швеции – 6 декабря, а также выразил готовность провести предварительную встречу с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммадом ибн Салманом, чтобы обсудить ситуацию в Йемене.

 

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ

12 ноября состоялся официальный визит главы МИД Соединённого Королевства Джереми Ханта в Саудовскую Аравию. Ключевой темой переговоров Дж. Ханта с саудовским монархом Салманом ибн Абд аль-Азизом стало мирное урегулирование йеменского конфликта. Вслед за США Великобритания выступила за немедленное начало мирного процесса и начало диалога между саудовцами и хуситами. Тем не менее, основные внешнеполитические усилия Саудовской Аравии в ноябре были направлены на нейтрализацию ущерба, нанесённого ситуацией вокруг убийства Дж. Хашукджи.

15 ноября, после призывов госсекретаря США Майка Помпео привлечь к ответственности виновных в убийстве журналиста, генеральный прокурор КСА запросил смертную казнь для пяти подозреваемых по делу и возложил вину на главу группы, созданной для «возвращения в страну» Дж. Хашукджи. Согласно заявлению главы прокуратуры, чиновник отдал приказ о ликвидации журналиста в случае провала операции. Однако в сообщении не было сказано ни слова о том, кто разработал и инициировал операцию. Тем же днём министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр без каких-либо пояснений отклонил требование Анкары о международном расследовании, обвинив при этом СМИ Катара и Турции в антисаудовской кампании.

В таком контексте в 20-х числах ноября состоялось первое турне Мухаммада ибн Салмана по «дружественным арабским странам», в рамках которого наследный принц посетил ОАЭ, Бахрейн, Египет и Тунис. Первый визит, продлившийся с 22 по 25 ноября, выглядел скорее дружеским, нежели деловым. На повестке переговоров были весьма общие темы, конкретика почти не присутствовала, а их итогом стало подтверждение общих интересов и «особых связей братских государств». 25 ноября на Байхрейне М. ибн Салман встретился с королём Хамадом, который заявил, что его государство с осуждением относится ко всем попыткам очернить репутацию Эр-Рияда.

Наиболее интересным и продуктивным в серии визитов наследного принца стало посещение Египта 26-27 ноября. По результатам его встречи с Абель Фаттахом ас-Сиси было объявлено об ускорении реализации предыдущих экономических соглашений на общую сумму $16 млрд. и создании Саудовско-египетского инвестиционного фонда. Прибытие М. ибн Салмана в Тунис было встречено многочисленными акциями протеста, организованного как гражданскими активистами, так и представителями ряда оппозиционных партий. Тем не менее, среди правящей элиты многие политики выразили солидарность с Саудовской Аравией в связи с расследованием дела Хашукджи.

Также весьма любопытным событием в этом месяце относительно КСА стало подписание 26 ноября контракта с США на поставку системы ПРО THAAD. Стоит отметить, что о заключение саудовско-американского контракта прессе стало известно лишь после официального визита М. Помпео в Эр-Рияд. Примечательно, что сделка состоялась на фоне обвинений со стороны Вашингтона по делу Дж. Хашукджи и резкой критики действий Саудовской Аравии в Йемене. Это явно демонстрирует, что на данном этапе «раскол» между саудовцами и американцами имеет место быть лишь на уровне риторики, а не в пересмотре существующих двусторонних связей.

 

***

 

Развитие событий вокруг Газы в ноябре в очередной раз доказало, что одним из ключевых элементов ближневосточного урегулирования является примирение внутри палестинского лагеря. Если лидер ФАТХ и глава ПНА Махмуд Аббас по-прежнему апеллирует к международному сообществу, то ХАМАС предпочитает вести диалог посредством оружия, по большому счёту, признавая лишь посреднические усилия Египта. Однако демонстративный уход в отставку министра обороны Израиля Авигдора Либермана показал, что серьёзные внутренние противоречия присущи обеим сторонам конфликта.

На сирийском треке значительный успех был достигнут в сфере политического урегулирования. Вероятнее всего, «третий список» будущего конституционного комитета, в формировании которого наиболее активную роль сейчас играют государства-гаранты астанинского процесса (Россия-Турция-Иран), удовлетворит Дамаск. Однако ситуация в лагере «Эр-Рукбан» напомнила, что, помимо послевоенного политического процесса, крайне сложным является вопрос сирийских беженцев, которые пока не могут вернуться домой, а оказание им гуманитарной помощи то и дело встречает препятствия на своём пути.

Что касается ставшей катастрофической по своему характеру гуманитарной ситуации в Йемене, то ключевым событием в рамках её нормализации станут мирные переговоры в Швеции, начало которых назначено на 6 декабря. Важнейшим здесь будет вопрос о контроле над портовым городом Ходейда, пропускавшим до блокады 70% всего продовольствия и медикаментов. При этом критика действий арабской коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией, со стороны США выглядит скорее, как попытка продемонстрировать свою позитивную роль в процессе стабилизации Ближнего Востока, нежели оказать реальное давление на Эр-Рияд, т.к., несмотря на все громкие заявления, 26 ноября между странами был подписан очередной многомиллиардный военный контракт.

Также стоит отметить, что в контексте усилившегося на фоне расследования убийства Дж. Хашукджи давления со стороны ряда стран Саудовская Аравия стремится защитить своей имидж и сохранить позиции в регионе, о чём свидетельствует ноябрьское турне наследного принца М. ибн Салмана по «дружественным арабским странам».

 

В. Останин-Головня

Турция: октябрь 2018 г. (дайджест)

На внешнеполитическом направлении Турция отметилась осуществлением ряда политических визитов и контактов на разных уровнях. В их числе четырехсторонний саммит в Стамбуле, где приняли участие главы России, Турции, Франции и Германии; Визит Р.Т. Эрдогана в Венгрию, а также переговоры между министрами иностранных дел Турции и Госсектретаря США.
Во внутренней политике произошел так называемый раскол союза ПСР и ПНД, а также прошли празднования по случаю 95-летия со дня основания Турецкой Республики. Кроме того, впервые за несколько месяцев начала налаживаться экономическая ситуация в стране.
Отношения с Россией
В октябре главным событием на российско-турецком направлении стал четырехсторонний саммит лидеров России, Турции, Франции и Германии, который стартовал 27 октября в Стамбуле. Важность проведенной встречи демонстрирует участие в ней не только делегаций, возглавляемых лидерами государств, но и спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры.
Незадолго до начала саммита, который проводился в подобном формате впервые, президент Турции Р.Т. Эрдоган провел ряд двусторонних встреч с канцлером Германии А. Меркель, президентом Франции Э. Макроном, а также с главой России В.В. Путиным, однако переговоры проходили за закрытыми дверями. Кроме того, на полях саммита прошла встреча министров обороны России и Турции, а также министров иностранных дел двух государств, которые обсуждали аспекты урегулирования сирийского кризиса, в том числе вопрос реализации соглашения по Идлибу. В ходе саммита, который был посвящен сирийскому урегулированию и продлился 3 часа, стороны обсудили ряд вопросов, связанных с сирийской проблематикой, а по завершении переговоров приняли итоговое заявление. Незадолго до саммита Россия и Турция также начали обсуждать создание демилитаризованной зоны в Идлибе и даже определили ее границы. 10 октября, Министерство обороны Турецкой Республики сообщило о завершении выводы тяжелой техники из буферной зоны, а неделей позже Россия и Турция проинформировали ООН о том, что срок действия соглашения по Идлибу будет продлен. На стамбульском саммите Президент Турции Эрдоган выразил надежду на то, что все стороны, принявшие участие в саммите, будут вовлечены в процесс мирного разрешения сирийского кризиса. Важным итогом также стало то, что стороны подтвердили важность договоренностей по Идлибу, достигнутых ранее между Турцией и Россией, и условились прикладывать все усилия для того, чтобы перемирие приобрело долгосрочный характер. На пресс-конференции по итогам саммита лидер Турции сообщил, что Турецкая Республика будет контролировать радикальные группировки, а Россия, в свою очередь, будет ответственна за то, чтобы правительственные сирийские войска не осуществляли наступление на территории, упомянутые в достигнутом в Сочи соглашении. Что касается зоны деэскалации в Идлибе, то Путин и Эрдоган подтвердили ее временный характер. Президент России также заявил, что Россия сохраняет за собой право оказывать помощь Сирии в случае продолжения каких-либо провокаций со стороны боевиков. Также стороны затронули вопрос о создании Конституционной комиссии, которая, по их мнению, должна быть сформирована до конца текущего года. Помимо этого, стороны не исключили возможность расширения формата саммита в дальнейшем. В частности, на это обратили внимание президенты России и Турции, а Р.Т. Эрдоган при этом отметил, что данный саммит не подменяет собой встречи астанинского формата.
Помимо саммита в Стамбуле, где российская и турецкая стороны смогли обсудить волнующие их вопросы, в октябре также стали известны некоторые подробности поставок Россией С-400 в Турцию. По словам вице-премьера Ю. Борисова, Турецкая Республика получила право на дополнительные поставки ЗРК С-400 после выполнения их основной части. При этом получить свои первые зенитно-ракетные комплексы Турция должна где-то через год, в октябре 2019-го.
Отношения с Западом
В то время как со странами Евросоюза у Турции постепенно налаживаются отношения, то с когда-то ближайшим союзником США двустороннее взаимодействие все еще остается достаточно напряженным. Улучшение отношений со странами ЕС подтверждается рядом контактов, включая вышеупомянутый саммит, а также визит Эрдогана в Венгрию в начале октября, в ходе которого премьер-министр Венгрии В. Орбан поддержал турецкого президента по вопросу вступления Турции в Евросоюз. С США дела обстоят немного иначе.
В октябре стало известно о том, что суд Турции вынес решение об освобождении американского пастора Э. Брансона из-под домашнего ареста, после чего он отправился домой в США. Учитывая, что несколько месяцев назад именно арест Брансона стал предлогом для стремительного ухудшения турецко-американских отношений, данное решение турецкой стороны должно было стать одним из шагов для потепления на турецко-американском фронте, однако нормализации двусторонних отношений не случилось. Мгновенной отмены санкций не произошло (хотя Турция открыто заявляла, что ожидает этого), однако стороны как минимум начали обсуждать этот вопрос. В частности, санкционная политика двух государств в отношении друг друга стала предметом для обсуждения на переговорах министра иностранных дел Турции М. Чавушоглу и его коллеги из США М. Помпео в ходе визита последнего в Анкару 17 октября. Тогда стороны сошлись во мнении, что санкции необходимо отменить, поскольку они препятствуют развитию двусторонних отношений, однако ни одна из сторон этого так и не сделала. Причин для такого поведения США может быть несколько: во-первых, США по-прежнему не устраивает политика Турции, которая все больше сближается с Россией, Ираном, некоторыми странами Евросоюза, при этом не считаясь с США по ряду вопросов. Так, например, США могло «оскорбить» проведение четырехстороннего саммита в Стамбуле, куда Соединенные Штаты, которые считают себя одним из главных игроков на Ближнем Востоке и в Сирии, приглашены не были. Турецкая сторона, в свою очередь, разочаровалась в сирийской политике США и видит с Россией, Францией и Германией гораздо больше точек соприкосновения. К примеру, Турция и США по-прежнему только договариваются по вопросу совместного патрулирования Манбиджа, однако существенного прогресса на данном направлении достигнуто так и не было, а Турция уже не раз выражала недовольство американской стороной в вопросе выполнения Америкой ее обязательств. В частности, неудовлетворение реализацией соглашения по Манбиджу выразил Эрдоган Трампу в ходе телефонных переговоров двух президентов, попутно заявив, что США по-прежнему продолжают поддерживать курдов. На этом фоне успешная реализация соглашения по Идлибу России и Турции выглядит более выигрышным и является более полезным на практике, что частично признал даже советник Д. Трампа по национальной безопасности Д. Болтон, подчеркнув важность российско-турецкого соглашения. Помимо этого, на данный момент Турция и США имеют разные взгляды по вопросу убийства саудовского журналиста: в то время как Турция критикует Запад за весьма сдержанную реакцию, США твердит о том, что позиция Анкары по этому вопросу, напротив, слишком жесткая. Кроме того, Турецкой Республике стали очевидны «двойные стандарты» американского руководства – если Турция по любому поводу критикуется США за «антидемократические меры» внутри страны, то убийство журналиста не стало поводом для обвинений Саудовской Аравии в подобном.
Ближний Восток
Что касается ближневосточной политики Турции за последний месяц, то помимо сотрудничества с Россией в Идлибе, Турецкая Республика вновь пытается оказывать сопротивление сирийским курдам.
Так, в конце октября в турецких СМИ появилась информация о том, что армия Турции нанесла удары по курдским формированиям в сирийском районе Зор Магар. Спустя несколько дней президент Турции Р.Т. Эрдоган объявил о начале очередной военной операции, направленной против сирийских курдов. Напомним, что анонсированная турецким лидером военная кампания станет уже третьей по счету на сирийской земле. Так, в 2016 году Турция проводила операцию под названием «Щит Евфрата», в январе 2018 – «Оливковую ветвь» в Африне. На этот раз Турция вновь намерена бороться с курдами на востоке от Евфрата. При этом интересно, что Турция таким образом в очередной раз пытается продемонстрировать свою военную мощь и независимость от Запада, как бы намекая США на то, что с курдами она может разобраться и без помощи Запада. И хотя пока об официальной реакции Вашингтона на новую операцию Турции объявлено не было, предположить, что Соединенные Штаты, как минимум, будут не слишком довольны, можно уже сейчас.
В октябре также немного пошатнулись дружественные турецко-саудовские отношения. Причина тому – убийство саудовского журналиста. 2 октября в Стамбуле в здании консульства Саудовской Аравии при достаточно странных обстоятельствах бесследно исчез оппозиционный журналист Д. Хашогджи родом из Саудовской Аравии. В то время как официальный Эр-Рияд не торопился расследовать дело и утверждал, что система наблюдения консульства ничего не зафиксировала, одной из первых на исчезновение Хашогджи отреагировала Турция, заявив, что обязательно выяснит подробности произошедшего и начнет расследование. Стоит отметить, что совместная команда Турции и Саудовской Аравии провела обыск в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле, после чего Турция стала заявлять о якобы имеющихся доказательствах пыток и последующего убийства журналиста. Как заявляли представители Турции, им удалось получить аудиозапись допроса пропавшего журналиста с его наручных часов, и Турция даже была готова предоставить доказательства, однако этого так и не случилось. Немного позже факт гибели подтвердил и Эр-Рияд, а генпрокуроры двух стран провели несколько встреч с целью обсуждения обстоятельств произошедшего, однако, как впоследствии отмечала турецкая сторона, существенного продвижения в деле Хашогджи данные переговоры не обеспечили. В конце октября генеральная прокуратура Стамбула опубликовала заявление, в котором вновь был отмечен факт убийства, однако по-прежнему не фигурировали какие-либо существенные доказательства. И хотя окончательных итогов расследования мировой общественности, судя по всему, ждать придется еще долго, реакция Турции и ее желание расследовать данное дело вполне объяснимы. Саудовская Аравия является центром исламского мира, а значит автоматически приобретает статус одного из конкурентов Турции, которая в рамках своей неоосманской политики также позиционирует себя одним из лидеров исламского мира на региональной арене. Ситуация с убийством оппозиционного Эр-Рияду журналиста как никогда выгодна Турции: у Турецкой Республики есть шанс настроить часть стран Запада против недемократичного режима наследного принца, и в то же время получить какие-либо выгодные для себя уступки от Эр-Рияда в том случае, если доказательства его причастности действительно имеются. В настоящее время Турция манипулирует относящимися к делу Хашогджи фактами, хотя и достаточно сомнительными, будто бы выжидая каких-то действий или, возможно, компенсаций за молчание от Саудовской Аравии, которая совершенно не заинтересована в обнародовании доказательств о причастности наследного принца к делу убитого журналиста. Как бы ни было на самом деле, тот факт, что официальный Эр-Рияд достаточно скромно отвечает на обвинения Турция, отказывается огласить список лиц и передать подозреваемых по делу Анкаре для суда на территории Турции, вместо этого приглашая турецкую делегацию во главе с генпрокурором И. Фиданом обсудить ситуацию в королевстве, может говорить о многом.
Внутриполитическая обстановка
1 октября президент Турции Р.Т. Эрдоган выступил на открытии сессии парламента. Речь президента в основном была посвящена внешней политике, причем особое внимание он уделили развитию отношений с Россией. Таким образом парламент Турецкой Республики начал работу осенней сессии, а незадолго после этого между его главными партиями, наметился «раскол».
Как известно, правящая ПСР и ПНД шли на июньские выборы в качестве альянса и по результатам выборов смогли сформировать большинство. Однако настоящего «союза» между партиями, судя по всему, не получилось. В октябре между ПСР и ПНД возникли первые разногласия. Так, партии не смогли договориться сразу по двум вопросам – по поводу законопроекта об общей амнистии, который не нашел поддержки среди депутатов ПСР, и введении клятвы, с которой должны начинаться занятия в школах. После этого стало известно о том, что ПСР и оппозиционная ПНД по причине ряда разногласий официально прекращают сотрудничество, что подтвердил в том числе и президент страны Эрдоган, а члены ПНД вдруг резко стали голосовать против инициатив ПСР в парламенте. Когда Высшая избирательная комиссия Турции сообщила, что общенациональные местные выборы в Турции пройдут 31 марта 2019 года, стало известно, что Партия националистического движения и Партия справедливости и развития будут представлены на выборах отдельно. В целом такой исход можно было предположить заранее, поскольку взгляды двух партий на многие вещи действительно не совпадают. При этом союз ПСР и ПНД был нужен в свое время как одной партии, так и другой для прохождения в меджлис на парламентских выборах, однако теперь, когда общие цели достигнуты, каждая из партий стала преследовать свои личные, которые, как выяснилось, не слишком пересекаются друг с другом.
29 октября в Турции также отмечался день 95-летия республики. По всей стране проходили масштабные мероприятия, посвященные празднованию годовщины. В связи с этим событием президент страны Р.Т. Эрдоган лично открыл новый аэропорт под названием «аэропорт Стамбул», который в будущем претендует на звание самого крупного аэропорта в мире. Самолет Эрдогана стал первым судном, осуществившем посадку в новом аэропорту. При этом в ходе своей речи по случаю открытия аэропорта, президент Турции отметил, что аэропорт имени М.К. Ататюрка продолжит функционировать до полного введения в строй аэропорта Стамбула, что планируется осуществить уже к столетию республики, в 2023 году. После этого аэропорт Ататюрка будет закрыт для коммерческих рейсов, а всю нагрузку возьмет на себя новый аэропорт. В настоящее время площадь аэропорта составляет 76,5 миллиона квадратных метров. Первое время большая часть рейсов будет осуществляться по внутренним направлениям – в Анкару, Анталью и Измир. Первые международные рейсы, в свою очередь, должны будут отправиться в Баку и на Северный Кипр.
Экономическая ситуация
После летнего кризиса экономическая ситуация в Турции постепенно начинает налаживаться, хотя говорить о каких-то значимых достижениях в этой области по-прежнему рано.
Прошло больше месяца с того момента, как министр экономики и финансов Турции представил новую экономическую программу. В начале октября Б. Албайрак сообщил о том, что частный сектор Турции согласился снизить цены на товары и услуги на 10% в рамках предлагаемой правительством программы по борьбе с инфляцией, однако тогда курс лиры не только не возрос, но, наоборот, немного ослаб. При этом почти тогда же президент страны, выступая перед активистами ПСР, заявил о том, что Турция больше не будет брать кредиты у МВФ и будет решать экономические вопросы своими силами. Немного позже Турецкая Республика проинформировала ВТО о том, что с 17 октября введет импортные квоты на сталь в целях защиты своих производителей. Тем не менее, внутренние меры не слишком сильно помогли укрепить национальную валюту. Изменения в турецкой экономике, как и предполагалось, произошли после освобождения Турцией Э. Брансона. Так, почти сразу после этого события, с 12 октября лира укрепилась на 7% и, по состоянию на конец октября, ее показатели по отношению к доллару стали самыми высокими за последние несколько месяцев и были равны 5,52. Такое развитие событий заставило министра экономики и финансов Турции Б. Албайрака сделать заявление о том, что турецкая экономика пережила этап нормализации, а также заверить инвесторов в том, что им больше нечего опасаться.
Что касается внешнеэкономического направления, то Турция продолжает развивать энергетическое партнерство, на этот раз с Азербайджаном. Так, например, 19 октября лидеры Турции и Азербайджана открыли проект нефтяной компании Азербайджана – нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) Star в турецком Измире. Предполагается, что завод будет обеспечивать приблизительно 25% потребностей Турции в нефтепродуктах посредством производства дизельного топлива с низким содержанием серы, сжиженного газа и ряда других продуктов. При этом его перерабатывающая мощность будет равна 10 миллионов тонн продукции в год.
Кроме того стали известны некоторые подробности строительства одного из главных российско-турецких проектов – газопровода «Турецкий поток». В своем пресс-релизе «Газпром» сообщил о том, что на конец октября построено уже 95% морской части газопровода, а в общей сумме уложено уже 1775 километров труб.
***
В настоящий период времени внешняя политика Турецкой Республики по-прежнему основана на сотрудничестве с Россией и, как показали результаты четырехстороннего саммита в Стамбуле, с некоторыми странами Евросоюза. Турция действительно старается выработать эффективный механизм работы в Сирии для урегулирования кризиса, но при этом не отказывается от своих неоосманских амбиций, периодически объявляя о подготовке новых военных операций на сирийских территориях в ответ на неудовлетворительную политику Вашингтона.
Расхождение во взглядах между правящей ПСР и ПНД во внутренней политике прослеживалось почти всегда, поэтому решение партий идти на местные выборы по отдельности и отказаться от альянса, скорее, стало следствием разных целей, которые преследуют партии. Что касается начала экономического подъема Турции, то на данный момент Турецкая Республика действительно почти восстановила экономические показатели, которые были до кризиса с США, однако, во-первых, не по всем параметрам (согласно прогнозам, уровень инфляции, как ожидается, еще будет возрастать), во-вторых, это произошло благодаря, прежде всего, политическому маневру, а не внутриэкономическим мерам, которые с момента начала кризиса в августе, к сожалению, были практически неэффективны.
В. Аватков, А. Сбитнева

Арабские страны: сентябрь 2018 г. (дайджест)

Сентябрь 2018 продолжил привлекать внимание к иракскому (восстания в провинции Басра) и йеменскому направлениям (повторный штурм Ходейды). Межгосударственные договоренности России и Турции разворачивают решение «идлибской проблемы» с силовой дорожки на путь деэскалации. Ливийская столица превращается в полигон для вооруженных «разборок» между несколькими центрами силы.

ИРАК

Басра – главный портовый город Ирака и административный центр одноимённой провинции, на неделю с 3 по 10 сентября снова оказался в  эпицентре массовых протестов на юге Ирака, которые унесли жизни, по меньшей мере, 15 человек. Если данные беспорядки считать частью антиправительственных митингов, начавшихся в июле, то количество жертв увеличивается до 27 человек. Волнения были спровоцированы «бездействием» местных властей в связи с «коллапсом городской инфрастуктуры». В отдельные районы Басры на протяжении нескольких месяцев электроэнергия и питьевая вода подаются с большими перебоями.
Разоренный чередой масштабных вооруженных конфликтов на своей территории Ирак также переживает затянувшийся период засухи, который отрицательно сказался на водосбросе главных рек страны – Тигра и Евфрата. Беспрецедентное падение уровня воды, которое невооруженным глазом фиксируется в районе Багдада и по мере спуска на юг, в перспективе обещает нанести стране «двух великих рек» больший урон, чем нынешняя война с террором.

СИРИЯ
Одним из главных событий сентября для Сирии стало подписание президентами Турции и России Меморандума о стабилизации обстановки в зоне деэскалации «Идлиб» от 17 сентября Среди итогов четырехчасовых переговоров Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана:
• создание демилитаризованной зоны вдоль линии соприкосновения сирийских правительственных войск и группировок вооружённой оппозиции САР на глубину от 15 до 20 километров.
• вывод до 10 октября из зоны деэскалации тяжёлых вооружений (танков, реактивных систем залпового огня и минометов);
• передача контроля в демилитаризованной зоне силам подвижных патрульных групп турецких подразделений и подразделений российской военной полиции.
• обязательство Турции вывести  все радикально настроенные элементы из демилитаризованной зоны.
Отмена, казалось уже неизбежной военной операции в Идлибе, была позитивно воспринята всем многоцветьем игроков на сирийском пространстве. Одобрение и благодарность заключенному соглашению выразили Президент США Дональд Трамп, спецпосланник ООН по Сирии Стеффан де Мистура, представители Ирана.
Представители группировок вооружённой оппозиции, действующие в сирийской провинции Идлиб, назвали установление зон демилитаризации «победой» противников режима Башара Асада. В свою очередь, сирийские официальные лица назвали достигнутую накануне договорённость «тестом» для Турции.
Начало месяца для боевиков было отмечено интенсивными бомбардировками их объектов в районе Кефер-Зита на севере Хамы, в населенном пункте Темения на юге Идлиба российскими ВКС. В результате два российских бомбардировщика Су-34 уничтожили цех «Джебхат ан-Нусры» в Идлибе, где боевики собирали ударные беспилотники и находился склад со взрывчаткой для этих аппаратов. В то время как, многоцелевой истребитель Су-35С уничтожил склад переносных зенитных ракетных комплексов.
Ожидание вооруженного наступления спровоцировало запуск съемок постановочной химатаки в Идлибе.12 сентября два соответствующих видеосюжета были переданы российской стороной в ООН и Организацию по запрещения химического оружия. Также согласно заявлениям российского Министерства обороны, организация «Белые каски» вместе с террористами занимались подготовкой реальной химатаки хлором против мирных жителей в Сирии.
Нельзя забывать, что Идлиб – это провинция, бывшая одним из первых и главных очагов мятежа против правительства Асада, а в настоящее время она превратилась в последний «сборный пункт» всех его противников на территории Сирии. Данные условия затрудняли как проведение здесь военной операции, так и удержание под контролем освобожденной территории.
Текущее соглашение с большой вероятностью спровоцирует новые столкновения между группами боевиков в Идлибе. Эта провинция долгое время выступала в качестве перевалочного пункта для контрабандистов, перевозящих как товары повседневного назначения, так и вооружения. И если на данный момент КПП с Сирией и Турцией поделены между различными бандами, идея демилитаризованной зоны повлечет за собой новый передел сфер влияния в провинции. По всей видимости, в этот раз преимущество будет на стороне протурецких группировок и объединений.
Отмена операции правительственных войск в Идлибе не означает окончание фазы активной вооруженной войны с террористическими группировками. Так, подразделения сирийской армии и отряды ополчения отразили 26 сентября нападение боевиков террористической группировки «Джебхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра) на позиции правительственных войск к северу от административного центра провинции Хама. Сирийские войска в ходе артиллерийских и воздушных ударов нанесли потери противнику и заставили бандформирования отступить к Эль-Латамне
Также с 11 сентября сирийская армия проводит новую операцию против остатков боевиков террористической группировки ИГ в провинции Дейр-эз-Зор. Подразделения Республиканской гвардии ВС Сирии ведут наступление на позиции ИГ в районе Сарука к югу от города Эль-Шула.
Параллельно с этим поддерживаемые Соединёнными Штатами подразделения арабо-курдского альянса «Сирийские демократические силы» «яростно атаковали» позиции ИГ в районе населённого пункта Хаджин в одноименной провинции.

ЛИВИЯ

В ливийской столице Триполи ожесточенные столкновения не стихали с 26 августа и прекратились лишь после 4 сентября, когда противоборствующие группировки при посредничестве Миссии ООН по поддержке в Ливии заключили соглашение о прекращении огня. Тогда в них участвовали с одной стороны – так называемая «Седьмая пехотная бригада», большинство бойцов которой являются выходцами из города Тархуна (60 км к юго-востоку от столицы), а с другой — подразделения так называемого батальона «Революционеров Триполи», поддерживаемого другими фракциями, подчиняющимися признанному мировым сообществом кабинету национального согласия Фаиза Сараджа. Многие столичные кварталы неоднократно подвергались беспорядочным минометным обстрелам, за это время погибли 78 человек и свыше 300 получили ранения. После почти двухнедельного затишья в минувший понедельник группировки вновь начали обстреливать позиции друг друга.
В середине сентября боестолкновения в Триполи возобновились с новой силой и в тех же лицах. Боевики из  «Седьмой бригады» снова выдвинулись на Триполи из  Тархуна. Для сдерживания натиска «Седьмой бригады» в главный город страны вошли отряды «Революционной бригады» и «Бригады Наваси».
При этом главнокомандующий Ливийской национальной армии (ЛНА) фельдмаршал Халифа Хафтар заявил, что ЛНА вмешается в продолжающийся вооружённый конфликт в Триполи в «правильное время» и «правильным путём». По словам Хафтара, в данное время подразделения ЛНА не принимают участие в боях в ливийской столице.
Представители ЮНИСЕФ выступили с заявлением, что почти полмиллиона детей в столице Ливии находятся перед лицом «непосредственной опасности» из-за продолжающихся здесь ожесточённых уличных боёв. По данным министерства здравоохранения Ливии на  22 сентября в результате боестолкновений в столице североафриканской страны, которые длятся с конца августа, погибло более 115 человек, около 400 получили ранения.

ЙЕМЕН

Войска международно признанного правительства Йемена при воздушной и наземной поддержке коалиции во главе с Саудовской Аравией перешли в новое наступление на удерживаемый формированиями шиитского движения «Ансар Алла» (хоуситы) крупный населённый пункт на берегу Красного моря – портовый город Ходейда.
Коалиция совместно с йеменскими правительственными силами начала операцию «Золотая победа» по захвату подконтрольного «Ансар Аллах» портового города 14 июня 2018 года. Спустя две недели кампания была приостановлена для поддержки усилий спецпосланника ООН Мартина Гриффитса для подготовки переговоров. Консультации с участием обеих сторон конфликта должны были стартовать 6 сентября. Однако на них прибыла только делегация правительства Йемена, в то время как представители движения «Ансар Аллах» отказались покинуть Сану, потребовав гарантий, что они не только не будут остановлены по пути в Женеву, но и смогут безопасно вернуться по завершении консультаций. 
Стремясь получить ощутимое преимущество перед очередным раундом переговоров, войска коалиции решили нанести поражение хоуситам на ключевом для них участке. Так, государственный министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш считает освобождение города-порта Ходейда от мятежников-хоуситов одним из основных условий для возобновления политического процесса в Йемене после срыва консультаций в Женеве. Первыми результатами сентябрьского наступления для сил коалиции стали: перекрытие дорожного сообщения с удерживаемой хоуситами столицей, уничтожение крупного арсенала мятежников на личной вилле покойного экс-президента А.А. Салеха, нанесение дополнительного ущерба городской инфраструктуре бомбардировками.
На этом фоне Эр-Рияд принял решение о приостановке или полной блокировке материально-технического снабжения отрядов партии «Ислах», филиала движения «Братьев-мусульман» в Йемене. Последняя ревизия в Министерстве обороны королевства вскрыло факты нецелевого и малоэффективного расхода средств на этом направлении. Таким образом, Эр-Рияд снижает свое влияние на земле, но достигает большего взаимопонимания с союзниками по коалиции – Абу-Даби и Каиром – идеологически нетерпимыми ко всем игрокам, ассоциируемым с БМ.
Безуспешное продолжение военного противостояния в Йемене в среднесрочной перспективе несет в себе серьезные внешне- и внутриполитические риски для руководства КСА и ОАЭ, вложивших в эту компанию впечатляющий объем имиджевого капитала и финансовых средств. Между тем, социально-экономическая нестабильность, вызванная длящейся войной, фрустрация  местного населения делают Йемен благодатной почвой для вербовки новых рекрутов для  террористических организаций, таких как «Аль-Каида на Аравийском полуострове». Вооруженный конфликт таких масштабов, как нынешняя гражданская война, неизбежно продолжит создавать «серую зону» для нелегальной деятельности любого калибра на больших никем неконтролируемых пространствах Йемена.

***
В свете текущих системных вызовов Ираку предстоит кардинально менять текущий подход к вопросам обеспечения населения водой (в том числе, посредством контроля над нелимитированным скважинным бурением) и электричеством, что потребует смены методов ведения административной деятельности, искоренению коррупции.
Эффективность российско-турецких договоренностей по Сирии будет поставлена в зависимость от того, насколько успешно Анкара сумеет сегрегировать идлибскую вооруженную оппозицию. В отсутствии прозрачных инструментов контроля за результатами этой деятельности итоги каждая из сторон соглашения (включая объекты) может видеть по-разному.
Нынешняя эскалация в Триполи показывает всю неоднозначность ранее достигнутых в Риме и Париже межливийских переговоров, указывая что ливийские центры силы не ограничиваются Хафтаром и Сараджем. Масштабность и интенсивность столкновений в столице ставят под вопрос возможность проведения легитимных общеливийских выборов в соответствии с планом Гасана Саламе.

Д.Тарасенко

Турция: июль-август 2018г. (дайджест)

Прошло уже несколько месяцев с того момента как Турция превратилась из парламентской в президентскую республику. За это время состоялась торжественная церемония инаугурации президента, стал известен состав нового правительства, члены которого уже приступили к активному исполнению своих обязанностей, а страна тем временем постепенно продолжает привыкать к новым политическим реалиям, причем как на внутри-, так и на внешнеполитическом направлении.
Отличительной чертой внешнеполитического курса Анкары за последние два месяца стало резкое ухудшение отношений с США, однако теперь не только в политической сфере, но и в области финансов и экономики, а также в равной степени резкое налаживание контактов со странами Евросоюза.

Отношения с Россией
В настоящий период времени российско-турецкие отношения развиваются в положительном ключе, о чем свидетельствует количество контактов на высшем и высоком уровнях, которое в последнее время увеличилось в разы. Активизация двустороннего взаимодействия происходит на фоне ухудшения отношений Турции с Западом, которое продолжается по меньшей мере вот уже несколько месяцев. С точки зрения Турецкой Республики, Россия стала одной из главных стран-партнеров в условиях нового внешнеполитического курса, реализуемого переизбранным в июне президентом Эрдоганом. Сегодня Анкара ищет поддержку в лице Москвы и в то же время сама старается считаться с мнением российской стороны, предпринимая попытки стать ближе к России и связанным с ней организациям и структурам.
Так, например, на полях очередного саммита лидеров БРИКС, состоявшегося в июле в Йоханнесбурге, Р.Т. Эрдоган, также присутствовавший на встрече, заявил о намерении Турции присоединиться к альянсу, попутно с этим напомнив, что все пять стран БРИКС, а также Турция, являются членами G20, и интеграция Турецкой Республики в данную структуру положительно скажется на взаимодействии государств в рамках работы обоих блоков. И хотя позднее Эрдоган говорил о том, что страны союза тепло приветствовали его предложение, президент России В.В. Путин в свою очередь заявил, что расширения состава БРИКС пока не планируется, однако не исключил такого развития события в дальнейшем. В то же время, в ходе встречи лидеров России и Турции, которая также состоялась на полях саммита, В.В. Путин отметил подъем в отношениях двух государств в разных сферах, в то время как Эрдоган в привычной ему манере иронично упомянул о «чувстве ревности», которое, по его словам, вызвано у некоторых стран турецко-российским сближением. Под «некоторыми» Эрдоган подразумевал государства западного мира во главе с США, и даже если в громких словах главы Турции на тот момент была доля правды, намного больше эмоций у указанных стран должны были вызвать дальнейшие двусторонние контакты на разных уровнях, имевшие место в августе. Чего только стоит приглашение турецкой стороной министра иностранных дел России С.В. Лаврова принять участие в совещании послов и постоянных представителей Турции при международных организациях, состоявшееся 13-14 августа. Важно, что российский министр, который осветил ключевые направления внешней политики России, а также провел переговоры со своим турецким коллегой, впервые прибыл Анкару с целью посещения такого рода мероприятия. И хотя от начала до конца она прошла за закрытыми дверями, данная встреча, очевидно, придала импульс дальнейшему развитию двусторонних контактов. После этого столицу Турецкой Республики в период с 17 по 18 августа посетила делегация Госдумы во главе с председателем В. Володиным. Цель его приезда была не менее интересной и заключалась в участии в шестом съезде Партии справедливости и развития, а также проведении переговоров с лидером Турции по его завершении. Середина и конец августа ознаменовались ответными визитами турецкой стороны – 17 августа в Москве состоялись переговоры министра обороны РФ С. Шойгу с министром национальной обороны Турции Х. Акаром. Во время повторной встречи 24 августа к ним также присоединился глава Национальной разведывательной организации Турции Х. Фидан. Обе встречи были посвящены вопросу урегулирования ситуации в Сирии, возвращению на родину сирийских беженцев, а также региональной безопасности на Ближнем Востоке в целом. В то же время, 24 августа, в столице России прошли переговоры министра иностранных дел России С.В. Лаврова с его коллегой М. Чавушоглу, прибывшим в Москву с ответным визитом. В ходе встречи обсуждался широкий круг проблем, в том числе сирийский вопрос, процесс реализации ряда совместных проектов, вопрос отмены визового режима, а также грядущие встречи. Одна из таких встреч, по предварительным данным, состоится в сентябре в Тегеране и станет продолжением так называемого астанинского процесса, объединяющего лидеров России, Ирана и Турции, а также очередным продолжением российско-турецкого взаимодействия.

Отношения с Западом
Несколько иным образом складываются отношения Турции с западными коллегами, в особенности с Соединенными Штатами. Антизападные настроения уже достаточно давно прослеживались в риторике турецких властей, однако гневные слова в адрес Америки переросли в решительные действия только сейчас.
На этот раз поводом для очередных разногласий стала, казалось бы, давно забытая история об американском пасторе, в свете планомерного ухудшения турецко-американских отношений вновь приданная огласке. Эндрю Брансон – как уже отмечалось, американец, проживающий в Турции и арестованный осенью 2016 года сперва за нарушение иммиграционного законодательства, а вскоре и за предполагаемые связи с Ф. Гюленом – лидером запрещенной в Турции организации FETO и по совместительству главным виновником и зачинщиком неудавшегося в июле 2016 года переворота по версии турецкого следствия. На протяжении долгого времени стороны не могли достичь согласия по этому вопросу – США требовали предоставить Брансону свободу, турки в обмен на это требовали экстрадиции Гюлена. Так и не сумев найти компромисс, Соединенные Штаты решили использовать данную ситуацию как предлог для новых обвинений Турции в нарушении прав и свобод, а также для последовавших за этим мер – сначала в виде ограничений в отношении отдельных министров, а затем в виде полноценных экономических санкций. Примечательно, что в конце июля Брансон все же был отпущен под домашний арест, что, однако, не остановило США от дальнейшей конфронтации. Разумеется, что за разногласиями по вопросу Брансона скрываются более значимые и непримиримые противоречия, например, по Сирии, отказу Турции поддержать антииранские санкции, по вопросу покупок С-400 и более независимой внешней политики Анкары. Соединенные Штаты устали от амбиций Турции, в то время как сама Турция устала быть пешкой в руках Вашингтона. В последнее время Р.Т. Эрдоган прямо заявляет о готовности искать новых партнеров, демонстрируя явное нежелание сотрудничать с США, но при этом пока не делая каких-либо поспешных выводов о членстве в НАТО, не считая уже привычных заявлений о необходимости закрыть военную базу Инджирлик, которые, к слову, были активно поддержаны турками в сети хэштегом #incirlikkapatılsın. Таким образом, если раньше лидера Турции от конкретных действий в отношении США останавливала политическая неопределенность перед выборами, то теперь, когда все уже решено, Эрдоган наконец перешел к реализации внешнеполитического курса не в пользу Соединенных Штатов. Стоит отметить, что кризис двусторонних отношений достиг таких масштабов, что заслужил внимание пресс-секретаря Генерального секретаря ООН С. Дуярича, призвавшего стороны решить свои проблемы путем двустороннего диалога, однако его слова внимания «враждующих» сторон, по всей видимости, не удостоились и до сих пор так и не были услышаны.
При этом в настоящее время наблюдаются изменения по линии Турция – ЕС. Санкционная политика США, которая коснулась как стран Евросоюза, так и Турции, вероятно, вопреки ожиданиям Соединенных Штатов, стала благоприятным фактором для турецко-европейского сближения. Турецкая Республика предприняла попытки восстановить контакты с самыми проблематичными за последние несколько лет с точки зрения двусторонних отношений государствами – Германией и Нидерландами. Так, например, лидеры двух государств Р.Т. Эрдоган и А. Меркель провели телефонные переговоры, в ходе которых была отмечена важность сотрудничества между странами. Кроме этого, некоторые немецкие министры и политики высказываются за то, чтобы оказать финансовую помощь Турции, чего еще несколько лет назад от представителей Евросоюза услышать было практически невозможно. При этом стороны, судя по всему, готовы обсуждать не только экономические и двусторонние вопросы, но и проблемы регионального характера. В настоящее время известно о том, что идет подготовка к четырехстороннему саммиту в непривычном формате Россия, Германия, Франция и Турция по вопросу сирийского урегулирования. При этом стоит отметить, что за налаживание диалога с Турцией в конце августа высказался и лидер Франции, призвав стороны выработать стратегическое партнерство с Турецкой Республикой. Что касается Нидерландов, то о восстановлении отношений с этой страной было объявлено в совместном заявлении двух стран, однако впервые эта тема поднималась министрами иностранных дел государств еще в июле на полях саммита НАТО. При этом интересно, что вновь приоритетным стал вопрос вступления Турции в ЕС – о желании продолжить переговоры по этому поводу заявляли в МИДе Турции, и, вероятно, до тех пор, пока у заинтересованных сторон есть причины восстанавливать отношения, такие разговоры еще будут иметь место в турецко-европейской политике.

Ближний Восток
Ближневосточная политика Турции за последнее время не претерпела значительных изменений. В настоящее время на политической арене Ближнего Востока, а именно его сирийской части, ведется серьезная борьба за провинцию Идлиб, где Турция, по понятным причинам, принимает активное участие.
Идлиб, расположенный на северо-западе страны, остается единственным регионом, находящимся под контролем боевиков. При этом Идлиб также является одной из так называемых зон деэскалации, за безопасность которой Турецкая Республика, наряду с другими странами-гарантами – Россией и Ираном, – несет ответственность. Кроме этого, особый интерес у Турции данный регион вызывает ввиду его непосредственной близости к приграничной турецкой провинции Хатай и другим районам, в которых государство ранее проводило свои операции и которые Турции рассматривает в качестве своей зоны влияния. Неудивительно, что в августе президент Эрдоган заявлял о том, что Турция готовит новые военные кампании на сирийском пространстве, а спустя некоторое вооруженные силы государства были замечены при переброске войск. За последние несколько недель августа Турция действительно сконцентрировала на приграничных с Сирией территориях большое количество военной техники. В то же время интересно, что на встрече со своим российским коллегой в Москве глава МИД Турции М. Чавушоглу заявил о необходимости невоенного решения конфликта, что коррелирует с позицией России по этому вопросу, однако не слишком убедительно звучит на фоне заявлений Эрдогана о подготовке новых военных операций и стягивании в район провинции Хатай на турецко-сирийской границе военной техники, которая теоретически в любой момент может быть применена Турцией с целью достижения ее интересов.
В то же время Турция, несмотря на то, что переговоры по Манбиджу продолжаются, больше не может рассчитывать на поддержку Соединенных Штатов, а поэтому вынуждена считаться с международным сообществом, прежде всего, в лице союзников по астанинскому процессу. Так, например, помимо вышеупомянутых двусторонних контактов России и Турции сирийская проблематика обсуждается Турцией в двустороннем формате с Ираном, с которым ее теперь объединяет не только союзничество в рамках астанинских переговоров, но и общая проблема в лице США. Так, например, в ходе не анонсированного ранее визита, 29 августа министр иностранных дел Ирана посетил Турцию, где обсуждался в том числе и вопрос урегулирования сирийского кризиса.

Внутриполитическая обстановка
9 июля в здании парламента в Анкаре Р.Т. Эрдоган во второй раз в своей жизни принес президентскую присягу, после которой, по уже сложившейся традиции, направился в мавзолей М.К. Ататюрка, а затем в президентский дворец. Именно там состоялась торжественная церемония инаугурации переизбранного президента, после чего глава государства огласил новый состав правительства, тем самым «дав старт» переходу от парламентской республики к президентской.
Как предполагают конституционные поправки, вступившие в силу после июньских выборов, должность премьер-министра, которую занимал Б. Йилдырым, упраздняется. Отныне Эрдоган сам возглавляет правительство, которое и было сформировано под его руководством. Вместе с этим, стало известно о появлении новой должности вице-президента, которую занял Фуат Октай, и, нужно отметить, появление данной персоны в числе приближенных к Эрдогану лиц неслучайно. Ф. Октай начинал свою карьеру на государственной службе с Управления по предотвращению и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, которое он возглавлял с 2012 по 2016 годы. Тогда Управление находилось в ведении премьер-министра, пост которого в то время занимал именно Эрдоган, что позволяет сделать вывод о том, что Октай и нынешний президент знакомы достаточно давно. Кроме того, новый вице-президент компетентен в вопросах внутренней и внешней политики государства – в 2016 году он принимал участие во встрече Эрдогана с канцлером Германии А. Меркель, а затем занял пост заместителя премьер-министра. Особо интересным в биографии Октая является тот факт, что во время попытки переворота в июле 2016 года он оказывал сопротивление повстанческим силам, что немаловажно для Эрдогана, и даже добился трансляции выступления премьер-министра на одном из турецких телеканалов. Кроме того, он принимал участие в координационной деятельности военных операций в Сирии – сначала это была «Щит Евфрата», затем «Оливковая ветвь». Исходя из этого, можно предположить, что на должность «правой руки» Эрдогана и требовался именно такой человек, как Октай – хорошо знакомый с политическим курсом Турции, более того, поддерживающий инициативы государства и готовый отстаивать его интересы. Что касается нового правительства, то свои посты удалось сохранить лишь 3 людям – М. Чавушоглу так и остался во главе Министерства иностранных дел Турции, в то время как С. Солу и А. Гюль остались в должности министра внутренних дел и министра юстиции соответственно, остальные министры были назначены Эрдоганом на свои должности впервые. Так, Х. Акар, бывший глава генштаба, занял пост министра обороны, Б. Албайрак, стоявший во главе министерства энергетики, стал министром финансов и казначейства, З.З. Сельчук возглавит министерство труда, социального обслуживания и семьи, М. Варан – министерство промышленности и технологий, Д. Туран – министерство транспорта и инфраструктуры, Б. Пакдемирли – министерство сельского и лесного хозяйства, З. Сельчук – министерство образования, М. Касапоглу – министерство по делам молодежи и спорта, М. Эрсой – министерство культуры и туризма, а М. Курум – министерство экологии и градостроительства. При этом Эрдоган принял решение сократить количество министерств – с 21 до 16. В число упраздненных символично вошло Министерство по делам ЕС, функции которого отныне возложены на МИД, а также Министерство экономики, ставшее частью Министерства торговли.
Другим важным внутриполитическим событием можно назвать 6-й съезд правящей ПСР, где выступил с заявлениями президент Эрдоган, единогласно переизбранный в качестве председателя партии 1380 делегатами. Выступление главы государства на съезде в основном было посвящено новым вызовам, стоящим перед Турцией, а также громким словам Эрдогана о величестве турецкой нации. Так, президент в очередной раз раскритиковал политику США в отношении Турции, заявив, что турецкий народ готов и может противостоять подобным провокациям, не давая в обиду национальные интересы государства. Что касается решений, которые переизбранный президент уже успел принять, то одним из первых стал отказ продлевать режим ЧП, который был введен в стране два года назад. Решение Эрдогана вполне объяснимо – после попытки переворота и вплоть до июньских выборов главе государства было необходимо не допустить очередной дестабилизирующей ситуации, способной подорвать авторитет президента, и введение режима ЧП являлось единственным предлогом, позволяющим контролировать неугодную президенту деятельность, ссылаясь на необходимость обезопасить государство. Теперь же, когда полнота власти сосредоточена в руках Эрдогана, и он может взять под свой контроль большую часть процессов самостоятельно, режим ЧП перестал быть нужным. Таким образом режим ЧП перестал действовать 19 июля, однако при этом пресс-секретарь президента И. Калын заявил, что при необходимости он снова будет введен.

Экономическая ситуация
В то время, как полным ходом идет реализация крупных экономических проектов, в которых задействована Турция, например, в виде «Турецкого потока», завершенного уже на 80%, экономика страны переживает настоящий кризис, который, однако, спровоцирован внешнеполитическими и внешнеэкономическими факторами.
Напряженность двусторонних отношений Турции и США вылилась в открытую торговую войну, которая в значительной степени подорвала лиру и турецкую экономику в целом. Начало стремительному ухудшению отношений было положено 1 августа, когда Соединенные Штаты ввели санкции в отношении министра внутренних дел и министра юстиции Турции в качестве ответа за отказ освободить Э. Брансона. На этом Д. Трамп не остановился и позже принял решение повысить пошлины на алюминий (20%) и сталь (50%), ввозимые из Турции, а результате чего курс лиры по отношению к доллару резко понизился, а 10 августа турецкая лира обновила исторический минимум с 2001 года, обрушившись на 18%. После этого президент Турецкой Республики неоднократно выступал с заявлениями о том, что Турция не станет терпеть подобного отношения и примет ответные меры. Какое-то время реакция Турции ограничивалась предупредительными, хотя и достаточно жесткими, высказываниями в адрес Вашингтона, призванными прекратить начатые провокации. Тем не менее, когда показатели инфляции в стране в прямом смысле этого слова превзошли все ожидания Центробанка, когда турецкая лира стала самой обесценившейся валютой после аргентинского песо, и когда стало понятно, что Вашингтон непреклонен перед «вразумительными» речами турецкого президента, специалисты почти во всем мире стали твердить о необходимости принятия Центробанком Турции экстренных мер по поддержанию национальной валюты. В частности, свою обеспокоенность выразили представители МВФ, ожидающие от Турции конкретных действий по урегулированию экономической ситуации. Однако вместо этого Эрдоган призвал жителей поменять доллары на лиры с целью поддержания турецкой валюты, озвучил инициативу объявить войну американским гаджетам, которая была поддержана частью турецких граждан, и в итоге принял решение бороться с Америкой свойственным ей же образом.
15 августа Турция объявила о введении дополнительных пошлин на ряд американских товаров. В числе самых высоких – табачные изделия (60%), алкоголь (140%), автомобили (до 120%) и косметическая продукция (до 60%). Президент Эрдоган, в свою очередь, днями ранее заявил, что с США доллары, а с Турцией Аллах и, возможно, отчаянные изречения турецкого президента действительно были услышаны Всевышним, но Турцию поддержало большое количество стран, в том числе Россия, Китай и даже представители ЕС, в частности, Германия. Вероятно, именно эта поддержка и стала одним из поводов к решительным действиям турецкого руководства, которое тоже слышало повсеместную критику американской политики и предполагало, что Турецкая Республика не останется одна в этой ситуации. Как итог, американо-турецкое противостояние спровоцировало разговоры о необходимости проводить расчеты по вопросам двусторонней торговли в национальных валютах со многими из стран. Например, данный вопрос уже обсуждался Россией и Турцией в ходе двусторонних переговоров. Кроме того, в беде не оставил Турцию и ее давний друг Катар, согласившийся инвестировать в турецкую экономику 15 млрд. долларов и подписавший со страной двустороннее соглашение по обмену валют в рамках этого проекта, тем самым дав Турции шанс на постепенное восстановление.

***
В настоящий период времени Турция переживает переломный этап в своей истории. Эпоха кардинальных перемен, причем одновременно во внешней и во внутренней политике происходит на фоне крупнейшего за всю историю существования государства экономического кризиса, с чем Турецкая Республика не сталкивалась никогда. На данный момент можно сказать, что экономика Турции держится из последних сил, и, несмотря на то, что президент отказывается повышать ставки и влиять на ситуацию изнутри, руководство активно ищет сотрудников на мировой арене и, судя по тому, что пока находятся источники финансирования в лице Катара и есть общее понимание необходимости урегулировать ситуацию, надежда на светлое будущее турецкой лиры пока сохраняется. При этом можно сказать, что действующего лидера Р.Т. Эрдогана такого рода ситуация не сильно смущает – он вполне уверен в своих действиях и, во всяком случае пока, без паники принимает происходящие изменения. Во внешнеполитическом плане Турция убедилась в том, что концепция глобального лидерства США уже исчерпала себя и приняла решение стать страной, открытой для внешнего сотрудничества. В мировых СМИ массово обсуждается возможность формирования нового союза формата Россия – Турция – Иран и даже Китай – как главных «жертв» санкционной политики Соединенных Штатов. Однако, если с Россией и Ираном у Турции действительно наблюдается координация на всех уровнях, то говорить о формировании долгосрочных союзов с Китаем пока действительно рано. Дружба против США – одно из немногих (если не единственное) обстоятельств, сближающих эти две страны на данном этапе. Та же ситуация складывается с Европейским Союзом – общие претензии к политике Д. Трампа вынудили стороны забыть прошлые обиды, а также массу неразрешимых двусторонних проблем и сосредоточиться на коллективной критике Соединенных Штатов. Тем не менее, уже сейчас можно предположить, что восстанавливающийся сегодня союз Турция – ЕС – явление, скорее всего, эпизодичное. Внезапное сотрудничество государств, которые еще несколько месяцев назад отказывались от контактов друг с другом, – вынужденное и, как следствие, недолговременное. Вопрос заключается лишь в том, кто первым сойдет с дистанции, а если быть точнее – кто первым наладит отношения с причиной этого сотрудничества – США.

В. Аватков, А. Сбитнева

Израиль: июль-август 2018 г. (дайджест)

Июль и август были отмечены несколькими важными событиями во внутренней политике Израиля. Был принят Закон о национальном характере, который, как и любая другая законодательная инициатива, имеющая национальную окраску, вызвал широкий резонанс и неоднозначную реакцию мирового сообщества. Резкой критике документ также подвергли представители лояльной к Государству друзской общины, которая 4 августа вышла на митинг в Тель-Авиве. Также разразился кризис вокруг нового Закона о призыве, поправки к которому являются тем, что может развалить правящую коалицию и привести Израиль к досрочным выборам.
За два месяца Армия обороны неоднократно наносила удары по объектам ХАМАС на территории сектора Газа, а также провела военные учения в пустыне Негев; несмотря на достижение соглашения о перемирии, приграничные населённые пункты не вернулись к мирной жизни и ситуация продолжает оставаться взрывоопасной. В конце августа в связи с продолжающимися протестами израильские власти приняли решение о закрытии перехода через КПП на границе с Газой.
Что касается внешней политики, то в течение лета состоялись встречи Б. Нетаньяху с В. Путиным в Москве, Б. Нетаньяху с С. Лавровым и В. Герасимовым в Израиле, П. Климкина с З. Элькиным, Б. Нетаньяху с Д. Болтоном. Обсуждались актуальные проблемы двусторонних отношений, палестино-израильское урегулирование, ситуация в Сирии, иранская ядерная программа.

Голанские высоты
После того, как в июне ЦАХАЛ объявил о внезапных военных учениях на Голанских высотах рядом с сирийской границей, в начале июля Армия обороны приняла решение перебросить в район дополнительные танки и артиллерию. При этом израильская сторона заявила о своём намерении не вмешиваться в события на территории Сирии. Премьер-министр Б. Нетаньяху, комментируя решение ЦАХАЛа, обосновал усиление израильских войск на Голанах необходимостью Государства защищать свои границы и нежеланием допускать беженцев на территорию страны, но подчеркнул, что Израиль постоянно находится в контакте с Москвой и Вашингтоном по поводу Сирии. Позже в ходе телефонного разговора ситуацию обсудили министры обороны России и Израиля — С. Шойгу и А. Либерман.
В начале августа на юге Голанских высот ВВС Израиля подвергли обстрелу группу боевиков ИГИЛ; было уничтожено семь террористов. В районе впервые за 6 лет появился патруль миротворцев ООН. Также на высотах у демилитаризованной зоны было выставлено четыре поста российской военной полиции.

Сирия
В июле военно-воздушные силы Израиля нанесли удар по авиабазе в провинции Хомс, после чего силы ПВО Сирии совершили ответную атаку, в результате которой одному из самолётов ВВС Израиля был нанесён урон. Тель-Авив данный инцидент не прокомментировал. Позже израильские самолёты нанесли несколько ударов по объектам сирийской армии в провинции Кунейтра; по заявлениям ЦАХАЛа, эта атака была совершена в ответ на вторжение в воздушное пространство Государства беспилотного летательного аппарата. 11 июля в ходе встречи с В. Путиным, Б. Нетаньяху заявил о намерении Израиля пресекать любые попытки нарушения границы. 24 июля Армия обороны сообщила об уничтожении самолёта ВВС Сирии; постоянный представитель Израиля при ООН Д. Данон подтвердил слова премьер-министра о том, что Государство не потерпит никакого нарушения своего суверенитета. В ООН наблюдают за ситуацией.
В конце июля представитель Министерства иностранных дел Израиля Э. Нахшон заявил об эвакуации с территории Сирии членов скандально известной неправительственной организации «Белые каски». Б. Нетаньяху сообщил, что операция была проведена по просьбе президента США Д. Трампа и ряда других мировых лидеров. Через несколько месяцев эвакуированные будут переправлены в Великобританию, Канаду, Францию и Германию; внешнеполитическое ведомство ФРГ уже подтвердило свою готовность принять «Белые каски». Активисты организации утверждают, что за время её существования были спасены жизни ста тысяч сирийцев, однако власти Сирии полагают, что «Каски» действуют в интересах группировки «Фронт ан-Нусра», которая запрещена в России.

Палестина
В середине июля представители движения ХАМАС заявили, что при посредничестве Египта была достигнута договорённость с Израилем и прекращён огонь. За день до появления в СМИ этой информации, командующий ПВО Израиля Ц. Хаймович заявил о ста ракетах и минах, выпущенных по Израилю за день. Из них система противовоздушной обороны перехватила около двадцати релевантных снарядов. После заявления представителей ХАМАСа, пресс-служба армии обороны Израиля в своём твиттере опубликовала сообщение о зафиксированных двух миномётных снарядах из Газы и ответной атаке ЦАХАЛа.
Б. Нетаньяху впервые с момента начала эскалации (март) приехал на юг страны, где встретился с главами общин Юга в городе Сдерот. Глава Государства сообщил жителям населённых пунктов региональных советов Шаар а-Неев, Эшколь и Хоф-Ашкелон, что не может гарантировать скорое разрешение конфликта и попросил их быть готовыми к длительной кампании. Более того, он подчеркнул, что никакое мирное соглашение в той или иной форме израильская сторона не приемлет до тех пор, пока со стороны Газы не будут прекращены запуски огненных воздушных змеев.
Позже Армия обороны начала учения «Стальные ворота», которые имитируют вхождение сухопутных войск в сектор Газа. «Суррогатом Газы» стал город Беэр-Шева. Помимо военных учений, Израиль наложил ограничения на поставку в Газу топлива и газа, а горячее и лекарства поставляются теперь только после рассмотрения каждого конкретного случая и вынесения решения по нему. Эти санкции стали самыми жёсткими за всю историю введения ограничений.
В сложившихся обстоятельствах парламент Израиля отменил поправку к одному из Основных законов — закону о правительстве — согласно которой премьер-министр и глава Министерства обороны в исключительных случаях могли объявлять войну, не согласовывая это решение с военно-политическим кабинетом и самим Кнессетом.
Соглашение о перемирии было достигнуто в ночь на 21 июля, однако на следующий день Нетаньяху заявил о готовности Израиля при необходимости нанести ещё более мощные удары по Газе, чем ранее. Палестино-израильское урегулирование обсуждалось также в конце июля заместителем главы Министра иностранных дел России М. Богдановым и директором Службы общей разведки Палестины М. Фараджем.
В конце июля вышла на свободу палестинка А. Тамини, находившаяся в заключении в течение почти восьми месяцев после нападения на израильского офицера.
В течение августа конфликт развивался по своему обычному сценарию: со стороны сектора Газа выпускались ракеты, силы ВВС Израиля в ответ наносили удары по объектам в Газе. Президент Палестины М. Аббас призвал международное сообщество вмешаться в ситуацию. Франция попросила стороны не допускать дальнейшей дестабилизации. Новое соглашение о перемирии на фоне интенсивных взаимных обстрелов было заключено в ночь на 10 августа. В конце месяца Израиль закрыл контрольно-пропускной пункт «Эрез» на границе с Газой в связи с непрекращающимися протестами. Открыть КПП израильские власти распорядились 27 августа.

Двусторонние переговоры
В течение лета Б. Нетаньяху встречался 11 июля с президентом России В. Путиным в ходе своего визита в Москву и 23 июля — с главой Министерства иностранных дел С. Лавровым и главой Генштаба России В. Герасимовым в ходе визита российской делегации в Израиль. На встречах обсуждалось палестино-израильское урегулирование и ситуация в Сирии, в частности, израильская сторона заявила о заинтересованности в выводе сил Ирана из Сирии, при этом не отказываясь от каких-либо предложений российской стороны. Б. Нетаньяху отметил, что переговоры двух стран могут повысить безопасность и уровень доверия на Ближнем Востоке.
Власти Израиля продолжают борьбу с нелегальной миграцией из стран бывшего СССР. В частности, Государство признало Украину безопасной страной, на территории которой не ведётся военных действий, и отказало многим мигрантам в получении статуса беженца. За 2017 год в страну прибыло 70 тысяч нелегальных мигрантов с постсоветского пространства, причем самый большой процент людей — украинские граждане. В августе на встрече министра иностранных дел Украины П. Климкина с министром по вопросам охраны окружающей природной среды Государства Израиль, министром по делам Иерусалима и еврейского наследия и сопредседателем Совместной межправительственной украино-израильской комиссии по вопросам торговли и экономического сотрудничества З. Элькиным, стороны договорились в ближайшее время провести официальные консультации с целью окончательного решения вопроса. Помимо этого, министры обменялись мнениями по актуальным вопросам сотрудничества Израиля и Украины, в частности, обсуждалось Соглашение о свободной торговле.
В конце августа в Израиль прибыл советник президента США по национальной безопасности Д. Болтон. В ходе встречи с Б. Нетаньяху обсуждалась иранская проблема; по словам Болтона, одной из главных задач США сегодня является помешать Ирану получить ядерное оружие.

Внутренняя политика
Закон о национальном характере
19 июля после восьмичасовых дебатов Кнессет принял новый Основной закон — «Израиль — национальное государство еврейского народа» (Хок ха-Леум). При голосовании в третьем чтении 62 депутата поддержали документ, 55 высказались против, двое воздержались, что показало разлом по линии правых и левых. Окончательная версия закона закрепляет:
¥ статус Израиля как национального государства еврейского народа;
¥ государственную символику;
¥ единый и неделимый Иерусалим как столицу;
¥ иврит как государственный язык (при этом арабский пользуется особым статусом и, кроме того, не умаляется фактический статус арабского языка, сложившийся до вступления в силу закона, о чём говорится в одном из пунктов Статьи 4);
¥ принцип собирания рассеянных по миру евреев.
Из итоговой версии было убрано спорное положение о приоритете еврейских традиций Израиля над демократическими принципами в случае, когда Верховный суд Израиля — БАГАЦ — выносит решение, а также был принят компромиссный вариант статьи о поселениях, из которой были убраны положения, признанные дискриминационными в отношении арабского населения.
Депутаты Кнессета от арабского Объединённого списка разорвали бумажные копии и покинули зал заседаний в знак протеста. Депутат Талаб абу Арар назвал день принятия закона «чёрным днём для израильской демократии», поскольку, по его мнению, Кнессет де-факто признал, что арабам, которые составляют 20% населения страны, в Израиле не место.
Документ вызвал волну критики не только со стороны арабского меньшинства страны, но и со стороны друзского сектора, и после его принятия община обратилась в Верховный суд. Петицию для Высшего суда справедливости с требованием изменить ряд положений закона подписали три друза-депутата Кнессета — С. Саад, Х. Амар и А. Хадсон, причём только Саад является депутатом от оппозиции (партии «Авода», входящей вместе с партией «ха-Тнуа» в блок «Сионистский лагерь»), двое других парламентариев — представители правящей коалиции, а именно партий «Наш дом Израиль» и «Кулану». В первую очередь критические замечания вызвал седьмой параграф закона, который был расценен друзами как дискриминационный, поскольку он закрепляет лишь еврейское поселенчество в качестве национального приоритета.
Помимо парламентариев, с протестом выступили около ста действующих и бывших офицеров Армии обороны друзского происхождения, которые объединились для борьбы с законом в специальный форум, инициатива создания которого принадлежит генералу в отставке И. Фаресу, расценивающего закон как оскорбительный для общины, которая и так никогда не ставила под сомнение еврейский характер Государства. Другой генерал в отставке А. Асад опубликовал открытое письмо к Б. Нетаньяху, в котором подчеркнул, что многие друзы погибли, защищая страну, которую они, как и евреи, считают своей родиной. Несколько действующих друзских офицеров объявили о своей отставке в знак протеста.
1 августа правительство предложило друзам проект урегулирования противоречий, над которым работали духовный лидер общины шейх М. Тариф, министры А. Кара и Я. Левин («Ликуд»), депутат Х. Амар, экс-депутат Ш. Шанан. Проект предполагает законодательное закрепление статуса друзов, а также черкесов; признание вклада друзской общины в дело государственного строительства; обеспечение привилегий представителей любых меньшинств, служащих в ЦАХАЛе; и признание вклада всех, независимо от национальности и вероисповедания, кто защищает страну.
План, предложенный правительством, устроил не всех представителей общины. 2 августа на встрече Б. Нетаньяху с председателями местных советов друзских населённых пунктов А. Асад, автор открытого письма к премьеру, назвал Израиль «государством апартеида», после чего израильский лидер покинул собрание. Кроме того, организаторы митинга друзской общины, который 4 августа собрал в Тель-Авиве около 100 тысяч человек, уже после заявления о предложенном правительством компромиссном плане сообщили, что мероприятие всё равно состоится.

Закон о призыве
В 2015 году под давлением религиозных партий к Закону о призыве была принята поправка, которая освобождала от призыва учащихся иешив (высшие религиозные учебные заведения). После этого партия «Еш Атид» подала иск в Высший суд справедливости, который был удовлетворён в сентябре 2017 года ввиду того, что поправка является неконституционной и противоречит принципу равенства все граждан перед законом. Суд отсрочил выполнение вердикта и дал Кнессету год на то, чтобы принять новый закон и урегулировать ситуацию.
Новый вариант законопроекта устанавливает количество призывников из числа харедим, которое каждый год должно увеличиваться (но речь всё равно идёт всего о 5-8%). В новом варианте нет пункта об уголовной отвественности учащихся иешив за уклонение от службы, однако предполагается введение экономических санкций и уменьшение бюджета религиозных учебных заведений в случае невыполнения квот призыва, причём размер штрафа тоже будет увеличиваться каждый год. Если же не будет выполняться 85% годовой квоты, то все студенты будут призываться на общих основаниях. 
В ночь на 3 июля состоялось голосование в первом чтении, и с результатом 63-39 поправки были приняты. Во многом такой расклад обеспечила больше всего заинтересованная в законе партия «Еш Атид». Депутаты ультраордоксальных партий проголосовали против.
7 августа БАГАЦ вновь отсрочил выполнение своего сентябрьского вердикта, на сей раз до начала декабря; таким образом, у Кнессета, который выходит с каникул в октябре, есть ещё несколько месяцев на принятие нового закона. Лидер партии «Еш Атид» Я. Лапид выступил с критикой премьер-министра, заявив, что тот руководствуется лишь узкими политическими интересами своими и тех, кто отправляет молодых иешиботников на демонстрации против призыва.

***
С момента начала эскалации палестино-израильского конфликта в результате «террора воздушных змеев» сильно пострадал ют страны — в общей сложности выгорели несколько тысяч акров посадок. В июле многие офицеры, которые четыре года назад участвовали в операции «Нерушимая скала», были привлечены к участию в крупномасштабных манёврах, развёрнутых в пустыне Негев. Не исключено, что, учитывая приглашение представителей СМИ, целью мероприятия является психологическая атака и пока только предупреждение ХАМАСа о серьёзности намерений израильской стороны. В том числе такая мера обусловлена тем, что соглашение о перемирии, достигнутое в середине месяца, вызвало большой скандал в кабинете министров Израиля, причём из-за пункта о прекращении «огненного терроризма», а в частности из-за формулировки ХАМАСа о том, что активность «огненного отряда» не сразу сойдёт на нет, а будет снижаться постепенно. Лидер партии «Еврейский дом» Н. Беннет и министр по делам разведки И. Кац настаивают на том, чтобы глава оборонного ведомства А. Либерман вынес на обсуждение военно-политического кабинета конкретные предложения по Сектору с целью разработки чёткой стратегии, реализация которой способна положить конец терактам и диверсиям. Возможными вариантами могут быть: низложение администрации ХАМАСа, о чём ранее уже говорила министр юстиции А. Шакед; либо создание комплекса безопасности на границе с Сектором подобно тому, как это было сделано на границах с Ливаном и Сирией.
Что касается палестинской стороны, то она надеется в том числе на помощь России. Об этом говорил, в частности, посол Палестины в РФ Абдель Хафиз Нофаль. Напомним, что заместитель министра иностранных дел и спецпредставитель Президента РФ по Ближнему Востоку и странам Африки М. Богданов еще в феврале заявлял о готовности Москвы выступить в качестве посредника на переговорах. После акций протеста заместитель постоянного представителя России при ООН В. Сафронков подтвердил готовность Москвы предоставить площадку для попытки мирного урегулирования. Однако сам Израиль в стол переговоров не верит.

Принятие нового закона о национальном характере Государства Израиль обострило отношения между правительством и друзами. Хок ха-Леум выступил катализатором, поскольку кризисные моменты возникали ранее. В частности, очевидно социально-экономическое неравенство между общиной и еврейским населением: в друзских населённых пунктах нехватка жилищного фонда и неразвитая инфраструктура. Молодое поколение друзов, считающее престижной службу в рядах ЦАХАЛа и чувствующее себя в армии на равных с евреями, после окончания службы сталкивается с куда более прохладным отношением к ним гражданского населения. 
Правящие силы, обеспокоенные массовыми выступлениями лояльного к Государству меньшинства, посчитали, что игнорирование протестов в данном конкретном случае является вариантом пораженческим. Б. Нетаньяху принял решение о созыве специального заседания. На недовольство друзов отреагировала также правая партия «Еврейский дом» в лице её лидера Н. Беннета, занимающего также пост министра просвещения. Беннет охарактеризовал друзскую общину как «кровных братьев израильтян» и заявил, что правительство должно приложить все усилия для поиска компромисса с меньшинством.
В течение 45 дней правительство и община должны совместно сформулировать детали плана по урегулированию конфликта, который может либо стать поворотной точкой в том, что касается положения друзов в Государстве, либо правительство действующего премьера, как и предыдущие правительства, потерпит поражение в налаживании диалога с меньшинством.

Кризис вокруг Закона о призыве вызвал волнения в стане правящей коалиции. Необходимо отметить, однако, что, с одной стороны, лидеры ультраортодоксов, в частности, А. Дери (партия «ШАС»), заявляют о том, что не всеобщая мобилизация, а изучение Торы является для народа Израиля высшей ценностью, поэтому религиозное сообщество намерено не допустить сокращения бюджета учебных заведений. С другой стороны, текущий вариант будущего закона вполне устраивает религиозные фракции, поскольку, во-первых, по нему пойдёт служить лишь 5-8% иешиботников; во-вторых, харедим очень дорожат своими мандатами и заявление Я. Лицмана о выходе из правительства его партии «Яадут а-Тора» в случае принятия закона может быть не более чем формой психологического давления.
Лидер партии «Еш Атид» Я. Лапид отметил, что новый закон только пойдёт на пользу молодым ультраортодоксам, которые после службы в армию будут трудоустроены и затем интегрируются в израильское общество. Я. Лапид подчеркнул также, что его партия обеспечит правительству большинство при голосовании, так как фракцию устраивает последний вариант, разработанный армейским отделом кадров и Министерством обороны; более того, глава Оборонного ведомства А. Либерман обещал, что в законе более не будет изменено ни одной буквы. Но, если премьер-министр в очередной раз пойдёт на уступки ультраортодоксов и компромиссный вариант не будет принят, то Б. Нетаньяху должен будет объявить о досрочных выборах.

Т. Мошкова