Китай: май 2019 г. (дайджест)

Внешняя политика КНР за май характеризуется как активная, произошел ряд значимых событий. Стоит отметить негативные тенденции в американо-китайских отношениях, торговые противоречия.

Во внутренней политике необходимо уделить внимание экономической ситуации в КНР, ряду реформ, вопросу безработицы, обращению к соотечественникам, проживающим за рубежом, а также усилению пропаганды.

Внешняя политика

Россия – Китай

28 мая, по сообщениям ТАСС, Генеральное консульство РФ в Гуанчжоу направило дипломатическую ноту с просьбой разъяснить проверку содержимого сотовых телефонов граждан РФ при пересечении границы КНР.

Основатель китайской компании Huawei Жэнь Чжэнфэй пообещал зарплату студентам Новосибирского государственного университета выше, чем в Google.

США – Китай

Президент США Д. Трамп в одностороннем порядке поднял пошлины до 25 процентов на 200 млрд. долларов США, которые вступили в силу 10 мая. Ответные аналогичные меры в отношении товаров на сумму 60 млрд. долларов США вступят в силу 1 июня.

Американская версия произошедших событий следующая: якобы Лю Хэ предоставил результаты переговоров Политбюро ЦК КПК, где их отвергли (что странно, так как многие члены должны были и так быть прекрасно осведомлены о ходе переговоров), а затем 3 мая американцы получили проект договора, в котором все ранее зафиксированные договоренности были пересмотрены. Китайская версия гораздо проще – американцы не учитывают интересы китайцев, а тарифы подняты вопреки ранее достигнутых договоренностей (в каждой публикации Жэньминь Жибао, посвященной этой теме, после поднятия пошлин повторяется эта мысль).

Лю Хэ прибыл в Вашингтон 10 мая (на день позже изначального плана), чтобы провести очередной раунд переговоров, однако он предсказуемо не закончился чем-то значимым. Решение китайцев не отменять его как минимум указывает на то, что Пекин в этот раз был готов гораздо больше, чем в прошлый май, когда впервые были подняты таможенные тарифы, и хотел также продолжить переговоры. Лю Хэ также отметил три вопроса, которые необходимо урегулировать сторонам, важнейшим из которых видится “несбалансированность торгового соглашения”.

Не до конца ясным остается вопрос с 12 раундом консультаций (должен состояться в Пекине, но будет ли он вообще?). Обе стороны не заявляли о провалах в переговорах, а Мнучин выразил намерение ехать в Пекин для продолжения консультаций. Сам Трамп пока планируется встретиться с Председателем Си в Осаке 28-29 июня, а Конгресс США назначил слушания еще по 300 млрд. китайского экспорта на 17 июня.

Несколько позже Президент США Д. Трамп указал на то, что американским компаниям придется “уйти” из Китая ввиду того, что им станет невыгодно производить в КНР. В ответ на это китайское правительство опубликовало меру, по которой Китай создаст список импортных товаров из США, в отношении которых не будут использоваться повышение пошлин, если те обоснуют причины. Срок действия списка – 1 год (заявку могут подать компании, занимающиеся импортом, производством или использованием соответствующих товаров в Китае, а также их промышленные ассоциации).

Фоном к переговорам служит то, за что китайская пресса упрекает американцев. Федеральная комиссия по связи США отклонила заявку China Mobile на предоставление услуг в США. А Huawei и все аффилированные с ним компании получили запрет на покупку компонентов американских компаний (так называемый “Entity List”), Несколько дней спустя решение отложили до 19 августа, а Huawei успел представить свою операционную систему.

Китайский посол в Великобритании Лю Сяомин, выступая в Университете Huawei, выразил мнение, что единственной целью торговой войны является сдерживание Китая как новой технологической державы.

В конце месяца стало известно, что ряд научных изданий (например, Institute of Electrical and Electronics Engineers, который связан с публикацией более 200 научных журналов) запрещают к публикации работы, написанной работниками Huawei.

В Huawei на ситуацию смотрят как на ожидаемое развитие событий. Основатель компании Жэнь Чжэнфэй (任正非) указал, что “конфликт с США рано или поздно случился бы, что пришло время каждому внести в свою лепту”. Huawei заранее готовился к такому развитию событий, все ограничения повлияют на продукцию низкого уровня технологий, а не высокого, в особенности на технологии 5G – компания заранее создала запас технологий. В тоже время он признает, что Huawei нужно многому учиться у американцев, а разрыв в уровне технологий еще очень большой.

Китай – Иран

По сообщению The Wall Street Journal китайские компании прекращают закупать нефть в Иране. Официально в Пекине и в Тегеране эту информацию не подтверждают. Публикация появилась за несколько дней до визита министра иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зарифа в Китай.

Китай в ноябре 2018 года попал в список стран, для которых было сделано исключение в вопросе покупки иранской нефти. Однако месяц назад поблажки для всех покупателей были отменены.

Теперь, возможно, часть частных компаний откажется напрямую закупать иранскую нефть, оценивая риски потери на американском рынке. Однако у Китая, который не опасался ограничений, еще до снятия санкций в 2016 году существовал механизм по покупке иранской нефти.

Стоит отметить, что сотрудничество между китайцами и иранцами не лишено проблем, существует достаточно много трений, касаемо реализации конкретных решений. После амбициозных результатов визита Си в Иран в 2016 году, сотрудничество несколько “забуксовало”.

Внутренняя политика

20 мая состоялся визит председателя Си Цзиньпина в провинцию Цзянси (江西) (вместе с Лю Хэ – главным по торговым переговорам с США). Си посетил завод редкоземельных металлов и возложил цветы к памятнику места начала “Великого похода” (长征)).

В конце мая Си Цзиньпин провел встречу с представителя зарубежной диаспоры китайцев (世界华侨华人社团联谊大会, 中华海外联谊会), которая включает более 450 организаций из 90 стран. На встрече Си призвал соотечественников способствовать национальному возрождению и внести свою лепту.

Член Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК Ван Ян, выступая перед тайваньскими бизнесменами, работающими в материковом Китае, заявил о торможение китайской экономики на целый процент в случае неблагоприятного развития событий. Впервые лица такого ранга говорят о подобном развитии событий и называют такие цифры.

24-25 мая премьер Ли Кэцян с посетил провинцию Шаньдун, где выразил мнение, что реформы правительства по снижению налогов положительно повлияют на Китай в долгосрочной перспективе (各项减税降费政策中都获得了明显实惠,有更多资金用于扩大生产、加强研发和职工培训).

Безработица

Подходит к концу учебный год, а значит новая волна бывших студентов (в этом году очередной рекорд – более 8.3 миллионов выпускников) выйдет на рынок труда. Для решения этих проблем 22 мая при Госсовете КНР была создана “Ведущая малая группа по вопросам трудоустройства”, которую возглавил вице-премьер Ху Чуньхуа. В созданной группе также принимают участие 25 представителей из различных министерств. Цель по безработице на 2019 год – около 5.5 процентов, индекс за апрель – 5.0.

Подобные “ведущие малые группы” создаются для решения важных проблем при взаимодействии нескольких министерств.

Экономика

24 мая Народный Банк Китая закрыл один их частных банков (Баошан Банк), по причине кредитных рисков. Кроме того, банк по сути признали фиктивным, назвав его финансовым кошельком в руках организации “Tomorrow Ltd”, руководитель которой с 2017 года находится под следствием.

Закрытие банка примечательно тем, что может оказаться первым из возможной серии будущих закрытий из-за ухудшения финансовой ситуации в Китае с апреля 2019 года (первые признаки можно было наблюдать с началом торговых ограничений со стороны США в 2018 году).

Так индекс деловой активности в обрабатывающей промышленности упал до уровня 49.4 (что означает ухудшение ситуации). Цены в апреле подскочили на 6.1. процент, что связывают с ростом цен на свинину и фрукты.

Вывод

За прошедший месяц китайская внешняя политика получила достаточно большое количество вызовов, произошло несколько значимых событий.

Обострение американо-китайских отношений выходит за рамки торгового баланса. Во-первых, повисают в воздухе все те договоренности, которые были достигнуты параллельно с обсуждением основного (основного ли?) вопроса по торговле. Во-вторых, возникают вопросы относительно Северной Кореи, Ирана и Венесуэлы, Южно-китайского Моря, Тайваня, дальнейшей антикитайской кампании США, связанной с уйгурами, Huawei и т.д., а также взаимодействия сторон по этим проблемам.

Судя по череде не вошедших в обзор различных мероприятий по укреплению партийной дисциплины и идеологии Пекин (например, арест студентов в Пекине) готов занять более жесткую позицию в переговорах (но не значит, что не будет договариваться). Официальный аккаунт Жэньминь Жибао в WeChat (самое популярное приложение для обмена текстовыми сообщениями в Китае) каждый день публикует статью с критикой американской стороны. За псевдонимами авторов критических статей можно увидеть международный отдел Жэньминь Жибао или же Отдел пропаганды ЦК КПК.

Сверх актуальным видится вопрос, насколько реально Китай зависим от американских технологий. Точных данных нет, специалисты называют разные цифры, но ситуация с Huawei поможет это прояснить. Кроме того, необходимо наблюдать, как именно руководство компании будет действовать в этой ситуации. А также обострятся ли проблемы с незаконным отъемом технологий.

В этих условиях сотрудничество компании с Россией может принести не только экономические выгоды, но и дополнительные пути укрепления технологического сотрудничества.

В условиях продолжения конфронтации, Вашингтон и Пекин обозначают все новые “фронты” противостояний, такие как редкоземельные металлы, а внутренняя китайская пропаганда (“народная война” (人民战争) – терминология времен Мао Цзэдуна, которая не использовалась по отношению к внешнеполитическим событиям последних лет) и американские действия против публикаций в журналах и против студентов из Китая, только расширяют рамки конфликта. В таком случае переговорщикам обоих сторон надо опасаться оказаться в ловушке собственной пропаганды (а не Фукидида).

Конфликт так или иначе усугубляет экономическое положение Китая, который, кроме внутреннего давления, должен теперь отвечать и на внешнее, в том числе и увеличение безработицы. В этом году выпускается более 8.3 млн. студентов, и почти все они выходят на рынок труда. Отсюда и вытекает создание новой ведущей малой группе по трудоустройству.

Отсюда и проверки россиян, въезжающих на юг Китая (самая развитая его часть). По китайскому законодательству, такая проверка возможна. Ввиду того, что получение рабочей визы в Китай для иностранца дело достаточно сложное (компании, приглашающие иностранцев должны указать на уникальность специалиста), многие работают по бизнес, студенческим или даже туристическим визам.

Также китайское правительство продолжает проводить ряд мер по укреплению внутренней экономики (что тоже затрагивает создание новых рабочих мест), а также обращается к соотечественникам из-за рубежа (они первые начали вкладывать в материковый Китай после провозглашения политики “реформ и открытости” в конце 1978 года).

Усугубление продовольственной безопасности из-за расширяющегося конфликта между США и КНР, следовательно, и рост цен – открывает для России еще больше возможностей для продвижения своих продовольственных товаров на китайские рынки.

П. Прилепский

Китай: апрель 2019 г. (дайджест)

Внешняя политика КНР за апрель характеризуется как активная, произошел ряд значимых событий. Необходимо отметить ход американо-китайских переговоров и намечающиеся осложнения. Кроме этого необходимо выделить европейскую повестку и проведение второго форума международной инициативы «Один Пояс – Один Путь».

Во внутренней политике стоит обратить внимание на экономическую статистику и продолжение тренда на укрепление идеологической дисциплины.

Внешняя политика

Россия – Китай

26-27 апреля состоялся визит президента России В. Путина в Китай, где он также принял участие во втором международном форуме «Один Пояс, Один Путь». По итогам пресс-конференции президента России необходимо отметить несколько важных моментов. Во-первых, президент еще раз подчеркнул, что Россия готова сотрудничать с Китаем, но как самостоятельная держава, предлагая сопрягать российские проекты и китайскую инициативу. Россия также готова самостоятельно вкладывать в транспортную инфраструктуру и предоставлять ее для развития транспортных проектов Китая в Европу (экономика Китая, как и двух европейских стран, приведенных президентом для примера, названа экспортно-ориентированной).

Во-вторых, Россия готова увеличивать поставки газа и нефти в Китай. По газу были названы конкретные цифры: дополнительно 6 млрд. кубометров в год, ввиду амбициозных программ Китая по замене угля газом.

За первую треть года товарооборот между Китаем и Россией в первые четыре месяца 2019 года вырос на 5.8 процентов и достиг 33 млрд. 172,2 млн. долларов США.

США – Китай

В апреле американо-китайский переговорный процесс проходил при взаимной декларации успехов и информации о том, что итоговый документ торгового соглашения был практически согласован.

6 апреля был завершен девятый раунд торговых переговоров с обещаниями продолжить их. Основными итогами были предложения Китая существенно сократить дефицит к 2024 году и отмена всех введённых ранее пошлин. Кроме того, Китай якобы признал проблему незаконного отъема интеллектуальной собственности и принудительного трансфера технологий. Стороны также обсуждали детали механизмов, которые будут контролировать исполнение договора.

Перед десятым раундом переговоров Министр финансов США Мнучин отметил «финишную прямую в переговорах» (впрочем, как и всегда дав позитивную характеристику).

Китай — Евросоюз

Лондон и Huawei

Неожиданные вести пришли из Великобритании. Ранее анонсировав отказ от использования оборудования Huawei, Лондон все-таки склоняется к сотрудничеству с китайской компанией в области 5G. Сам Huawei планирует подписать ряд договоров со странами Европы для развития сотрудничества (хотя доклад, в котором Китай был назван «противником», см. дайджест за март прямо указывал на недопустимость китайских компаний в телекоммуникационную сферу).

В ответ США убеждают своих европейских партнеров отказаться от работы с китайскими компаниями.

16+1 = 17+1

Формат сотрудничества Китая и стран Восточной Европы 16+1 поменялся на 17+1 после того, как по итогам саммита в Хорватии туда официально была включена Греция.

С 2012 года, по словам китайского посла в Хорватии Ху Чжаомин, общая торговля между Китаем и 16 странами выросла более чем на 50 процентов, инвестиции Китая – более чем на 300, а количество китайских туристов – на 600.

Впрочем, рост торговли с Китаем вряд ли можно рассматривать как достижение формата – скорее как общий тренд роста китайской торговли с миром. Иначе обстоят дела с инвестициями. В 2017 году 75 процентов всех прямых китайских инвестиций в Европу пришлись на Великобританию, Германию и Францию, что, в целом, демонстрирует приоритеты Китая в Европе, в 2018 году – падение до 45 процентов от общего числа (пик в 2016 – далее падение). Инвестиции в страны 17+1 с 2012 года демонстрируют сильный рост с несколько негативной динамикой с 2016 года.

Вложения в регион можно охарактеризовать не столько экономическими, сколько политическими причинами, направленными на укрепление влияния Китая в регионе 17+1. Так, например, выданный Черногории кредит в размере 809 млн. долларов США на постройку железной дороги составляет 70 процентов ВВП страны. Сюда же можно отнести и вложение в Боснию более 2 млрд. долларов США (к примеру, более 600 млн. долларов США пошли на модернизацию угольной фабрики). Премьер Боснии указал, что таких инвестиций не было уже 40 лет. Вряд ли такие несоразмерные вложения можно оправдать только экономикой.

Это не долговая дипломатия (тем более, что недавно Пекин выступил с предложением ранжировать кредиты по платежеспособности стран, а ранее выражал возможность пересмотра уже заключенных договоров), а «плата» за свое продвижение в регионе, инвестиции во влияние во всем регионе и в Европейском Союзе.

Саммит “Китай-Европа”

Значимое событие произошло на Саммите “Китай-Европа”, прошедшем в апреле. Ряд пунктов, которые обсуждаются в ходе американо-китайских торговых переговоров, актуален и для ЕС (субсидирование промышленности, неравные условия для китайских и европейских компаний на китайском рынке, принудительный трансфер технологий и т.д.). Стороны договорились подписать соглашение в 2020 году.

Второй форум Пояс – Путь

Инициатива (“一带一路”倡议), старт которой был дан 2013 году, на текущий момент включает 126 стран и 29 международных организаций. Первый форум прошел в 2017 году, второй был проведен в Пекине 25-27 апреля.

Си Цзиньпин в своей вступительной речи на открытии форума обозначил несколько важных моментов. Во-первых, он снова отметил приверженность Китая роли честной рыночной конкуренции. Во-вторых, он говорил о нетерпимости к коррупции в рамках проекта “Пояса и Пути”, в-третьих, он указал на проблему субсидирования китайских компаний, приводящих к нечестной конкуренции.

Президент России В. Путин был центральным гостем второго форума.

Внутренняя политика

На фоне отсутствия явного прогресса Агентство Bloomberg предсказывает серьезные осложнения экономике Китая по дефолтам на рынке облигаций, ссылаясь на свои цифры первой третий года.

Своеобразным ответом стала официальная статистика Китая: по сообщению агентства Синхуа, доля безнадежных кредитов коммерческих банков Китая практически не изменилась (имеется в виду, что все-таки изменилась – в худшую сторону) в первом квартале.

По данным статистики Китайского комитета по контролю и управлению банковской и страховой деятельностью, коэффициент безнадежных кредитов в коммерческих банках составил 1,8 процента, что практически не отличается от показателей в начале года (но нет сравнения с предыдущим периодом, что свидетельствует о наличии некоторых проблем).

Далее более позитивные цифры: прирост бюджета – 5,3 процентов или более 1 трлн. долларов США. Рост поступлений в центральные правительства провинций – на 4.3 процента, что составило более 450 млрд. долларов США. Сильно упал доход от налогов с граждан, однако это связанно с новой налоговой реформой.

Отрицательную динамику показывает рост розничных продаж в апреле, остановившийся на отметке 7.2 процента (в прошлом году 8.7), это минимум за последние 16 лет.

Промышленность – рост 5.4 процента в годовом исчислении. Инвестиции – рост 6.1 процента, чуть ниже ожиданий. Наблюдается также рост инвестиций в инфраструктуру и недвижимость. Частные инвестиции остаются на уровне марта – 12 процентов.

Вывод

За период апреля китайская внешняя политика получила достаточно большое количество вызовов, произошло несколько значимых событий.

В российско-китайских отношениях подтвердилось намерение России реализовывать свои проекты, сопрягая их с китайскими на равных условиях, а не становясь полновесной частью китайской инициативы. Также необходимо выделить позитивную динамику российско-китайской торговли за первые четыре месяца 2019 года.

Отсутствие явного видимого прогресса в американо-китайских торговых переговорах указывает либо на скрупулёзную работу, либо на некий застой в переговорах. Первый вариант, если судить по утечкам в американских СМИ, более вероятен, однако учитывая то, что у сторон имеется ограниченное количество времени, это может также свидетельствовать о некоторых сложностях.

В Восточной Европе Китай продолжает укреплять свое влияние, делая политические вложения, тем самым наращивая свое значение в Евросоюзе. ЕС, на фоне некоторых экономических затруднений, сложно делать инвестиции в регион восточной и южной Европы, и эту нишу занимает Китай (тем более что Брюссель не готов «разбрасываться деньгами», давая невозвратные кредиты и вкладывая в малооправданную с точки зрения экономики инфраструктуру, особенно после ситуации с Грецией, а Пекин готов на это ради получения и влияния, и частей экономики этих стран).

Проведение второго международного форума «Пояса и Пути» показало дальнейшую приверженность Пекина экономической глобализации. Ради этой цели Пекин готов не только выдавать кредиты и наращивать объемы торговли, но и слышать критику в свой адрес, а также пытаться снизить уровень недовольств. Так председатель КНР Си Цзиньпин указал на борьбу с коррупцией в рамках проектов инициативы (намек на ситуацию в Малайзии). Однако в целом из-за ряда скандалов, произошедших в последние два года, расширение инициативы несколько затруднилось. К тому же сказывается рост напряжения в американо-китайских отношениях.

Во внутренней политике главной темой на фоне торговых переговоров становится идеология и экономика. В идеологической области Пекин усиливает работу, видимо предсказывая некоторые экономические осложнения, независимо от того, будет заключена сделка с американцами или нет. В экономике важной видится в целом позитивная статистика, хотя и существуют факторы, на которые нужно обратить внимание.

П. Прилепский

Турция: апрель 2019 г. (дайджест)

На внешнеполитическом направлении в апреле состоялся ряд важных контактов, в числе которых встреча лидеров России и Турции в Москве, очередной раунд переговоров в астанинском формате по Сирии, а также переговоры госсекретаря США и главы МИД Турецкой Республики в Вашингтоне. Вместе с тем стало известно о планах Турции начать очередную военную операцию на территории Сирии.

Внутриполитическая обстановка характеризуется продолжением разбирательств относительно результатов муниципальных выборов, по итогам которых мэром Стамбула стал кандидат от оппозиции, а также продолжением экономического кризиса, сопровождающимся падением лиры.

Отношения с Россией

Главным событием месяца в российско-турецких отношениях стали переговоры лидеров двух стран, которые состоялись 8 апреля. В тот же день в Большом театре состоялась торжественная церемония, приуроченная к «старту» перекрестного Года культуры и туризма России и Турции.

Переговоры президента России В.В. Путина и главы Турецкой Республики Р.Т. Эрдогана в этот раз были сконцентрированы, прежде всего, на экономике. Вопросы, посвященные этой тематике, активно обсуждались в том числе и в ходе заседания российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня, где главы государств приняли участие. При этом политические вопросы также находились на повестке дня. В частности, лидеры обсуждали военно-техническое сотрудничество двух стран и покупку Турцией российских комплексов С-400. Президент России заявил, что выполнение контракта по С-400 является приоритетом для обеих сторон, а также предположил, что в будущем Россия и Турция смогут совместно производить военную технику. Р.Т. Эрдоган, в свою очередь, в очередной раз заверил, что приобретение ЗРК у России – суверенное право Турции, и ни одна из третьих стран на данное решение повлиять не может.

Кроме того, лидеры уделили внимание процессу урегулирования сирийского кризиса. Стороны подтвердили свою решимость в необходимости дальнейшей совместной борьбы с терроризмом, особенно в Идлибе. При этом В.В. Путин подчеркнул, что данный регион является достаточно проблемным, поскольку России и Турции по-прежнему не удается реализовать оговоренные ранее договоренности. Президент Турции, говоря о контртеррористических мерах, не упустил возможности не подчеркнуть тот факт, что Турецкая Республика причисляет к террористам курдские формирования PYD/YPG, против которых, по мнению Р.Т. Эрдогана, также необходимо вести борьбу. Вместе с тем стороны договорились координировать свои действия с правительством Сирии, ООН и оппозицией для скорейшего запуска работы Конституционного комитета. Не менее важной темой для обсуждения стал вопрос отмены визового режима. Президент России отметил, что работа по этому направлению активно ведется.

Российско-турецкие контакты продолжились 7 апреля. В этот день в Дохе в рамках 140-й Ассамблеи Межпарламентского союза председатель Государственной Думы В. Володин встретился с председателем ВНСТ М. Шентопом. В ходе встречи стороны обсудили ряд вопросов, а также подтвердили, что Россия и Турция наладили тесные контакты на высоком политическом уровне. Кроме того, 18 апреля состоялись телефонные переговоры министров иностранных дел двух стран – С.В. Лаврова и М. Чавушоглу, в ходе которых министры выразили обеспокоенность ситуацией в Ливии, а также обсудили подготовку к очередному раунду переговоров по Сирии в астанинском формате.

19 апреля в Стамбуле прошли консультации заместителей министров иностранных дел двух стран, в ходе которых стороны договорились о координации действий в Закавказье и Центральной Азии в целях укрепления мира и стабильности. 30 апреля главы России и Турции провели телефонные переговоры с целью обсуждения вопросов, касающихся Сирии и Ливии.

Отношения с Западом

Месяц для Турции начался с того, что 1 апреля США приостановили поставки Турции материалов для F-35. Причина все та же – Соединенные Штаты настаивают на отказе Турции от С-400, о чем в течение месяца не раз говорили высокопоставленные лица государства. Так, например, нелицеприятными репликами обменялись в Twitter вице-президент США М. Пенс, заявивший, что Турция должна сделать выбор в пользу сохранения союзнических отношений с США, и вице-президент Турции Ф. Октай, ответивший, что Турецкая Республика призывает США к аналогичным действиям, поскольку, «объединяя войска с террористами», Соединенные Штаты подрывают безопасность их союзника по НАТО. 4 апреля генеральный секретарь НАТО Й. Столтенберг выразил надежду на то, что США и Турция найдут компромисс по вопросу приобретения вооружений.

4 апреля прошли переговоры М. Помпео с главой МИД Турции М. Чавушоглу, который прибыл в Вашингтон для участия в совещании глав внешнеполитических ведомств стран-участниц НАТО, однако и в этот раз не обошлось без колкостей в адрес Турции. Госсекретарь США заявил, что односторонние действия Анкары в Сирии являются разрушительными и могут повлечь за собой негативные последствия. При этом спустя несколько дней МИД Турции выпустил официальное заявление, приуроченное к 70-летию основания Североатлантического альянса, в котором выражалась надежда на то, что союзники смогут вместе противостоять общим вызовам и угрозам.

24 апреля Турция официально отвергла заявление Д. Трампа, сделанное по случаю Дня памяти жертв геноцида армян – в МИД Турецкой Республики подчеркнули, что оно не имеет никакого значения. Впрочем, в тот день критика коснулась не только лидера США. Аналогичное резкое заявление было сделано в адрес властей Франции, выступающих за признание факта геноцида. Р.Т. Эрдоган припомнил Франции геноцид племени тутси в Руанде в 1994 году, в ходе которого Франция поддерживала его организаторов, заявив, что большинство стран, которые красноречиво защищают права человека, сами имеют кровавую историю. До этого, 20 апреля, пресс-секретарь МИД Турции также раскритиковал президента Франции Э. Макрона за встречу с делегацией Сирийских демократических сил, которых Турция причисляет к террористам. Помимо этого, критике был подвержен и Евросоюз. 30 апреля президент Турции заявил, что пришло время, когда Европейский Союз должен решить, стоит ли продолжать процесс вступления туда Турции или его необходимо прекратить, поскольку, по его словам, в ЕС всячески пытаются помешать стать Турции членом Союза.

Ближний и Средний Восток

25-26 апреля в столице Казахстана состоялся очередной двенадцатый по счету раунд переговорного процесса по Сирии. Страны-гаранты – Россия, Турция и Иран – обсудили ряд вопросов, в том числе и ситуацию в сирийском Идлибе.

По итогам переговоров стороны подтвердили намерение продолжать взаимодействие в Идлибе для ликвидации в регионе террористических групп, а также основываться на принципах, изложенных в Уставе ООН, при реализации своих действий. При этом стоит отметить, что в ходе переговоров постоянный представитель Сирии при ООН Б. Джаафари заявил о том, что Турция не нацелена на ликвидацию террористической угрозы на севере Идлиба, фактически обвинив государство в поддержке террористов. Кроме того, стороны подчеркнули необходимость оказания гуманитарной помощи сирийцам. Одним из самых интересных моментов переговоров стало обсуждение вопроса расширения астанинского формата, который уже затрагивался на проведенных ранее встречах – страны-гаранты приняли решение пригласить присоединиться к переговорам Ирак и Ливан. Вместе с тем по итогам встречи стало известно, что стороны решили провести консультации с ООН по вопросу ускорения формирования Конституционного комитета. Как отмечается в итоговом заявлении, консультации пройдут в Женеве.

8 апреля, перед вылетом президента Турции в Москву, стало известно, что Турецкая Республика находится в полной боеготовности к новой военной операции в Сирии. Об этом сообщил сам Р.Т. Эрдоган, добавив, что военная кампания может начаться внезапно, и войска государства придут туда, куда будет нужно. Напомним, что данная операция может стать уже третьей по счету – ранее Турция уже проводила военные кампании под названием «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь».

11 апреля власти Египта, Чада, а также Турции сделали заявление по поводу событий, происходящих в Судане. Р.Т. Эрдоган призвал население страны избежать кровопролития, а также отметил, что после отстранения от власти О. Аль-Башира Судан может встать на путь демократии.

В апреле также обострились отношения Турции с некоторыми странами Ближнего Востока. Так, например, глава МИД Турции и пресс-секретарь президента раскритиковали заявление премьер-министра Израиля о том, что суверенитет Израиля распространяется на еврейские поселения на Западном берегу реки Иордан. М. Чавушоглу назвал такого рода заявление «безответственным», а И. Калын предположил, что Б. Нетаньяху просто пытается «оправдать оккупацию».

Внутриполитическая обстановка

В апреле стали известны окончательные результаты муниципальных выборов в Турции. Еще перед тем, как результаты голосования были обнародованы, 3 апреля глава департамента по коммуникациям администрации президента Ф. Алтун призвал иностранные государства не вмешиваться во внутренние дела Турецкой Республики, в частности, в выборы. Такое заявление было сделано на фоне того, что накануне официальный представитель госдепартамента США призвал власти Турции признать законные результаты выборов.

16 апреля замглавы Партии справедливости и развития заявил, что представители партии подали в ЦИК апелляцию для аннулирования результатов выборов и повторного проведения голосования. Кроме того, стало известно, что ПСР передала в ЦИК три чемодана, содержащих доказательства многочисленных нарушений в ходе проведения выборов в Стамбуле.

Тем не менее, несмотря даже на такие усилия ПСР, 17 апреля Высший избирательный совет обнародовал данные о том, что кандидат от оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) Э. Имамоглу, набравший на 14 тысяч голосов больше, чем Б. Йылдырым, официально стал мэром Стамбула. Стоит отметить, что ранее данный регион всегда находился под управлением сторонников действующего президента с 1994 года.

И хотя Р.Т. Эрдоган задолго до этого события говорил о том, что ПСР все равно победила и признает любые итоги выборов, не все из однопартийцев и бывших сторонников президента разделяют данную точку зрения. Некоторые из них подвергли политику действующего президента критике. 22 апреля бывшей премьер-министр государства А. Давутоглу в одном из публичных выступлений заявил, что Партия справедливости и развития переживает серьезный кризис, а также негативно высказался о союзе Партии справедливости и развития с Партией националистического движения и об экономической политике правящей партии, припомнив ее руководству, что именно преодоление экономического кризиса в начале 2000-х годов, когда партия пришла к власти, принесло ПСР успех.

22 апреля лидер НРП подвергся нападению в районе Чубук (пригород Анкары). Президент Турции Р.Т. Эрдоган прокомментировал нападение, заявив, что протесты против лидера оппозиционной партии переросли в насилие. Немного позже глава МВД Турции С. Сойлу заявил, что в ходе расследования данного инцидента были задержаны 9 человек.

Вместе с тем в апреле Турция продолжила развивать военную технику. Так, в конце апреля Турецкая Республика начала испытательные полеты ударно-разведывательного дрона, разработанного турецкой компанией. Известно, что беспилотник YFYK может осуществлять полеты на высоте более 7 тысяч метров на протяжении суток, а также при необходимости наносить удары. Кроме того, Турция представила легкую бронированную машину Akrep II производства компании Otokar Otomotiv ve Savunma Sanayi. Несмотря на то, что подробные характеристики аппарата пока не были обнародованы, известно, что Akrep II оснащен противоминной защитой, а также способен нести различное вооружение. Ожидается, что очередное изобретение турецких производителей будет представлено на Международной выставке оборонной промышленности IDEF-2019 в Стамбуле, которая продлится до 3 мая.

Экономическая ситуация

Как уже отмечалось, экономические вопросы активно обсуждались лидерами России и Турции в ходе визита Р.Т. Эрдогана в Москву. На пресс-конференции по итогам встречи лидер России заявил, что Турция остается ключевым партнером, а также отметил высокие темпы роста взаимной торговли, которые составили 25 млрд. долл. и достигли 15%. Тем не менее, в ходе обсуждения проектов «Аккую» и «Турецкий поток» возник вопрос о ценах на газ. По словам В.В. Путина, Турция требует цену, отличающуюся от стоимости, предлагаемой «Газпромом», которая, в свою очередь, формируется по рыночным ценам. При этом президент выразил уверенность в том, что стороны в любом случае достигнут взаимопонимания по этому вопросу. По завершении визита было подписано несколько документов – Меморандум о взаимопонимании по программе ускоренного патентного делопроизводства и План по реализации Меморандума о взаимопонимании по сотрудничеству в области стандартизации и оценки соответствия.

18 апреля глава Национальной системы платежных карт В. Комлев заявил, что турецкий банк Is Bank начал принимать карту «Мир». По словам В. Комлева, проект интеграции также планируется завершить с еще одним из крупнейших в Турции банков – Ziraat Bankası. 21 апреля также стало известно, что Центральный банк Турции завершил вывоз золотого запаса из Соединенных Штатов, который составил приблизительно 5% запаса страны.

Кроме того, Турция продолжает развивать энергетическое сотрудничество – 23 апреля в Анкаре состоялась встреча министров энергетики Турции, Азербайджана и Туркменистана, в ходе которой стороны обсудили аспекты сотрудничества и подписали совместную декларацию. В ходе встречи представитель Азербайджана подчеркнул, что с Турцией государство реализует ряд стратегических проектов.

Внутриэкономическая ситуация в Турции по-прежнему остается достаточно напряженной. В начале апреля курс лиры понизился более чем на 1% по отношению к доллару на фоне заявлений американских партнеров Турции о приостановке поставок F-35, а также в результате проведенных муниципальных выборов. При этом к концу месяца, 24 апреля, лира упала до шестимесячного минимума, составив 5,89 за доллар. 25 апреля состоялось заседание ЦБ Турции, которые в значительной степени удивил экономических экспертов, а также инвесторов, сохранив базовую ставку на уровне 24%, что, однако, не способствовало росту национальной валюты.

***

За прошедший месяц состоялся ряд важных с точки зрения развития российско-турецких отношений контактов. Россия и Турция продолжают сотрудничество по ключевым политическим и военно-техническим вопросам, а также реализуют совместные экономические проекты. Тем не менее, несмотря на интенсивность и эффективность двустороннего взаимодействия, в апреле стали очевидны некоторые противоречия между сторонами. Главной проблемой на политическом направлении остается вопрос реализации соглашения по Идлибу. Кроме того, в результате проведенных между президентами двух стран переговоров стороны так и не смогли договориться о ценах на газ в рамках проекта «Турецкий поток», и, вероятно, данный вопрос еще не раз станет главным на повестке дня двух стран. Учитывая трудное внутриэкономическое положение Турции, государство, скорее всего, будет настаивать на своей цене ввиду необходимости получения преференций от внешнеэкономических проектов.

Отношения Турции с Западом медленно заходят в тупик. Единичные контакты представителей США и Турецкой Республики (не говоря уже об отсутствии значимых контактов с представителями европейских государств) сводятся к вопросу о приобретении С-400 и озвучиванию взаимных обвинений. За прошедший месяц так и не состоялась встреча Д. Трампа и Р.Т. Эрдогана, который ранее заявлял, что намерен провести переговоры с лидером Соединенных Штатов после проведения местных выборов. Более того, вплоть до настоящего времени не анонсирована даже предположительная дата их проведения. Возможно, проблема заключается не только в приобретении Турцией российских вооружений, но также и в политике Анкары в Сирии. Тесные контакты с Россией и Ираном по данной проблематике, а также заявления о возможном проведении новых военных операций заставляют Вашингтон периодически напоминать Турции, что она все еще является членом Североатлантического альянса, однако официальных властей Турецкой Республики данный факт, похоже, не смущает.

На внутриполитическом направлении Партии справедливости и развития все-таки пришлось признать поражение своего кандидата на пост мэра Стамбула, что в какой-то степени еще больше подорвало авторитет ее лидера Р.Т. Эрдогана, являющегося одним из инициаторов пересчета голосов для того, чтобы доказать наличие нарушений в ходе голосования, которые в итоге обнаружены не были. Особенно интересной представляется реакция на эту ситуацию А. Давутоглу. Даже несмотря на тот факт, что, по сообщениям СМИ, между действующим президентом и бывшим премьер-министром произошла ссора, и критика Давутоглу может показаться предвзятой, политик достаточно справедливо указал на «пробелы» в политике, осуществляемой президентом, призвав руководство перестать делать вид, что оно не замечает существующих в стране проблем, в частности, в области экономики, которая по-прежнему не демонстрирует высоких показателей.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: март 2019 г. (дайджест)

Внешняя политика Турция в марте не претерпела значимых изменений. Россия и Турция активно взаимодействуют в Сирии и осуществляют подготовку к апрельской встрече; Турецкая Республика и США продолжают обмениваться негативными высказываниями в адрес друг друга. Предметом особого беспокойства Вашингтона является вопрос ЗРК С-400; на турецко-европейском направлении существенного прогресса также не наблюдается – в середине марта состоялась очередная встреча представителей сторон по вопросу дальнейшей интеграции Турции в ЕС, однако ее результаты положительными назвать нельзя.

Во внутренней политике внимание общественности на протяжении всего месяца было приковано к муниципальным выборам, состоявшимся в конце марта, а также к их весьма неожиданным результатам, где ПСР одержала победу, однако достаточно неуверенную. Экономика Турции переживает не самые лучшие времена – Турция борется с рекордной безработицей, кроме того, впервые за много лет Турецкая Республика вошла в рецессию.

Внешняя политика

На внешнеполитическом треке по-прежнему не утихают дискуссии по поводу закупок Турцией российских ЗРК С-400. Особенно отчетливо противоречия по этому поводу прослеживаются по линии Вашингтон – Анкара. В США продолжают считать, что приобретение Турцией такого рода комплексов скажется на безопасности Североатлантического альянса, однако власти Турецкой Республики данную точку зрения не разделяют.

1 марта пресс-секретарь Пентагона Ч. Саммерс, заявил, что получение Турцией С-400 приведет к серьезным последствиям в американо-турецких военных отношениях, на что лидер государства Р.Т. Эрдоган почти сразу же среагировал, днем позже заявив, что с безопасностью НАТО покупка ЗРК никак не связана, и решение относительно С-400 – окончательное. К слову, эту же информацию подтвердили и главы МИД России и Турции по завершении переговоров, состоявшихся 29 марта в Анталье. При этом      М. Чавушоглу подчеркнул, что перепродавать российские комплексы Турция не собирается и закупает их для себя. Однако основания для опасений у США действительно есть – Россия и Турция активно развивают двусторонние связи, в том числе и в военной сфере. Так, например, 8 марта в Черном море прошли совместные российско-турецкие учения Черноморского флота и ВМС Турции. При этом 7 марта появилась информация о том, что Турция рассматривает возможность приобретения у России ЗРК нового поколения С-500 «Прометей», однако пока о каких-либо конкретных договоренностях с российской стороной по этому вопросу ничего не известно. Вместе с тем президент Турции сделал неожиданное заявление, сообщив о желании Анкары приобрести вооружение, которое войска США оставили курдам в Сирии, мотивировав это тем, что считает процесс передачи оружия в распоряжение курдских формирований непозволительным. Кроме того, Р.Т. Эрдоган поспешил отметить, что практически никаких конкретных шагов по выводу сил США из региона Турция не наблюдает. И хотя стороны поддерживают двусторонние контакты в виде, например, прошедших 1 марта переговоров министра национальной обороны Турции с исполняющим обязанности министра обороны США, ряд противоречий все еще не позволяет вывести отношения двух стран на «докризисный» уровень. Кроме того, к уже привычным пунктам разногласий в последний месяц добавилась еще и поддержка Турцией правительства Венесуэлы, что не осталось незамеченным со стороны Вашингтона. В конце месяца спецпредставитель США по Венесуэле заявил, что Соединенные Штаты не видят «желаемого взаимодействия» с Турцией по проблеме Венесуэлы и рассматривают возможность введения санкций, в ответ на что пресс-секретарю МИД Турции пришлось лишь выразить свои сожаления.

Отдельного внимания заслуживают отношения Турции с Европейским Союзом. 15 марта в столице Бельгии прошло заседание Совета ассоциации ЕС-Турция, и если проанализировать предшествующие ему события, то его итоги видятся вполне предсказуемыми. В середине месяца более половины депутатов Европарламента проголосовали за приостановку переговоров о членстве Турции. 13 марта МИД Турции выпустил официальное заявление, где сообщалось о том, что Турецкая Республика не придает никакой значимости ранее опубликованной рекомендации Европарламента о необходимости приостановки процесса интеграции Турции в ЕС, а спустя всего два дня, на заседании Совета, Турции были озвучены уже привычные обвинения в нарушениях фундаментальных прав человека, несоответствии судебной системе Турции европейским стандартам и другие. «Масла в огонь», вероятно, подлил и опубликованный накануне, 13 марта, доклад Госдепартамента США по правам человека за 2018 год, где Турция была обвинена в гибели гражданского населения в ходе военных операций и преследованиях по политическим мотивам. Вместе с тем 14 марта на конференции по Сирии глава дипломатии ЕС Ф. Морегини заявила о том, что Евросоюз выделит Турции 1,5 млрд. евро на содержание сирийских беженцев в рамках соглашения по урегулированию миграционного кризиса, однако на фоне общей неприязни Турции такие действия больше походят на «утешительный приз» перед неутешительными результатами заседания европейско-турецкого Совета. И несмотря на то, что министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу на конференции по итогам собрания в очередной раз повторил о намерении государства продолжить свой «путь» к Евросоюзу и выполнить оставшиеся 6 условий для этого, президент государства Р.Т. Эрдоган оказался менее терпелив, и на митинге в Измире 17 марта сделал идущее вразрез с позицией МИД Турции заявление, сообщив, что Турция к прекращению переговоров о вступлении готова, но при этом выразив сомнения относительно решимости Европы по этому вопросу.

Весьма негативно в последний месяц складываются отношения Турции с ее ближневосточными «соседями», в частности, с Израилем. На фоне того, что израильские военные закрыли вход в мечеть аль-Акса в Иерусалиме, арестовав при этом пятерых палестинцев, 13 марта Р.Т. Эрдоган обвинил Б. Нетаьяху в убийствах и назвал его деспотом. Реакция Нетаньяху не заставила себя долго ждать – лидер Израиля в ответ посоветовал Эрдогану учиться защите прав человека у еврейского государства. Отдельным поводом для недовольства Турции послужило заявление президента США Д. Трампа о признании суверенитета Израиля над Голанскими высотами. Как президент Эрдоган, так и МИД Турции, предупредили о возможных последствиях таких действий для стабильности всего Ближнего Востока.

Что касается политики Турецкой Республики в Сирии, то наблюдается активное российско-турецкое взаимодействие. 8 марта стороны начали совместное патрулирование Идлиба. Министр обороны Турции Х. Акар сообщил, что в компетенции Турецкой Республики находится патрулирование демилитаризованной зоны, а России – внешней периметр зоны деэскалации. Он также добавил, что Россия и Турция работают над созданием центра по координации действий в данном регионе. 26 марта стороны также провели первое патрулирование в Телль-Рифате. Вероятно, дальнейшие действия в Сирии, как и вопросы развития двусторонних отношений, будут обсуждаться в ходе грядущего визита членов правительства Турции, возглавляемого Р.Т. Эрдоганом, в Москву, который состоится 8 апреля. Вместе с тем 18 марта министр внутренних дел Турции С. Сойлу заявил, что Турецкая Республика и Иран начали совместную операцию против РПК вдоль своих границ, однако спустя несколько дней официальные представители Ирана данную информацию опровергли. В конце месяца Р.Т. Эрдоган в ходе выступления в Стамбуле заявил о том, что Турция намерена решить сирийский вопрос «на поле», явно намекая на скорое проведение очередной военной операции. 30 марта данные о начале ВВС Турции операции под названием «Лапа» (Pençe) действительно появились в мировых СМИ, однако проводилась военная кампания не на территории Сирии, как изначально предполагалось, а на севере Ирака. По сообщению министерства национальной безопасности Турции, ВВС государства нанесли удары по террористическим группировкам, готовившим атаки в северной части Ирака, а также по позициям РПК.

Внутриполитическая обстановка

Главным событием марта на внутриполитическом направлении, безусловно, стали муниципальные выборы, которые состоялись в конце месяца – 31 марта. Накануне выборов по стране прокатилась волна агитационных митингов, один из крупнейших – в поддержку Партии справедливости и развития – прошел в Стамбуле, собрав 1,6 млн. человек, однако, по всей видимости, даже он не вселил в избирателей веру в правящую партию.

Стоит отметить, что по состоянию на конец марта и даже начало апреля точные результаты выборов остаются неизвестными по причине неполадок сайта ЦИК, однако понятно одно – ожидания правящей ПСР, как и ее лидера Р.Т. Эрдогана, они явно не оправдывают. И хотя президент страны уже поспешил самоуверенно заявить о том, что данные выборы – это урок демократии для всего мира, а также о том, что Пария справедливости и развития победила, можно смело констатировать тот факт, что господин Эрдоган себе льстит, ведь если с первым его утверждением по большому счету можно согласиться, то со вторым – лишь с оговорками. При достаточно высокой явке – приблизительно 83% – по предварительным данным Центризбиркома Турецкой Республики, кандидаты от ПСР победили в 39 провинциях, а именно: в Бурсе, Газиантепе, Трабзоне, Самсуне и Кайсери. Оппозиционная Народно-республиканская партия (НРП), в свою очередь, лидирует в 21 провинции, включая Измир, Мерсин, Анталью, Адану, и, что самое интересное, Стамбул и Анкару – регионы, где избиратели традиционно и неизменно отдают свои голоса за правящую ПСР. При этом, по словам самого Р.Т. Эрдогана, «Народный альянс» получил где-то 53,3% голосов, что, несомненно, больше половины, и теоретически дает ему право заявить о победе, однако такого рода результат все же нельзя назвать впечатляющим. Не стоит забывать о том, что 53% голосов ПСР удалось набрать вместе с Партией национального движения (ПНД), но что могло бы быть, если бы партии участвовали порознь – вопрос достаточно философский.

При этом абсолютно неожиданной стала победа оппозиции в крупнейших регионах страны. Вероятно, Стамбул, и тем более Анкара, рассматривались ПСР в качестве «запасного варианта» на случай, если ситуация в других регионах окажется неудовлетворительной, о чем свидетельствовали предварительные опросы населения, однако выяснилось, что избиратели крупнейших городов также отвернулись от правящей партии. Особенно ПСР задела ситуация с кандидатом на крайне важный в турецкой политике пост мэра Стамбула, где победу пророчили бывшему премьер-министру государства Б. Йылдырыму, который, к слову, покинул свой пост ради участия в выборной гонке.  В реальности ситуация сложилась несколько иным образом – победа досталась кандидату от оппозиционной НРП Э. Имамоглу, который обошел предполагаемого победителя на доли процентов голосов, и если до этого момента в ПСР могли сдерживать свое негодование по поводу результатов выборов, успокаивая себя мыслями о победе в большей части других регионов, то на этот раз эмоции сдержать не удалось – Партия справедливости и развития подала апелляцию на предварительные итоги выборов мэра в Стамбуле. Как итог – пересчет голосов продолжается, а условный победитель Э. Имамоглу, наряду с пока еще несостоявшимся мэром Б. Йылдырымом, повсеместно заявляют о своей победе.

При этом стоит отметить, что, с одной стороны, не удалось особых успехов на местных выборах продемонстрировать кандидатам от «Хорошей партии», получившим незначительное количество голосов. С другой – само участие в данных выборах, которые для этой партии стали первыми муниципальными, уже можно считать определенным достижением.

По итогам выборов президент страны Р.Т. Эрдоган, заявил, что следующие муниципальные выборы пройдут теперь только через 4 с половиной года, совершенно справедливо отметив, что ПСР в это время будет работать над улучшением жизни граждан Турции.

Экономическая ситуация

Месяц начался не слишком успешно для Турции с точки зрения внешнеэкономических связей с Соединенными Штатами. 5 марта Д. Трамп, ссылаясь на то, что Турция достигла достаточного уровня экономического развития (хотя экономические показатели государства говорят о другом), заявил, что США планируют лишить Турцию льгот, предусмотренных в рамках Генеральной системы преференций. Министр торговли государства Р. Пекджан тогда заявила, что такое решение противоречит общей цели сторон повысить уровень товарооборота до 57 млрд. долларов. При этом стоит отметить, что в конце месяца президент страны Р.Т. Эрдоган прямо обвинил Соединенные Штаты в провоцировании экономического кризиса в Турции.

4 марта появилась информация о том, что в феврале экспорт Турции вырос на 3,7 процента, составив 14,31 млрд. долларов, однако импорт сократился на 18,7 процента до 16,16 млрд. долларов. В конце месяца также стало известно, что Минсельхоз планирует втрое увеличить объем поставок турецких томатов в Россию – до 150 тыс. тон в год. Также стоит отметить, что в Ассоциации туроператоров России (АТОР) заявили, что турецкие бизнесмены очень надеются на увеличение турпотока из России в связи с заявлением МИД Турции, сделанном в конце месяца, о намерении разрешить въезд туристам из Российской Федерации по внутренним паспортам.

Неутешительные данные в марте опубликовал Институт статистики Турции относительно внутриэкономической ситуации – турецкая экономика вошла в зону рецессии, что происходит с Турцией впервые за последние 10 лет. Сокращение экономики и обвал национальной валюты преследовали государство на протяжении двух кварталов подряд, после чего и наступил период рецессии. Ситуацию также усугубил уровень безработицы в стране. В опубликованном 11 марта (незадолго до выборов) официальном статистическом отчете говорится, что за весь прошлый год рост экономики составил лишь 2,6%, что в результате привело к росту безработицы, достигшей в декабре 13,5%. 22 марта, на фоне критики Эрдоганом решения Д. Трампа признать суверенитет Израиля над Голанами, сократился и курс лиры. Национальная валюта снизилась на 1,53% до 5,5485 к доллару. При этом днем ранее пресс-секретарь МВФ Д. Райс заявил, что правительству Турции необходимо реагировать на замедление экономического роста.

Среди других событий мира экономики достаточно интересной стала информация о том, что 25 марта Турция начала расследование против финансового холдинга JP Morgan Chase, который обвиняется властями в крупном падении лиры после того, как несколько аналитиков данной организации посоветовали инвесторам вкладываться в доллары США, а не в турецкую лиру, что, к слову, вполне объяснимо.

***

Март в очередной раз доказал, что на внешнеполитическом направлении Турция продолжает активно выстраивать двусторонние контакты с Россией, в том числе по Сирии, уже не рассчитывая на поддержку США, с которыми количество пунктов разногласий по ряду вопросов увеличивается с каждым днем.

Заседание Совета ассоциации ЕС-Турция в очередной раз продемонстрировало, что, как бы ни старалась Турция угодить европейским политикам, соответствовать необходимым критериям у нее все равно никак не получается, во всяком случае, такого мнения придерживаются официальные представители Евросоюза, явно давая понять, что в ЕС эту страну давно не ждут. Турция нужна Европе для сдерживания потока сирийских беженцев, не больше. До тех пор, пока данная проблема актуальна, у ЕС есть хотя бы какой-то стимул проводить подобные заседания – именно поэтому президент Эрдоган сомневается, что Евросоюз готов приостановить процесс интеграции сейчас, однако данный вопрос, скорее всего, – дело времени. И если президент государства уже осознал эту закономерность, то глава МИД Турецкой Республики, будто бы пытаясь «сгладить» ощутимую напряженность в турецко-европейских отношениях, по какой-то причине все еще пытается доказать Европе, что Турция от своей цели отступать не намерена, и зачем-то в лице Турции обещает выполнить 6 незавершенных пунктов Копенгагенских критериев, хотя, судя по всему, в реальности их никто выполнять уже не собирается.

Из главного события месяца на внутриполитической арене – муниципальных выборов – можно сделать один единственный вывод: победа, которой сдержанно радуется президент Р.Т. Эрдоган, достаточно неуверенная – для правящей партии ситуация могла бы сложиться гораздо лучше, однако после фиаско в Стамбуле и Анкаре надежд на успех не осталось. Результаты выборов четко продемонстрировали потребность населения Турции в более грамотной политике властей. ПСР уже давно потеряла доверие избирателей, и произошло это именно в тот момент, когда внешняя политика для руководства стала важнее внутренней. С этой токи зрения лидер Партии справедливости и развития Р.Т. Эрдоган сделал абсолютно правильный для себя вывод, заявив, что партия будет работать над улучшением жизненного уровня, однако вопрос о том, что мешало ПСР подумать об этом раньше, остается открытым. На то, чтобы вернуть своих избирателей, хотя бы в крупнейших провинциях страны, равно как и на то, чтобы пересмотреть и изменить свою политику, у правящей партии есть как минимум 4 года. В стране продолжается и набирает обороты экономический кризис, и именно его разрешение должно сейчас стать первостепенной задачей для ПСР, однако пока что президент государства и по совместительству лидер правящей партии Р.Т. Эрдоган продолжает обвинять в экономических неудачах своей страны исключительно США, не предпринимая конкретных попыток по ее урегулированию.

В. Аватков, А. Сбитнева

Китай: март 2019 г. (дайджест)

Внешняя политика КНР за март традиционно характеризуется как активная. Отметить необходимо важный визит китайского лидера в Европу, и особенно в Италию, а также его итоги, продвижение американо-китайских торговых переговоров к финальной стадии и некоторые проблемы, с которыми сталкиваются стороны.

Во внутренней политике необходимо выделить очередные изменения в экономике, идеологическом курсе страны и взрыв городе Яньчэн.

Внешняя политика

Россия – Китай

В марте стало известно, что в нынешнем году в Москве с 13 по 15 сентября пройдет Фестиваль Китая (中国节), приуроченный к 70-летию образования КНР и 70-летию установления российско-китайских отношений. В это же время должна состояться встреча премьер-министра России Дмитрия Медведева и премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна.

В марте некоторые СМИ опубликовали информацию, что российские производители при выходе на китайский рынок сталкиваются с проблемой регистрации своих же брендов. Причина в том, что китайские компании опережают их при регистрации прав на российские бренды, а далее предлагают выкупить бренд или посредничество и т.д.

Проблема уже хорошо известная, так как подобные практики существовали еще до волны публикаций в СМИ. Сторонам, на соответствующем этой проблеме уровне, необходимо провести работу по ликвидации возникающих осложнений. В подобной работе лежит основа и прочность торгово-экономических отношений, тем более, когда Китай открывает рынки для новых производителей.

США – Китай

В марте продолжились американо-китайские переговоры. Стороны отмечают прогресс, однако в процессе сталкиваются с рядом проблем. В начале марта замминистра коммерции КНР Ван Шоувэнь заявил, что стороны работают над отменой всех торговых ограничений.

Несколько позже, во второй половине месяца, президент США Дональд Трамп заявил, что Соединенные Штаты собираются сохранить введенные против китайской продукции таможенные пошлины на продолжительный период времени. Подтвердил это и Л. Кадлоу.

28 марта, по заявлению официального представителя Министерства коммерции КНР Гао Фэна, стороны (разумеется) достигли прогресса, однако остается значительное количество вопросов. Вторит ему Л. Кадлоу, который также отметил “успех”, добавив, что при необходимости переговоры можно продлить на недели и даже на месяцы.

К началу апреля стало известно, что переговорщики имеют на руках проект текста соглашения, однако и здесь есть свои тонкости. По информации источников, близких к переговорам, текст возможного договора на китайском языке имеет некоторые важные отличия. Кроме того, как заявляют анонимные источники с американской стороны, китайцы отходят от некоторых ранее согласованных пунктов.

По информации Reuters, в марте китайская сторона пошла на беспрецедентные уступки по ряду вопросов в технологической сфере. Однако ключевой вопрос по поводу механизма одностороннего введения санкций со стороны США без права ответа со стороны Китая остается нерешенным (реальная степень прогресса в этом вопросе неизвестна).

Соглашение, возможно, будет заключено в конце апреля, во время возможной личной встречи президента США и председателя КНР. Следующий раунд переговоров, девятый по счету, стартует 3 апреля в Вашингтоне.

Интересно, что еще не заключив сделку, США уже проявляют обеспокоенность ее условиями. Якобы уступка Китая по закупке большего объема товаров из США приведет только к усилению государственного сектора китайской экономики, и что это явно не соответствует интересам США (по словам статьи: «потенциально сделать индустрию США еще более обязанной Китаю»).

Власти Китая выразили протест Соединенным Штатам о недопустимости продажи военной техники на Тайвань. Ранее стало известно, что Белый Дом решил поставить Тайбэю более 60 истребителей F-16.

Китай – Италия

21 марта председатель КНР Си Цзиньпин нанес официальный визит в Италию, где пробыл, согласно протоколу, до 24 марта. По итогам государственного визита Си Цзиньпина в Италию сторонами было подписано 29 соглашений, среди которых торговых – на 2,5 млрд евро (с возможность увеличения до 20 млрд), “Меморандум о взаимопонимании” в рамках “Экономического пояса Шелкового пути и “Морского Пути”.

Наиболее интересными из подписанных являются договоры, связанные с инфраструктурой, телекоммуникациями и портами. Обратить внимание необходимо на китайскую компанию China Communications Construction Company (CCCC), которая, помимо упомянутых сделок, реализует проекты в Триесте и в Венеции.

Китай — Евросоюз

Во время визита Си во Францию был подписан ряд соглашений (всего 14). Документы охватывают широкий круг сфер двухстороннего сотрудничества. Важной видится договоренность о приобретении Китаем 300 самолетов Airbus A320 и Airbus A350 XWB, сумма которой неизвестна. Сделка интересна на фоне приостановки Китаем использования Боингов (еще одна деталь торговых переговоров).

Одновременно с подписанными соглашениями необходимо отметить два факта: риторику президента Франции Макрона и прибытие в Париж канцлера Германии Меркель для четырехсторонней встречи с участием трех вышеупомянутых и президента Еврокомиссии.

Президент Франции Эмманюэль Макрон, говоря о китайских инвестициях, заявил, что «время европейской наивности» прошло. Также президент отметил о существовании у Европы «системных противников» (без конкретной отсылки), с которыми Европа имеет деловые отношения. Системным противником (systemic rival) в продвижении политического устройства (также экономическим конкурентом), с которым Европа развивает торговое и инвестиционное сотрудничество, в последнем докладе Европейской комиссии был назван Китай (an economic competitor in the pursuit of technological leadership, and a systemic rival promoting alternative models of governance). В прочем, под это определение попадают и другие страны, включая США и Россию, а сам доклад интересен сквозной мыслью, взятой у К. Шмитта. Также его стоит внимательно рассмотреть в плане логики действия Европы в отношении Китая, в частности, стратегией «взаимной ограниченности», что подразумевает равнооткрытость рынков (вы нам – мы вам, так как все проблемы, что обсуждают в американо-китайских торговых переговорах, существуют и для европейских компаний). Кроме того, европейцы хотят ограничить доступ китайских компаний на рынки Европы в размере 2.4 млрд. евро в год.

В вопросе инвестиций президент Франции был более конкретен, напомнив, что «некоторые страны сильно зависят от китайских инвестиций», и призвав согласовывать свои действия в рамках единого подхода (намек на Италию).

Внутренняя политика

В марте Си Цзиньпин провел заседание Центральной комиссии по всестороннему углублению реформ (中央全面深化改革委员会, ранее известной как лидирующая группа (领导小组), основанная 2013 году и 2018 году изменённая до формата комиссии). Комиссия была создана год назад и считается одной из важнейших элементов во всей политической системе Китая.

По информации прессы, в центре внимания были следующие вопросы: развитие Западного Китая, интеграция искусственного интеллекта в экономику, реформы газонефтяной системы, а также снижение налоговой нагрузки на бизнес, улучшение бизнес атмосферы, реформы финансового сектора и т.д.

Взрыв на заводе

21 марта в городе Яньчэн, провинция Цзянсу, в химическо-промышленном парке (江苏盐城化工园区) прогремел взрыв. Власти провинции распорядились временно приостановить работу всех 68 предприятий комплекса. Число жертв увеличивается из-за большого количества раненых, на момент написания их число подходило к 70. Соболезнуем жертвам трагедии.

Две Сессии

В Китае с 3 по 15 марта проходили «Две сессии» (两会) – вторая сессия Всекитайского Собрания Народных Представителей (ВСНП) 13-го созыва и вторая сессия Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая 13-го созыва

Экономика

Руководство Китая планирует одобрить комплекс мер для повышения открытости финансового сектора в целях создания благоприятной среды для иностранных инвесторов.

Китайские власти также сформируют новый механизм по защите интеллектуальной собственности иностранных инвесторов и в связи с этим внесут важные изменения в национальное законодательство.

В последний день сессии был одобрен новый закон об иностранных инвестициях, который призван лучше защищать иностранные инвестиции в Китае.

С 1 апреля этого года в Китае снизятся ставки НДС, с 1 мая – ставки социального страхования. Ставка НДС для обрабатывающей промышленности будет снижена с 16 до 13 процентов, для сферы транспорта и перевозок, строительства и т.д. – с 10 до 9 процентов.

Правительство КНР намерено в этом году увеличить официальный дефицит бюджета на скромные 0,2 процентных пункта, до 2.8 процентов от ВВП.

В 2018 году количество банкротств в Китае (процедура достаточно сложная в Китае) достигло 18,823 случаев, что на 97.3 процента больше чем в прошлом году.

Компания Huawei зафиксировала прибыль по итогу 2018 года.

Идеология

18 марта Си Цзиньпин провел встречу с преподавателями вузов и школ. Центральной темой стала идеологическая линия в учебном процессе.

Партийный теоретик марксизма Лю Юньсянь (刘昀献) опубликовал статью об идеологических рисках, с которыми сталкивается Китай, и о том, как с этим бороться. В числе наиболее важнейших – негативное влияние американской и в целом западной культуры на Китай (以美国为首的西方国家加紧推行西化分化中国的图谋), распространение идей, плохо отражающихся на обществе, и некоторые другие.

В конце марта Си Цзиньпин уделил внимание партийным группам и ячейкам, указав на их важнейшую роль в работе партии, отметив, что не доволен качеством проводимой работы, и заявил о необходимости усилить партийное образование и обучение.

Вывод

За минувший месяц во внешней и внутренней политике необходимо выделить несколько важных тенденций.

Первая – китайцы готовы идти на серьезные уступки ради сохранения ключевых экономических связей. Точнее здесь стоит указать на то, что китайцы готовы терпеть дополнительные издержки в ключевых проектах. Давление способно принести свои плоды. Однако это не игра с нулевой суммой, для китайцев это смещение акцентов, которое в конечном итоге является кооперацией «win-win», где, теряя в одном, приобретаешь в другом.

В целом, это не конфликт, это изменение условий сделки, под которые нужно подстраиваться, следовать моменту. В этом и заключается второй вывод – Пекин ищет другие пути приспособления к изменению условий. К раннее анонсированным мерам во внешней торговле (обнуление тарифов на ряд товаров с некоторыми странами, увеличение закупок и т.д.) и в экономике (см. дайджест) добавляются новые.

К ним относится визит в Европу. Италия выбрана неслучайно: при всем негативном отношении Европейского союза к Китаю, попытках ограничить инвестиции в ключевые проекты и т.д., Италия – это та страна, что демонстрирует способность идти против европейской солидарности (чего стоит поддержка движения «желтых жилетов»). Италия сегодня – один из статусных членов, но наиболее экономически слабый. Зачем выступать против всего Европейского союза, когда можно «назначить одного главного» по китайским инвестициям и заставить страны конкурировать между собой (напрашивается аналогия с сюнну (гуннами) и Китаем).

То, что президент Франции Макрон повсеместно предупреждает об опасности инвестиций из Китая (говорил об этом во время своего африканского тура в Джибути), не мешает Франции развивать сотрудничество с Китаем.

В итальянских инвестициях важно не только то, куда именно вкладывают китайцы, но и оценка того, как будет использоваться и загружаться инфраструктура.

Возвращаясь к торговым переговорам, стоит отметить, что соглашение, судя по всему, должны подписать – китайцы готовы идти на уступки. Однако уже сейчас с уверенностью можно сказать, что цель соглашения – подписать его, а не создать реальные условия для его реализации. Стороны уже выражают недовольство некоторыми его аспектами, а значит в будущем оно не сможет стать прочной и долгосрочной базой взаимодействия двух стран. При этом китайцы пытаются приспособиться к изменяющимся условиям; что касается американцев, то в отношении них такой уверенности нет.

Говоря о внутренней политике, стоит подчеркнуть, что первый квартал 2019 года показал активную работу внутри КНР по структурным реформам, развитию экономики и идеологии. Настораживают цифры по банкротствам фирм (ликвидировать фирму в Китае гораздо сложнее, чем создать). Эта статистика может указать на два момента – на реальное банкротство и ухудшение ситуации, или, более вероятно, уход определенных фирм и компаний (в первую очередь иностранных или связанных прямо с американо-китайской торговлей – здесь необходима более подробная статистика).

Взрыв, произошедший в Китае, указывает на один из секретов «дешевого» Китая – скорее всего, хранение химических веществ было на недолжном уровне, что, конечно, снижало издержки для производства и конечную цену продукта. После предыдущей трагедии в Тяньцзине в 2015 году прошло не так много времени, ужесточение условий приведет к повышению цен на финальный продукт.

Осложнения, происходящие на фоне торгового конфликта и экономических проблем, отражаются в усилении партийной линии и ужесточении контроля.

Huawei по итогам финансового года смог показать прибыль, что говорит о высоком менеджменте компании. Однако отметить нужно и факт успешного давления на компанию – этот кейс может стать пробой пера в оказании давления на другие китайские технологические предприятия.

П. Прилепский

Арабские страны: март 2019 г. (дайджест)

Первый месяц календарной весны для стран Арабского Востока выдался крайне насыщенным и богатым на события.

Основное внимание было приковано к резкой, но предсказуемой в свете приближавшейся годовщины «Великого марша возвращения», эскалации палестино-израильского конфликта, а также ситуации, сложившейся после признания в Вашингтоне суверенитета Израиля над Голанами.

На фоне относительной стабилизации военной обстановки в Сирии во главе повестки окончательно утвердились гуманитарные вопросы. Споры вокруг лагеря беженцев «Эр-Рукбан» стали главной точкой преткновения России и США.

Власти Судана провели первые мероприятия в рамках введённого ранее режима чрезвычайного положения мероприятия, однако об умиротворении недовольных говорить пока не приходится.

Вместе с тем, в свете приближающихся президентских выборов, Алжир в марте был охвачен многотысячными протестами и манифестациями. 82-летний президент А. Бутефлика сдаёт позиции.

 

ЛИВАН

8 марта генеральный секретарь ливанской «Хизбаллы» Хасан Насралла в ходе своей традиционной пятничной «проповеди» в прямом эфире телеканала «Аль-Манар» заявил, что его партия и дальше намерена наращивать свой военный потенциал вопреки любым санкциям со стороны иностранных государств, которые, по его выражению, являются «экономической войной». Очередной выпад Х. Насралла совершил в ответ на признание Великобританией 27 февраля политического крыла «Хизбаллы» террористической организацией.

Учитывая, что «Хизбалла» крайне болезненно воспринимает любые нападки со стороны западного сообщества, а новое коалиционное правительство в Ливане удалось сформировать с большим трудом лишь в конце января 2019 г., президент Республики Мишель Аун во время встречи с госсекретарём США Майком Помпео, состоявшейся 22 марта в Бейруте, заступился за шиитскую партию, назвав «сохранение народного единства и мира» первостепенной задачей ливанского истеблишмента. Также М. Аун отметил, что «у Ливана особенное местоположение», в связи с чем правительство страны «не может ориентироваться только одну сторону» и находится в «равнобедренном треугольнике» между Россией, США и Китаем.

25-26 марта М. Аун прибыл в Москву с первым официальным визитом. Как и было анонсировано, основными темами переговоров президента Ливана с главой России Владимиром Путиным стало развитие двустороннего сотрудничества в торгово-экономической и гуманитарной сферах. Однако по итогам встречи 26 марта приняли Совместное заявление о дальнейшем укреплении и развитии отношений дружбы и сотрудничества между двумя странами, в рамках которого лидеры отметили недопустимость прямого или косвенного использования терроризма в геополитических целях. Также М. Аун высоко оценил позицию России по защите религиозных меньшинств на Ближнем Востоке и резко высказался относительно прокламации США по Голанским высотам, что Х. Насралла, в свою очередь, назвал попыткой американцев разжечь новую гражданскую войну в Ливане.

Примечательно, что ранее, 13 марта, управление израильской военной разведки АМАН сообщило, что ливанская «Хизбалла» втайне от Дамаска создает на территории САР специализированную структуру под кодовым названием «Голанское досье» для противостояния Израилю. На условиях анонимности офицер разведки на закрытом брифинге сообщил, что новая боевая ячейка шиитского движения формируется «с единственной целью – открыть новый фронт против Израиля». «Хизбалла» сообщения СМИ по этой теме проигнорировала, равно как и официальный Бейрут.

 

СИРИЯ

21 марта президент США Дональд Трамп публично заявил о намерении признать суверенитет Израиля над Голанскими высотами, которые ЦАХАЛ занял ещё в 1967 г. в ходе Шестидневной войны. Подписание соответствующего документа состоялось в присутствии израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху 25 марта. Признание Голан частью Израиля Вашингтоном вызвало волну критики и негодования со стороны мирового сообщества. Многие страны выразили обеспокоенность тем, что решение Д. Трампа не только противоречит нормам международного права, но и будет препятствовать мирному процессу на Ближнем Востоке.

27 марта по просьбе Сирии Совет Безопасности ООН провёл экстренное совещание по Голанам, во время которого американская сторона, отстаивая решение своего президента, призвала Россию оказать давление на Дамаск, чтобы сирийские войска были выведены из приграничной зоны. Однако заместитель постпреда РФ при ООН Владимир Сафронков в ответ заявил, что позиция России останется неизменной, т.к. «Голанские высоты – территория Сирийской Арабской Республики, оккупированная Израилем», и российская сторона строго придерживается резолюции СБ ООН 497. Более жёстко выступил постпред Сирии Башар аль-Джаафари, который предложил США отдать Израилю Северную Каролину или «подарить пару других штатов».

29 марта генеральный секретарь Лиги арабских государств Ахмад Абу аль-Гейт обвинил Вашингтон в «расшатывании мирового порядка, основы которого сам создавал». Позже, 31 марта, по итогам саммита ЛАГ в Тунисе страны-участники предостерегли в итоговом заявлении «государства от опасности нарушения международного права, в частности, от принятия таких же шагов как США». При этом, как и сообщалось ранее, вопрос восстановления членства Сирии в организации не выставлялся на повестку встречи.

Что касается военной обстановки в Сирии, то в марте сохранялась напряжённая обстановка, сложившаяся в конце февраля. Центр по примирению враждующих сторон (ЦПВС) опубликовал следующие данные по зафиксированным случаям нарушения режима прекращения огня:

  • 239 нарушений – 2-9 марта
  • 289 нарушений – 9-16 марта
  • 255 нарушений – 16-23 марта
  • 191 нарушений – 23-30 марта

По традиции подавляющее большинство случаев пришлось на провинции Алеппо, Идлиб и Хама. Однако, несмотря на негативную динамику, основное внимание в марте было приковано к гуманитарной ситуации, с которой дела обстояли гораздо хуже.

6 марта министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступая на пресс-конференции по итогам переговоров с эмиром Кувейта шейхом Сабахом аль-Ахмадом аль-Джабером ас-Сабахом, заявил о гуманитарной катастрофе в лагере «Эр-Рукбан» и о том, что Россия намерена добиваться вывода беженцев. Ранее в Минобороны РФ сообщили о резком ухудшении условий содержания в лагере, который «превратился в резервацию, а его население – в заложников». Также в СМИ неоднократно появлялась информация о том, что американские военные блокируют выход беженцев из «Эр-Рукбана», но в коалиции США все обвинения отрицают.

20 марта руководитель ЦПВС генерал-майор Виктор Купчишин рассказал журналистам о неспособности американской стороны обеспечить безопасность лагеря, жителей которого от голода и эпидемий может спасти лишь немедленная эвакуация. В связи с чем Россия и Сирия выступили с совместной инициативой по проведению координационного совещания с представителями США. Американцы, продолжая гнуть свою линию, от участия отказались. Однако 22 марта Управление по координации гуманитарных вопросов ООН поддержало предложения РФ и САР по созданию рабочей группы для разрешения проблемы «Эр-Рукбана». Благодаря поддержке со стороны ООН 23 марта на подконтрольную сирийскому правительству территорию из лагеря вышли более 360 человек.

Из приятных новостей, не связанных с сирийским кризисом, стоит упомянуть запуск проекта «Дни российско-арабской дружбы», приуроченного к 75-летию дипломатических отношений между Россией и Сирией, в Дамаске 23 марта. На торжественной церемонии открытия посол РФ Александр Ефимов подчеркнул, что обе страны были «союзниками, партнёрами и друзьями во всех сферах жизни». Также к участию были приглашены представители Ливана. Организатором проекта выступила санкт-петербургская общественная организация «Русско-арабский культурный центр», направленная на укрепление образа РФ на Ближнем Востоке. В рамках «Дней дружбы» предполагается фотовыставка, кинопоказы и выступление творческих коллективов.

 

ПАЛЕСТИНА

7 марта в ответ на очередной запуск ракет со стороны Сектора Газа израильская авиация нанесла точечные удары по объектам военной инфраструктуры ХАМАС. На следующий день, 8 марта, в ходе очередной пятничной демонстрации на границе анклава палестинские активисты забросали солдата ЦАХАЛ камнями и петардами, в ответ на провокации военные применили спецсредства для разгона демонстрации. По сообщениям представителя министерства здравоохранения Палестины, в результате столкновений 1 человек погиб и 41 получили травмы, среди пострадавших оказалось 4 медика и 2 журналиста.

10 марта глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас подписал указ о назначении нового премьер-министра, которым стал член центрального комитета ФАТХ Мухаммад Штайе. Напомним, что 29 января правительство Палестины во главе с Рами Хамдаллой подало в отставку. Назначение же на пост очередного представителя ФАТХ вызвало недовольство ХАМАС, «Исламского джихада» и прочих палестинских радикалов.

24 марта в ответ на беспорядки и взрывы на границе Сектора Газа беспилотник армии Израиля нанёс удары по наблюдательным пунктам ХАМАС. Реакции со стороны палестинских радикалов долго ждать не пришлось. На следующий день, 25 марта, запущенная со стороны анклава ракета разрушила жилой дом к северо-востоку от Тель-Авива, в результате чего пострадали 7 человек. Б. Нетаньяху был вынужден досрочно завершить свой визит в США. 26 марта пресс-служба ЦАХАЛ сообщила о запуске 30 ракет с территории Сектора Газа, большая часть которых была перехвачена комплексами ПРО «Железный купол». Однако один из снарядов разрушил частный дом в центральной части Израиля, среди пострадавших оказались двое детей.

30 марта в пятничной акции, приуроченной к первой годовщине «Великого марша возвращения», по оценке экспертов, приняли участие около 40 тыс. палестинцев. Множественные провокации и действия наиболее агрессивных активистов ХАМАС и «Исламского движения» привели к тому, что 2 демонстрантов погибли и 224 получили ранения разной тяжести.

 

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ

4 марта в рамках ближневосточного турне глава МИД России Сергей Лавров посетил Саудовскую Аравию, где встретился с королём Салманом ибн Абд аль-Азизом и своим коллегой Аделем аль-Джубейром. Главными темами переговоров стали двусторонние отношения, сирийский кризис и ситуация в Йемене. С. Лавров назвал встречу «содержательной и конструктивной». А. аль-Джубейр тоже отозвался положительно, однако подчеркнул, что вопрос восстановления членства Сирии в ЛАГ является «несколько преждевременным».

7 марта министр энергетики КСА Халид аль-Фалих заявил, что в Красном море обнаружены большие запасы природного газа. Также Х. аль-Фалих рассказал журналистам, что, в связи с этим открытием, компания Saudi Aramco рассмотрит возможность новых инвестиций в проекты СПГ в США и Южной Африки. Однако, учитывая напряжённость в американо-саудовских отношениях, по мнению экспертов, основным партнёром в разработке газовых месторождений для Эр-Рияда может стать Москва, т.к. ещё в феврале в ходе телефонного разговора В. Путин и Салман ибн Абд аль-Азиз подтвердили готовность к продолжению сотрудничества в сфере углеводородов не только на рынке, но и в сфере добычи и переработки. Тем не менее, такой вариант видится маловероятным.

14 марта Интерпол по запросу прокуратуры Стамбула выдал международный ордер на арест 20 поданных Саудовской Аравии по делу об убийстве журналиста Джамаля Хашукджи. Имена подлежащих аресту лиц пока не разглашаются, однако в СМИ бытует информация, что большая часть из них уже содержится под стражей в саудовских тюрьмах. Также 14 марта сенат США после всех проволочек и споров одобрил резолюцию о прекращении военной поддержки Эр-Рияда в Йемене. Документ поддержали 54 сенатора, 46 выступили против его принятия. Окончательное же решение остаётся за президентом Д. Трампом, который должен рассмотреть резолюцию в течение 30 дней.

26 марта Саудовская Аравия присоединилась к арабскому сообществу, выступив против решения Вашингтона по Голанским высотам. В официальном тексте, опубликованном официальным информационным агентством SPA, говорится, что «королевство отвергает и осуждает заявление администрации США».

 

СУДАН

9 марта по указанию президента Омара аль-Башира освободили всех женщин, которые были задержаны в ходе протестов, непрекращающихся с декабря 2018 г. Как сообщает телеканал Al-Arabiya, указ предусматривал освобождение 41 женщины, а исполнение распоряжения было поручено директору национальной службы безопасности и разведки Салаху Аьдалле Гошу лично. Стоит отметить, что это не первая массовая амнистия в Судане. Ранее из тюрем уже несколько раз освобождали студентов и учащихся школ, которые составляют основную движущую силу протестов.

11 марта суданский парламент сократил срок действия чрезвычайного положения, введённого президентом 22 февраля, с 12 до 6 месяцев. Тем не менее, ничего экстраординарного в таком повороте событий нет. Согласно конституции, парламент имеет право принять или отклонить решение президента о ЧП в течение 15 дней с момента его введения. Вероятно, сокращение срока продиктовано логикой ускорения проведения необходимых мероприятий по стабилизации экономики Судана и выходу из затяжного кризиса.

13 марта президент Судана О. аль-Башир подписал приказ о формировании нового состава правительства. В новый кабинет под управлением Мухаммада Тахера Ииля вошёл 21 министр. Наиболее влиятельные лица, среди которых глава МИД Мухаммад Ахмад ад-Дирдири, сохранили свои посты.

 

АЛЖИР

2 марта, на фоне начавшихся в феврале протестов, в СМИ появились сообщения о том, что президент Алжира Абд аль-Азиз Бутефлика попал в женевскую столицу в критическом состоянии. Ранее 82-летний А. Бутефлика выдвинулся на пятый подряд президентский срок, после чего направился на плановую операцию в Швейцарию, где его самочувствие резко ухудшилось. Тем не менее, 3 марта Конституционный совет принял документы главы АНДР для регистрации его кандидатом на президентских выборах, запланированных на 18 апреля.

8 марта в столице Алжира, по разным подсчётам, на улицы вышло более 1 млн человек. Участники манифестации требовали от пока что действующего президента страны отказаться от участия в выборах. Среди основных лозунгов были «Республика не королевство!», «Нет пятому сроку!» и т.д. Для обеспечения правопорядка в городе были усилены наряды полиции и жандармерии, под особую охрану были взяты здания посольств зарубежных стран, отдельная группа силовиков блокировала подходы к президентскому дворцу. Однако некоторые подразделения, выполняя свои прямые обязанности, явно демонстрировали свою солидарность с протестующими.

11 марта А. Бутефлика, выступая по телевидению с посланием к нации, объявил о переносе выборов на более поздний срок и отказе баллотироваться на новый срок. Также президент пообещал переформировать правительство в ближайшие сроки. 12 марта официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила, что российская сторона рассматривает сложившуюся в Алжире обстановку как «сугубо внутреннее дело дружественной страны».

 

***

Дальнейшее развитие гуманитарной ситуации в Сирии будет зависеть от успеха назначенных на первые числа апреля консультаций по стабилизации обстановки в «Эр-Рукбане». Участие американской стороны в этих мероприятиях пока под вопросом. Однако если ООН и дальше будет поддерживать российско-сирийскую инициативу, то США будут вынуждены сесть за стол переговоров. Тем более, один из основных союзников Вашингтона в регионе – Иордания уже выразила заинтересованность в скорейшем разрешении ситуации в «Эр-Рукбане», расположенным на северной границе королевства.

«Великий марш возвращения», которому 30 марта исполнился год, явно продемонстрировал, что, помимо пополнения списка жертв среди палестинского населения и обострения ситуации в Секторе Газа, никаких практических сдвигов на палестино-израильском треке не даст. 29 марта посол Израиля в России озвучил перед журналистами следующую статистику: с марта 2018 г. боевики ХАМАС запустили 1233 ракеты и подожгли 8,649 акров земли. Конечно, пятничными акциями «марша» руководство Газы повышает свой авторитет среди радикалов, однако ухудшение отношений с Рамаллой и другими палестинскими фракциями попросту дискредитирует межпалестинский диалог. Небывалая эскалация в марте, вероятнее всего, приведёт к очередному соглашению о прекращении огня. Однако насколько долго оно продержится – вопрос крайне сложный.

Что касается планомерного усугубления американо-саудовских отношений, то все трения между Вашингтоном и Эр-Риядом являются верхушкой айсберга, подводная часть которого целиком состоит из давних союзнических связей в экономической и военной сферах. В подтверждение данному тезису служит тот факт, что, после принятия сенатом резолюции, 28 марта в ходе встречи с замглавы министерства обороны КСА госсекретарь США Майк Помпео выразил глубокую признательность Саудовской Аравии «за неизменную поддержку усилий специального посланника ООН Мартина Гриффитса по продвижению политического процесса в Йемене». Примечательно, что именно действия арабской коалиции под началом Эр-Рияда уже не раз ставили хрупкий межйеменский переговорный процесс в Швеции.

Обстановка в Судане, несмотря на манёвры правящего режима, сохраняет свою напряжённость. Рокировка в кабинете министров, по большему счёту, является полумерой. Создание «переходного правительства», почти полностью сохранившего прежний состав, стоит расценивать, скорее, как формальность в рамках установленного чрезвычайного положения. Тем не менее, такой расклад сигнализирует о готовности режима О. аль-Башира к дальнейшим действиям по стабилизации страны и доказывает, что существующий режим пока что не исчерпал свой запас прочности.

Протесты в Алжире стали логичным ответом населения страны на выдвижение кандидатуры А. Бутефлики, занимающего президентский пост с 1999 г. Ещё в 2016 г. в АНДР была проведена конституционная реформа, восстановившая ограничение полномочий президента двумя сроками по пять лет, которое было снято специально для А. Бутефлики в 2008 г. Таким образом, требования демонстрантов следует расценивать как законные, а не антиправительственные и т.п. Учитывая, что 82-летний президент уже отказался от участия в выборах, то в краткосрочной перспективе стоит ожидать стабилизации обстановки.

В. Останин-Головня

Китай: февраль 2019 г. (дайджест)

Внешняя политика КНР за февраль традиционно характеризуется как активная. Необходимо отметить российско-китайское взаимодействие, попытки укрепить его «качество», продолжение американо-китайских переговоров, где произошел сдвиг дедлайна договоренностей (как и писали эксперты центра). В целом стороны продвинусь к заключению договора, но, возможно, он станет лишь промежуточным или стороны вообще не подпишут его (оба сценария также были предложены аналитиками центра). Во внутренней политике внимание стоит уделить экономике и экологии.

Внешняя политика

Россия – Китай

По сообщениям Россельхознадзора, в самом конце февраля российские производители отправили первую партию птицеводческой продукции в Китай. Было подготовлено два контейнера с общим весом 54 тонны.

По сообщению ТАСС, Huawei совместно с партнерами в 2019 году планирует заняться подготовкой кадров для внедрения 5G-решений в России.

Встречи

26 февраля Россия, Китай и Индия подняли вопрос о возможном создании механизма встреч министров обороны трех стран. Об этом заявил в среду Министр иностранных дел КНР Ван И на пресс-конференции после трехсторонней встречи министров иностранных дел.

В ходе встречи российского и китайского послов обсуждались визиты лидеров двух стран: президента РФ В. Путина и его участия во втором форуме «Один пояс, один путь» в апреле в Пекине, и председателя КНР Си Цзиньпина в Россию и его участие в Петербургском международном экономическом форуме.

США-Китай

21 февраля в Вашингтоне торговый представитель США Р. Лайтхайзер и Вице-премьер КНР Лю Хэ провели очередной раунд переговоров, затем господин Лю в очередной раз встретился с Трампом. Ранее американская делегация 14-15 февраля наносила визит в Пекин. В столицу КНР приезжали и другие официальные лица, как делегация под руководством вице-президента Торгово-промышленной палаты М. Бриллиант (Myron Brilliant), где состоялась встреча с Ван И.

24 февраля, за несколько дней до конца 90-дневного «перемирия», президент США Д. Трамп «продлил дедлайн» с Китаем (о чем писали аналитики центра сразу после заключения 90-дневного торгового перемирия), заявив, что переговоры идут хорошо, а «цифры» не являются магическими. Также глава Белого Дома сообщил о возможной предстоящей встрече с председателем КНР Си Цзиньпином.

Переговорный процесс, по сообщениям нескольких источников, находится в продвинутой стадии, существует 150-страничный проект договора (а не меморандума, как говорилось ранее, и о чем просил Трамп господина Лайтхайзера), затрагивающий регулирование принудительной передачи технологий и их кражи, защиту прав интеллектуальной собственности для иностранных компаний, работающих в КНР, вопросы с манипулированием валюты, нетарифные барьеры в торговле, доступ на рынок продукции сельского хозяйства.

На данном этапе наиболее важная проблема – механизм контроля за выполнением будущего договора. США получают право на ряд односторонних действий, а Пекин – нет. КНР не готова соглашаться на эти условия, по словам Ван Шоувэня «стороны должны иметь равные права» (заявление сделано в марте).

К самому концу февраля Л. Кадлоу заявил, что стороны проделали огромную работу и удалось достигнуть большого прогресса в переговорах. За день до этого Р. Лайтхайзер указал на то, что еще рано делать какие-либо прогнозы, указав, что Китай является самой большой угрозой США за всю ее историю торговой политики.

В то же время фоном к переговорам служат заявления госсекретаря США М. Помпео, который предупредил американских союзников о рисках использования оборудования Huawei. 1 марта господин Помпео высказался схожим образом в Маниле, заявив, что американские компании не смогут работать там, где используется оборудование Huawei.

В ответ на это Huawei пытается проводить рекламную кампанию, скупая место в американских газетах, где призывает не верить тому, что говорят о Huawei недоброжелатели. Также Huawei подал в суд США на американское правительство, чтобы снять запреты «нечестной конкуренции».

Китай – Канада

1 марта Власти Канады приняли решение об экстрадиции Мэн Ваньчжоу.

Внутренняя политика

Экономика

Премьер КНР Ли Кэцян сделал предупреждение центральному банку о потенциальных рисках рекордного числа кредитов на внутреннем рынке. В январе число таких займов было почти в три раза больше чем в декабре и составило 3.23 триллиона юаней (476 миллиардов долларов США). Также это превысило показатель прошлого года равный – 3.06 триллионов юаней.

Экология

Загрязнение воздуха на севере и северо-востоке Китая выросло на 16 процентов (в чем автор мог убедиться лично), ввиду роста индустриальной активности.

В феврале ООН опубликовал доклад, согласно которому Пекин не вошел в 100 самых загрязненных городов мира.

Технологии

Китайская полиция проводит тестирование разработок китайского стартапа Watrix, которые позволяют распознавать человека по его походке.

Вывод

В отношениях России и Китая в этом месяце можно отметить несколько важных деталей. Стороны далее планомерно двигаются к закреплению устойчивого сотрудничества во всей Евразии, а возможный механизм встреч министров обороны России, Китая и Индии позволит укрепить «качество» российско-китайского сотрудничества.

Продолжается качество роста двухсторонней торговли. Торговый конфликт США и Китая продолжает открывать новые возможности для России, они продолжат появляться вне зависимости от возможного торгового договора между Вашингтоном и Пекином. В этих условиях интересны высказывания президента РФ В. Путина, который в Обращении к Федеральному Собранию РФ призвал оснастить все школы в РФ высокоскоростным интернетом, а компании Huawei готовить кадры в РФ.

В вопросе торговой сделки стороны близки к договору, однако он будет постоянно проверятся на прочность. Особое внимание здесь стоит обратить на события, прямо не связанные с торговлей. Однако, если договор заключат, можно будет утверждать об относительно нескольких спокойных месяцах, когда даже при возникновении спорных вопросов, стороны будут стараться уладить все в рамках подписанного документа. Далее договор будут ждать серьезные проверки на прочность.

С другой стороны, продление дедлайна дает возможность и Вашингтону, и Пекину подготовиться к дальнейшему противостоянию. К концу прошлого года стороны пришли к заключению 90-дневнего перемирия ввиду того, что такие факторы, как рынки обеих стран негативно реагировали на конфликт и подъемы тарифов. Сейчас рынки стали более адаптивны к происходящему – у них было время подготовиться, поэтому, возможно, стороны по окончании продления дедлайна ни к чему не придут.

В переговорах между США и КНДР, которые произошли в Ханое в конце февраля, уверенно выиграл Ким. Не только тем, что он уже два раза встретился с президентом США, но и оказался бенефициаром в центре американо-китайской торговой войны.

Если бы Трампу удалось договориться с Кимом (а точнее достигнуть хотя бы меморандума о намерениях), то у него бы появился такой нужный ему внешнеполитический успех, что стало бы поводом для оказания еще большего давления на Китай в торговых переговорах. Сейчас стороны обсуждают возможность получения США права на односторонние повышения тарифов против КНР, если американская сторона не увидит проведения реформ, обещанных Китаем. Ранее было известно о подобных механизмах, однако после Ханоя китайская сторона стала требовать равных прав. Интересно, что решение об экстрадиции в США приняли также сразу после Ханоя (дело не в дате, а в решении, что, возможно, является простым совпадением).

Торговый конфликт уже продемонстрировал, что Китай скорее «торгует, а не воюет», а США наоборот «скорее воюют, чем торгуют». В тон этому звучат заявления сторон – в США видят противостояние с Китаем через призму опыта Холодной войны, а в Китае – нет, там ситуацию видят как тяжелые переговоры.

России нужно стараться держаться в стороне от конфликта, так как американо-китайское противостояние бьет не только по Вашингтону и Пекину, но и ставит многие другие страны в положение «выбирающих сторону». У США уже была не лучшая репутация в ряде стран, а теперь и КНР приобретает негативные баллы (Канада, Австралия, не связанная с торговым конфликтом Киргизия и т.д.).

В дальнейшем это позволит Москве играть большую роль при куда более меньших затратах и максимизировать выгоды.

П. Прилепский

Турция: февраль 2019 г. (дайджест)

В феврале Турция была особенно активна на внешнеполитическом направлении – состоялся ряд важных встреч по ключевым вопросам с российской стороной, а также трехсторонний саммит в Сочи по сирийскому урегулированию. Отношения с США и странами Европы в целом остаются на том же уровне, однако с Вашингтоном Турция по-прежнему пытается выстроить линии взаимодействия по Сирии.

Внутриполитическое направление характеризуется активной подготовкой к предстоящим выборам. В феврале стало известно имя нового премьер-министра Великого национального собрания Турции, а также появилась информация о проведении государством крупных военно-морских учений и разработке новой военной техники. Экономическая ситуация, в свою очередь, стабильностью по-прежнему не отличается.

Отношения с Россией

Российско-турецкие отношения по-прежнему характеризуются интенсивностью контактов. 11 февраля в Анкаре состоялись переговоры министра обороны России с министром национальной обороны Турции, в большей степени посвященные обсуждению ситуации в Идлибе и Манбидже, однако главным событием месяца на российско-турецком направлении стало проведение очередного раунда трехсторонних переговоров по Сирии. 14 февраля президенты России, Турции и Ирана встретились в Сочи для обсуждения перспектив урегулирования сирийского конфликта. Стоит отметить, что встреча в подобном формате стала уже четвертой.

По итогам переговоров лидеры трех государств провели совместную пресс-конференцию, где дали оценку результатам проведенной встрече. Судя по заявлениям, сделанным главами России, Турции и Ирана, стороны остались довольны работой саммита. Так, В.В. Путин отметил, что саммит прошел в конструктивном ключе и позволил сторонам определить «ключевые направления дальнейшего взаимодействия». Особое внимание в ходе переговоров, как пояснил президент России, было уделено гуманитарным вопросам. В частности, обсуждались вопросы возвращения беженцев, а также дальнейшие меры по оказанию помощи сирийскому населению. По завершении переговоров стало известно, что стороны условились продолжать реализацию договоренностей, предусмотренных заключенным ранее меморандумом о стабилизации обстановки в зоне деэскалации в Идлибе. Также стороны сошлись во мнении, что вывод войск США из Сирии однозначно является позитивным шагом, а президент Турции, в свою очередь, заявил о том, насколько важно не допустить образования «вакуума власти» на территориях, которые вскоре покинет американский военный контингент. Весьма неожиданным стало предложение лидера Турции о включении в астанинский процесс для повышения его эффективности Ирака и Ливана, которое, однако, не было встречено другими странами-гарантами с энтузиазмом. По итогам встречи также стало известно, что в следующий раз лидеры трех стран соберутся в Турции, а встреча в астанинском формате, где особое внимание планируется уделить процессу запуска Конституционного комитета, будет проведена в апреле. Следует отметить, что в начале месяца вопрос создания комитета уже обсуждался представителями России и Турции в Анкаре. В состав российской межведомственной делегации вошли спецпредставитель президента по сирийскому урегулированию А. Лаврентьев и замминистра иностранных дел С. Вершинин. Сторону Турции, в свою очередь, представлял замглавы МИД С. Онал.

Кроме того, на полях саммита состоялась повторная встреча министра обороны России С. Шойгу с его коллегой Х. Акаром. Главное темой переговоров стало обсуждение последних событий в Сирии. Судя по всему, России и Турции действительно есть что обсуждать – согласно заявлению главы МИД России С.В. Лаврова, сделанному 24 февраля, у России и Турции «нет единого понимания того, кого среди курдов считать террористами». При этом немного позже его слова были опровергнуты Р.Т. Эрдоганом, который, в свою очередь, назвал их ошибочными. 28 февраля С.В. Лавров обсудил сирийскую проблематику со своим коллегой М. Чавушоглу в ходе телефонных переговоров.

Среди других контактов можно отметить состоявшиеся 26 февраля телефонные переговоры президента Турции с главой России, в ходе которых В.В. Путин поздравил президента Турецкой Республики с 65-летием, а также обсудил подготовку предстоящих в апреле встреч. Ранее помощник президента России Ю. Ушаков сообщил о том, что на первую половину апреля запланирован очередной визит президента Турции в Москву. 27 февраля Р.Т. Эрдоган также провел телефонные переговоры с премьер-министром России Д. Медведевым, обсудив аспекты торгово-экономического сотрудничества двух стран.

Отношения с Западом

Отношения Турции с Соединенными Штатами практически на протяжении всего месяца были определены взаимными обвинениями и дебатами вокруг желания турецкой стороны закупить у России системы С-400. В начале месяца агентство по сотрудничеству в сфере обороны и безопасности Пентагона сообщило о том, что госдепартамент США одобрил сделку с Турцией по продаже систем противоракетной обороны Patriot на сумму 3,5 миллиарда долларов. Однако позже из Вашингтона начали поступать заявления, в которых выражалось требование отказаться от С-400; в противном случае под угрозой могли оказаться поставки систем Patriot, а также истребителей Lockheed Martin F-35. Немного позже Р.Т. Эрдоган заявил, что Турция никогда не откажется от контракта с Россией, и что о сделке на таких условиях не может быть и речи. При этом Турция периодически продолжает напоминать США о своих претензиях по вопросу выдачи Ф. Гюлена. Так, 15 февраля президент Эрдоган заявил, что в этом вопросе Соединенные Штаты ведут себя «неискренне». Кроме того, 15 февраля лидер Турции призвал США взять ответственность за убийство саудовского журналиста Д. Хашогги, пригрозив передать всю информацию по делу в международный суд. При этом с американской стороны ответа на подобные заявления так и не последовало. Еще одним недружественным жестом со стороны Анкары по отношению к Вашингтону стал отказ от участия в инициированной США и прошедшей 13-14 февраля Варшавской конференции по Ближнему Востоку, которую в некоторых СМИ уже окрестили «антииранской».

Несмотря на ряд разногласий, Турция стремится выступить в качестве посредника между США и Россией по вопросу ДРСМД, призывая стороны продолжить диалог относительно сохранения договора, а американо-турецкие контакты на разных уровнях при этом продолжаются. 5 февраля в Вашингтоне состоялось заседание турецко-американской рабочей группы, в котором приняли участие заместитель МИД Турции С. Онал и Заместитель госсекретаря США по политическим делам Д. Хейл. В ходе встречи обсуждался ряд вопросов – начиная от ситуации в Сирии и борьбы с терроризмом до двусторонних судебных и консульских проблем и вопросов обороны. По завершении переговоров был озвучен их главный итог – понимая стратегическое значение двусторонних отношений, США и Турция договорились сотрудничать «как союзники». 21 февраля для обсуждения сирийской проблематики и региональных вопросов Соединенные Штаты посетила турецкая делегация, включающая в себя министра национальной обороны Х. Акара, а также начальника Генштаба Я. Гюлера. 22 февраля на фоне информации о планах Турции и США создать буферную зону на северо-востоке Сирии главы двух государств провели телефонные переговоры, после которых глава Турции выразил желание встретиться с Д. Трампом в период после 31 марта, а спустя несколько дней, 28 февраля, Р.Т. Эрдоган принял в Анкаре старшего советника президента США Д. Кушнера.  Также 26 февраля стало известно, что глава США выдвинул дипломата М. Саттерфилда на пост посла в Турции, однако данная кандидатура еще не была одобрена Сенатом.

На турецко-европейском направлении понимания между сторонами по-прежнему нет. Турция стремится выстраивать отношения с отдельными государствами Евросоюза, как, например, с Грецией, с премьер-министром которой глава Турции даже провел 5 февраля переговоры и договорился сотрудничать в целях снижения напряженности в регионе Эгейского моря. В остальном Эрдоган, оскорбленный нежеланием ЕС принимать в свои ряды Турцию, обвиняет ЕС в невыполнении обязательств по визовой либерализации и продолжает искать причины такого поведения в исламофобии европейских государств, а они, в свою очередь, уже не отвечают на провокационные высказывания лидера Турции. В особенности Турцию «задела» озвученная комитетом по международным делам Европарламента рекомендация о необходимости приостановления переговоров с Турцией о ее вступлении в Евросоюз. 21 февраля представитель МИД Турции Х. Аксой заявил, что Турецкая Республика считает такие предложения «неприемлемыми». На этом критика Европейского Союза не закончилась – 26 февраля Р.Т. Эрдоган достаточно жестко высказался об участии стран-членов Европейского союза в организованном днями ранее в Египте саммите Лиги арабских государств (ЛАГ), заявив, что пока страны ЕС принимают приглашения от государства, где продолжаются казни людей, ни о какой демократии в Европе речи идти не может.

Ближний и Средний Восток

На Ближнем Востоке, в частности в Сирии, Турция продолжает вести борьбу с терроризмом. По итогам трехстороннего саммита в Сочи президент Турецкой Республики подчеркнул, что военные России и Турции ведут активную работу по выполнению договоренностей по Идлибу. 7 февраля президент Р.Т. Эрдоган, выступая на американо-турецком совете, заявил о намерении взять на себя ответственность за борьбу с террористическими группировками в районах Сирии, откуда впоследствии будут выведены американские войска. При этом лидер Турции подчеркнул, что в настоящее время самыми спокойными в САР являются те районы, где Турция проводила свои военные операции – «Щит Евфрата» и «Оливковую ветвь». Кроме того, позднее, возвращаясь из Сочи, лидер Турции заявил, что не исключает возможности проведения новых военных кампаний в регионе – на этот раз в Идлибе и совместно с Россией, однако позже глава МИД России С.В. Лавров заявил, что подобных операций не планируется. При этом осталось неизменным требование Турции вывести курдские формирования с северо-востока Сирии, о чем 17 февраля заявил министр национальной обороны Турции Х. Акар во время Мюнхенской конференции по безопасности. В то же время очередной проблемой для Турции остается вопрос беженцев – 19 февраля на одном из митингов в Стамбуле Эрдоган заявил о том, что государство больше не в состоянии принимать беженцев и предложил создать в Сирии специальные города с помещениями контейнерного типа. Кроме того, президент Турецкой Республики продолжает призывать к созданию дополнительных зон деэскалации в целях стабилизации обстановки в регионе.

Отдельным поводом для беспокойства Турции стало обострение индо-пакистанских отношений. Так, в своем заявлении от 27 февраля министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу выразил беспокойство в связи с ситуацией в Кашмире и призвал стороны конфликта к сдержанности, при этом отметив, что в случае необходимости Анкара готова внести свой вклад в урегулирование данной проблемы.

Внутриполитическая обстановка

До запланированных на 31 марта муниципальных выборов остается меньше месяца, в связи с чем в Турции продолжается активная подготовка к столь важному дню. Активно принимаются меры по поддержанию безопасности: только в первой половине февраля прокуратура Турции выдала ордер на задержание 57 лиц, подозреваемых в связях с FETO. Что касается самих выборов, то феврале стало известно, что представитель правящей ПСР О. Челик заявил о возможном расширении «Народного альянса» с Партией националистического движения (ПНД) еще на 20 провинций. При этом, как подчеркнул О. Челик, стороны также намереваются провести митинги в Анкаре и Стамбуле.

18 февраля премьер-министр ВНСТ Турции Б. Йылдырым официально объявил о том, что уходит в отставку. Напомним, что данное решение связано с его намерением баллотироваться на пост мэра Стамбула. Спустя почти неделю, 24 февраля, состоялись выборы на пост нового премьер-министра. Известно, что после проведения выборов в работе ВНСТ будет сделан перерыв. Так, Парламент Турции не будет собираться 26-28 февраля, а также 5-7 марта. Кандидатом от Партии справедливости и развития (ПСР) на этот пост стал депутат от Текирдага М. Шентоп, от Народно-республиканской партии (НРП) – депутат от Стамбула Э. Алтай, Хорошая партия, в свою очередь, выдвинула депутата от Газиантепа И.Х. Фелиза, а Демократическая партия народов (ДПН) – С. Кемальбай, которая является депутатом ДПН от Измира. Выборы проходили в три тура: в первом ни один из кандидатов не смог набрать необходимых 400 голосов – при условии, что 6 парламентариев воздержались, М. Шентоп получил 322 голоса, Э. Алтай – 120 голосов, С. Кемальбай – 45 голосов и И.Х. Фелиз – 35 голосов, в связи с чем было принято решение о проведении второго тура, в результате которого ситуация, однако, в значительной степени не изменилась. В третьем туре, где кандидатам было необходимо набрать хотя бы 301 голос, победу одержал получивший 336 голосов (из 542 возможных) кандидат от ПСР М. Шентоп, который был поддержан большинством.

Говоря о биографии новоиспеченного премьер-министра, можно отметить, что М. Шентоп – курд по происхождению – родился в деревне Арыджа (Кэфрэ), провинции Батман, где впоследствии окончил среднюю школу. Высшее образование он сперва получил в стенах Анкарского университета, окончив факультет политических наук, а затем отправился в Университет Эксетера в Англии, получив в 1993 году степень магистра по направлению «финансы и экономика». По возвращении в Турцию М. Шентоп на протяжении трех месяцев работал в «Etibank», однако в середине 2000-х гг. перешел в «Merrill Lynch», где даже добился определенных успехов. В 2007 году он оставил данную работу в связи с избранием на пост депутата ПСР от Газиантепа, а также стал правительственным министром, ответственным за казначейство (в 2009 году, в связи с некоторыми изменениями, начал работу в Министерстве финансов). При этом в разные периоды Шентоп, который, к слову, является членом Совета по национальной безопасности, в разные годы занимал должность руководителя Координационного совета по экономике и кредитам, а также трудился во многих других государственных учреждениях. С 2015 года, после всеобщих выборов, он приступил к должности вице-премьера Турецкой Республики.

27 февраля в СМИ появилась новость о том, что для повышения уровня подготовки Турция начала масштабные учения военно-морских сил под названием Mavi Vatan 2019, которые будут проводиться вплоть до 8 марта. Отличительной особенностью этих учений стало то, что они впервые проводятся в акваториях сразу трех морей – Черного, Средиземного и Эгейского. Известно, что в них принимают участие 103 корабля ВМС Турции, а также боевые вертолеты, самолеты военно-воздушных сил и беспилотные летательные аппараты. Вместе с тем Турция активно развивает военную технику – в феврале вице-президент государства Ф. Октай сообщил, что к 2023 году Турция намерена завершить разработку своего нового истребителя 5-го поколения, а к 2026 – провести первый испытательный полет. Предполагается, что речь идет о проекте истребителя TF-X, разрабатываемого компанией Turkish Aerospace Industries (TAI) и призванного снизить зависимость Турецкой Республики от Соединенных Штатов, поскольку в будущем проектируемые истребители вполне могут стать заменой американским F-16.

Экономическая ситуация

В феврале со стороны правящих кругов Турецкой Республики прозвучал ряд заявлений касательно внешнеэкономической деятельности государства.

Так, например, 5 февраля, выступая в Парламенте, Р.Т. Эрдоган заявил о том, что Турция больше никогда не обратится за помощью к МВФ за кредитом, а неделей ранее министр финансов и казначейства Б. Албайрак сообщил о том, что государство преодолело тяжелый экономический период, связанный с санкционной политикой США. В ходе встречи с президентом Ирана на полях саммита в Сочи лидер Турции заявил, что Турция заинтересована в развитии экономического взаимодействия с этим государством и готова создать двусторонний механизм для расчетов с Ираном – аналогичный европейской системе SPV. Кроме того, в феврале стали известны некоторые подробности продажи «Сбербанком» турецкого «Denizbank». Согласно годовому отчету по международным стандартам финансовой отчетности, продажа дочерней компании немного откладывается и ожидается в первом полугодии 2019 года.

На внутриэкономическом направлении месяц начался для Турции с не очень приятных новостей. 4 февраля статистический институт TurkStat опубликовал данные о повышении годовой инфляции, которая составила 20,35%, что было вызвано ростом потребительских цен в январе. Еще одной проблемой экономики Турции в последнее время является безработица (в ноябре ее уровень достиг 12,3%). 18 февраля данная ситуация заставила Правительство Турции запустить кампанию по росту занятости, основанную на поддержке бизнеса, о чем заявила министр семьи, труда и социальных услуг З.З. Сельчук. В тот же день Центральный банк Турции принял решение снизить нормы обязательных резервов в целях обеспечения большей ликвидности на рынках страны. Тем не менее, в конце месяца TurkStat опубликовал данные о снижении на 72,5% (в годовом исчислении) дефицита внешней торговли, а также индекса потребительского доверия (до исторического минимума), в связи с чем можно предположить, что снижения экономического спада в ближайшее время ожидать не стоит.

***

Внешнюю политику Турции за февраль можно охарактеризовать интенсивностью контактов. Турецкая Республика продолжает развивать сотрудничество с Россией по ряду направлений, а встречи на разных уровнях являются лишь подтверждением того, что позиции двух государств, в том числе по сирийской проблематике, во многом совпадают: оба государства ведут активную работу по обеспечению стабильности в Идлибе, обе стороны нацелены на скорейший запуск Конституционного комитета, а главное – и Россия, и Турция, осознают, что достижение всех этих целей невозможно без конструктивного двустороннего диалога. В этом плане российско-турецкому сотрудничеству в значительной степени уступает турецко-американское, где Вашингтон по-прежнему стремится реализовать лишь свои интересы, не взирая на замечания Турции. Несмотря на ряд встреч, они все еще не приносят своих плодов – остается открытым вопрос по Манбиджу и кооперации в Сирии в принципе, не говоря уже об обширном списке других неразрешенных двусторонних проблем «стратегических союзников». С Европейским Союзом взаимодействие Турции складывается ничуть не лучше – в феврале отношения в формате Турция-ЕС характеризуются лишь взаимными обвинениями и претензиями.

На внутриполитической арене практически завершена подготовка к местным выборам, а все выступления турецких политиков, в частности Р.Т. Эрдогана, на организованных митингах сводятся к громким речам об эффективности проделанной партиями работе и не менее громким обещаниям, нацеленным на увеличение числа избирателей. Вместе с тем стоит отметить, что ни одна из партий, в том числе правящая, пока не предложила варианта выхода из тяжелого экономического положения, усугубление которого в настоящий период времени политические элиты Турции, увлеченные организацией предвыборных кампаний, предпочитают не замечать.

В. Аватков, А. Сбитнева

Арабские страны: февраль 2019 г. (дайджест)

Несмотря на свою непродолжительность, самый короткий месяц в году для стран Арабского Востока выдался крайне насыщенным.

Основные события в феврале развернулись вокруг крупных мероприятий и саммитов, прошедших в ОАЭ, Египте, России и Польше. Особое внимание мирового сообщества привлекли совпавшие по времени проведения саммиты в Сочи и Варшаве.

Несмотря на военный бэкграунд, гуманитарные ситуации в Сирии и Йемене вызывают всё большее беспокойство. Успехи консультационных встреч сторон йеменского конфликта в Швеции, к сожалению, не подтверждаются на практике в самом Йемене.

Межпалестинские переговоры в Москве остались без итогового документа из-за принципиальной позиции ХАМАС и «Исламского джихада».

В Судане, спустя почти два месяца с начала массовых протестов, наконец-то введён режим чрезвычайного положения.

ОБЪЕДИНЁННЫЕ АРАБСКИЕ ЭМИРАТЫ

3-5 февраля в столице ОАЭ Абу-Даби прошла Всемирная межрелигиозная конференция «Человеческое братство», организованная Советом мусульманских старейшин при широкой поддержке министра толерантности шейха Нахайяна ибн Мубарака Аль Нахайяна.

В работе конференции приняли участие представители множества конфессий. Однако внимание СМИ было сосредоточено на визите Папы Римского Франциска. Во-первых, это стало первым в истории посещением Аравийского полуострова понтификом Ватикана. Во-вторых, Папу Франциска в торжественной обстановке лично встречал наследный принц Абу-Даби шейх Мухаммад ибн Зайд Аль Нахайян, что, естественно, не могло остаться без внимания прессы. Ранее, 2 февраля, министерство образования ОАЭ объявило выходные дни в школах на время проведения конференции.

Центральной темой всей межрелигиозной встречи стало противодействие распространению религиозно-мотивированного экстремизма. 4 февраля Папа Франциск и верховный имам крупнейшего мусульманского университета Аль-Азхар – шейх Ахмад ат-Тейиб –договорились активизировать совместные усилия для борьбы с экстремисткой идеологией, подписав соответствующий документ.

17-21 февраля в Абу-Даби состоялась 14-ая Международная оборонная выставка IDEX-2019. Крупнейший на Ближнем Востоке оружейный салон, тем не менее, прошёл без сенсаций. Россия, будучи постоянным участником IDEX с 1993 г., продемонстрировала более 50 предприятий отечественного оборонно-промышленного комплекса и заключила с принимающей стороной ряд контрактов на сумму в $77,2 млн. При этом общая сумма всех сделок по закупке вооружений ОАЭ, по данным Jane’s Information Group, составила $5,5 млрд, что приблизительно соответствует итогам предыдущей выставки IDEX-2017. Многие эксперты и наблюдатели отметили, что повышенный интерес эмиратских властей к современному вооружению связан, в первую очередь, с участием страны в йеменском конфликте, а не с модернизацией армии, как это было в начала 2010-х гг.

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ

14 февраля палата представителей США приняла (248 представителей проголосовали – за, 177 – против) резолюцию о прекращении поддержки Саудовской Аравии в Йемене. Впервые об этом решении в Вашингтоне заговорили ещё осенью 2018 г. после начала расследования убийства журналиста Джамаля Хашукджи, однако реальный шаг был предпринят только сейчас. Резолюция, прежде всего, предполагает сокращение американо-саудовского сотрудничество по военно-технической линии. Тем не менее, документ ещё предстоит провести через американский сенат, после чего у президента США Дональда Трампа будет 30 дней для подписания указа и соответствующих распоряжений.

20 февраля стало известно, что комитет по надзору палаты представителей США инициировал расследование с целью установить, пытался ли Д. Трамп организовать переговоры по передаче мирных ядерных технологий Эр-Рияду. Поводом тому стала встреча, прошедшая 12 февраля, американского президента с представителями атомной индустрии США. И хотя власти королевства уже не первый год заявляют о намерении развивать мирный атом в стране, некоторые эксперты испытывают опасения, что Саудовская Аравия может использовать полученные сведения в военной промышленности для производства термоядерного оружия. В целом же большинство аналитиков полагают, что расследование является очередной кампанией демократов по подрыву репутации Д. Трампа. Однако, с иранской точки зрения, дела обстоят куда серьёзнее. 20 февраля глава МИД Ирана Мохаммад-Джавад Зариф заявил, что «расчленённый журналист» и «незаконная продажа ядерных технологий» являются звеньями одной цепи, которая «полностью отражает лицемерие США».

24 февраля в истории саудовской дипломатии произошло знаковое событие. Король Салман ибн Абд аль-Азиз издал указ, согласно которому принцесса Рима бинт Бандар была назначена на пост посла в США. Стоит отметить, что принцесса Рима стала первой женщин-послом в истории Саудовской Аравии. В целом же данный шаг стоит расценивать исключительно как демонстративный. Вся кампания по «эмансипации» саудовских женщин выглядит скорее как показательное выступление перед Западом, призванное подчеркнуть либеральный характер реформ в рамках программы «Видение-2030».

ОМАН

18 февраля в Москве состоялись переговоры главы МИД России Сергея Лаврова с оманским коллегой Юсефом ибн Аляви. Во время встречи министры обсудили развитие двусторонних отношений, развитие торговли, а также общую ситуацию на Ближнем Востоке.

На совместной пресс-конференции Ю. ибн Аляви впервые озвучил официальную позицию султаната по членству Сирии (заморожено в ноябре 2011 г.) в ЛАГ. Так, Оман пополнил ряды тех немногочисленных сторонников, что ратуют за возвращение САР в организацию. После данного заявления глава оманского МИД выразил поддержку принципа инклюзивности политического урегулирования йеменского конфликта, за который выступает Россия.

Также Ю. ибн Аляви особо подчеркнул «заинтересованность Израиля в установлении мира в регионе». Примечательно, что такой риторический приём официальный Маскат ввёл в употребление после не анонсированного визита израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Оман по приглашению султана Кабуса ибн Саида 26 октября 2018 г.

ЙЕМЕН

16-17 февраля стороны йеменского конфликта в ходе очередной консультационной встречи договорились о первом этапе передислокации войск в рамках Стокгольмских соглашений, достигнутых ещё в декабре 2018 г. Об этом 18 февраля на заседании Совета Безопасности сообщил спецпосланник ООН по Йемену Мартин Гриффитс, уточнив, что отвод войск от гуманитарных объектов в портовых городах Ходейда, Салеф и Рас-Исса будет происходить под командованием датского генерал-лейтенанта Лоллесгаарда. Однако успех на дипломатическом направлении был омрачён дальнейшим развитием событий.

В 20-х числах февраля в порте Ходейды вновь вспыхнули бои, в результате чего был перекрыт доступ к хранилищам зерна и складам гуманитарной помощи. 25 февраля в Совбезе призвали все стороны конфликта прекратить огонь и немедленно вывести войска, как это было оговорено прежде. При этом координатор чрезвычайной помощи ООН Марк Локок вновь обратил внимание международного сообщества на то, что гуманитарная ситуация в Йемене остаётся крайне тяжёлой, 80% населения страны по-прежнему нуждаются в помощи, а более 10 млн человек находятся на грани голода.

26 февраля в Сану прибыл Мартин Гриффитс, где провел переговоры с лидером «Ансар Алла» (хуситов) Абд аль-Маликом аль-Хуси. На следующий день, 27 февраля, враждующие стороны отступили из порта. Таким образом, под наблюдением специальной миссии ООН в Ходейде (UNMHA) впервые с сентября 2018 г. сотрудники Всемирной продовольственной программы получили доступ к складам, где, по последним данным, сохранилась 51 тысяча тонн пшеницы, что позволит обеспечить продовольствием около 4 млн человек на протяжении месяца.

Что касается действий арабской коалиции, возглавляемой Эр-Риядом, то, не считая стычек в приграничных районах Йемена, за февраль произошёл лишь один крупный инцидент. 24 февраля в результате авиаудара саудовских ВВС по одному из пригородов Саны по меньшей мере погибло 4 человека, около 10 получили ранения.

ЕГИПЕТ

20 февраля в Каире был приведён в исполнение смертный приговор в отношении девяти человек, причастных к убийству генерального прокурора Египта Хишама Бараката, совершенного 29 июля 2015 г. Стоит отметить, что среди казнённых 20 февраля был сын одного из лидеров ассоциации «Братья-мусульмане» – Ахмад Таха. По официальной версии, остальные 27 человек, которых приговорили по этому делу к высшей мере наказания, также имеют отношение к «Братьям-мусульманам».

Примечательно, что новость о казни вызвала гораздо больший резонанс в Турции, нежели в самом Египте. 22 февраля в ряде турецких городов прошли массовые демонстрации, участники которых выступали против действий египетских властей и скандировали: «США, ас-Сиси – убийцы». По мнению ряда экспертов, эти акции нельзя назвать народными или стихийными. Вполне вероятно, что к их организации приложили руку либо правительственные, либо проправительственные структуры. 24 февраля президент Турции Реджеп Тейип Эрдоган, выступая по телевидению, резко высказался о действующем руководстве АРЕ. В частности, турецкий лидер заявил, что не собирается встречаться с главой Египта Абд аль-Фаттахом ас-Сиси до тех пор, пока в стране не будет объявлена масштабная амнистия всех политзаключённых (читай – «Братьев-мусульман»), а казнь «девяти парней» назвал «неприемлемой». Ас-Сиси от ответных выпадов воздержался. Возможно, по той причине, что исчерпывающе его взгляды были изложены тем же днём генеральным секретарём Лиги арабских государств Ахмад Абу аль-Гейт.

24 февраля, выступая на открытии саммита ЛАГ и ЕС, Ахмад Абу аль-Гейт назвал действия Турции и Ирана вмешательством, «которое провоцирует и разжигает кризисы в регионе». Здесь стоит отметить, что арабо-европейский саммит, состоявшийся в курортном городе Шарм-эш-Шейх на юге Синайского полуострова, стал первым мероприятием такого формата, собравшим лидеров, глав правительств, министров иностранных дел и других официальных лиц порядка 50 государств двух регионов. На повестке встречи ЛАГ-ЕС были такие темы, как сирийский, йеменский, ливийский и иракский кризисы, а также отношения с Ираном, борьба с терроризмом и нелегальная миграция. По мнению генсека Лиги арабских государств, урегулирование палестино-израильской проблемы является «кратчайшим путём для стабилизации региона». По итогам переговоров было решено проводить арабо-европейские саммиты на постоянной основе. Как ожидается, следующая встреча формата ЛАГ-ЕС должна пройти в 2022 г. в Брюсселе.

ПАЛЕСТИНА

3 февраля премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху заявил, что вдоль границ Сектора Газа началось строительство нового «наземного барьера» длиной в 65 км и высотой в 6 м. Согласно сообщению Б. Нетаньяху, стена заменит ограждения из металлической сетки, которые оказались уязвимыми при постоянных попытках прорыва на израильскую территорию.

17 февраля после ранения израильского военнослужащего ЦАХАЛ провели наземную операцию, задействовав танки, на севере Сектора Газа. Как проинформировала пресс-служба Армии обороны Израиля, удар был нанесён по двум военным постам ХАМАС. В результате ночных столкновений девять палестинцев получили ранения. О погибших сведений не поступало.

22 февраля 48-ая пятничная акция «Великого марша возвращения» традиционно завершилась столкновениями палестинских демонстрантов с израильскими солдатами. В министерстве здравоохранения Палестины заявили, что пострадал 41 человек, и погиб 12-летний ребёнок. Позже, 25 февраля, обращаясь к участникам саммита ЛАГ-ЕС, прошедшем в Египте, председатель ПНА Махмуд Аббас призвал страны Европейского союза отреагировать на «незаконные действия» Израиля и оценить степень его приверженности мирному процессу. Тем не менее, заявление М. Аббаса вряд ли можно расценивать как реакцию на случившееся в Секторе Газа, контролируемом его оппонентами из ХАМАС. Особенно учитывая, что палестинский лидер в конце своего обращения выразил надежду, что ЕС направит своих наблюдателей на предстоящие выборы в Палестине.

Что касается межпалестинского урегулирования, то 11-13 февраля в Москве состоялась долгожданная встреча представителей основных политических фракций Палестины на площадке ИВ РАН. 12 февраля глава МИД России С. Лавров, выступая перед делегатами, заявил, что российская сторона поддержит любые договорённости, которые будут достигнуты в ходе переговоров. При этом, министр выразил сомнения, что «сделка века», предложенная администрацией Д. Трампа, полностью гарантирует жизнеспособность будущего палестинского государства.

В целом же межпалестинская встреча проходила в конструктивной атмосфере. Однако 13 февраля делегаты палестинских фракций были вынуждены аннулировать итоговое заявление под предлогом «отсутствия консенсуса по ряду пунктов». Как позже сообщил представитель Демократического фронта освобождения Палестины (ДФОП) Муатасим Хамад, члены ХАМАС и «Исламского джихада» выступили против формулировки, что столицей Палестины должен стать Восточный Иерусалим, т.к. их принципиальная позиция заключается в том, что столицей должен стать весь город без деления на западную и восточную части.

27 февраля в Москву для встречи с президентом России Владимиром Путиным прибыл Б. Нетаньяху. Почти сразу осведомлённые источники рассказали прессе, что на повестке переговоров российского и израильского лидеров будет создание многосторонней группы по демилитаризации Сирии. Накануне Б. Нетаньяху также заявил, что контакты России и Израиля способствуют стабильности и укреплению безопасности на Ближнем Востоке как в политическом, так и в военном плане. Позже, 28 февраля, В. Путин сообщил прессе, что группа по демилитаризации Сирии будет создана, а её основной задачей станет «окончательная нормализация уже после подавления последних очагов терроризма» в САР.

СИРИЯ

Важнейшим событием февраля на сирийском треке стала трёхсторонняя встреча России, Турции и Ирана. 14 февраля в Сочи состоялась встреча В. Путина, Р. Эрдогана и Х. Роухани. Четвертый по счёту саммит на высшем уровне стран-гарантов астанинского процесса был сконцентрирован на вопросах гуманитарной ситуации в Сирии и координации действий по политическому урегулированию. Главы государств «астанинской тройки» окончательно согласовали итоги работы по созданию конституционного комитета САР, о завершении которой С. Лавров объявил ещё 4 февраля.

Примечательно, что встреча в Сочи прошла на фоне варшавского саммита по Ближнему Востоку, состоявшемся 13-14 февраля. Многие СМИ назвали это попыткой «заглушить» переговоры России, Турции и Ирана. Глава МИД ИРИ Мохаммад-Джавад Зариф даже назвал министерскую конференцию в Варшаве «мертворождённой», заявив, что всё происходящее в Варшаве является «новой попыткой США продолжить свою линию необоснованной одержимости в отношении Ирана».

Что касается военной обстановки в Сирии, то начало февраля отличалось положительной, по сравнению с предыдущим месяцем, динамикой, однако в последнюю неделю количество зафиксированных случаев нарушения огня резко возросло:

  • 114 нарушений – 2-9 февраля
  • 90 нарушений – 9-16 февраля
  • 210 нарушений – 16-23 февраля

Согласно данным российско-турецкой комиссии по Единому соглашению о прекращении огня, абсолютное большинство случаев уже традиционно пришлись на Алеппо, Идлиб и Хаму. Основные бои по-прежнему происходят в Хаме между правительственными войсками САР и группировкой «Тахрир аш-Шам», а также в Дейр эз-Зоре между Сирийскими демократическими силами (СДС) и яростно сопротивляющимися остатками ИГ.

26 февраля постпред России при ООН Василий Небензя заявил о необходимости эвакуации беженцев из лагеря «Эр-Рукбан» на сирийско-иорданской границе, назвав это «выходом из сложившейся ситуации» и «устойчивым решением проблемы». 27 февраля в министерстве обороны России сообщили, что США препятствуют выходу людей из «Эр-Рукбана», распространяя среди них ложные слухи о «разрухе, насильственном призыве в армию и арестах» на территории, контролируемой сирийским правительством. При этом ранее, 16 февраля, руководство САР предложило открыть два новых коридора для доставки гуманитарной помощи в «Эр-Рукбан» и выхода беженцев из лагеря. Однако американские военные пропустили по ним лишь несколько конвоев под эгидой ООН.

СУДАН

22 февраля, спустя почти два месяца с начала протестов, президент Судана Омар аль-Башир в прямом эфире национального телевидения объявил о введении в стране режима чрезвычайного положения на один год. Необходимость режима ЧП О. аль-Башир обосновал необходимостью стабилизации обстановки и проведения экономических реформ, которые позволят вывести страну из затяжного экономического кризиса.

Тем не менее, на следующий день, 27 февраля, О. аль-Башир призвал парламент отложить рассмотрение поправок к конституции, нацеленных на выработку механизма диалога между властью и оппозицией. 28 февраля в Хартуме и ещё нескольких городах Судана прошли массовые протестные акции против введённого режима ЧП.

***

В целом ситуация в регионе по основным своим направлениям и тенденциям не сильно изменилась по сравнению с предыдущим месяцем.

На фоне вынужденной сдержанности Эр-Рияда из-за расследования убийства Дж. Хашукджи и сокращения военно-технического сотрудничества между Саудовской Аравией и США, свою политику в регионе активизируют ОАЭ. В частности, временный «оружейный вакуум», который наметился в саудовских вооружённых сил в Йемене, может быть спокойно восполнен за счёт армии эмиратов, которая заключила многомиллиардные контракты на прошедшей в Абу-Даби военной выставке IDEX-2019.

Однако о серьёзном кризисе в отношениях между Вашингтоном и Эр-Риядом говорить не приходится. Кейс с передачей ядерных технологий явно демонстрирует, что антисаудовская риторика американского истеблишмента, в первую очередь, ориентирована на внутриполитическую повестку, т.к. все нападки палаты представителей на Белый дом хорошо вписываются в конфликт демократов и республиканцев.

Несмотря на то, что военная ситуация в Йемене гораздо тяжелее, чем в Сирии, оба конфликта на данном этапе объединяет то, что основное внимание приковано, прежде всего, к гуманитарным вопросам. Примечательно, что межйеменские переговоры в Стокгольме приносят свои плоды хотя бы на уровне договорённостей. Вероятно, при контроле ООН соглашения между враждующими сторонами будут реализованы, т.к. от них напрямую зависит положение мирных жителей страны, большая часть которых находится на грани голода.

Межпалестинские переговоры в Москве, хотя и остались без конкретных результатов, но, тем не менее, сам факт их проведения следует расценивать как явный успех российской дипломатии на направлении ближневосточного урегулирования, т.к. противоречия между палестинскими фракциями на фоне грядущих выборов обострились донельзя, и присутствие их делегаций за одним столом свидетельствует о доверии к посреднику в лице российской стороны.

Введение ЧП в Судане и конфликт О. аль-Башира с парламентом вновь обострили ситуацию в стране, спровоцировав очередную волную массовых протестов. Многие прогнозы по развитию ситуации в Судане поставлены под вопрос.  Однако запас прочности режима О. аль-Башира пока что не исчерпан.

В. Останин-Головня

Где собака зарыта? Как прошел минувший год в американо-китайских отношениях

В ночь на 5 февраля 2019 года в Китае наступил Новый Год по лунному календарю. Вскоре после этого в Пекин (11 февраля) должна отправиться американская делегация переговорщиков во главе с торговым представителем США Р. Лайтхайзером, где стороны продолжат обсуждать детали будущей возможной сделки.

К началу предыдущего года (года Собаки) в американо-китайских отношениях, несмотря нарастающие противоречия, ещё не было тарифов, а президент США Д. Трамп во время визита в Пекин обвинял своих предшественников в сложившимся торговом дисбалансе. Так каким же образом Вашингтон и Пекин перешли к полноценному торговому (и не только) конфликту?

В январе 2018 года не было никаких сомнений относительно того, что в американо-китайских отношениях углубятся всевозможные противоречия (о чем писали наши эксперты). После того, как в Национальной оборонной стратегии США, вслед за чуть ранее опубликованной Стратегией национальной безопасности Китай был провозглашен стратегическим противником, а президент США Д. Трамп в своем обращении “О состоянии Государства” охарактеризовал Пекин как одну из угроз, главным становился вопрос: какие сферы двухсторонних отношений будут затронуты и насколько далеко, до каких стадий может дойти конфликт.

К этому времени у сторон было два визита на высшем уровне (Си был в США в апреле, “ответный” визит Трампа состоялся в ноябре) и 100-дневный план по урегулированию вопроса торгового дисбаланса в рамках проводимой президентом США политики “справедливой торговли”. Ни сто дней этого плана, ни визит Трампа к началу нового года не смогли решить всех имеющихся противоречий.

С таким “багажом” китайский главный торговый переговорщик, вице-премьер КНР Лю Хэ (刘鹤), посетил Вашингтон, прибыв на место под подписание Д. Трампом указа о введении пошлин на алюминий и сталь. Эти ограничения не были направлены только против КНР, однако первые шаги в сторону “торговой войны” (贸易战) были сделаны.

По всей видимости, господин Лю не был достаточно убедительным, и в марте президент США Д. Трамп ввел первые торговые ограничения против Китая на 60 млрд. долларов, а Мнучин и Лайтхайзер получили задания проработать дальнейшие ограничения в торговле и инвестициях.

В марте президент подписал принятый ранее Конгрессом США Taiwan Travel Act, разрешающий официальным лицам США встречаться со своими тайваньскими коллегами, как и принимать их в США.

С этого момента можно считать, что торговый конфликт начал свое поступательное движение. Параллельно с ним начался общественно-политический процесс ограничения “китайского влияния”. Уже к концу марта власти США обязали Институты Конфуция регистрировать себя как “иностранных агентов”. Несколько позже официальный Вашингтон заявил, что Пекин использует проект “Пояс и Путь” для слежки за иностранными правительствами и компаниями.

В начале апреля, после ряда визитов (например, к Ли Кэцяну (李克强) приезжали представители республиканской партии во главе с Стивом Дэниэлсом), Таможенная комиссия по тарифам Госсовета КНР приняла решение приостановить действие пониженных тарифов на некоторые американские товары.

Ухудшалась атмосфера в американской экспертной и политической среде. В профессиональных журналах, посвященных внешней политике, стали появляться публикации, лейтмотивом которых становилось американо-китайское противостояние в различных сферах (к примеру, публикация в Foreign Policy о модели “китайского авторитаризма” и более поздние). Постепенно складывался двухпартийный консенсус, направленный против Китая, а сенатор М. Рубио еще весной предлагал внести некоторых китайских чиновников в “Список Магницкого”, то есть ввести против них персональные санкции.

В апреле стало известно о тенденциях падения прямых инвестиций в США со стороны Китая и избавления китайских граждан от собственности на территории США. Также этот месяц запомнился санкциями против китайской компании ZTE и началом расследования против Huawei.

В мае стороны продолжили переговорный процесс. И если 3-4 мая в Пекине переговорщики не пришли к положительным итогам, то неожиданно результатом переговоров в Вашингтоне 17-18 числа (китайскую делегацию возглавлял Лю Хэ) стало “заключение сделки”, условия которой трактовались по разному США и Китаем.

Конкретным результатом той встречи стало снятие санкций с ZTE (в обмен на штраф и изменения в руководстве компании). Это решение тут же раскритиковала часть американских сенаторов во главе с двумя партийными лидерами.

К концу месяца стало очевидно, что стороны не смогли достичь результатов. 29 мая Белый дом заявил, что США поднимут тарифы на 25 процентов на товары, стоимость которых оценивается в 50 млрд. долларов США, включая программу “Сделано в Китае 2025”. Список конкретных товаров был опубликован 15 июня, а тарифы начали действовать с 6 июля (в два этапа). В ответ на это Пекин ввел ограничения на тождественную сумму.

Несколько позже Белый дом подчеркнул свое решение 36-страничным докладом “Как китайская экономическая агрессия угрожает технологиям и интеллектуальной собственности США и всего Мира” (How China’s Economic Aggression Threatens the Technologies and Intellectual Property of the United States and the World). В нем достаточно сжато, но одновременно подробно рассматриваются практики китайского правительства, которые, по мнению авторов доклада, используются для незаконного овладения технологиями США и применения их в целях развития экономики и военного сектора Китая (краткий обзор в виде таблицы дан на странице 21).

Особое внимание стоит придать разделу “нетрадиционного сбора информации”, где под подозрения в шпионаже попадают все лица китайской национальности, работающие в технологическом секторе или проходящие обучение в американских учебных заведениях. По данным доклада, китайское правительство имеет широкий пул инструментов для получения информации и имеет возможность стимулировать своих граждан, начиная от поощрения, заканчивая угрозами (здесь необходимо обратить внимание на то, что подобная формулировка обвинений в дальнейшем будет часто фигурировать в американской прессе и аналитике). Также описаны инструменты покупки передовых американских компаний, кибершпионажа, кражи интеллектуальной собственности и т.д.

В докладе есть выдержка из слушаний Комитета по разведке Сената США от февраля 2018 года. Сенатор. М. Рубио задавал вопросы директору ФБР К. Рею по поводу рисков национальной безопасности, связанных с китайскими студентами. Тот ответил, что почти в каждом городе, где у ФСБ есть представители, было замечено использование нетрадиционных методов сбора информации, особенно в академической среде. Далее Рей добавил, что, по его мнению, угроза идет не только от правительства Китая, но и от всего общества, и что США нужно отвечать не правительству, а обществу.

11 июля администрация президента США решила ввести новые пошлины в 10 процентов на товары из Китая на сумму 200 млрд. долларов США. Вместе с тем господин Трамп заявил, что готов ввести пошлины на весь экспорт КНР, если в Пекине будут вводить ответные меры. По плану ограничения начнут действовать с 24 сентября, а с 1 января 2019 года они поднимутся до 25 процентов.

Тем не менее американские власти рассчитывают продолжать переговоры с Пекином. 21 июня Министр финансов США Стивен Мнучин отметил, что Вашингтон готов к торговому соглашению с Пекином при условии, что китайские власти поменяют свой подход к торговле.

08 августа Офис торгового представителя США Роберта Лайтхайзера опубликовал список китайских товаров, которые попадают под пошлины в 25 процентов. Список содержит товары с объемом поставок на 16 млрд. долларов США в год. В ответ в Пекине заявили, что введут аналогичные тарифы на такую же сумму.

10 августа впервые на официальном уровне в ООН был поднят вопрос “массового ущемления прав уйгур и других меньшинств, проживающих на территории СУАР”. Пекин на тот момент не признал существование так называемых “лагерей перевоспитания”, о которых активно сообщали различные источники и СМИ. Сложно не связать “раскручивание” этого вопроса с общей волной возрастающего американского давления на КНР.

16 августа президент США Дональд Трамп заявил, что Пекин не смог предложить Вашингтону приемлемых условий для заключения торговой сделки, добавив, что переговоры между США и КНР продолжаются.

23 августа вступили в силу тарифные пошлины двух стран на сумму в 16 млрд. долларов США.

24 августа заместитель министра коммерции Китая Ван Шоувэнь (王受文) встретился с заместителем министра финансов США по международным делам Дэвидом Малпассом. Судя по заявлениям сторон, переговоры не привели ни к каким договоренностям.

Осенью попытки двух стран прийти к какому-то консенсусу в торговле продолжались, однако в центре событий все же была политика, где отношения двух стран ухудшились. Кульминацией стала программная речь вице-президента США М. Пенса о политике администрации Д. Трампа по отношению к Китаю. Примерно тогда же Л. Кадлоу рассказал журналистам о формировании “торговой коалиции” против Китая.

Показательной стала заочная “перепалка” между председателем КНР Си Цзиньпином (习近平) и вице-президентом США М. Пенсом на Форуме АТЭС, прошедшем в Папуа-Новой Гвинеи. Оба не стали слушать речи друг друга и оба – явно и неявно – критиковали политические курсы страны-оппонента.

Господин Пенс в своей речи указал, что США готовы вводить 25-процентные ограничения до тех пор, пока КНР не изменит “несправедливые” торговые практики. Также вице-президент предупредил страны региона о последствиях кредитной зависимости от Китая, а также призвал “не получать кредитные займы, которые могут подорвать суверенитет”. В свою очередь, председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что “протекционизм ведет к провалу”.

Но, несмотря на это обострение, стороны продолжили диалог. Л. Кудлоу отмечал, что у администрации Д. Трампа нет задачи подготовить новую сделку. Определенную ясность должна была внести встреча двух лидеров на Саммите G20 в Аргентине в начале декабря. Перед саммитом фигурировала информация, что Пекин заранее предложил Вашингтону проект торгового соглашения.

Встреча на самом высоком уровне между США и КНР завершилась согласованием 90-дневного периода, в течении которого стороны обязываются договориться по спорным вопросам и не поднимать торговые тарифы с 1 января 2019 года.

Оптимизм от соглашения достаточно быстро ушел вместе с арестом финансового директора Huawei (华为) Мэн Ваньчжоу (孟晚舟). Выдержав небольшую паузу, США и Китай не стали связывать вместе два этих вопроса, а премьер-министр Канады Дж. Трюдо указывал на отсутствие политики в данном аресте.

Пекин ответил арестом нескольких канадских граждан в Китае: М. Коврига и М. Спавора. Обоим были предъявлены обвинения в действиях, подрывающих национальную безопасность КНР. Несколько позже третьему гражданину Канады, ранее осужденному за распространение наркотических средств на территории Китая, была изменена мера наказания на смертную казнь.

Также “фоном” к перемирию 19 декабря президент США Д. Трамп подписал закон, который запрещает китайским чиновникам въезд в США, если те ограничивают въезд американцев в Тибет, что, очевидно, явилось раздражающим фактором в американо-китайских отношениях.

В январе переговоры продолжились. 7-9 января они прошли в Пекине. Замминистра коммерции КНР Ван Шоувэн принимал американскую делегацию, возглавляемую заместителем торгового представителя США Дж. Джерришем. Та встреча не завершилась каким-то конкретным результатом, но стороны говорили о “положительном результате”. К слову, подобное можно было наблюдать в течение всего года, когда переговорщики после очередного раунда в Вашингтоне или в Пекине говорят о том, что “все отлично”, а на деле страны вводят друг против друга торговые ограничения.

По доброй традиции, завершая год так же, как его начал, 30-31 января Лю Хэ прибыл в Вашингтон. Американская сторона также “отдала дань традиции”, встретив китайских переговорщиков уголовным делом против Huawei. Главным итогом встречи стало продолжение переговорного процесса уже после Нового Года по лунному календарю.

Самый главный факт, который необходимо отметить при анализе американо-китайских отношений за весь год в целом, заключается в том, что Пекин поддался давлению со стороны Вашингтона.

Во-первых, в течение года китайцы соглашались на все больший ряд условий. Если кратко: китайцы все больше открывают свои рынки, в том числе и ценных бумаг, для иностранцев, меняют патентное право (но с оговорками), как минимум не отвергают предложение американцев проверять ход реформ в Китае, в то время как власти США прорабатывают возможность ограничения деятельности китайских компаний, открывают уголовные дела против Huawei и т.д.

Во-вторых, Китай пока что не смог ответить на давление США на ZTE и Huawei. Первая компания выплатила 1,4 млрд. долларов, поменяла руководство, а стоимость ее акций резко упала вниз, даже после снятия ограничений. Против второй открыты уголовные дела. В итоге уже сейчас Huawei, которая предлагала передовые технологии 5G по всему миру, оказалась политически выдавлена с рынков многих стран. Теперь, признавая успешность такого способа, американцы могут надавить на любую китайскую компанию. Возможно, что это произойдет уже в течение года Свиньи.

В-третьих, Китай, в довесок к имеющимся к нему вопросам, получил ситуацию с уйгурами в СУАР и международную кампанию за освобождение канадских граждан (не говоря о том, что почти полностью потеряли смысл попытки Китая зайти на рынки США со стороны Канады). Это в целом не добавило положительного имиджа Китаю.

Возвращаясь к сделке, нужно отметить, что стороны, скорее всего, придут к соглашению, но в дополнительное время. Явный сигнал в подтверждение этому пришел от Трампа, который на совместной конференции с Лю Хэ после последних переговоров в Вашингтоне подчеркивал, что соглашение будет достигнуто только после его личной встречи с председателем. Теперь американский президент говорит, что такая встреча в феврале вряд ли состоится (не в последний же день торгового перемирия встретятся президенты 1 марта).

Американцы достигли достаточно большого прогресса для себя в переговорах, а самое главное – сделали важные для себя шаги в ограничении Китая как технологического лидера, что и вызывало опасение у многих политиков в Вашингтоне. Сейчас для сторон важно получить кратковременный результат: продление срока перемирия или сделка в какой-либо форме поможет снять накопившееся, прежде всего, экономическое напряжение в двух странах в связи с торговыми ограничениями.

Однако в целом это не снимает вопрос о технологической конкуренции, которая будет продолжаться. У американцев будет велико искушение внеэкономическими методами снова ограничить китайские компании не только на своем рынке, но и на рынках “стран-союзников”. Китайским компаниям для выживания, возможно, придется предлагать свои технологии по ценам, ниже рыночных. На это России стоит обратить особое внимание.

С другой стороны, “мягкое побеждает жёсткое”. Несмотря на “отступление”, Пекин сделал важные шаги в сторону большей автономности от американского рынка (но еще очень далек от того, чтобы отойти от него). Председатель Си сейчас много говорит об “опоре на собственные силы”, развивает торговые отношения с другими странами, снижает торговые тарифы для других государств по многим пунктам, правительство КНР снова тратит деньги внутри государства для стимуляции рынка, с этой же целью проведена налоговая реформа.

Говоря о новом Годе Свиньи, стоит отметить, что сейчас, после ряда изменений, в администрации Д. Трампа находятся люди, которые близки ему и его видению политики. А значит, в год Свиньи Белый дом должен действовать более последовательно, в том числе и на китайском направлении.

Нельзя не сказать о сложившемся двухпартийном консенсусе республиканцев и демократов против Китая и нарастании антикитайской “истерии” у американской элиты.

Россия, которая уже получила некоторые положительные результаты от американо-китайской торговой войны, должна продолжать продвижение своей продукции на рынок Китая, пользуясь ростом спроса среди населения. Возможная торговая сделка с американцами повысит уровень конкуренции, что, безусловно, станет вызовом для российского экспорта. В дальнейшем стоит ожидать ухудшения отношений Вашингтона и Пекина. Москва должна воспользоваться такой возможностью и увеличить предложения там, где это можно сделать. Немаловажно следить за судьбой китайских технологических компаний, ограничение работы которых в ряде стран мира может способствовать большей ценовой гибкости в вопросах продажи высоких технологий.

П. Прилепский