Турция: май 2018 г. (дайджест)

В преддверии досрочных выборов, запланированных на июнь, руководство Турции пытается укрепить свои позиции на всех возможных внешнеполитических направлениях, пытаясь одновременно найти союзников на мировой арене в лице России и других стран, а также заполучить голоса избирателей.

На внутриполитической повестке дня наблюдается усиленная подготовка к предстоящим выборам, сопровождающаяся началом предвыборных кампаний партий и их кандидатов, а также достаточно тяжелой экономической ситуацией, полностью справиться с которой властям по-прежнему не удается.

Отношения с Россией

Президент Турции Р.Т. Эрдоган все чаще акцентирует внимание на том, что именно Россия является одним из основных стратегических партнеров государства. Так, лидер Турции заявил, что о прекращении сотрудничества с Россией не может быть и речи, даже в случае применения Западом санкций.

Подобные заявления вызваны намерением США ограничить Турции поставки истребителей F-35 за решение последней приобрести российские комплексы С-400. Усиление пророссийской риторики продиктовано политическими реалиями, в которых в последнее время оказалась Турция. Учитывая скорое проведение досрочных парламентских и президентских выборов, которые, вероятно, не будут признаны легитимными рядом стран западного мира, Эрдоган стремится заручиться поддержкой России, в последнее время разделяющей позиции Турции по ряду внешнеполитических вопросов, в частности, по необходимости сохранения ядерной сделки с Ираном, которую президенты двух стран обсудили в ходе телефонных переговоров 11 мая. К тому же, не слишком долго Турция переживала по поводу возможного отсутствия F-35 в списке технических вооружений своей армии, найдя им замену в лице аналогичных многофункциональных Су-57, как и в случае с ЗРК – российского производства. Также две страны продолжают координацию действий в Сирии. 24 мая в Анкаре с целью обсуждения сирийской проблематики спецпредставитель президента РФ А. Лаврентьев и замглавы МИД РФ С. Вершинин были приняты их турецкими коллегами, а 31 мая состоялась встреча спецпредставителя президента РФ с президентом Турции. Помимо этого, 29 мая были проведены телефонные переговоры Путина и Эрдогана, посвященные этой же теме. Также стало известно, что дальнейшее обсуждение данного вопроса продлится в ходе трехстороннего саммита в формате Москва – Анкара – Тегеран, который может состояться уже в конце августа или начале сентября.

Отношения с Западом

Отношения Турции с США в настоящий период времени переживают новый виток напряженности.

Помимо вопроса поставок F-35, взаимодействие осложняют внешнеполитические противоречия, связанные с переносом Соединенными Штатами своего посольства из Тель-Авива в Иерусалим, а также решением о выходе из СВПД. В качестве ответа Эрдоган 14 мая отозвал для консультаций посла Турции из Вашингтона, правда, ненадолго – уже 31 мая дипломат вернулся обратно. Однако на этом негласная конфронтация не закончилась: позже глава МИД Турции М. Чавушоглу заявил о намерении Турецкой Республики закрыть одну из главных американских баз «Инджирлик». Поводов, как и всегда, было достаточно много – Турция вспомнила и о поддержке США курдских формирований в Сирии, и даже об отказе в экстрадиции Ф. Гюлена, однако подобные заявления, как и неоднократно звучащие высказывания о выходе из НАТО, повторяются руководством страны достаточно часто, и почти всегда с определенной целью – в данном случае призваны лишний раз подчеркнуть независимость Турции перед грядущими выборами.

В рамках отношений в формате Турция – ЕС не остался незамеченным трехдневный визит лидера Турецкой Республики в Великобританию, в ходе которого президент Эрдоган был принят с королевой Елизаветой II и премьер-министром Т. Мэй. В мировых СМИ визит, длящийся с 13 по 15 мая уже окрестили «предвыборным». В ходе своего выступления в стенах Королевского института международных отношений Chatham House, президент Турции публично подверг критике действия США в отношении палестинцев, усомнился в главенствующей роли Америки на Ближнем Востоке, а также пожаловался на недостаточное содействие Европейского Союза по вопросу беженцев. В то же время, Эрдоган поспешил напомнить о важнейшей роли Турции в рамках обеспечения гуманитарной помощи и борьбы с террористическими группировками. Также, несмотря на то, что ряд европейских стран, решительно выступил против проведения митингов в поддержку турецкого президента и его партии, среди которых традиционно находится Германия, Австрия и Нидерланды, выступление Эрдогана перед турецкой общиной в столице Боснии и Герцеговины все же имело место, а вступление Турции в ЕС, по его словам, все еще отвечает интересам государства.

Ближний Восток

Последний месяц внимание мирового сообщества на ближневосточной арене приковано к событиям, происходящим в секторе Газа. Турция, рассматривающая себя в качестве одного из главных игроков Ближнего Востока, не смогла воздержаться от комментариев и ответных мер, предопределив очередной этап напряженности в отношениях с Израилем, которые только недавно получили импульс к развитию после инцидента 2010 года.

В связи с гибелью палестинцев в ходе столкновений с израильскими силами, а также открытием посольства США в Иерусалиме, Эрдоган обрушился с обвинениями на Израиль, назвав его террористическим государством. Также президент объявил трехдневный траур по погибшим и призвал созвать экстренное заседание Совета Безопасности ООН и саммит Организации исламского сотрудничества. Нарастающую конфронтацию между странами усугубил также тот факт, что Турция и Израиль обменялись послами.

Что касается Сирии, то Турция продолжает укреплять свое присутствие в Африне и на северо-западе Алеппо путем создания там военных баз. Так, к маю в этих регионах появились три турецкие базы, а также три пункта мониторинга, расположенные в провинциях Идлиб и Хама и призванные контролировать соблюдение режима прекращения огня.

Внутриполитическая обстановка

В мае Высшая избирательная комиссия Турции одобрила список из шести кандидатов в президенты, а по всей стране был дан старт предвыборным кампаниям.

Предвыборная программа действующего главы государства и одного из главных претендентов на победу в выборной гонке Р.Т. Эрдогана стала вполне предсказуемой. Среди главных задач – укрепление сотрудничества с Россией, а также поиск контактов с США и ЕС. Вместе с этим, отмечены слабо сопоставимые с вышеуказанными пунктами необходимость решения кипрского вопроса, поддержка палестинского народа, а также приверженность сохранению территориальной целостности Украины по вопросу крымского полуострова. Также интересно, что, в соответствии с решением Высшей избирательной комиссии Турции, каждый кандидат может получить финансовую поддержку своей предвыборной кампании в размере не более 13,916 лир от одного человека. Поэтому, в то время как лидер страны почти в каждом уголке государства активно доносит до народа мысль о том, что Турция добилась немалых успехов на региональной арене и вскоре станет мировой державой, правящая Партия справедливости и развития (ПСР) массово распространяет хештег «#SendeDestekOl» и собирает «пожертвования» в поддержку предвыборной кампании своего кандидата.

Кроме этого, к парламентским выборам продолжают готовиться партии, и, чем ближе выборы, тем интереснее и смелее звучат их предвыборные заявления. Так, например, председатель главной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП), которая представлена на выборах в союзе с еще двумя националистическими силами, К. Кылычдароглу сосредоточился не только на внешних вызовах, но и на внутренних проблемах, пообещав за 4 года решить курдский вопрос. Однако, как именно партия намерена устранить одну из острейших внутриполитических проблем, с которой Турция не может справится уже на протяжении долгих лет, он не пояснил. Кандидат от «Хорошей партии» М. Акшенер, в свою очередь, пытается выстроить предвыборную кампанию на жесткой критике действующих властей, акцентируя внимание на реализуемом внешнеполитическом курсе и бедственном экономическом положении.

Также заслуживает внимания тот факт, что в разгар предвыборной гонки Эрдоган особенно жестко отвечает на нападки своих конкурентов. Так, например, глава государства подал в суд на кандидата от Народно-республиканской партии (НРП) М. Индже за его высказывание о давних контактах Эрдогана и Ф. Гюлена, которые сам президент отрицает.

Экономическая ситуация

Месяц начался с долгожданного для Турции события с точки зрения внешней торговли – 1 мая Россия разрешила ввоз томатов турецким предприятиям без каких-либо ограничений. Кроме этого, 26 мая турецкая «Botas» и «Газпром» заключили соглашение о сухопутной части газопровода «Турецкий поток», строительство которой будет осуществляться совместной проектной компанией «TurkAkim Gaz Tasima A. S.». Также стало известно о том, что Россия выплатит Турции 1 миллиард долларов в рамках соглашения о скидке за поставки газа в 2015 и 2016 годах. Не менее важной стала новость о подготовке к старту другого турецкого проекта – Трансанатолийского газопровода (TANAP), альтернативного «Турецкому потоку», который будет запущен 12 июня.

В то же время, на фоне успехов на внешнеэкономическом направлении, отвечающие за экономику страны ведомства пытаются сделать все возможное для предотвращения обвала национальной валюты и поддержания турецкой экономики в целом. Центральный банк Турецкой Республики, который 23 мая созвал экстренное заседание после падения курса турецкой валюты на 5,1%, попытался укрепить лиру путем повышения ставки поздней ликвидности с 13,5 до 16,5%. Мера оказалась своевременной, и уже к 25 мая курс лиры к доллару возрос почти на 3%, что, однако, не является гарантией дальнейшего укрепления валюты. К тому же, действующий президент Эрдоган, мотивированный необходимостью придерживаться принципов глобального управления денежно-кредитной политики, открыто выступает против повышения процентных ставок, отчаянно призывая турецких граждан хранить свои сбережения в национальной валюте, не размениваясь на доллар и евро.

***

В настоящий период времени внутренняя и внешняя политика Турции остается заложницей выборов, до которых остается чуть меньше месяца. Официальная Анкара по-прежнему придерживается выдвинутого ранее курса, ориентированного на сближение с союзниками и самостоятельность, пытаясь экстренно исправить все недочеты с целью привлечения максимального количества сторонников. При этом, уверенно выдерживает нарастающую конкуренцию оппозиция, к несчастью для Эрдогана и ПСР уже завоевавшая значительный процент избирателей. Утверждать, кто из заявленных кандидатов займет пост главы государства пока что достаточно сложно, как и сложно предугадать, насколько предвыборные лозунги и обещания политиков будут соответствовать действительности после выборов, ведь даже на данном этапе некоторые из них звучат не только неубедительными, но и в принципе трудно реализуемыми на практике.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: март 2018 г. (дайджест)

В марте произошло достаточно много важных событий, так или иначе отразившихся на внутренне- и внешнеполитической жизни Турции. Во внешнеполитическом дискурсе Турецкая Республика продолжает развивать двусторонние контакты с Россией, которые выражаются в осуществлении официальных визитов и проведении телефонных переговоров. Кроме этого, наблюдается активность государства в Сирии, где Турция добилась значительных успехов в рамках операции «Оливковая ветвь». При этом практически неизменной остается политика Турции в отношении Западных стран и США, где все еще немаловажное место занимают разногласия по ряду политических вопросов.

Внутренняя политика Турции по-прежнему характеризуется укреплением вертикали власти, политической борьбой партий за своих избирателей, и усилением консервативной риторики. Одним из важнейших событий за последний месяц также стало первое испытание баллистических ракет турецкого производства.

Отношения с Россией

За последний месяц во внешней политике с точки зрения российско-турецких отношений, центральным событием, безусловно, стал официальный трехдневный визит в Россию министра иностранных дел Турецкой Республики Мевлюта Чавушоглу. Главной целью визита, который продлился с 12 по 14 марта, было участие министра в шестом заседании Российско-Турецкой Совместной группы стратегического планирования, который действует в рамках Совета сотрудничества высшего уровня, проведение переговоров с российским коллегой С.В. Лавровым, а также участие в Московской международной туристической выставке (MITT).

Помимо этого, 13 марта М. Чавушоглу посетил МГИМО, где выступил с речью о внешней политике Турции, затронув также и вопрос российско-турецких отношений. Глава турецкого внешнеполитического ведомства подчеркнул важность российско-турецкого сотрудничества в сфере политики, культуры и совместных экономических проектов – трубопровода «Турецкий поток» и АЭС «Аккую», закладка фундамента которой состоится в начале следующего месяца. По словам Чавушоглу, в данном мероприятии также примут участие главы России и Турции. В ходе своей речи министр особенно отметил сотрудничество двух стран в борьбе с терроризмом, совместные успехи в Сирии, а также важность системы создания глобальной безопасности в будущем, в которую, по мнению министра, должны быть вовлечены не только Россия и Турция, но и другие акторы международных отношений.

Похожие вопросы обсуждались и 14 марта в ходе вышеупомянутого шестого заседания Российско-Турецкой Совместной группы стратегического планирования, однако, по заявлению министров, сделанному в ходе совместной пресс-конференции по итогам мероприятия, основной целью переговоров все-таки была подготовка к предстоящей встрече лидеров России и Турции – В.В. Путина и Р.Т. Эрдогана в рамках заседания Совета сотрудничества высшего уровня, намеченного на начало апреля, а также трехсторонней встречи лидеров России, Турции и Ирана, которая также пройдет в турецкой Республике 4 апреля. Примечательно, что визит В. Путина в Турцию станет для главы Российской Федерации первой зарубежной командировкой с момента его переизбрания и вступления в должность, что, безусловно, подчеркивает важность российско-турецкого сотрудничества и стремление России дальше развивать двусторонние контакты с Турецкой Республикой. Во время переговоров министры достигли договоренностей в экономической области, в первую очередь, относительно продолжения снятия ряда экономических ограничений и облегчения визового режима, а также в сфере военно-технического сотрудничества. Министры подтвердили выполнение контракта на поставку Турции ЗРК С-400, подчеркнув, что отношения в этой области развиваются «в соответствии с достигнутыми президентами договоренностями». Акцент также был сделан на том, что следующий 2019 год станет для двух государств Годом культуры России в Турции и Турции в России, что означает взаимодействие государств не только в экономической и политической сферах, но и реализацию культурно-гуманитарного сотрудничества. Не без внимания осталась и ситуация в Сирии. Помимо важности продолжения работы в рамках астанинского саммита и всеобъемлющего взаимодействия, С. В. Лавров, отвечая на вопрос журналиста, также отметил, что Турция обсуждает с Россией в том числе и те вопросы, которые имеют место быть на переговорах с американской стороной.

16 марта начала свою работу экспертная встреча по Сирии в Астане, в которой приняли участие министры иностранных дел России, Турции и Ирана. В ходе переговоров особое внимание было уделено вопросу обмена пленными М. Чавушоглу, который ранее, находясь в Москве, заявлял о том, что единственной целью проводимых Турцией на территории Сирии военных операций является борьба с терроризмом, на этот раз призвал стороны к поиску политического разрешения кризиса, особенно отметив важность переговоров в Астане.

Несмотря на то, что Россия и Турция достаточно активно взаимодействовали за последний месяц, на вышеупомянутых встречах двусторонние контакты не закончились – 30 марта стало известно о проведении телефонных переговоров министров иностранных дел России и Турции, в ходе которых главы МИД двух стран обсудили предстоящие встречи глав государств, запланированные на начало следующего месяца. Исходя из позитивного развития двухстороннего взаимодействия, такие достаточно частые контакты говорят, во-первых, о намерении сторон укреплять двустороннее сотрудничество, во-вторых о придании чрезвычайной важности предстоящей встрече, которая требует столь детального обсуждения.

В то же время, несмотря на положительную риторику турецких властей в отношении России, некоторые противоречия все же сохраняются. Только этим можно объяснить заявление Министерства иностранных дел Турции по поводу четвертой годовщины воссоединения Крыма с Россией. Даже после успешно проведенных встреч и ясности перспектив на дальнейшее сотрудничество, в Турции по-прежнему не могут простить России присоединение полуострова, населенного крымскими татарами, которое, согласно заявлению, противоречит нормам международного права.

Отношения с Западом

Отношения Турции с западным миром характеризуются как сложные: конструктивный диалог по-прежнему отсутствует, а какие-либо контакты и встречи, призванные наладить отношения, носят, скорее, формальный характер. Так, например, диаметрально противоположные взгляды по Сирии не позволяют Турции и США наладить двусторонний диалог. И вместо того, чтобы искать компромиссы, лидер Турции продолжает обвинять США в невыполнении обязательств, с каждым разом ужесточая риторику.

Так, например, в ходе своего выступления перед членами Партии справедливости и развития 20 марта, Р.Т Эрдоган раскритиковал политику США на Ближнем Востоке, уличив Белый дом в обмане и содействии терроризму. Слова по этому поводу не стал подбирать и министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу, который, выступая в МГИМО, заявил, что турецко-американские отношения находятся на гране разрыва из-за поставок вооружений сирийским военизированным формированиям. В то же время, помимо внешнеполитических противоречий, неясной остается ситуация по вопросу военно-технического сотрудничества двух стран. 20 марта руководитель комитета по международным делам парламента Турции Волкан Бозкыр заявил о том, что США могу приостановить поставки Турции американских истребителей F-35 из-за заключенного ранее соглашения с Россией о поставках комплексов С-400. Позднее министр национальной обороны государства заявил, что контракт с Россией не окажет никакого влияния на военно-техническое сотрудничество Турции и США, в том числе – на поставку истребителей. Противоречивые высказывания властей в данном случае могут говорить либо о переменчивой позиции США по этому вопросу, что, как правило, Соединенным Штатам не свойственно, либо о том, что у официальных властей Турции также имеются противоречия по этому вопросу. В любом случае, заявления официального представителя МИД Турции о том, что переговоры о закупке систем ПВО Patriot с США и европейским Eurosam продолжаются, дают Турции шанс на то, что США не прервет переговоры в условиях существующей критики российско-турецкого сотрудничества по поводу С-400. Кроме этого, 30 марта стало известно о проведении сторонами пятой секции турецко-американского торгового диалога по оборонной промышленности, в которой приняли участие сотрудники Министерства экономики Турции, Госдепартамента, а также Министерства обороны двух стран.

Интересным и принципиально важным для турецко-американского сотрудничества представляется и то, что в период между визитом в Москву и Астану министр иностранных дел Турции 15 марта успел посетить Азербайджан, где состоялась четырехстороння встреча глав МИД Азербайджана, Турции, Ирана и Грузии. Также стало известно, что М. Чавушоглу примет участие в конференции министров иностранных дел стран Движения неприсоединения, которая пройдет в Баку с 5 по 6 апреля. Участие турецкого министра в такого рода мероприятии как минимум странно, поскольку Турция сама является членом НАТО, а ее участие в такого рода мероприятии может рассматриваться как определенный сигнал в сторону Соединенных Штатов.

Что касается двусторонних встреч и других контактов, за последний месяц лидеры США и Турции провели несколько телефонных переговоров – 22 и 30 марта – в ходе которых обсуждалось турецко-американское взаимодействие. Важным с точки зрения нормализации отношений должен был стать визит главы турецкого МИД М. Чавушоглу в США, запланированный на 19 марта, в ходе которого были предусмотрены переговоры министров иностранных дел двух стран и консультации по поводу Сирии, однако после сообщения об отставке Госсекрета Р. Тиллерсона, внешнеполитическое ведомство Турции поспешило заявить о переносе визита. Примечательно, что дата визита не уточняется.

Нельзя назвать позитивными и отношения Турции с Европейским Союзом. Главным событием на этом направлении для Турции стал проведенный 27 марта саммит «ЕС-Турция», однако, не успел саммит начаться, как 23 марта председатель Еврокомиссии поспешил дать характеристику предстоящей встрече и, надо отметить, прогнозы эти были не слишком утешительными для Турции. Жан-Клод Юнкер наряду со стремлением Европы взаимодействовать с Турцией, также заявил о нарастающих противоречиях между Турцией и ЕС, и оказался прав. В ходе вышеупомянутого саммита, который состоялся в Варне, стороны в очередной раз охарактеризовали существующие противоречия, однако конкретных и эффективных шагов по их преодолению ни одной из сторон предложено не было. Так, представители ЕС продолжали упрекать Турцию за ее политику в Сирии, на Кипре и в Эгейском море, Турция же в лице Р.Т. Эрдогана, который назвал вступление в ЕС стратегической целью государства – продолжала заявлять о выполнении ей всех пунктов, необходимых для вступления в Союз, а также том, что ЕС не выполняет обещания по поводу отправки 3 млрд. долларов, обещанных в рамках соглашения по сокращению миграционного потока. Также турецкого лидера волновал вопрос о пересмотре Таможенного союза и упрощенном визовом режиме, однако никакой конкретики на этот счет Эрдоган также не получил. И если по завершении саммита его итоги в целом были не очень понятны, то на следующий день ясности внес премьер министр Турции Б. Йилдырым, заявив, что Турецкая Республика не увидела к ней справедливого отношения со стороны Европы.

Таким образом, Европейский Союз по-прежнему опасается активности Турции в мире и в особенности на Ближнем Востоке, продолжая, по словам канцлера Австрии С. Куртца, видеть в Турции «стратегического партнера», но не члена ЕС. Однако Турцию такая позиция не устраивает, и она успешно выстраивает отношения с Россией на фоне неудач на Западе. Показательным с этой точки зрения стало решение Турции не поддерживать европейские страны в принятии мер против России из-за дела Скрипаля, что в контексте усиливающихся противоречий между Турцией и Европой также приобретает особую значимость.

Ближний Восток

Главным событием для Турции на Ближнем Востоке стало взятие Африна в рамках операции «Оливковая ветвь», о котором было объявлено президентом Турции 18 марта. Турецкая армия в каком-то плане действительно может считать это успехом, ведь для того, чтобы занять приграничный Джараблус в рамках предшествующей данной операции «Щит Евфрата», Турции потребовалось приблизительно полгода, в то время как о завершении «Оливковой ветви» было объявлено спустя всего несколько месяцев, после ее начала, однако при этом принципиально важно учитывать, что «Оливковая ветвь» проводилась при поддержке сирийской оппозиции.

Президент Турции Р.Т. Эрдоган в привычной ему манере поспешил провести параллель между ранними достижениями Турции в Джараблусе, Эль-бабе и Азазе, отметив тем самым еще одну, «очередную», победу турецкой армии на территории Африна. Согласно официальной информации Генштаба, в ходе операции было уничтожено 3603 террориста, число погибших турецких солдат составляет 46 человек, раненых – 225, однако по неофициальной информации количество пострадавших гораздо больше. Интересно также и то, что на этом свое пребывание на территории Сирии Турция завершать не собирается, наоборот – в планы государства, по словам президента Эрдогана, входит укрепление позиций, на этот раз в Манбидже и Идлибе. Однако здесь у Турции могут возникнуть проблемы, которые, тем не менее, не сильно пугают турецкое руководство. Турцию нисколько не смущает тот факт, что в Манбидже расположены подразделения США, ведь, Турция уже придумала и даже озвучила план действий каждой из сторон в соответствии с турецким сценарием развития событий. По словам, М. Чавушоглу, именно США и Турция будут контролировать выход Сил народной самообороны (СНС) из города. Помимо этого, в конце месяца Турция приступила к подготовке операции на северо-востоке Сирии и севере Ирака, направленной на зачистку территории от курдских формирований, о чем также было заявлено в ходе заседания Совета национальной безопасности, которое состоялось 28 марта и продлилось целых 4 часа 20 минут.

Активность Турции на Ближнем Востоке вызывает противодействие не только официальных властей государств, на территориях которых данные операции проводятся, но и третьих лиц, а противостояние Турции с курдами, которым оказывают поддержку страны Запада, постепенно экстраполируется на двусторонние отношения Турецкой Республики с другим сторонам конфликта, в первую очередь – США и странам Европы. При этом позиции Эрдогана не меняются – он продолжает критиковать всех, кто так или иначе посягает на те сирийские территории, которые затрагивают интересы Турции. Так, например, 30 марта президент Турции, раскритиковал политику Франции, которая, по сообщениям некоторых СМИ, поддержала курдов и заявила о намерении ввести свои войска в Манбидж, и если обвинения Турции по поводу «неправильной» позиции относительно сирийского вопроса в адрес европейских стран звучат не так часто, то аналогичные обвинения в сторону Соединенных Штатов официальные лица Турции делают на регулярной основе.

Внутриполитическая обстановка

За последний месяц во внутренней политике Турции произошло два значимых события – одно из них касается предстоящих выборов, другое – военного потенциала Турецкой Республики.

13 марта после обсуждений и слушаний парламент Турции все-таки одобрил законопроект об изменениях в выборное законодательство. Теперь партии имеют право объединяться в союзы, выступая на выборах в форме коалиций, при этом 10-ти процентный порог для прохождения в парламент изменен не был. Кроме этого, нововведения предусматривают возможность объединения избирательных округов. Учитывая противоречивые поправки в законодательство, которые, к тому же, были предложены правящей ПСР, новость о принятии парламентом законопроекта была встречена общественностью без особого энтузиазма, более того – была подвергнута острой критике, в особенности – со стороны оппозиции. Однако критика, пусть даже в крупном масштабе, Р.Т. Эрдогана в его стремлении укрепиться у власти вряд ли остановит. «Народный альянс» – именно так теперь называется коалиция правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и Партии националистического движения (ПНД) – призван победить на запланированных на 2019 год выборах, а также изменить политический курс Турции – уверенно заявил Р.Т. Эрдоган в ходе съезда ПСР в провинции Гиресун 25 марта. Помимо этого, на фоне слухов о проведении досрочных выборов, президент также подчеркнул, что об этом не может быть и речи, что, скорее всего, стоит воспринимать всерьез лишь по одной причине – в настоящее время ПСР не готова идти на выборы в связи с рядом нерешенных проблем как во внутренней, так и во внешней политике, а, следовательно, в связи с недостаточной подготовленностью электората – правящей партии важно получить большинство, поскольку от этих выборов зависит слишком многое – речь идет о политическом будущем как самого Эрдогана, так и его партии.

Кроме темы выборов в Турции широко обсуждались военно-технические успехи государства. Разработки Турции в этой области не стоят на месте и начинают приносить первые плоды. 25 марта Турецкая Республика впервые испытала баллистические ракеты собственного производства и, к слову, успешно. Два вида ракет – GÖKDOĞAN (малого радиуса действия) и BOZDOĞAN (среднего радиуса действия) – разработка которых по плану будет завершена в 2020 году, впервые были представлены общественности в рамках XIII Международной выставки продукции оборонной промышленности в Стамбуле в 2017 году. Следующие испытания также запланированы на 2018 год, однако теперь запуск планируется провести по движущимся целям с наземной установки, а также с самолета.

В настоящее время, на фоне укрепления неоосманизма во внешней и национализма во внутренней политике особую важность приобретают практически любые события, связанные с какой-либо победой Турецкой Республики (причем не важно – в прошлом или в настоящий период времени), поэтому отдельное внимание в Турции было уделено празднованиям по случаю 103-летия со дня победы в битве при Чанаккале (также известная как Драданелльская операция), состоявшимся 18 марта. Битва при Чанаккале стала одной из самых успешных в истории республиканской Турции. В связи с этим в провинции Чанаккале состоялось памятное мероприятие, посвященное жертвам сражения, в котором приняли участие президент Турецкой Республики и премьер-министр государства.

Экономическая ситуация

Экономическую ситуацию в стране в целом нельзя назвать стабильной, поскольку экономические показатели не демонстрируют высоких результатов. Тем не менее, в сфере международной торговли для Турции произошли некоторые изменения, в первую очередь затрагивающие российско-турецкое сотрудничество.

29 марта Россельхознадзор разрешил поставки томатов в Россию еще двум предприятиям, таким образом увеличив их количество до 14. В настоящее время доступ на российский рынок имеют следующие фирмы: Ozaltin, Agrobay, Sural, Dilek Gida Dagitim, Ergun Halcilik Ambalaj Nakliyat, OZ GUR-OK, Smyrna Seracilik, Tayftar Tarim, Kaltun Organiktar, Burak Karabucak, Seratac Seracilik, Taurus Tarim San. Кроме этого, в ходе заседания Российско-Турецкой Совместной группы стратегического планирования отмечалось, что за последний год товарооборот между двумя странами увеличился более, чем на 37%, достигнув 21, 6 млрд. долларов. Также реализуется один из крупнейших российско-турецких проектов – «Турецкий поток». Согласно сообщениям Газпрома, по состоянию на 6 марта, уложено более 930 км, что уже составляет 50% морского участка.

Вместе с этим, внутриэкономическая ситуация Турции оставляет желать лучшего. Наблюдается высокий уровень инфляции – за последний месяц турецкая лира упала приблизительно до 4,0375 по отношению к доллару, при этом также достигнув рекордного минимума относительно евро – 4,9778. Причина таких низких показателей кроется в зависимости Турции от притока иностранного капитала. В связи с этим правительству государства приходится предпринимать меры по защите иностранной валюты. Так, например, в ходе седьмого экономического саммита «Улудаг», который состоялся 23 марта в провинции Бурса, вице-премьер Турции Мехмет Шимшек отметил, что правительство намерено ограничить задолженность в иностранной валюте для крупных предприятий (ранее аналогичная мера была предпринята для малых и средних).

Среди позитивных событий стоит отметить увеличение Турцией экспорта в области оборонной промышленности. 12-14 марта в Катаре прошла международная военно-морская выставка и конференция, в ходе которой Турция и Катар подписали контракт на поставку Дохе турецких беспилотников Bayraktar TB2, ранее протестированных Турцией в борьбе против терроризма в Сирии. И хотя сведений о контракте обнародовано не так много, сомнений в том, что такое соглашение имеет место быть практически нет. Во-первых, потому что Турция и Катар на протяжении долгих лет являются стратегическими союзниками и партнерами, во-вторых, по причине того, что по состоянию на начало марта, согласно обнародованным данным Секретариата оборонной промышленности Турции, за последние несколько месяцев экспорт оборонной промышленности вырос на 16,6 % и составил 258,9 млн. долларов.

***

Таким образом, на внешнеполитической арене Турция по-прежнему пытается укрепиться в качестве независимого игрока, критикуя практически каждое действие западных коллег, при этом не получая почти никаких преференций. Наладить отношения с США и Европейским Союзом Турции, вероятно, поможет только отход от политики самоуверенности и амбициозности, что, однако, несвойственно турецкому руководству. Смелые, а иногда достаточно жесткие заявления, которые позволяет себе Р.Т. Эрдоган в адрес своего некогда ближайшего союзника – США – показывают не столько наличие у Турции реальной власти и авторитета, сколько, скорее, отсутствие четко выработанного плана действий. По этой причине в последнее время безрезультатно заканчиваются турецко-европейские саммиты, а с США по-прежнему отсутствуют какие-либо договоренности по Сирии. Таким образом, на современном этапе, единственным направлением, где Турция может отличиться стабильностью являются отношения с Россией, однако и в них сохраняются определенные разногласия.

Похожим образом складывается ситуация во внутренней политике. Правящая Партия справедливости и развития во главе с Эрдоганом пытается обеспечить себе успех, уже сейчас редактируя предвыборное законодательство с целью извлечения определенных выгод, а также организовывая широкомасштабные митинги в поддержку военных операций, что, вероятно, будет продолжаться и дальше. Однако сегодня за проводимыми в соседней Сирии военными кампаниями, красноречивыми речами президента о величии и единстве Турции и показательным укреплением оборонного потенциала по-прежнему скрываются одни из самых низких экономических показателей Турции за последние годы и значительное количество пострадавших в ходе проводимых военных действий, что ставит под сомнение успех и правильность осуществляемой руководством Турции политики.

В. Аватков, А. Сбитнева

Китай: февраль 2018 г. (дайджест)

Внешнею политику Китая за февраль традиционно можно охарактеризовать как активную на всех направления. Отмечается дальнейшее усиление негативной повестки в американо-китайских и появление новой конфликтной повестки в китайско-индийских отношениях. Во внутренней политике необходимо выделить решение на отмену ограничения двух сроков для председателя КНР.

 

Внешняя политика

Россия – Китай

 

Карантинное ведомство КНР сняло запрет на ввоз пшеницы из шести регионов России. Теперь импортом в Китай официально разрешено заниматься из Новосибирской, Челябинской, Омской и Амурской областей, а также из Алтайских и Красноярских краев.

 

Россия по поставкам нефти в КНР уже как 11 месяцев подряд удерживает лидерство. Экспорт нефти в январе 2018 вырос на 23,4 процента и достиг 5,67 млн тонн.

 

США – Китай  

 

2 февраля Госсекретарь Тиллерсон заявил, что Китай обретает плацдарм в Латинской Америке и использует экономические рычаги для того, чтобы переместить регион под свое влияние. Например, такие страны как: Перу, Бразилия, Аргентина, Чили.

“Латинской Америке не нужна новая имперская держава, которая ищет лишь выгоду для своего народа”, — подчеркнул Тиллерсон.

 

Центр стратегических и международных исследований (CSIS) в начале февраля опубликовал доклад “Встречая вызов Китая” (Meeting the China Challenge). В 47-странином докладе кратко изложены возможные вызовы со стороны Китая и ответы на них. Доклад в основном касается экономических вопросов, однако в политическом измерении можно выделить два важнейших вывода:

  1. Китай будет пользоваться мощью своей экономики для изменения миропорядка. По мнению авторов доклада Пекин предлагает свою экономическую модель (“Chinese solution”) как альтернативную Западной демократии
  2. Явно изменение риторики, где Китай уже реальный оппонент, предлагающий миру свое виденье развития, противоположное виденью США. Кроме этого, того преимущества, которые эксперты видели еще несколько лет назад у США уже нет, Китай практически равен уже сейчас, а в скором времени способен обогнать США по некоторым направлениям.

 

Taiwan Travel Act

 

В феврале Taiwan Travel Act получил поддержку законодателей в США (прошел в Сенате) и до закона ему осталось только получить подпись президента США. Этот законопроект позволяет высшим руководителям Тайваня и США наносить взаимные визиты (что по сути, неформальное восстановление дипотношений). Широкая огласка в СМИ о прохождении это законопроекта через Сенат предшествовала визиту Ян Цзечи в США. Во время своей встречи с Ян Цзечи, госсекретарь США Тиллерсон подтвердил приверженность США политике “одного Китая”.

Представитель Канцелярии по делам Тайваня при Госсовете КНР Ма Сяогуан выступил против этого законопроекта и заявил, что: “Мы полностью уверены в нашей способности содействовать развитию наших отношений, поддерживая мирное воссоединение и принцип «одна страна, две системы”.

Еще 11 января Пресс-секретарь МИД Китая Лу Кан заявил, что США должны быть осторожными с проблемой Тайваня, добавив, что с 8 по 9 февраля в США по приглашению Госсекретаря Тиллерсона должна состояться встреча с Ян Цзечи.

5 февраля глава Канцелярии по делам Тайваня при ЦК Компартии Китая и Канцелярии по делам Тайваня при Госсовете КНР Чжан Чжицзюнь представил новую политику в отношение Тайваня, для гарантии равного отношения к тайваньским соотечественникам и бизнесменам

В 2018 году Пекин займется развитием сотрудничества с островным бизнесом, а также улучшением качества финансовых услуг с целью поддержки тайваньского бизнеса на материке. Всего было представлено 31 предложение по улучшению для бизнеса и обычных граждан.

 

В феврале президент Тайваня назначил новых министров иностранных дел и обороны. Ими стали Джозеф У и Дэвид Ли. Оба считаются политиками с сильными проамериканскими взглядами. Например, Джозеф У в статье 2014 года опубликованной в The Diplomat (The Future of U.S.-Taiwan Relations) подчеркивает ключевую роль США для Тайваня и стабильности региона в целом.

 

Назначение посла в Австралию

 

Президент США Д. Трамп номинировал на должность посла США в Австралии Х. Харриса, главу Тихоокеанского командования США (USPACOM).

 

Визиты Ян Цзечи и Лю Хэ в США

 

В феврале состоялись визиты членов Политбюро ЦК КПК в США. Визит Ян Цзечи состоялся 8-9 февраля, а Лю Хэ – с 27 февраля и завершился 3 марта. Ян встречался с Тиллерсоном. Лю с торговым представителем США Р. Лайтхайзером, с директором Национального экономического совета Г. Кохом и с Секретарем Казначейства С. Мнучином. Ранее некоторые китайские СМИ утверждали, что Лю Хэ может встретится с Д. Трампом.

 

Санкции США

 

23 февраля США объявили о введении санкций в противодействии ракетно-ядерной программы Северной Кореи, и они затронут 27 судоходных и транспортных компаний, 28 судов и одного физлица по всему миру. В список попали Weihai World-Shipping Freight  (Шаньдун), Shanghai Dongfeng Shipping (Шанхай), а также компании и корабли из Тайваня, Сингапура и Гонконга.

Официальный представитель МИД КНР Лу Кан заявил, что санкции США против китайских компаний, занимающихся бизнесом с Северной Кореей, являются неправильным шагом. Пекин признает только те санкции, которые согласовываются в ООН, а не те, которые вводятся отдельными странами.

 

Пошлины на сталь и алюминий

 

В конце февраля Президент США Д. Трамп объявил, что подпишет директиву о введении новых тарифов на импорт стали и алюминия. На импорт стали будет введена пошлина в размере 25 процентов, на импорт алюминия — в размере 10 процентов. Такие меры в первую очередь “ударят” по многим странам, но в первую очередь по Китаю и Канаде.

 

Китай – Индия

 

Кризис на Мальдивских островах может стать новой точкой противоречий между Китаем и Индией. Мальдивы входят в сферу внешних интересов Индии, в то время как КНР экономическими играет все большую роль в экономике островов. По прогнозам, внешний долг Мальдив вырастет с 34,7% в 2016 году до 51,2% ВВП в 2021. И основная его часть будет приходиться на Китай. Свидетельств того, что Китай уже сильно влияет на экономику Мальдив уже достаточно — в 2017 без голосования в парламенте было подписано торговое соглашения с Китаем, которое устранило 95 процентов тарифов на китайский импорт. В Дели серьезно опасаются, что с Мальдивами может произойти такая же история, что и с Шри-Ланкой.

В феврале в правительственной газете КНР The Global Times, которая направлена на зарубежного читателя, появилась статья, где говорилось, что “если Индия в одностороннем порядке отправит войска на Мальдивы, Китай предпримет действия, чтобы остановить Нью-Дели. Индия не должна недооценивать китайское противодействие идее одностороннего военного вмешательства”.

 

Китай – Филиппины

 

21 февраля агентство Синьхуа сообщило, что Китай сохраняет позиции главного торгового партнера Филиппин уже второй год подряд.

 

Внутренняя политика

 

В феврале Государственный комитет по делам развития и реформ КНР внес изменения в лист отраслей особой категории для зарубежных инвестиций. Нахождения в этом списке означает, что любые инвестиции граждан и компаний КНР в зарубежные компании в указанном в списке отраслей, будут под усиленным контролем властей КНР и потребуют дополнительных проверок и разрешений. Власти КНР добавили в отрасли особой категории разработку и производство вооружений, разработку водных ресурсов, также средства массовой информации. Из списка были вычеркнуты телекоммуникационный сектор, освоение земель и энергетические сети. Все изменения вступят в силу с 1 марта 2018 года

 

В конце февраля появилась информация о задержании главы компании «Хуасинь» Е Цзяньмин. На сегодняшний день нет информации, что послужило причиной ареста.

 

Изменение конституции

 

24 февраля стало решение об изменении Конституции КНР.  Из нее планируют убрать формулировку “не более двух сроков” из статьи 79: “Председатель и заместитель Председателя Китайской Народной Республики могут занимать эти должности не более чем два срока” Это позволит действующему председателю КНР Си Цзиньпину возглавлять страну еще минимум один срок. Однако по информации СМИ изменения могут коснуться только лишь должности Председателя.

Ранее было принято решение внести в конституцию КНР (а не только в партийный устав) концепции Си Цзиньпина о социализме в новую эпоху и положении о Государственной Надзорной Комиссии.

Вывод

 

В феврале основными вопросами во внешней политики для КНР стали отношения с США. Во внутренней – решение об отмене ограничения на два срока для должности председателя КНР.

Поездка Ян Цзечи, бывшего министра иностранных дел, топового синхрониста с английского языка, включенного в ЦК по итогам XIX съезда КПК для курирования американо-китайских отношений, была вызвана многими причинами, основные из которых стали нарастание противоречий в двухсторонних отношениях, в первую очередь в торговле, а также законопроект Taiwan Travel Act.

Судя по всему, предложения, сделанные Ян Цзечи не были приняты со стороны США. Такие предположения были сделаны Ши Иньхун, профессор, директор Центра исследований США в К   итайском Народном Университете и советником Госсовета.

Лю Хэ отправился с новой повесткой. О важности этой поездки свидетельствует то, что он отправился во время заседания ЦК партии и в преддверии ВСНП.

В Пекине всячески указывают, что готовы идти на переговоры и хотят снизить уровень общей конфронтации в том числе и угрозу “торговых войн”. Тем более, что события последних месяцев ставят под угрозу подписанные соглашения во время визита Д. Трампом (многие из которых были меморандумы и соглашения о намерениях, что позволяет американскому бизнесу давить на американское правительство).

В китайско-индийских отношениях уже в краткосрочной перспективе необходимо отметить новую точку противоречий между двумя государствами.  Если Индия применит силу – то воинственно настроенные круги в Китае воспримут данный инцидент как необходимость продолжение укрепления военного потенциала для сохранения экономических достижений и продолжение экономической экспансии Китая. Если – нет, то Китай имеет возможность подчинить экономически Мальдивы, как это было со Шри-Ланкой. Такое развитие событий играет против Дели. Однако возможен и третий вариант, “австралийский сценарий”, когда в стране будет раскручена антикитайская истерия, и этот вариант не будет противоречит мирному образу внешней политики Дели. На данный момент страны ведут сложную двухстороннею игру, в которых каждая сторона пытается максимизировать выгоды для себя.

Номинация на назначения послом в крупнейшую страну-союзника США в АТР (ИТР) такой фигуры как Харрис, ястреба в отношении Китая, указывает Пекину на все более складывающуюся конструкцию стран, пытающихся противостоять КНР, а также к формированию ИТР. Тем более обе страны в серьез обсуждают создание инициативы в противовес китайской инициативе “Пояс и Путь”. В это же время Китай укрепляет отношения с Филиппинами.

Вновь начинает активизироваться поездка по Южно-китайскому морю, Американских аналитический центр CSIS утверждает, что северо-восточный квадрат рифа Огненный крест оборудован средствами связи и сенсорными массивами намного больше, чем другие острова архипелага Спратли, что указывает не только на активизацию Китая, но и попытку создания станций отслеживания на искусственных островах.

Во внутренней политике важнейшие изменения в конституции продолжили тренд на ликвидацию системы формальных и неформальных правил, заложенных при Дэн Сяопине. Складывается новая политическая “система Си”, где институциональная власть будет гораздо слабее, а главную роль будет играть “ядро партии”.

 

П. Прилепский

Прогноз. Израиль. Nothing new for the Land

 

Израильское направление Центра востоковедных исследований представляет прогноз важнейших внутренних и внешних событий в Израиле в год семидесятилетия Государства.

 

Прошедший 2017 год был для Израиля и еврейского народа важным, как и многие даты, оканчивающиеся на семерку: 1897 — год рождения классического сионизма Теодора Герцля, 1967 — судьбоносная победа Израиля в Шестидневной войне, 1977 — «электоральный переворот» и приход к власти ранее оппозиционной правой партии «Ликуд», 2017 — решение Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля. А вот юбилейные годы, как правило, являются для Государства более спокойными и стабильными. В 2018-м Израиль празднует свой семидесятый день рождения, и в новый год входит со старыми друзьями и старыми врагами.

 

Ниже представлены основные вопросы внутренней и внешней политики Израиля.

 

  1. Израиль и Россия. Against all odds

 

Что было: очевидно, что не совпадают интересы российской и израильской сторон в Сирии. Тель-Авив не устраивает тот факт, что официальный Дамаск одержал победу в гражданской войне не без помощи российской и иранской сторон, следствием чего стало присутствие иранских военных сил на северной границе Израиля. Вместе с тем, лидеры обоих государств не раз заявляли, что данные разногласия не могут испортить отношения между странами, которые премьер-министр Биньямин Нетаньяху характеризует как «стабильно хорошие». Стороны избегают открытого конфликта и декларируют уважение интересов друг друга. Израильский лидер — частый гость в России. 23 августа 2017 года он проводил рабочую встречу с Владимиром Путиным в Сочи. До этого Нетаньяху побывал в Москве в марте 2017-го. Последняя встреча состоялась уже в 2018 году в Москве. В ходе визитов стороны обменивались мнениями по текущей ситуации на Ближнем Востоке. Часто общаются лидеры обоих государств и по телефону — за прошлый год Путин и Нетаньяху созванивались пять раз.

Что будет: необходимость сохранить хорошие отношения связана, в частности, с тем, что в будущем Россия и Израиль выйдут на новый уровень сотрудничества в сфере инновационных технологий, которое может быть плодотворным по ряду причин. Во-первых, Израиль сегодня является страной-лидером по количеству стартапов на душу населения. С 1991 по 2013 годы Правительство проинвестировало порядка 1900 проектов с совокупными государственными инвестициями в размере 730 млн долларов. Более 1600 проектов выросли до самостоятельных компаний и выпустились из инкубатора. Из них 60% успешно привлекли частный капитал. К 2013 г. 35% выпускников еще ведут активную деятельность. По общему объему накопленные частные инвестиции в компании инкубатора составили 4 млрд долларов. Таким образом, на каждый государственный доллар было привлечено 5-6 долларов частного капитала. Россия сегодня стремится развивать эту сферу, поэтому ей крайне полезен будет опыт Израиля в данной области. Для Израиля же налаженное на паритетных началах сотрудничество будет выгодно ввиду того, что до сих пор в экономических отношениях его со странами Запада Израиль оказывался на втором плане.

Во-вторых, важное значение имеет отсутствие языкового барьера между российскими и израильскими учёными. Это позволит не только наладить трансфер технологий между двумя государствами, но и избежать утечки технологий из обоих государств в США.

В-третьих, выгодными для обеих сторон представляются и проекты открытия производства на территории России с привлечением израильского капитала. Израиль может быть заинтересован в подобных проектах, поскольку на его территории производство стоит значительно дороже, для России же это возможность реанимировать ряд промышленных объектов и обеспечить часть населения новыми рабочими местами.

Не последнюю роль в налаживании российско-израильских связей будет, как и прежде, играть русскоязычная община Государства. На сегодняшний день в Израиле многие ключевые посты занимают именно представители «русской улицы»: Юлий Эдельштейн (спикер Кнессета), Зеэв Элькин (министр абсорбции и член узкого военно-политического кабинета), Авигдор Либерман (министр обороны), Ксения Светлова (депутат Кнессета от оппозиционного лагеря).

Возвращаясь к сирийской проблеме, надо сказать, что Израиль прекрасно понимает невозможность смещения президента Асада. В этом смысле максимум, которого может добиться израильская сторона — оказать какое-то давление на вопрос взаимодействия России и Сирии с Ираном. Можно прогнозировать, что в наступившем году лидеры двух стран еще не раз встретятся для обсуждения этого вопроса.

Главное событие на 1 марта 2018 г.: встреча Биньямина Нетаньяху с Владимиром Путиным в стенах Еврейского музея и центра толерантности, приуроченная ко дню памяти жертв Холокоста, в рамках которой лидеры двух государств провели переговоры и посетили выставку, посвященную концлагерю Собибор.

 

  1. Израиль-США. Дружба навек

 

Что было: во времена президентства Барака Обамы отношения между государствами нельзя было назвать простыми. Кульминацией конфликта стало решение Белого дома позволить Совету Безопасности ООН осудить строительство израильских поселений на оккупированных палестинских территориях. С приходом к власти Дональда Трампа началась новая эра гармонии и сотрудничества.

Что будет: после решения Трампа признать Иерусалим столицей Израиля Кнессет принял поправку к одному из Основных законов Государства — закону об Иерусалиме 1980 года — согласно которой передача части города Палестине требует одобрения 80 депутатов Кнессета из 120. Махмуд Аббас заявил, что решение американского лидера равносильно объявлению войны палестинскому народу. В ответ Трамп предложил прекратить оказание Рамалле финансовой поддержки до тех пор, пока эта сторона не будет готова к открытому диалогу. Сейчас все факты говорят в пользу того, что между Израилем и США будет заключен «Вечный мир». Штаты готовят переезд своего посольства в Иерусалим из Тель-Авива, который планируется приурочить к юбилею Государства Израиль — 14 мая 2018 года. Постоянный представитель Израиля при ООН Данни Данон недавно призвал остальные государства последовать примеру США.

Главное событие на 1 марта 2018 г.: Дональд Трамп признает Иерусалим столицей Израиля и поручает Госдепартаменту готовиться к переезду посольства из Тель-Авива.

 

  1. Израиль-Иран. Большая война?

 

Что было: в 1988 году, в завершающий год восьмилетней ирано-иракской войны, Тегеран совершил ракетный обстрел территории другого государства. С того времени и до 2017 года Иран ни разу не вел открытые боевые действия на иностранной территории. В июне ушедшего года Иран выпустил ракеты по объектам, находящимся на территории Сирии.

Что будет: с одной стороны, та риторика, которая исходит от руководства враждующих государств, говорит о возможности начала военных действий; очевидно столкновение интересов двух стран в Сирии. С другой стороны, сдерживающим фактором выступает наличие у Израиля ядерного оружия, которое Государство может применить в крайнем случае. Кстати, в контексте ядерной проблемы для Израиля жизненно важной является попытка убедить Москву если не денонсировать Совместный всеобъемлющий план действий 2015 года (соглашение между Ираном и группой государств в составе США, России, КНР, Великобритании, Франции и Германии относительно иранской ядерной программы), то по крайней мере отказаться от любого сотрудничества с Ираном в ядерной сфере. В этом смысле Тель-Авив может положиться на своего главного партнера — Соединенные Штаты — поскольку Трамп заявлял о возможном выходе США из ядерной сделки, если ее европейские участники не примут условия американской стороны.

Главное событие на 1 марта 2018 г.: в июне 2017-го армия Ирана выпустила шесть ракет средней дальности по объектам, находящимся на территории Сирии.

 

  1. Внутренняя политика. Железный Биби

 

Что было: после своего не слишком удачного и продуктивного первого срока на посту премьер-министра (1996-1999), Биньямин Нетаньяху, выиграв выборы второй раз в 2009 году, с тех пор крепко держит власть. Партия «Ликуд», которая когда-то была оппозиционной, в 1977 году в результате «электорального переворота» сместила находившиеся долгое время у руля левые силы. Сегодня на политической карте Израиля у «Ликуда» нет конкурентов.

Что будет: несмотря на то, что очередные парламентские выборы в Израиле состоятся только в 2019 году, уже сегодня мы можем с большой степенью уверенности прогнозировать их результаты. Правящая партия, скорее всего, сохранит за собой нынешние 30 мандатов в Кнессете. Не станут сюрпризом результаты выборов и для остальных партий: центристской партии Яира Лапида «Еш Атид», правой партии Нафтали Беннета «Еврейский дом», единого списка ультра-ортодоксальных партий «Яадут ха-Тора», правой партии Авигдора Либермана «Наш дом Израиль», центристской партии Моше Кахлона «Кулану» и «Объединенного арабского списка». Шокирующими результаты могут оказаться лишь для левого оппозиционного «Сионисткого лагеря» — ему уже сегодня прочат всего 13 мандатов вместо нынешних 24-х. Таким образом, на грядущих выборах, вероятнее всего, правый лагерь получит в совокупности более половины мест в парламенте.

Открытым остается вопрос о решении чисто внутренних израильских проблем, которые на повестку дня ставят те или иные лоббистские группировки или даже отдельные депутаты Кнессета, как-то: отстаивание интересов и изменение статуса галахических неевреев (евреев по отцу), проблема смешанных браков и статуса супруга-нееврея, проблема законодательного закрепления института гражданского брака (на сегодняшний день в Израиле существует только брак через раввинат) и т. д. Однако в этом смысле говорить о скором изменении ситуации не приходится, поскольку, по большому счету, эти проблемы стоят со времен основания Государства.

Главное событие на 1 марта 2018 г.: символическое — 40 лет с момента «электорального переворота».

Израиль: январь 2018 г. (дайджест)

В январе 2018 года главным событием во внешней политике Государства Израиль стал визит премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Москву и встреча его с российским президентом Владимиром Путиным. В ходе встречи лидеры двух государств обсудили актуальные вопросы двустороннего сотрудничества, а также ситуацию в Сирии и будущее палестино-израильского конфликта, обострившегося в декабре минувшего года после заявления президента США Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля и о переносе туда американского посольства из Тель-Авива.

Во внутренней политике правящая партия «Ликуд» продолжает свой курс, направленный на закрепление уже достигнутых экономических успехов. В конце месяца рейтинговое агентство Standard & Poor’s подтвердило кредитный рейтинг Государства на третьем по величине инвестиционном уровне.

Визит Биньямина Нетаньяху в Москву

Целями встречи израильского премьера и российского президента были обсуждение двусторонних отношений, которые Нетаньяху в декабре минувшего года охарактеризовал как «отличные», и обмен мнениями по актуальным вопросам международной обстановки. Кроме того, лидеры двух государств посетили выставку, посвященную концлагерю Собибор, открывшуюся в стенах Еврейского музея и центра толерантности и приуроченную ко дню памяти жертв Холокоста.

Главной темой встречи стало обсуждение планов Ирана относительно Сирии. До визита в Москву израильский премьер заявил об отсутствии конфликта между Москвой и Тель-Авивом и об уважении интересов друг друга в САР. Тем не менее, Тель-Авив обеспокоен победой официального Дамаска в гражданской войне при поддержке российской и иранской сторон и, как следствие, концентрацией проиранских сил на северных рубежах Израиля.

При невозможности смещения президента Асада основная задача Израиля сегодня — оказать давление на вопрос взаимодействия России и Сирии с Ираном. Кроме того, для израильской стороны является важной попытка убедить Москву если не денонсировать Совместный всеобъемлющий план действий 2015 года (соглашение между Ираном и группой государств в составе США, России, КНР, Великобритании, Франции и Германии относительно иранской ядерной программы), то по крайней мере отказаться от любого сотрудничества с Ираном в ядерной сфере. Ранее президент США Дональд Трамп заявил о возможном выходе США из ядерной сделки, если ее европейские участники не примут условия американской стороны. Отказ от изменений условий соглашения Трамп расценивает как поддержку ядерных амбиций иранского режима. Слова президента подтвердил в конце месяца в своем выступлении перед израильским парламентом Кнессетом вице-президент США Майк Пенс.

Большую роль в формировании израильского внутри- и внешнеполитического курсов сыграло решение Трампа признать Иерусалим столицей Израиля и принятие вслед за этим Кнессетом поправки к одному из Основных законов Государства — закону об Иерусалиме 1980 года — согласно которой передача части города Палестине требует одобрения 80 депутатов Кнессета из 120. В начале января представитель лидера Палестины Махмуда Аббаса заявил о том, что решение американского лидера равнозначно объявлению войны палестинскому народу.

В ответ на заявление Рамаллы Дональд Трамп выступил с предложением о прекращении оказания финансовой помощи Палестине, размер которой составляет триста миллионов долларов в год, пока Рамалла не пойдет на уступки и не сядет за стол переговоров. Пресс-секретарь палестинского лидера Набиль Абу Рудейн назвал заявление Трампа «шантажом» и выступил с ответным заявлением, в котором определил Иерусалим как вечную столицу государства Палестина, а также заявил об отказе Палестины от услуг США в качестве посредника в переговорах с Израилем.

До встречи с Владимиром Путиным Нетаньяху обсудил статус Иерусалима с канцлером Германии Ангелой Меркель, президентом Франции Эммануэлем Макроном и самим Дональдом Трампом. В ходе встречи на международном экономическом форуме в Давосе Трамп подчеркнул, что вопрос Иерусалима закрыт и снят с повестки дня, поэтому он больше не будет обсуждаться на переговорах с Палестиной. В конце месяца вице-президент США Майк Пенс в ходе своего визита в Израиль заявил о переносе американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим до конца 2019 года.

На фоне участившихся после заявления Трампа обстрелов израильских территорий, позиция Израиля по отношению к движению ХАМАС становится более жесткой. Министр обороны Авигдор Либерман заявил о прекращении Израилем «игры в пинг-понг», имея в виду ракетные обстрелы ХАМАСом израильских городов и ответные удары со стороны Государства.

Израиль — Иран

В начале месяца внимание израильские средств массовой информации было также приковано к другим аспектам израильско-иранских отношений. По сообщениям газеты «ха-Арэц», израильская служба безопасности ШАБАК нейтрализовала сеть иранской разведки на Западном берегу реки Иордан.

Вместе с тем, Израиль продолжает хранить молчание о нефтепроводе Эйлат-Ашкелон. В январе Комитет парламента по внешней политике и обороне продлил еще на пять лет запрет на разглашение информации о предприятии, которое было создано с целью транспортировки нефти в Израиль из Ирана. Данный засекреченный проект стал результатом соглашения, которое было подписано между Израилем и Ираном в 1968 году. Его целью являлась передача иранской нефти в Средиземное море через Израиль. После разрушения связей между государствами вследствие революции 1979 года, Израиль национализировал трубопровод, но в 2015 году швейцарский суд обязал израильскую сторону выплатить Ирану компенсацию. Израиль отказывается соблюсти финансовые обязательства и поставил информацию о проекте, источниках его финансирования, а также поставщиках и покупателях под контроль военной цензуры.

Израиль — Иордания

Дипломатическая миссия Израиля в столице Иордании Аммане возобновила свою работу после инцидента с убийством двух подданных Иордании охранником-израильтянином в июле 2017 года. В заявлении о возобновлении работы посольства премьер-министр Биньямин Нетаньяху отметил значимость для Государства Израиль стратегического партнерства с Иорданией, соглашение с которой действует с 1994 года, и намерение Государства развивать дальнейшее двустороннее сотрудничество.

Израиль — Украина

В конце месяца президент Украины Пётр Порошенко обсудил ситуацию на востоке страны с израильским премьером в ходе рабочего визита в Швейцарию. Стороны говорили о необходимости развёртывания миротворческой миссии ООН на территории Донбасса, а также о возможности создания зоны свободной торговли между Украиной и Израилем.

Внутриполитическая обстановка

Вектор внутренней политики Государства Израиль, как и прежде, во многом формируют отношения с соседями. В частности, Нетаньяху поддержал законопроект о смертной казни для террористов, который был одобрен израильским Кнессетом в предварительном чтении.

В начале января правящая партия «Ликуд» оказалась в центре скандала. Государственный контролер Израиля Йосеф Шапира обязал партию выплатить штраф в размере 350 тысяч шекелей за финансовые нарушения при проведении партийного мероприятия в городе Эйлат.

Претензии связаны с тем, что «Ликуд» использовал партийную символику на непартийном мероприятии, которое было проведено при поддержке частных инвесторов. Де-факто фестиваль носил ярко выраженный политический аспект и был проведен с целью укрепления рейтинга отдельных членов партии «Ликуд», однако руководство правящей партии не задокументировало «Ликудиаду» в разделе партийных расходов. Привлечение частных инвесторов для партийных целей, как указано в отчете госконтролера, является нарушением закона.

Несмотря на это, во внутренней политике Государства Израиль наблюдается укрепление правого лагеря. На предстоящих выборах в 2019 году находящаяся у власти правая партия «Ликуд» может вновь одержать победу. Согласно опросу, проведенному в конце января агентством ПОРИ (Public Opinion Research Institute), если бы выборы проводились в момент исследования, то правящая партия сохранила бы за собой нынешние 30 мандатов в Кнессете. Центристская партия Яира Лапида «Еш Атид» получила бы 24 мандата, правая партия Нафтали Беннета «Еврейский дом» — 12 мандатов, единый список ультра-ортодоксальных партий «Яадут ха-Тора» — 7 мандатов, правая партия Авигдора Либермана «Наш дом Израиль» — 8 мандатов, центристская партия Моше Кахлона «Кулану» — 7 мандатов, «Объединенный арабский список» — 7 мандатов. Шокирующими результаты исследования оказались для левого оппозиционного «Сионисткого лагеря» — ему прочат всего 13 мандатов вместо нынешних 24-х. Таким образом, на грядущих выборах, вероятнее всего, правый лагерь получит в совокупности более половины мест в парламенте.

***

Ключевым событием января для Государства Израиль стал визит премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Москву и его переговоры с президентом Владимиром Путиным. Главными темами переговоров стали ситуация в Сирии и будущее палестино-израильского конфликта, обострившегося после заявления Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля.

Несмотря на имеющиеся разногласия, отношения России и Израиля в течение последних 30 лет можно охарактеризовать как «стабильно хорошие» во многом благодаря и усилиям многочисленной русскоязычной общины Государства Израиль, сформировавшийся после периода «большой волны репатриации 1990-х гг.». Представляется, что в обозримой перспективе стороны найдут новые точки соприкосновения по вопросам безопасности, а также научно-технического сотрудничества.

При таком раскладе представляется вероятным также, что именно Москва станет новым посредником в переговорах между Палестиной и Израилем. После заявления Трампа о прекращении финансовой поддержки Рамалле палестинская сторона заявила, что таким образом США исключили себя из переговорного процесса. Вероятность более активного участия России в будущем урегулировании конфликта подтверждает и тот факт, что министр иностранных дел РФ Сергей Лавров встретился в Москве с главами дипломатических миссий арабских стран и заявил о необходимости окончательного решения иерусалимского вопроса, а также статуса палестинских территорий путем проведения прямых переговоров израильской и палестинской сторон. Лавров подчеркнул также, что российская сторона готова оказать содействие Тель-Авиву и Рамалле.

Внутри страны сохраняется относительная стабильность. Несмотря на финансовый скандал с участием правящей партии, «Ликуд» на сегодняшний день не имеет конкурентов в израильском политическом поле, что позволяет сделать прогноз об уверенной победе партии на грядущих выборах в Кнессет 21-го созыва в 2019 году.

 

Т. Мошкова

 

Китай: январь 2018 г. (дайджест)

Внешняя политику Китая за январь традиционно можно охарактеризовать как активную на всех направления. Отмечается дальнейшее усиление негативной повестки в американо-китайских и китайско-австралийских отношениях. Во внутренней политике необходимо отметить очередной месседж в сторону действующего премьера Ли Кэцяна.

Внешняя политика

Россия – Китай

В тексте поздравления, присланного главе МИД РФ С. Лаврову, Министр иностранных дел КНР Ван И подчеркнул, что в 2018 году Китай в готов наращивать политическое взаимодействие с Россией.

Ранее 31 декабря 2017 года председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин в своем новогоднем поздравлении президенту РФ В. Путину, что Китай готов к “консолидации политического и стратегического доверия с Российской Федерации в наступающем 2018 году”.

22 января на встрече между председателем комитета Совета Федерации РФ по обороне и безопасности Виктором Бондаревым и военным атташе при посольстве КНР в России генералом-майором Куй Яньвэем, китайский генерал предложил совместное противостояние давлению со стороны США

США – Китай

9 января на заседании Подкомитета по Вооруженным силам Палаты Представителей Конгресса США эксперт Уильям Картер выступил на тему американо-китайской конкуренции в военной сфере. Он отметил очевидный прогресс НОАК в передовых военных технология (космос, киберпространство, искусственный интеллект, гиперзвук, квантовые технологии).

Второй важный момент его выступления – США уязвимы перед первым ударом со стороны Китая по системам связи и управления, что приведет к полной дезориентации и потере управления войсками (нет управления – нет войны).

Третье – “новая стратегическая конкуренция” США и Китая в киберпространстве, где по мнению аналитика Китай и США имеют сравнимые успехи, а в квантовых технологиях даже опередили американцев.

16 января по инициативе Вашингтона состоялся телефонный разговор между президентов США Д. Трампом и председателем КНР Си Цзиньпином. Трамп предложил найти “конструктивные меры” для расширения торгового сотрудничества.

19 января Пентагон опубликовал новую Национальную Оборонную Стратегию, где вслед за декабрьской Стратегией Национальной Безопасности Китай был назван стратегическим противником.

22 января Министр обороны США Джеймс Мэттис встретился с Президентом Индонезии Йоко Видодо и Министром обороны Риамизардом Риакуду. Диалоги происходили за закрытыми дверьми, однако известно, что в центре внимания был Китай.

В ежегодном докладе Конгрессу США Офис торгового представительства США назвал ошибкой то, что США поддержали вступление Китая в ВТО в 2001 году.

Д. Трамп выступая на всемирном экономическом форуме в Давосе заявил, что США “не будет больше терпеть несправедливые правила торговли”, при этом прямо не обвинив Китай.

В ежегодном обращении президента США Д. Трампа “О состоянии Государства” Китай в очередной раз был назван одной из угроз Америке. По словам президента Китай угрожает национальной безопасности США и ведет нечестную торговлю, крадет интеллектуальную собственность.

В США произошел шпионский скандал, связанный с Китаем. Бывший агент ЦРУ Джерри Чунь Шин Ли арестован по подозрению в хранении секретной информации. После ухода из секретной службы, бывший агент хранил конфиденциальную информацию и предположительно передавал ее китайской стороне. Из-за такой передачи пострадали десятки резидентов и информаторов США в Китае.

По итогам 2017 года дефицит торговли США с Китаем достиг рекордных 275.8 млрд. долларов США.

Китай – Австралия

Продолжается скандал, связанный с китайским вмешательством во внутренние дела Австралии. Расследование на уровне Премьер-министра Австралии привело к нахождению весомых доказательств китайского комплексного вмешательства (Soft Power, как говорится в статье, или по Уокеру и Людвиг – Sharp Power).

Основным инструментом китайского “вмешательства” называются китайские студенты, обучающиеся в Австралии.

Китай – Африка

Министерство коммерции КНР подписало соглашение с правительством Гвинеи о оказании услуг спутникового телевидения в более чем 300 населенных пунктов. Китайцы предлагают подключать телевиденье всего лишь за 1 доллар США в месяц.

Подобные соглашения не единственные в Африке, по плану сотрудничества с регионом концу этого года китайское спутниковое телевиденье будет доступно в 25 странах.

Внутренняя политика

Центральная комиссия по проверке дисциплины провела второй пленум.  По итогам пленума было объявлено, что в 2017 году было осуждено 527 тысяч чиновников, включая 58 человек министерского уровня и выше.

В 2017 году китайская экономика показала рост значительно выше, чем предполагалось правительством (6,5 процента). За год ВВП вырос на 6.9 процентов. Ускорение роста ВВП было обеспечено тремя основными факторами: увеличение инвестиций в инфраструктуру (в основном за счет государства). Расширение спроса на китайскую продукцию на внешних рынках. Вложения в недвижимость, которые продолжались в течение года несмотря на политику правительства по охлаждению рынка.

Инициатива “Пояса и Пути» в скором времени получит свои суды. Китайский Верховный Народный Суд учредит в Пекине, Сиане, Шэньчжэне коммерческие суды для разрешения торговых споров, возникающих в рамках инициативы «Пояс и Путь».

Бывший Министр финансов КНР Лоу Цзивэй охарактеризовал китайскую финансовую систему как “хаотическую”. Он заявил, что из-за текущих проблем существует большая вероятность возникновения системных рисков. Также бывший министр раскритиковал меры монетарной политики, которых сегодня придерживается экономический блок правительства во главе с нынешним Премьером Ли Кэцяном, из-за которых закредитованность китайских регионов растет.

23 января Министр иностранных дел КНР Ван И заявил, что итоги XIX съезда КПК являются самым авторитетным источником для понимания Китая в целом, и в частности его внешней политики и экономики.

Выводы

В январе основным направлением внешней политики КНР безусловно стало американское. Ряд заявлений и событий в декабре 2017 и в январе 2018 года дает право говорить, что центр внимания внешней политики США в краткосрочной перспективе очевидно далее будет смещаться в сторону противостояния с КНР и конфликтам в Южно-Китайском море. Во всех возможных документах американского правительства Китай назван стратегическим противником, а министр обороны США посещает страны региона с “китайской повесткой”.

Хаотичность внешней политики США при президенте Д. Трампе не дает возможность говорить, что политическое давление на Пекин будет возрастать (очевидно, что китайцы не пойдут на уступки в торговых вопросах, на которых так настаивает Д. Трамп), скорее стоит говорить о “переменной силе давления” из-за распыления внимания внешней политики США. И если демократы в США развивают антироссийскую повестку, то Трамп – антикитайскую (особенно если судить по последним его двум значимым выступлениям, в Давосе и “О состоянии государства”). В треугольнике Россия-США-КНР американская риторика будет подталкивать два других элемента к более тесному сотрудничеству.

Также можно утверждать, что серия шпионских скандалов между США и КНР будет продолжена уже в краткосрочной перспективе.

Ухудшаются и китайско-австралийские отношения, однако из-за “антикитайской истерии” в австралийских СМИ сложно сказать, насколько реален и глубок масштаб китайского вмешательства. Основных вывода из этой ситуации два: каков бы не был масштаб китайской “мягкой силы”, какие бы не были финансовые вливания со стороны Пекина, его можно резко снизить, используя антикитайскую риторику, раздутую до размеров истерии.

Второй вывод = Китае в кратко и среднесрочной перспективе получил нового оппонента в АТР (или ИТР – Индо-тихоокеанском регионе).

Продолжая о “мягкой силе” необходимо отметить усиления влияния КНР в Африке, где правительственные китайские компании откровенно демпингуют на рынке телевиденья, предоставляя местному населению услуги именно китайского телевизора.

Во внутренней политике важным видится очередной критический месседж в сторону Ли Кэцяна. Перед самым новым годов в китайском интернете снова появились слухи о том, что Ли Кэцян скоро будет отправлен в отставку.

П. Прилепский

Китай: июнь 2017 (дайджест)

Минувший месяц для китайской внешней политики, также как и предыдущий, был отмечен большой дипломатической активностью. Наиболее важными событиями этого месяца видятся отношения с США, Россией и Казахстаном.

Внешняя политика

Россия-Китай

1 июня на встрече с руководителями российских и иностранных информационных агентств в рамках Петербургского Экономического Форума президент РФ В. Путина заявил, что отношения между Россией и Китаем приобрели уникальный характер. Страны часто выступают с единых позиций по сложным международным вопросам.

В рамках заседания Совета глав государств членов ШОС президент России В. Путин встретился с Председателем КНР Си Цзиньпинем. Обе стороны подчеркнули роль ШОС в региональном измерении.

С 15 по 19 состоялась 4-ая Российско-китайская международная торгово-экономическая ярмарка в Харбине (ЭКСПО). В рамках этого события прошли также российско-китайский агрофорум, диалог торгово-промышленных палат стран вдоль Шелкового Пути, круглый стол по механизмам поддержки средних и малых предприятий в Китае и в России.

15 июня в Харбине был создан Российско-китайский фонд инвестиций в индустрию высоких технологий. Фонд был учреждён Харбинским банком и Внешэкономбанком РФ.

Первый китайский грузовой чартер экспортировал в Россию товаров на 700 млн. долларов США.

РФ и КНР создадут еще один совместный ВУЗ, взаимодействие планируется между Санкт-Петербургским Госуниверситетом и Харбинским политехническим университетом.

15-25 июня в Пекине состоялся фестиваль Российского кино в Китае в 2017 году.

19 июня на Диалога Министров финансов РФ и КНР, который прошел в Шанхае в 7 раз, стороны обсуждали различные вопросы сотрудничества. Диалог совпал по времени с заседанием министров финансов и глав центробанков стран БРИКС.

27 июня посол КНР в РФ Ли Хуэй заявил, что необходимо поддерживать и сохранять российско-китайские отношения, вне зависимости от изменений на международной арене.

США-Китай

1 июня МИД КНР прокомментировал выход США из Парижского соглашения по климату, призвав все страны ценить данное соглашение, как результат большой совместной работы.

4 июня официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин потребовала от США придерживаться политики «одного Китая».

21 июня президент США Д. Трамп на своей странице в Twitter написал, что попытки Китая повлиять на КНДР не увенчались успехом.

Президент США Д. Трамп 23 июня встретился с членом Госсовета КНР Ян Цзечи, который прибыл в столицу США для участия в первом раунде диалога США-КНР по вопросам внешней политики и безопасности.  Стороны обсудили вопросы касающиеся инициативы «Пояса и Пути», ядерной проблемы Корейского полуострова и другим актуальным вопросам международной повестки. Ян Цзечи отметил положительные изменения между странами после встречи председателя Си и президента Д. Трампа. Кроме этого, Ян Цзечи особо подчеркнул желания Китая поддерживать отношения с США в вопросе корейского полуострова.

Ян Цзечи также встретился Г. Макмастером (помощник президента США по нац.безопастности) и со старшим советником президента США Д. Кушнером. С китайской стороны во всех встречах также принимал участие начальник Объединённого штаба ЦВМ Фан Фэнхуэй.

На втором Китайско-американском диалоге, посвящённому дипломатии и безопасности, государственный секретарь Р. Тиллерсон заявил, что Китай должен оказывать больше давления на Северную Корею, ради избежание будущей эскалации.

Китай-Канада

22 июня состоялось заседание 2 Китайско-канадской встречи на высоком уровне посвящённые национальной безопасности и верховенства закона.

23 июня стало известно о заключении китайско-канадского договора о выдаче преступников, бежавших от правосудия в Китае.

БРИКС

7-8 июля состоялся Медиофорум стран БРИКС, в котором приняли участие 27 ведущих изданий пяти стран.

Лю Юньшань, член Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК выступил на медиофоруме стран БРИКС. В своем выступлении отметил важность БРИКС в демократизации международных отношений.

7 июня состоялось заседание президиума Медиафорума БРИКС. Центральным вопросом стало укрепление сотрудничества между странами в информационном пространстве.

ИА Синьхуа создаст Медиафонд БРИКС, вложив в проект 1 млн. долларов, заявил генеральный директор Агенства Синьхуа Цай Минчжао на заседании президиума Медиафорума БРИКС. Кроме того, ИА Синьхуа готово провести первую церемонию награждения журналистов БРИКС.

Китай-Европа

2 июня на 19 встрече руководителей Китая и ЕС, премьер КНР заявил, что поддерживает европейский путь развития. Так же Ли Кэцян подчеркнул, что несмотря на успехи и «подвижки» в двухсторонних отношениях, сторонам необходимо прикладывать усилия в развитии многих сфер, в частности в сотрудничестве по инфраструктурному развитию.

Более 4000 грузовых составов было отправлено по маршруту Китай-Европа с 2013 года. Об этом заявили в Китайской железнодорожной корпорации.

Китай-Германия

2 июня канцлер Германии Ангела Меркель и премьер Госсовета КНР Ли Кэцян приняли участие в «Китайско-германском инновационном форуме». И премьер и канцлер в своих выступлениях отметили положительные результаты, достигнутые между странами в двустороннем сотрудничестве за последние три года.

Китай-Бельгия

3 июня премьер Госсовета КНР Ли Кэцян провел переговоры с премьер-министром Бельгии Шарлем Мишелем. Премьер Китая подчеркнул успехи, которые были достигнуты между странами за последние годы, отметив, что стороны должны содействовать развитию открытой и справедливой глобальной торговли. Кроме этого на этой встрече, Ли Кэцян отметил, что важно соблюдать международные правила, в том числе 15 статью Протокола вступлении Китая в ВТО.

Китай-Ближний Восток

20-23 июня состоялся визит Министра Иностранных дел Китая Ван И в Африку и на Ближний Восток. Министр посетил Ливан и Иорданию.

23 июня в Аммане министр иностранных дел Китая Ван И отметил, что без мира на Ближнем Востоке невозможно достичь глобального мира. Также министр вновь подчеркнул, что военные средства не могут быть решением, необходимо прикладывать политические инструменты для решения проблем. Внешнее вмешательство в дела региона лишь усугубит проблемы, подчеркнул Ван И.

Китай-Казахстан

7 июня Председатель КНР Си Цзиньпин прибыл с государственным визитом в Казахстан. В рамках визита Си принимал участие в заседании Совета глав-государств членов ШОС и церемонии открытия ЭКСПО – 2017 в Астане, а также встретился с президентом Казахстана Н. Назарбаевым. В преддверии визита Си Цзиньпин опубликовал в газете «Казахстанская Правда» статью в которой рассказывал об успехах китайско-казахстанских отношений.

8 июня по итогам 4 заседания китайско-казахстанского делового совета было подписано 22 соглашения на сумму 7 млрд. долларов США, а также заключен ряд соглашений в промышленной химии, в строительстве гидро и ветро электростанций. Кроме этого, был подписан договор на продажу 5 млрд. кубометров казахстанского газа.

Китай-Узбекистан

В Узбекистане, в Бухарской области, была запущена совместная китайско-узбекская компания по добыче газа. Запасы газа на участке Ходжасаят оценивается примерно в 24 млрд. кубометров.

Китай-Афганистан

8 июня состоялась встреча председателя КНР Си Цзиньпиня с президентом Афганистана Ашрафом Гани. Обе стороны подчеркнули важность в реализации проекта «Пояса и Пути», укреплении безопасности и борьбы с терроризмом в регионе.

24-25 июня министр иностранных дел Китая Ван И посетил Афганистан и Пакистан. Одной из главной целью стала попытка наладить взаимоотношения между двумя странами.

Китай-Панама

Китай и Панама установили дипломатические отношения. Панама признала существование одного Китая и разорвала дипломатические отношения с Тайванем.

Китай-Филиппины

С 28 июня по 1 июля состоялся визит министра иностранных дел Филиппин Аланом Питером Кайетано. Кайетано встретился с Си Цзиньпинем и Ван И.

Китай-Африка

20 июня Министр Иностранных дел Китая Ван И посетил Эфиопию и Штаб-квартиру Африканского Союза, а также открыл церемонию Китайско-африканского диалога на высшем уровне по развитию и борьбе с бедностью.

22 июня китайский посол в Кении заявил, что Китай передаст Кении 100 000 пакетов с продовольствием.

Летний Давос

27-29 июня в Даляне проходил трехдневный Всемирный экономический форум «Летний Давос». Участие принимали более 2000 представителей из 80 стран.

Внутренняя политика

Общество

В Китае планируют постепенно увеличивать количество публикуемой правительственной информации на всех уровнях власти. Соответствующий проект был разработан Госсоветом КНР.

8 июня Госсовет КНР выпустил инструкции по созданию удобных правительственных сайтов. Данная мера призвана облегчить доступ граждан к информации.

Госсовет КНР опубликовал проект, согласно которому, власти КНР в очередной раз снизят налоговую нагрузку для компаний примерно на 42 млрд. долларов, за счет отмены некоторых сборов.

Коррупция

12 июня Центральная комиссия КПК по проверке дисциплины опубликовала отчет, в котором сказано, что в 2016 году число бежавших за рубеж коррупционеров значительно снизилось. В 2016 году это удалось сделать 19 подозреваемым, для сравнения в 2015 — 31, 2014 — 101. Возращено более 9 млрд. долларов США.

19 июня бывший политический советник Сунь Хайшань попал под следствие.

Технологии

В Пекине была введена первая в Китае беспилотная ветка метро. Официальное открытие произойдет к концу 2017 года.

15 июля Китай запустил первый рентгеновский телескоп для поиска черных дыр и пульсаров.

Спорт

В Китае проведут тотальную инспекцию атлетов на употребление допинга.

***

В первую очередь необходимо обратить внимание на рост недопонимания между Китаем и США. Устойчивых формальных и неформальных связей между новой американской администрацией и Китаем еще не сложилось, из-за этого пристальное внимание стоит обращать на заявления президента США Д. Трампа и его ближайшего окружения. Сам президент и госсекретарь публично заявили, что Китай хоть и прикладывает усилия, но они явно недостаточные. Северная Корея продолжает испытания своей ракетно-ядерной программы, и США пока демонстрируют несостоятельность пресечь эти попытки. Сам Д. Трамп не раз публично заявлял о решении северокорейской проблемы любым путем, однако военное решение данного вопроса на данный момент невозможно.

Вероятно, последует поиск виновных в лице Китая, Японии или Южной Кореи. Обоснования этому, послужит тот факт, что якобы эти страны недостаточно «давят» на северокорейский режим. Из-за этого можно говорить об ухудшении в краткосрочном периоде китайско-американских отношений. Кроме этого, ввиду отсутствия на данный момент формальных и неформальных институтов, следующее улучшение двухсторонних отношений скорее всего произойдет только после личных контактов руководителей двух стран, в меньшей степени высших руководящих звеньев. Кроме того, возможна схема, которая была использована при налаживании контактов перед личной встречей Д. Трампа и Си Цзиньпина, через китайского посла в США Цуя Тянькая, Д. Кушнера, Г. Киссинджера.

Отметить стоит и новые форматы в рамках БРИКС. Некоторые аналитики утверждают об отсутствии сильной положительной повестки между государствами БРИКС, формирование тесного гуманитарного сотрудничества может стать новым треком в развитии данного формата.

Отметить стоит продолжающееся развитие на различных треках в российско-китайских и сино-казахстанских отношениях.

Вопрос спорных территорий в Южно-китайском море ушел на второй план, ввиду обострения северокорейского вопроса. Но это позволяет Пекину реализовывать тактику «divide et impera», когда с каждой страной, с которой есть разногласия создается или находиться другая позитивная повестка. Ярким примером может служить отношения Китая с Филиппинами. Еще некоторое время назад Манила достаточно жестко оппонировала Пекину в вопросе спорных островов. Теперь же на лицо сглаживания противоречий на основе других сфер сотрудничества. Подобную тактику можно проследить в отношениях Китая с Вьетнамом и с Японией, хотя во втором случае, это намного сложнее ввиду некоторых исторически сложившихся противоречий. Отсюда и вытекает менее гибкая позиция Японии по данному вопросу.

П.Прилепский

Иран вернулся в состояние покоя после выборов и терактов

Вот уже второй раз после президентских выборов в Иране витает противоречивая аура восторга по поводу победы Хасана Рухани. В 2013 г. атмосфера несколько отличалась – счастье, что наконец ушел Ахмадинежад, уведя за собой своих неоконсерваторов и «уклонистов». Счастье, что не одержал победу переговорщик по ядерной программе Саид Джалили, с поощрения западных медиа позиционирующийся как фаворит духовного лидера. Счастье увидеть новое правительство «умеренных» политиков, пришедших на выборы под лозунгом надежды и при поддержке тяжеловесов-прагматиков и реформистов в лице бывших президентов Хашеми-Рафсанджани и Хатами.

На волне эйфории немногие желали заострять внимание на политическом прошлом Хасана Рухани как важного функционера в различных профундаменталистских по своему составу и ориентации структурах; казалось, пришли перемены. Остальное мы уже знаем, перемены не торопились наступать, сдерживаемые институциональными скобами, противодействием консерваторов, несоответствием ожиданий и обещаний реальности, в общем, свободой маневра, которой у президента Ирана как у института власти вообще немного. Не исключение и Рухани – человек, вышедший из системы, и, несмотря на намерения осуществлять реформы на благо народа, в рамках этой системы и действующий.

Обещание разрешить ядерный вопрос, нависающий с начала 2000-х и особо обременительно – с 2012 г., когда санкции были введены против энергетического сектора Ирана, Рухани вместе с бодрой командой главы внешнеполитического ведомства Мохаммадом Джавадом Зарифом выполнил. Но во-первых, это, конечно же, не решило структурных проблем экономики, которые становились все ярче на фоне санкций. Во-вторых, не все санкции были сняты разом, тем более, что новая администрация США теперь обратила еще более пристальное внимание на ракетную программу Ирана (за неимением ядерной и «опций на столе» в связи с ней). В-третьих, даже при теоретически снятых санкциях, фактически реализация оказывалась не всегда возможной, по крайней мере в краткосрочной перспективе. Например, инвестировать в Иран в крупных объемах стало возможно, но осторожность европейских инвесторов, группами направившихся в Иран, дала в результате ограниченное количество проектов на выходе. Возврат Ирану права пользования системой SWIFT не означал немедленного потока волонтеров из числа европейских банков выступить в качестве посредников. И хотя национальный банк провел показательные операции с использованием SWIFT, на практике сарафи-обменники, работающие по системе хавала, по-прежнему представляют собой более надежный способ проведения денежных операций, где один из контрагентов находится за границей. «Надежда» из лозунга нового правительства постепенно испарялась по мере того, как становилось понятно, что к лучшему изменилось немного, даже после условного «открытия Ирана миру».

Во второй для Рухани предвыборной кампании «умеренным» пришлось сложнее – в этот раз нужно было отвечать за предыдущие четыре, пожалуй, не очень успешных года. Как в своем паблике в Instagram едко отметил Ахмадинежад: «Вот вы, господин президент, предыдущие четыре года говорили, что все проблемы созданы командой предшественника. А теперь ошибочка выйдет-с – предыдущий президент-то вы!». В самом деле, последствия провальных проектов Ахмадинежада, возможно, не удастся вычистить и за два президентских срока, даже если бы вместо Рухани кресло занял покойный Рафсанджани. Но Ахмадинежад теперь, по сути, сам себе партия – организует и мобилизует сторонников, которых, на удивление внешнего наблюдателя, не так мало, тем более при тех финансах, что он, видимо, успел аккумулировать за свой президентский срок. Так что критика в адрес Рухани поступает от этой группы ударной волной, и на прошедших в мае выборах возымела свой успех. Во-первых, кандидат от консерваторов и глава фонда Астан-е Разави-е Кодс Эбрахим Раиси набрал более 15 миллионов голосов (39%), что довольно много из 40 миллионов, явившихся на избирательные участки, и даже 56 миллионов, обладающих пассивным избирательным правом, а также по сравнению с результатом победителя в лице Рухани с его 22 миллионами голосов (59%). Раиси, как и другие кандидаты, не предлагал четкой предвыборной программы, что было вполне заметно во время трех раундов дебатов кандидатов в президенты. Он, как и его коллега по партии Галибаф, пришел раскритиковать администрацию «умеренных», а помимо этого представить консерваторов, выступить подразумеваемым фаворитом рахбара и, по слухам, запущенным аффилированным с Корпусом стражей исламской революции (КСИР) печатным органом, познакомить публику со своей кандидатурой возможного преемника духовного лидера. Само то, что подобный кандидат набрал такое внушительное количество голосов, дает повод задуматься – в чем же заключаются чаяния иранского народа? Предположим, что часть из этих 15 миллионов – те, что голосовали не за Раиси, а против Рухани как недовольные результатами реализации Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), но таких в этой массе все равно не критическое большинство. Борьба консерваторов с реформистами/умеренными в экономическом смысле стала столкновением концепций управления национальным капиталом: стоит ли их отдать в распоряжение народа, раздать нефтяные доходы на стол каждой семье и вводить меры поддержки нуждающихся, или такая социальная политика – неразумный путь к трехэтажной инфляции, и капитал должен находиться в руках исключительно умелых управленцев, самостоятельно решающих социально-экономические проблемы страны.

Одна из самых острых проблем на сегодняшний день – занятость населения. За четыре года с ней не справился Рухани, а на прошедших дебатах кандидаты щедро обещали проблему решить, создав тысячи новых рабочих мест. По официальной статистике в стране 11% безработных, по неофициальной – в три раза больше. В реальности ситуация неутешительная: молодые люди с высшим образованием находятся в поисках работы и часто вынуждены работать не по специальности или искать работу вне Ирана.

Из позитивного – расширение медицинских услуг, которые можно получить по программе государственного страхования и улучшение международного образа Ирана, которое, однако, не принесло быстрых дивидендов.

Если выборы подали сигнал о серьезном столкновении двух лагерей, консерваторов и реформистов/умеренных, то теракты 7 июня в мавзолее Имама Хомейни и иранском парламенте, помимо трагического эффекта, предоставили консерваторам дополнительный повод для критики команды Рухани. Более того, версия о внутренних организаторах (в противоположность Исламскому государству (ИГ), запрещенному в России) как манифест разгоревшейся войны между двумя лагерями также высказывалась. Стоит отметить, что несмотря на подборки истории терактов в Иране, приводимые в СМИ, трагедия такого масштаба стала знаковой. Иран долгое время оставался спокойным островком в море окружающего его хаоса, несмотря на угрозы, исходящие со стороны соседей и ИГ. Основная масса терактов пришлась на неспокойный регион Систан и Белуджистан, и часть инцидентов порой оставалось предметом внутрирегионального, а не национального масштаба. Но чтобы подобное произошло днем в высоко охраняемых учреждениях столицы, такого, пожалуй, не случалось с 1981 г., когда на заре революции еще проявляла активность Организация моджахедов иранского народа (ОМИН).

Однако не стоит переоценивать всенародный шок – все довольно быстро вернулось к нормальному режиму жизни, тем более в регионах. Остался политический повод для критики Рухани, и нужно будет смотреть, чем она закончится к концу его второго срока и что он успеет сделать за следующие четыре года. Пока же не стоит делать выводы из радостных фотографий с улиц городов, празднующих победу Рухани – многие все-таки уверены, что в этот раз страна опять выбирала по принципу «наименее худший кандидат» из всех остальных.

Ю.Свешникова

Приветствия участников конкурса им. Е.М. Примакова

В адрес участников конкурса и конференции им. Е.М. Примакова поступили приветствия от Министра иностранных дел России С.В. Лаврова, от Совета Федерации в лице сенатора И.Н. Морозова, а также от директора Департамента информации и печати МИД РФ М.В. Захаровой.

С.В.ЛАВРОВ

И.Н. Морозов
М.В.Захарова

Турция: февраль 2017 (дайджест)

В феврале 2017 года в политике руководства Турецкой Республики сохранился ряд тенденций, начавшиеся еще в начале года.

Во внешней политике по-прежнему главным вопросом оставалось взаимодействие с основными акторами, по тем или иным причинам заинтересованными в разрешении сирийского конфликта. Кроме того, продолжалось укрепление отношений России и Турции. В свою очередь, на внутриполитическом пространстве наибольшее значение, как и прежде, отводилось процессу реформирования турецкой конституции.

Сирия

Переговоры в Астане, проведенные 23 января 2017 года Россией, Турцией и Ираном с участием представителей сирийской оппозиции сформировали новую площадку сотрудничества заинтересованных сторон с целью урегулирования конфликта в Сирии. Еще в ходе обозначенной встречи российской стороной был представлен проект новой сирийской конституции, работа над которой продолжилась в феврале при участии действующего сирийского руководства и представителей оппозиции. Результативность переговоров породила надежды сторон на достижение значительного прогресса, что привело к сохранению формата Астаны и продолжению встреч в течение февраля.

6 февраля в столице Казахстана прошло очередное совещание трехсторонней оперативной группы России, Турции и Ирана. На повестку дня были вынесены вопросы, прежде всего, касающиеся соблюдения, а также укрепления режима прекращения огня в Сирии; сообщалось, что механизм трехстороннего контроля за перемирием был согласован на 90 процентов. Однако уже в середине месяца, 16 февраля, стороны снова собрались, чтобы принять конкретные шаги по обеспечению сохранения режима прекращения огня: договорились создать специальную группу, состоящую из представителей России, Турции и Ирана, с целью обеспечения контроля за соблюдением перемирия. Для помощи в организации группы было принято решение обратиться к помощи экспертов и ООН.

Помимо прочего, был проведен телемост между законодательными органами стран-гарантов перемирия, ряд телефонных разговоров, в том числе между президентом Турции Эрдоганом и президентом России Путиным.

Примечателен тот факт, что сегодня Турция активно сотрудничает с Россией и Ираном, с позициями которых ранее вступала в конфликт в рамках сирийского урегулирования. Очевидно, что турецкий истеблишмент понял несостоятельность американской политики в Сирии и, не желая оставаться в стороне от решения данного вопроса, ппринял более сильную, на её взгляд, сторону. Однако неразумно полагать, что смена партнеров, свидетельствует о смещении вектора турецкой политики в других областях; подобный формат является для Турецкой Республики, прежде всего, инструментом и посредником в реализации собственных амбиций на Ближнем Востоке.

Турецкий поток

1 февраля 2017 года верхняя палата Федерального собрания Российской Федерации ратифицировала соглашение, заключенное между Россией и Турцией, о проекте газопровода «Турецкий поток», а 7 февраля оно было подписано президентом Российской Федерации. В Турции соглашение было одобрено еще в декабре 2016 года.

Проект трубопровода предполагает строительство по дну Черного моря двух ниток мощностью по 15,75 миллиардов кубометров каждая, одна из которых будет полностью предназначена для обеспечение потребностей турецкого рынка. Ожидается, что строительные работы закончатся в 2019 году.

Очевидны выгоды не только для России, которая ежегодно будет, предположительно, получать только с одной нитки более 700 миллионов долларов, но и для Турции, которая не будет платить за прокладку морской части газопровода, получит скидку, а также, главное, сможет обеспечить потребность в газе растущего рынка.

Турция и Запад

В отношениях с Западом, как и прежде, наблюдалось похолодание, что продемонстрировал визит канцлера Германии Ангелы Меркель в Турцию. Так, премьер-министра Турции Бинали Йылдырым обсудил со своей коллегой ведение антитурецкой пропаганды и враждебной деятельности в отношении её нынешнего руководства. Кроме того, Турция усилила давление на Европу, грозясь расторгнуть договор по беженцам и требуя более оперативного введения безвизового режима для турецких граждан, который предусмотрен данным документом.

Критика западных партнеров выразилась также в заявлении министра обороны Турции Фикри Ышика в ходе Мюнхенской конференции по безопасности о том, что сегодня НАТО не справляется со своими обязательствами и должна быть реформирована.

Тем не менее, на западном направлении наблюдались попытки преодолеть кризис отношений между Турцией и США, который имел место быть во время пребывания у власти Барака Обамы. Приход к власти Трампа дает турецкому руководству надежду на нормализацию контактов. В ходе телефонного разговора 8 февраля американский президент заявил о поддержки Турции как стратегического партнера и союзника по НАТО, два лидера выразили общность взглядов по вопросу борьбы с терроризмом. Кроме того, Трамп и Эрдоган договорились о согласованных действиях по зачистке от боевиков Исламского государства (ИГ; запрещенная в России террористическая организация) в сирийских городах Ракка и Эль-Баб, который, к слову, был освобожден 24 февраля, что положило конец операции «Щит Евфрата».

Необходимо заметить, что отношения Турции и Запада нельзя трактовать однозначно: в то время как между Европой и Турцией продолжают испытывать трудности (прежде всего, из-за стремления Европейского союза действовать исключительно в контексте собственных интересов), наблюдаются стремление турецких властей наладить взаимовыгодные отношения с новой американской администрацией.

Внутренняя политика

10 февраля Эрдоган одобрил пакет поправок к турецкой конституции, который получил большинство голосов в парламенте Турции ранее, 21 января. Для их окончательного принятия необходим референдум, проведение которого было назначено на 16 апреля.

Реформа конституции Турецкой Республики предполагает расширение полномочий главы государства и введение президентской формы правления. Кроме того, поправки включают реформу военных судов, а также упразднение верховных военных судов, что вопреки заветам Ататюрка, который рассматривал армию в качестве гаранта светскости государства, поставит вооруженные силы в зависимость от политического руководства страны.

В Турции продолжается планомерное укрепление власти действующего президента, что также выразилось в предложении создать центр анализа информации для борьбы с антиправительственной пропагандой, озвученное одним из членов правящей Партии справедливости и развития. Целью центра ставится борьба с иностранной пропагандой и дезинформацией в отношении турецкого руководства.

Помимо прочего, 22 февраля в Турции завершилось расследование по делу о попытке государственного переворота, совершенной 15 июля 2016 года. В ходе расследования тысячи человек лишились своих рабочих мест и сотни были задержаны по подозрению в причастности к попытке госпереворота. Среди обвиняемых: проповедник Фетхуллах Гюлен, и 23 представителя вооруженных сил.

Наблюдаемые сегодня в Турции события, очевидно, значительно противоречат общепризнанным демократическим ценностям. Происходит сосредоточение всей полноты власти в руках одного человека, на что постоянно указывает турецкая оппозиция. Тем не менее, подобный процесс поддерживается большой частью взрослого населения, в коллективном сознании которого сильны не только память об имперском прошлом страны, но и традиционные для ислама ценности.

Турция и Россия

Главным событием во взаимоотношениях между Россией и Турцией, несомненно, стал трагический инцидент с гибелью турецких солдат в Сирии. 9 февраля в результате непреднамеренного удара российских ВКС погибли трое турецких солдат и 11 были ранены.

Несмотря на некоторую схожесть ситуации с инцидентом с российским Су-24 в ноябре 2015 года руководителям двух стран удалось преодолеть возможные негативные последствия несчастного случая, а главное избежать повторного обострения отношений. Сторонами было принято решение усилить координацию вооруженных сил двух стран, с целью не допустить в дальнейшем повторения подобных инцидентов. Это демонстрирует заинтересованность на данном этапе руководств двух государств в поддержании дружеских отношений, конструктивного сотрудничества и взаимовыгодного партнерства России и Турции.

***

Февраль подтвердил те тенденции во внутренней и внешней политике Турции, которые начались еще в прошлом году и продолжились в январе 2017 года. Во внешнеполитической деятельности Турции очевиден поворот с Запада на Восток, что выразилось в её сотрудничестве с Россией и Ираном по вопросу сирийского кризиса. Отношения с Европой по-прежнему находятся в напряженном состоянии, при этом руководство Турции предпринимает попытки по налаживанию конструктивного диалога с администрацией Дональда Трампа.

Наблюдалась планомерная, однако, очевидно, временная, нормализация внутриполитической обстановки в Турции, что связано, как можно предположить, с близостью заключительного этапа (референдума) необходимого для перехода к президентской форме правления. В то же время нельзя отрицать, что политическая власть в Турции постепенно сосредотачивается в руках одного человека, что, с учетом политических реалий страны, при должном сопротивлении незаинтересованных в этом процессе сторон, вероятно, станет еще одним фактором нестабильности в Турецкой Республике.

 

В.Аватков, А.Финохин