Израиль: январь 2018 г. (дайджест)

В январе 2018 года главным событием во внешней политике Государства Израиль стал визит премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Москву и встреча его с российским президентом Владимиром Путиным. В ходе встречи лидеры двух государств обсудили актуальные вопросы двустороннего сотрудничества, а также ситуацию в Сирии и будущее палестино-израильского конфликта, обострившегося в декабре минувшего года после заявления президента США Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля и о переносе туда американского посольства из Тель-Авива.

Во внутренней политике правящая партия «Ликуд» продолжает свой курс, направленный на закрепление уже достигнутых экономических успехов. В конце месяца рейтинговое агентство Standard & Poor’s подтвердило кредитный рейтинг Государства на третьем по величине инвестиционном уровне.

Визит Биньямина Нетаньяху в Москву

Целями встречи израильского премьера и российского президента были обсуждение двусторонних отношений, которые Нетаньяху в декабре минувшего года охарактеризовал как «отличные», и обмен мнениями по актуальным вопросам международной обстановки. Кроме того, лидеры двух государств посетили выставку, посвященную концлагерю Собибор, открывшуюся в стенах Еврейского музея и центра толерантности и приуроченную ко дню памяти жертв Холокоста.

Главной темой встречи стало обсуждение планов Ирана относительно Сирии. До визита в Москву израильский премьер заявил об отсутствии конфликта между Москвой и Тель-Авивом и об уважении интересов друг друга в САР. Тем не менее, Тель-Авив обеспокоен победой официального Дамаска в гражданской войне при поддержке российской и иранской сторон и, как следствие, концентрацией проиранских сил на северных рубежах Израиля.

При невозможности смещения президента Асада основная задача Израиля сегодня — оказать давление на вопрос взаимодействия России и Сирии с Ираном. Кроме того, для израильской стороны является важной попытка убедить Москву если не денонсировать Совместный всеобъемлющий план действий 2015 года (соглашение между Ираном и группой государств в составе США, России, КНР, Великобритании, Франции и Германии относительно иранской ядерной программы), то по крайней мере отказаться от любого сотрудничества с Ираном в ядерной сфере. Ранее президент США Дональд Трамп заявил о возможном выходе США из ядерной сделки, если ее европейские участники не примут условия американской стороны. Отказ от изменений условий соглашения Трамп расценивает как поддержку ядерных амбиций иранского режима. Слова президента подтвердил в конце месяца в своем выступлении перед израильским парламентом Кнессетом вице-президент США Майк Пенс.

Большую роль в формировании израильского внутри- и внешнеполитического курсов сыграло решение Трампа признать Иерусалим столицей Израиля и принятие вслед за этим Кнессетом поправки к одному из Основных законов Государства — закону об Иерусалиме 1980 года — согласно которой передача части города Палестине требует одобрения 80 депутатов Кнессета из 120. В начале января представитель лидера Палестины Махмуда Аббаса заявил о том, что решение американского лидера равнозначно объявлению войны палестинскому народу.

В ответ на заявление Рамаллы Дональд Трамп выступил с предложением о прекращении оказания финансовой помощи Палестине, размер которой составляет триста миллионов долларов в год, пока Рамалла не пойдет на уступки и не сядет за стол переговоров. Пресс-секретарь палестинского лидера Набиль Абу Рудейн назвал заявление Трампа «шантажом» и выступил с ответным заявлением, в котором определил Иерусалим как вечную столицу государства Палестина, а также заявил об отказе Палестины от услуг США в качестве посредника в переговорах с Израилем.

До встречи с Владимиром Путиным Нетаньяху обсудил статус Иерусалима с канцлером Германии Ангелой Меркель, президентом Франции Эммануэлем Макроном и самим Дональдом Трампом. В ходе встречи на международном экономическом форуме в Давосе Трамп подчеркнул, что вопрос Иерусалима закрыт и снят с повестки дня, поэтому он больше не будет обсуждаться на переговорах с Палестиной. В конце месяца вице-президент США Майк Пенс в ходе своего визита в Израиль заявил о переносе американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим до конца 2019 года.

На фоне участившихся после заявления Трампа обстрелов израильских территорий, позиция Израиля по отношению к движению ХАМАС становится более жесткой. Министр обороны Авигдор Либерман заявил о прекращении Израилем «игры в пинг-понг», имея в виду ракетные обстрелы ХАМАСом израильских городов и ответные удары со стороны Государства.

Израиль — Иран

В начале месяца внимание израильские средств массовой информации было также приковано к другим аспектам израильско-иранских отношений. По сообщениям газеты «ха-Арэц», израильская служба безопасности ШАБАК нейтрализовала сеть иранской разведки на Западном берегу реки Иордан.

Вместе с тем, Израиль продолжает хранить молчание о нефтепроводе Эйлат-Ашкелон. В январе Комитет парламента по внешней политике и обороне продлил еще на пять лет запрет на разглашение информации о предприятии, которое было создано с целью транспортировки нефти в Израиль из Ирана. Данный засекреченный проект стал результатом соглашения, которое было подписано между Израилем и Ираном в 1968 году. Его целью являлась передача иранской нефти в Средиземное море через Израиль. После разрушения связей между государствами вследствие революции 1979 года, Израиль национализировал трубопровод, но в 2015 году швейцарский суд обязал израильскую сторону выплатить Ирану компенсацию. Израиль отказывается соблюсти финансовые обязательства и поставил информацию о проекте, источниках его финансирования, а также поставщиках и покупателях под контроль военной цензуры.

Израиль — Иордания

Дипломатическая миссия Израиля в столице Иордании Аммане возобновила свою работу после инцидента с убийством двух подданных Иордании охранником-израильтянином в июле 2017 года. В заявлении о возобновлении работы посольства премьер-министр Биньямин Нетаньяху отметил значимость для Государства Израиль стратегического партнерства с Иорданией, соглашение с которой действует с 1994 года, и намерение Государства развивать дальнейшее двустороннее сотрудничество.

Израиль — Украина

В конце месяца президент Украины Пётр Порошенко обсудил ситуацию на востоке страны с израильским премьером в ходе рабочего визита в Швейцарию. Стороны говорили о необходимости развёртывания миротворческой миссии ООН на территории Донбасса, а также о возможности создания зоны свободной торговли между Украиной и Израилем.

Внутриполитическая обстановка

Вектор внутренней политики Государства Израиль, как и прежде, во многом формируют отношения с соседями. В частности, Нетаньяху поддержал законопроект о смертной казни для террористов, который был одобрен израильским Кнессетом в предварительном чтении.

В начале января правящая партия «Ликуд» оказалась в центре скандала. Государственный контролер Израиля Йосеф Шапира обязал партию выплатить штраф в размере 350 тысяч шекелей за финансовые нарушения при проведении партийного мероприятия в городе Эйлат.

Претензии связаны с тем, что «Ликуд» использовал партийную символику на непартийном мероприятии, которое было проведено при поддержке частных инвесторов. Де-факто фестиваль носил ярко выраженный политический аспект и был проведен с целью укрепления рейтинга отдельных членов партии «Ликуд», однако руководство правящей партии не задокументировало «Ликудиаду» в разделе партийных расходов. Привлечение частных инвесторов для партийных целей, как указано в отчете госконтролера, является нарушением закона.

Несмотря на это, во внутренней политике Государства Израиль наблюдается укрепление правого лагеря. На предстоящих выборах в 2019 году находящаяся у власти правая партия «Ликуд» может вновь одержать победу. Согласно опросу, проведенному в конце января агентством ПОРИ (Public Opinion Research Institute), если бы выборы проводились в момент исследования, то правящая партия сохранила бы за собой нынешние 30 мандатов в Кнессете. Центристская партия Яира Лапида «Еш Атид» получила бы 24 мандата, правая партия Нафтали Беннета «Еврейский дом» — 12 мандатов, единый список ультра-ортодоксальных партий «Яадут ха-Тора» — 7 мандатов, правая партия Авигдора Либермана «Наш дом Израиль» — 8 мандатов, центристская партия Моше Кахлона «Кулану» — 7 мандатов, «Объединенный арабский список» — 7 мандатов. Шокирующими результаты исследования оказались для левого оппозиционного «Сионисткого лагеря» — ему прочат всего 13 мандатов вместо нынешних 24-х. Таким образом, на грядущих выборах, вероятнее всего, правый лагерь получит в совокупности более половины мест в парламенте.

***

Ключевым событием января для Государства Израиль стал визит премьер-министра Биньямина Нетаньяху в Москву и его переговоры с президентом Владимиром Путиным. Главными темами переговоров стали ситуация в Сирии и будущее палестино-израильского конфликта, обострившегося после заявления Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля.

Несмотря на имеющиеся разногласия, отношения России и Израиля в течение последних 30 лет можно охарактеризовать как «стабильно хорошие» во многом благодаря и усилиям многочисленной русскоязычной общины Государства Израиль, сформировавшийся после периода «большой волны репатриации 1990-х гг.». Представляется, что в обозримой перспективе стороны найдут новые точки соприкосновения по вопросам безопасности, а также научно-технического сотрудничества.

При таком раскладе представляется вероятным также, что именно Москва станет новым посредником в переговорах между Палестиной и Израилем. После заявления Трампа о прекращении финансовой поддержки Рамалле палестинская сторона заявила, что таким образом США исключили себя из переговорного процесса. Вероятность более активного участия России в будущем урегулировании конфликта подтверждает и тот факт, что министр иностранных дел РФ Сергей Лавров встретился в Москве с главами дипломатических миссий арабских стран и заявил о необходимости окончательного решения иерусалимского вопроса, а также статуса палестинских территорий путем проведения прямых переговоров израильской и палестинской сторон. Лавров подчеркнул также, что российская сторона готова оказать содействие Тель-Авиву и Рамалле.

Внутри страны сохраняется относительная стабильность. Несмотря на финансовый скандал с участием правящей партии, «Ликуд» на сегодняшний день не имеет конкурентов в израильском политическом поле, что позволяет сделать прогноз об уверенной победе партии на грядущих выборах в Кнессет 21-го созыва в 2019 году.

 

Т. Мошкова

 

Китай: январь 2018 г. (дайджест)

Внешняя политику Китая за январь традиционно можно охарактеризовать как активную на всех направления. Отмечается дальнейшее усиление негативной повестки в американо-китайских и китайско-австралийских отношениях. Во внутренней политике необходимо отметить очередной месседж в сторону действующего премьера Ли Кэцяна.

Внешняя политика

Россия – Китай

В тексте поздравления, присланного главе МИД РФ С. Лаврову, Министр иностранных дел КНР Ван И подчеркнул, что в 2018 году Китай в готов наращивать политическое взаимодействие с Россией.

Ранее 31 декабря 2017 года председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин в своем новогоднем поздравлении президенту РФ В. Путину, что Китай готов к “консолидации политического и стратегического доверия с Российской Федерации в наступающем 2018 году”.

22 января на встрече между председателем комитета Совета Федерации РФ по обороне и безопасности Виктором Бондаревым и военным атташе при посольстве КНР в России генералом-майором Куй Яньвэем, китайский генерал предложил совместное противостояние давлению со стороны США

США – Китай

9 января на заседании Подкомитета по Вооруженным силам Палаты Представителей Конгресса США эксперт Уильям Картер выступил на тему американо-китайской конкуренции в военной сфере. Он отметил очевидный прогресс НОАК в передовых военных технология (космос, киберпространство, искусственный интеллект, гиперзвук, квантовые технологии).

Второй важный момент его выступления – США уязвимы перед первым ударом со стороны Китая по системам связи и управления, что приведет к полной дезориентации и потере управления войсками (нет управления – нет войны).

Третье – “новая стратегическая конкуренция” США и Китая в киберпространстве, где по мнению аналитика Китай и США имеют сравнимые успехи, а в квантовых технологиях даже опередили американцев.

16 января по инициативе Вашингтона состоялся телефонный разговор между президентов США Д. Трампом и председателем КНР Си Цзиньпином. Трамп предложил найти “конструктивные меры” для расширения торгового сотрудничества.

19 января Пентагон опубликовал новую Национальную Оборонную Стратегию, где вслед за декабрьской Стратегией Национальной Безопасности Китай был назван стратегическим противником.

22 января Министр обороны США Джеймс Мэттис встретился с Президентом Индонезии Йоко Видодо и Министром обороны Риамизардом Риакуду. Диалоги происходили за закрытыми дверьми, однако известно, что в центре внимания был Китай.

В ежегодном докладе Конгрессу США Офис торгового представительства США назвал ошибкой то, что США поддержали вступление Китая в ВТО в 2001 году.

Д. Трамп выступая на всемирном экономическом форуме в Давосе заявил, что США “не будет больше терпеть несправедливые правила торговли”, при этом прямо не обвинив Китай.

В ежегодном обращении президента США Д. Трампа “О состоянии Государства” Китай в очередной раз был назван одной из угроз Америке. По словам президента Китай угрожает национальной безопасности США и ведет нечестную торговлю, крадет интеллектуальную собственность.

В США произошел шпионский скандал, связанный с Китаем. Бывший агент ЦРУ Джерри Чунь Шин Ли арестован по подозрению в хранении секретной информации. После ухода из секретной службы, бывший агент хранил конфиденциальную информацию и предположительно передавал ее китайской стороне. Из-за такой передачи пострадали десятки резидентов и информаторов США в Китае.

По итогам 2017 года дефицит торговли США с Китаем достиг рекордных 275.8 млрд. долларов США.

Китай – Австралия

Продолжается скандал, связанный с китайским вмешательством во внутренние дела Австралии. Расследование на уровне Премьер-министра Австралии привело к нахождению весомых доказательств китайского комплексного вмешательства (Soft Power, как говорится в статье, или по Уокеру и Людвиг – Sharp Power).

Основным инструментом китайского “вмешательства” называются китайские студенты, обучающиеся в Австралии.

Китай – Африка

Министерство коммерции КНР подписало соглашение с правительством Гвинеи о оказании услуг спутникового телевидения в более чем 300 населенных пунктов. Китайцы предлагают подключать телевиденье всего лишь за 1 доллар США в месяц.

Подобные соглашения не единственные в Африке, по плану сотрудничества с регионом концу этого года китайское спутниковое телевиденье будет доступно в 25 странах.

Внутренняя политика

Центральная комиссия по проверке дисциплины провела второй пленум.  По итогам пленума было объявлено, что в 2017 году было осуждено 527 тысяч чиновников, включая 58 человек министерского уровня и выше.

В 2017 году китайская экономика показала рост значительно выше, чем предполагалось правительством (6,5 процента). За год ВВП вырос на 6.9 процентов. Ускорение роста ВВП было обеспечено тремя основными факторами: увеличение инвестиций в инфраструктуру (в основном за счет государства). Расширение спроса на китайскую продукцию на внешних рынках. Вложения в недвижимость, которые продолжались в течение года несмотря на политику правительства по охлаждению рынка.

Инициатива “Пояса и Пути» в скором времени получит свои суды. Китайский Верховный Народный Суд учредит в Пекине, Сиане, Шэньчжэне коммерческие суды для разрешения торговых споров, возникающих в рамках инициативы «Пояс и Путь».

Бывший Министр финансов КНР Лоу Цзивэй охарактеризовал китайскую финансовую систему как “хаотическую”. Он заявил, что из-за текущих проблем существует большая вероятность возникновения системных рисков. Также бывший министр раскритиковал меры монетарной политики, которых сегодня придерживается экономический блок правительства во главе с нынешним Премьером Ли Кэцяном, из-за которых закредитованность китайских регионов растет.

23 января Министр иностранных дел КНР Ван И заявил, что итоги XIX съезда КПК являются самым авторитетным источником для понимания Китая в целом, и в частности его внешней политики и экономики.

Выводы

В январе основным направлением внешней политики КНР безусловно стало американское. Ряд заявлений и событий в декабре 2017 и в январе 2018 года дает право говорить, что центр внимания внешней политики США в краткосрочной перспективе очевидно далее будет смещаться в сторону противостояния с КНР и конфликтам в Южно-Китайском море. Во всех возможных документах американского правительства Китай назван стратегическим противником, а министр обороны США посещает страны региона с “китайской повесткой”.

Хаотичность внешней политики США при президенте Д. Трампе не дает возможность говорить, что политическое давление на Пекин будет возрастать (очевидно, что китайцы не пойдут на уступки в торговых вопросах, на которых так настаивает Д. Трамп), скорее стоит говорить о “переменной силе давления” из-за распыления внимания внешней политики США. И если демократы в США развивают антироссийскую повестку, то Трамп – антикитайскую (особенно если судить по последним его двум значимым выступлениям, в Давосе и “О состоянии государства”). В треугольнике Россия-США-КНР американская риторика будет подталкивать два других элемента к более тесному сотрудничеству.

Также можно утверждать, что серия шпионских скандалов между США и КНР будет продолжена уже в краткосрочной перспективе.

Ухудшаются и китайско-австралийские отношения, однако из-за “антикитайской истерии” в австралийских СМИ сложно сказать, насколько реален и глубок масштаб китайского вмешательства. Основных вывода из этой ситуации два: каков бы не был масштаб китайской “мягкой силы”, какие бы не были финансовые вливания со стороны Пекина, его можно резко снизить, используя антикитайскую риторику, раздутую до размеров истерии.

Второй вывод = Китае в кратко и среднесрочной перспективе получил нового оппонента в АТР (или ИТР – Индо-тихоокеанском регионе).

Продолжая о “мягкой силе” необходимо отметить усиления влияния КНР в Африке, где правительственные китайские компании откровенно демпингуют на рынке телевиденья, предоставляя местному населению услуги именно китайского телевизора.

Во внутренней политике важным видится очередной критический месседж в сторону Ли Кэцяна. Перед самым новым годов в китайском интернете снова появились слухи о том, что Ли Кэцян скоро будет отправлен в отставку.

П. Прилепский

Китай: июнь 2017 (дайджест)

Минувший месяц для китайской внешней политики, также как и предыдущий, был отмечен большой дипломатической активностью. Наиболее важными событиями этого месяца видятся отношения с США, Россией и Казахстаном.

Внешняя политика

Россия-Китай

1 июня на встрече с руководителями российских и иностранных информационных агентств в рамках Петербургского Экономического Форума президент РФ В. Путина заявил, что отношения между Россией и Китаем приобрели уникальный характер. Страны часто выступают с единых позиций по сложным международным вопросам.

В рамках заседания Совета глав государств членов ШОС президент России В. Путин встретился с Председателем КНР Си Цзиньпинем. Обе стороны подчеркнули роль ШОС в региональном измерении.

С 15 по 19 состоялась 4-ая Российско-китайская международная торгово-экономическая ярмарка в Харбине (ЭКСПО). В рамках этого события прошли также российско-китайский агрофорум, диалог торгово-промышленных палат стран вдоль Шелкового Пути, круглый стол по механизмам поддержки средних и малых предприятий в Китае и в России.

15 июня в Харбине был создан Российско-китайский фонд инвестиций в индустрию высоких технологий. Фонд был учреждён Харбинским банком и Внешэкономбанком РФ.

Первый китайский грузовой чартер экспортировал в Россию товаров на 700 млн. долларов США.

РФ и КНР создадут еще один совместный ВУЗ, взаимодействие планируется между Санкт-Петербургским Госуниверситетом и Харбинским политехническим университетом.

15-25 июня в Пекине состоялся фестиваль Российского кино в Китае в 2017 году.

19 июня на Диалога Министров финансов РФ и КНР, который прошел в Шанхае в 7 раз, стороны обсуждали различные вопросы сотрудничества. Диалог совпал по времени с заседанием министров финансов и глав центробанков стран БРИКС.

27 июня посол КНР в РФ Ли Хуэй заявил, что необходимо поддерживать и сохранять российско-китайские отношения, вне зависимости от изменений на международной арене.

США-Китай

1 июня МИД КНР прокомментировал выход США из Парижского соглашения по климату, призвав все страны ценить данное соглашение, как результат большой совместной работы.

4 июня официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин потребовала от США придерживаться политики «одного Китая».

21 июня президент США Д. Трамп на своей странице в Twitter написал, что попытки Китая повлиять на КНДР не увенчались успехом.

Президент США Д. Трамп 23 июня встретился с членом Госсовета КНР Ян Цзечи, который прибыл в столицу США для участия в первом раунде диалога США-КНР по вопросам внешней политики и безопасности.  Стороны обсудили вопросы касающиеся инициативы «Пояса и Пути», ядерной проблемы Корейского полуострова и другим актуальным вопросам международной повестки. Ян Цзечи отметил положительные изменения между странами после встречи председателя Си и президента Д. Трампа. Кроме этого, Ян Цзечи особо подчеркнул желания Китая поддерживать отношения с США в вопросе корейского полуострова.

Ян Цзечи также встретился Г. Макмастером (помощник президента США по нац.безопастности) и со старшим советником президента США Д. Кушнером. С китайской стороны во всех встречах также принимал участие начальник Объединённого штаба ЦВМ Фан Фэнхуэй.

На втором Китайско-американском диалоге, посвящённому дипломатии и безопасности, государственный секретарь Р. Тиллерсон заявил, что Китай должен оказывать больше давления на Северную Корею, ради избежание будущей эскалации.

Китай-Канада

22 июня состоялось заседание 2 Китайско-канадской встречи на высоком уровне посвящённые национальной безопасности и верховенства закона.

23 июня стало известно о заключении китайско-канадского договора о выдаче преступников, бежавших от правосудия в Китае.

БРИКС

7-8 июля состоялся Медиофорум стран БРИКС, в котором приняли участие 27 ведущих изданий пяти стран.

Лю Юньшань, член Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК выступил на медиофоруме стран БРИКС. В своем выступлении отметил важность БРИКС в демократизации международных отношений.

7 июня состоялось заседание президиума Медиафорума БРИКС. Центральным вопросом стало укрепление сотрудничества между странами в информационном пространстве.

ИА Синьхуа создаст Медиафонд БРИКС, вложив в проект 1 млн. долларов, заявил генеральный директор Агенства Синьхуа Цай Минчжао на заседании президиума Медиафорума БРИКС. Кроме того, ИА Синьхуа готово провести первую церемонию награждения журналистов БРИКС.

Китай-Европа

2 июня на 19 встрече руководителей Китая и ЕС, премьер КНР заявил, что поддерживает европейский путь развития. Так же Ли Кэцян подчеркнул, что несмотря на успехи и «подвижки» в двухсторонних отношениях, сторонам необходимо прикладывать усилия в развитии многих сфер, в частности в сотрудничестве по инфраструктурному развитию.

Более 4000 грузовых составов было отправлено по маршруту Китай-Европа с 2013 года. Об этом заявили в Китайской железнодорожной корпорации.

Китай-Германия

2 июня канцлер Германии Ангела Меркель и премьер Госсовета КНР Ли Кэцян приняли участие в «Китайско-германском инновационном форуме». И премьер и канцлер в своих выступлениях отметили положительные результаты, достигнутые между странами в двустороннем сотрудничестве за последние три года.

Китай-Бельгия

3 июня премьер Госсовета КНР Ли Кэцян провел переговоры с премьер-министром Бельгии Шарлем Мишелем. Премьер Китая подчеркнул успехи, которые были достигнуты между странами за последние годы, отметив, что стороны должны содействовать развитию открытой и справедливой глобальной торговли. Кроме этого на этой встрече, Ли Кэцян отметил, что важно соблюдать международные правила, в том числе 15 статью Протокола вступлении Китая в ВТО.

Китай-Ближний Восток

20-23 июня состоялся визит Министра Иностранных дел Китая Ван И в Африку и на Ближний Восток. Министр посетил Ливан и Иорданию.

23 июня в Аммане министр иностранных дел Китая Ван И отметил, что без мира на Ближнем Востоке невозможно достичь глобального мира. Также министр вновь подчеркнул, что военные средства не могут быть решением, необходимо прикладывать политические инструменты для решения проблем. Внешнее вмешательство в дела региона лишь усугубит проблемы, подчеркнул Ван И.

Китай-Казахстан

7 июня Председатель КНР Си Цзиньпин прибыл с государственным визитом в Казахстан. В рамках визита Си принимал участие в заседании Совета глав-государств членов ШОС и церемонии открытия ЭКСПО – 2017 в Астане, а также встретился с президентом Казахстана Н. Назарбаевым. В преддверии визита Си Цзиньпин опубликовал в газете «Казахстанская Правда» статью в которой рассказывал об успехах китайско-казахстанских отношений.

8 июня по итогам 4 заседания китайско-казахстанского делового совета было подписано 22 соглашения на сумму 7 млрд. долларов США, а также заключен ряд соглашений в промышленной химии, в строительстве гидро и ветро электростанций. Кроме этого, был подписан договор на продажу 5 млрд. кубометров казахстанского газа.

Китай-Узбекистан

В Узбекистане, в Бухарской области, была запущена совместная китайско-узбекская компания по добыче газа. Запасы газа на участке Ходжасаят оценивается примерно в 24 млрд. кубометров.

Китай-Афганистан

8 июня состоялась встреча председателя КНР Си Цзиньпиня с президентом Афганистана Ашрафом Гани. Обе стороны подчеркнули важность в реализации проекта «Пояса и Пути», укреплении безопасности и борьбы с терроризмом в регионе.

24-25 июня министр иностранных дел Китая Ван И посетил Афганистан и Пакистан. Одной из главной целью стала попытка наладить взаимоотношения между двумя странами.

Китай-Панама

Китай и Панама установили дипломатические отношения. Панама признала существование одного Китая и разорвала дипломатические отношения с Тайванем.

Китай-Филиппины

С 28 июня по 1 июля состоялся визит министра иностранных дел Филиппин Аланом Питером Кайетано. Кайетано встретился с Си Цзиньпинем и Ван И.

Китай-Африка

20 июня Министр Иностранных дел Китая Ван И посетил Эфиопию и Штаб-квартиру Африканского Союза, а также открыл церемонию Китайско-африканского диалога на высшем уровне по развитию и борьбе с бедностью.

22 июня китайский посол в Кении заявил, что Китай передаст Кении 100 000 пакетов с продовольствием.

Летний Давос

27-29 июня в Даляне проходил трехдневный Всемирный экономический форум «Летний Давос». Участие принимали более 2000 представителей из 80 стран.

Внутренняя политика

Общество

В Китае планируют постепенно увеличивать количество публикуемой правительственной информации на всех уровнях власти. Соответствующий проект был разработан Госсоветом КНР.

8 июня Госсовет КНР выпустил инструкции по созданию удобных правительственных сайтов. Данная мера призвана облегчить доступ граждан к информации.

Госсовет КНР опубликовал проект, согласно которому, власти КНР в очередной раз снизят налоговую нагрузку для компаний примерно на 42 млрд. долларов, за счет отмены некоторых сборов.

Коррупция

12 июня Центральная комиссия КПК по проверке дисциплины опубликовала отчет, в котором сказано, что в 2016 году число бежавших за рубеж коррупционеров значительно снизилось. В 2016 году это удалось сделать 19 подозреваемым, для сравнения в 2015 — 31, 2014 — 101. Возращено более 9 млрд. долларов США.

19 июня бывший политический советник Сунь Хайшань попал под следствие.

Технологии

В Пекине была введена первая в Китае беспилотная ветка метро. Официальное открытие произойдет к концу 2017 года.

15 июля Китай запустил первый рентгеновский телескоп для поиска черных дыр и пульсаров.

Спорт

В Китае проведут тотальную инспекцию атлетов на употребление допинга.

***

В первую очередь необходимо обратить внимание на рост недопонимания между Китаем и США. Устойчивых формальных и неформальных связей между новой американской администрацией и Китаем еще не сложилось, из-за этого пристальное внимание стоит обращать на заявления президента США Д. Трампа и его ближайшего окружения. Сам президент и госсекретарь публично заявили, что Китай хоть и прикладывает усилия, но они явно недостаточные. Северная Корея продолжает испытания своей ракетно-ядерной программы, и США пока демонстрируют несостоятельность пресечь эти попытки. Сам Д. Трамп не раз публично заявлял о решении северокорейской проблемы любым путем, однако военное решение данного вопроса на данный момент невозможно.

Вероятно, последует поиск виновных в лице Китая, Японии или Южной Кореи. Обоснования этому, послужит тот факт, что якобы эти страны недостаточно «давят» на северокорейский режим. Из-за этого можно говорить об ухудшении в краткосрочном периоде китайско-американских отношений. Кроме этого, ввиду отсутствия на данный момент формальных и неформальных институтов, следующее улучшение двухсторонних отношений скорее всего произойдет только после личных контактов руководителей двух стран, в меньшей степени высших руководящих звеньев. Кроме того, возможна схема, которая была использована при налаживании контактов перед личной встречей Д. Трампа и Си Цзиньпина, через китайского посла в США Цуя Тянькая, Д. Кушнера, Г. Киссинджера.

Отметить стоит и новые форматы в рамках БРИКС. Некоторые аналитики утверждают об отсутствии сильной положительной повестки между государствами БРИКС, формирование тесного гуманитарного сотрудничества может стать новым треком в развитии данного формата.

Отметить стоит продолжающееся развитие на различных треках в российско-китайских и сино-казахстанских отношениях.

Вопрос спорных территорий в Южно-китайском море ушел на второй план, ввиду обострения северокорейского вопроса. Но это позволяет Пекину реализовывать тактику «divide et impera», когда с каждой страной, с которой есть разногласия создается или находиться другая позитивная повестка. Ярким примером может служить отношения Китая с Филиппинами. Еще некоторое время назад Манила достаточно жестко оппонировала Пекину в вопросе спорных островов. Теперь же на лицо сглаживания противоречий на основе других сфер сотрудничества. Подобную тактику можно проследить в отношениях Китая с Вьетнамом и с Японией, хотя во втором случае, это намного сложнее ввиду некоторых исторически сложившихся противоречий. Отсюда и вытекает менее гибкая позиция Японии по данному вопросу.

П.Прилепский

Иран вернулся в состояние покоя после выборов и терактов

Вот уже второй раз после президентских выборов в Иране витает противоречивая аура восторга по поводу победы Хасана Рухани. В 2013 г. атмосфера несколько отличалась – счастье, что наконец ушел Ахмадинежад, уведя за собой своих неоконсерваторов и «уклонистов». Счастье, что не одержал победу переговорщик по ядерной программе Саид Джалили, с поощрения западных медиа позиционирующийся как фаворит духовного лидера. Счастье увидеть новое правительство «умеренных» политиков, пришедших на выборы под лозунгом надежды и при поддержке тяжеловесов-прагматиков и реформистов в лице бывших президентов Хашеми-Рафсанджани и Хатами.

На волне эйфории немногие желали заострять внимание на политическом прошлом Хасана Рухани как важного функционера в различных профундаменталистских по своему составу и ориентации структурах; казалось, пришли перемены. Остальное мы уже знаем, перемены не торопились наступать, сдерживаемые институциональными скобами, противодействием консерваторов, несоответствием ожиданий и обещаний реальности, в общем, свободой маневра, которой у президента Ирана как у института власти вообще немного. Не исключение и Рухани – человек, вышедший из системы, и, несмотря на намерения осуществлять реформы на благо народа, в рамках этой системы и действующий.

Обещание разрешить ядерный вопрос, нависающий с начала 2000-х и особо обременительно – с 2012 г., когда санкции были введены против энергетического сектора Ирана, Рухани вместе с бодрой командой главы внешнеполитического ведомства Мохаммадом Джавадом Зарифом выполнил. Но во-первых, это, конечно же, не решило структурных проблем экономики, которые становились все ярче на фоне санкций. Во-вторых, не все санкции были сняты разом, тем более, что новая администрация США теперь обратила еще более пристальное внимание на ракетную программу Ирана (за неимением ядерной и «опций на столе» в связи с ней). В-третьих, даже при теоретически снятых санкциях, фактически реализация оказывалась не всегда возможной, по крайней мере в краткосрочной перспективе. Например, инвестировать в Иран в крупных объемах стало возможно, но осторожность европейских инвесторов, группами направившихся в Иран, дала в результате ограниченное количество проектов на выходе. Возврат Ирану права пользования системой SWIFT не означал немедленного потока волонтеров из числа европейских банков выступить в качестве посредников. И хотя национальный банк провел показательные операции с использованием SWIFT, на практике сарафи-обменники, работающие по системе хавала, по-прежнему представляют собой более надежный способ проведения денежных операций, где один из контрагентов находится за границей. «Надежда» из лозунга нового правительства постепенно испарялась по мере того, как становилось понятно, что к лучшему изменилось немного, даже после условного «открытия Ирана миру».

Во второй для Рухани предвыборной кампании «умеренным» пришлось сложнее – в этот раз нужно было отвечать за предыдущие четыре, пожалуй, не очень успешных года. Как в своем паблике в Instagram едко отметил Ахмадинежад: «Вот вы, господин президент, предыдущие четыре года говорили, что все проблемы созданы командой предшественника. А теперь ошибочка выйдет-с – предыдущий президент-то вы!». В самом деле, последствия провальных проектов Ахмадинежада, возможно, не удастся вычистить и за два президентских срока, даже если бы вместо Рухани кресло занял покойный Рафсанджани. Но Ахмадинежад теперь, по сути, сам себе партия – организует и мобилизует сторонников, которых, на удивление внешнего наблюдателя, не так мало, тем более при тех финансах, что он, видимо, успел аккумулировать за свой президентский срок. Так что критика в адрес Рухани поступает от этой группы ударной волной, и на прошедших в мае выборах возымела свой успех. Во-первых, кандидат от консерваторов и глава фонда Астан-е Разави-е Кодс Эбрахим Раиси набрал более 15 миллионов голосов (39%), что довольно много из 40 миллионов, явившихся на избирательные участки, и даже 56 миллионов, обладающих пассивным избирательным правом, а также по сравнению с результатом победителя в лице Рухани с его 22 миллионами голосов (59%). Раиси, как и другие кандидаты, не предлагал четкой предвыборной программы, что было вполне заметно во время трех раундов дебатов кандидатов в президенты. Он, как и его коллега по партии Галибаф, пришел раскритиковать администрацию «умеренных», а помимо этого представить консерваторов, выступить подразумеваемым фаворитом рахбара и, по слухам, запущенным аффилированным с Корпусом стражей исламской революции (КСИР) печатным органом, познакомить публику со своей кандидатурой возможного преемника духовного лидера. Само то, что подобный кандидат набрал такое внушительное количество голосов, дает повод задуматься – в чем же заключаются чаяния иранского народа? Предположим, что часть из этих 15 миллионов – те, что голосовали не за Раиси, а против Рухани как недовольные результатами реализации Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), но таких в этой массе все равно не критическое большинство. Борьба консерваторов с реформистами/умеренными в экономическом смысле стала столкновением концепций управления национальным капиталом: стоит ли их отдать в распоряжение народа, раздать нефтяные доходы на стол каждой семье и вводить меры поддержки нуждающихся, или такая социальная политика – неразумный путь к трехэтажной инфляции, и капитал должен находиться в руках исключительно умелых управленцев, самостоятельно решающих социально-экономические проблемы страны.

Одна из самых острых проблем на сегодняшний день – занятость населения. За четыре года с ней не справился Рухани, а на прошедших дебатах кандидаты щедро обещали проблему решить, создав тысячи новых рабочих мест. По официальной статистике в стране 11% безработных, по неофициальной – в три раза больше. В реальности ситуация неутешительная: молодые люди с высшим образованием находятся в поисках работы и часто вынуждены работать не по специальности или искать работу вне Ирана.

Из позитивного – расширение медицинских услуг, которые можно получить по программе государственного страхования и улучшение международного образа Ирана, которое, однако, не принесло быстрых дивидендов.

Если выборы подали сигнал о серьезном столкновении двух лагерей, консерваторов и реформистов/умеренных, то теракты 7 июня в мавзолее Имама Хомейни и иранском парламенте, помимо трагического эффекта, предоставили консерваторам дополнительный повод для критики команды Рухани. Более того, версия о внутренних организаторах (в противоположность Исламскому государству (ИГ), запрещенному в России) как манифест разгоревшейся войны между двумя лагерями также высказывалась. Стоит отметить, что несмотря на подборки истории терактов в Иране, приводимые в СМИ, трагедия такого масштаба стала знаковой. Иран долгое время оставался спокойным островком в море окружающего его хаоса, несмотря на угрозы, исходящие со стороны соседей и ИГ. Основная масса терактов пришлась на неспокойный регион Систан и Белуджистан, и часть инцидентов порой оставалось предметом внутрирегионального, а не национального масштаба. Но чтобы подобное произошло днем в высоко охраняемых учреждениях столицы, такого, пожалуй, не случалось с 1981 г., когда на заре революции еще проявляла активность Организация моджахедов иранского народа (ОМИН).

Однако не стоит переоценивать всенародный шок – все довольно быстро вернулось к нормальному режиму жизни, тем более в регионах. Остался политический повод для критики Рухани, и нужно будет смотреть, чем она закончится к концу его второго срока и что он успеет сделать за следующие четыре года. Пока же не стоит делать выводы из радостных фотографий с улиц городов, празднующих победу Рухани – многие все-таки уверены, что в этот раз страна опять выбирала по принципу «наименее худший кандидат» из всех остальных.

Ю.Свешникова

Приветствия участников конкурса им. Е.М. Примакова

В адрес участников конкурса и конференции им. Е.М. Примакова поступили приветствия от Министра иностранных дел России С.В. Лаврова, от Совета Федерации в лице сенатора И.Н. Морозова, а также от директора Департамента информации и печати МИД РФ М.В. Захаровой.

С.В.ЛАВРОВ

И.Н. Морозов
М.В.Захарова

Турция: февраль 2017 (дайджест)

В феврале 2017 года в политике руководства Турецкой Республики сохранился ряд тенденций, начавшиеся еще в начале года.

Во внешней политике по-прежнему главным вопросом оставалось взаимодействие с основными акторами, по тем или иным причинам заинтересованными в разрешении сирийского конфликта. Кроме того, продолжалось укрепление отношений России и Турции. В свою очередь, на внутриполитическом пространстве наибольшее значение, как и прежде, отводилось процессу реформирования турецкой конституции.

Сирия

Переговоры в Астане, проведенные 23 января 2017 года Россией, Турцией и Ираном с участием представителей сирийской оппозиции сформировали новую площадку сотрудничества заинтересованных сторон с целью урегулирования конфликта в Сирии. Еще в ходе обозначенной встречи российской стороной был представлен проект новой сирийской конституции, работа над которой продолжилась в феврале при участии действующего сирийского руководства и представителей оппозиции. Результативность переговоров породила надежды сторон на достижение значительного прогресса, что привело к сохранению формата Астаны и продолжению встреч в течение февраля.

6 февраля в столице Казахстана прошло очередное совещание трехсторонней оперативной группы России, Турции и Ирана. На повестку дня были вынесены вопросы, прежде всего, касающиеся соблюдения, а также укрепления режима прекращения огня в Сирии; сообщалось, что механизм трехстороннего контроля за перемирием был согласован на 90 процентов. Однако уже в середине месяца, 16 февраля, стороны снова собрались, чтобы принять конкретные шаги по обеспечению сохранения режима прекращения огня: договорились создать специальную группу, состоящую из представителей России, Турции и Ирана, с целью обеспечения контроля за соблюдением перемирия. Для помощи в организации группы было принято решение обратиться к помощи экспертов и ООН.

Помимо прочего, был проведен телемост между законодательными органами стран-гарантов перемирия, ряд телефонных разговоров, в том числе между президентом Турции Эрдоганом и президентом России Путиным.

Примечателен тот факт, что сегодня Турция активно сотрудничает с Россией и Ираном, с позициями которых ранее вступала в конфликт в рамках сирийского урегулирования. Очевидно, что турецкий истеблишмент понял несостоятельность американской политики в Сирии и, не желая оставаться в стороне от решения данного вопроса, ппринял более сильную, на её взгляд, сторону. Однако неразумно полагать, что смена партнеров, свидетельствует о смещении вектора турецкой политики в других областях; подобный формат является для Турецкой Республики, прежде всего, инструментом и посредником в реализации собственных амбиций на Ближнем Востоке.

Турецкий поток

1 февраля 2017 года верхняя палата Федерального собрания Российской Федерации ратифицировала соглашение, заключенное между Россией и Турцией, о проекте газопровода «Турецкий поток», а 7 февраля оно было подписано президентом Российской Федерации. В Турции соглашение было одобрено еще в декабре 2016 года.

Проект трубопровода предполагает строительство по дну Черного моря двух ниток мощностью по 15,75 миллиардов кубометров каждая, одна из которых будет полностью предназначена для обеспечение потребностей турецкого рынка. Ожидается, что строительные работы закончатся в 2019 году.

Очевидны выгоды не только для России, которая ежегодно будет, предположительно, получать только с одной нитки более 700 миллионов долларов, но и для Турции, которая не будет платить за прокладку морской части газопровода, получит скидку, а также, главное, сможет обеспечить потребность в газе растущего рынка.

Турция и Запад

В отношениях с Западом, как и прежде, наблюдалось похолодание, что продемонстрировал визит канцлера Германии Ангелы Меркель в Турцию. Так, премьер-министра Турции Бинали Йылдырым обсудил со своей коллегой ведение антитурецкой пропаганды и враждебной деятельности в отношении её нынешнего руководства. Кроме того, Турция усилила давление на Европу, грозясь расторгнуть договор по беженцам и требуя более оперативного введения безвизового режима для турецких граждан, который предусмотрен данным документом.

Критика западных партнеров выразилась также в заявлении министра обороны Турции Фикри Ышика в ходе Мюнхенской конференции по безопасности о том, что сегодня НАТО не справляется со своими обязательствами и должна быть реформирована.

Тем не менее, на западном направлении наблюдались попытки преодолеть кризис отношений между Турцией и США, который имел место быть во время пребывания у власти Барака Обамы. Приход к власти Трампа дает турецкому руководству надежду на нормализацию контактов. В ходе телефонного разговора 8 февраля американский президент заявил о поддержки Турции как стратегического партнера и союзника по НАТО, два лидера выразили общность взглядов по вопросу борьбы с терроризмом. Кроме того, Трамп и Эрдоган договорились о согласованных действиях по зачистке от боевиков Исламского государства (ИГ; запрещенная в России террористическая организация) в сирийских городах Ракка и Эль-Баб, который, к слову, был освобожден 24 февраля, что положило конец операции «Щит Евфрата».

Необходимо заметить, что отношения Турции и Запада нельзя трактовать однозначно: в то время как между Европой и Турцией продолжают испытывать трудности (прежде всего, из-за стремления Европейского союза действовать исключительно в контексте собственных интересов), наблюдаются стремление турецких властей наладить взаимовыгодные отношения с новой американской администрацией.

Внутренняя политика

10 февраля Эрдоган одобрил пакет поправок к турецкой конституции, который получил большинство голосов в парламенте Турции ранее, 21 января. Для их окончательного принятия необходим референдум, проведение которого было назначено на 16 апреля.

Реформа конституции Турецкой Республики предполагает расширение полномочий главы государства и введение президентской формы правления. Кроме того, поправки включают реформу военных судов, а также упразднение верховных военных судов, что вопреки заветам Ататюрка, который рассматривал армию в качестве гаранта светскости государства, поставит вооруженные силы в зависимость от политического руководства страны.

В Турции продолжается планомерное укрепление власти действующего президента, что также выразилось в предложении создать центр анализа информации для борьбы с антиправительственной пропагандой, озвученное одним из членов правящей Партии справедливости и развития. Целью центра ставится борьба с иностранной пропагандой и дезинформацией в отношении турецкого руководства.

Помимо прочего, 22 февраля в Турции завершилось расследование по делу о попытке государственного переворота, совершенной 15 июля 2016 года. В ходе расследования тысячи человек лишились своих рабочих мест и сотни были задержаны по подозрению в причастности к попытке госпереворота. Среди обвиняемых: проповедник Фетхуллах Гюлен, и 23 представителя вооруженных сил.

Наблюдаемые сегодня в Турции события, очевидно, значительно противоречат общепризнанным демократическим ценностям. Происходит сосредоточение всей полноты власти в руках одного человека, на что постоянно указывает турецкая оппозиция. Тем не менее, подобный процесс поддерживается большой частью взрослого населения, в коллективном сознании которого сильны не только память об имперском прошлом страны, но и традиционные для ислама ценности.

Турция и Россия

Главным событием во взаимоотношениях между Россией и Турцией, несомненно, стал трагический инцидент с гибелью турецких солдат в Сирии. 9 февраля в результате непреднамеренного удара российских ВКС погибли трое турецких солдат и 11 были ранены.

Несмотря на некоторую схожесть ситуации с инцидентом с российским Су-24 в ноябре 2015 года руководителям двух стран удалось преодолеть возможные негативные последствия несчастного случая, а главное избежать повторного обострения отношений. Сторонами было принято решение усилить координацию вооруженных сил двух стран, с целью не допустить в дальнейшем повторения подобных инцидентов. Это демонстрирует заинтересованность на данном этапе руководств двух государств в поддержании дружеских отношений, конструктивного сотрудничества и взаимовыгодного партнерства России и Турции.

***

Февраль подтвердил те тенденции во внутренней и внешней политике Турции, которые начались еще в прошлом году и продолжились в январе 2017 года. Во внешнеполитической деятельности Турции очевиден поворот с Запада на Восток, что выразилось в её сотрудничестве с Россией и Ираном по вопросу сирийского кризиса. Отношения с Европой по-прежнему находятся в напряженном состоянии, при этом руководство Турции предпринимает попытки по налаживанию конструктивного диалога с администрацией Дональда Трампа.

Наблюдалась планомерная, однако, очевидно, временная, нормализация внутриполитической обстановки в Турции, что связано, как можно предположить, с близостью заключительного этапа (референдума) необходимого для перехода к президентской форме правления. В то же время нельзя отрицать, что политическая власть в Турции постепенно сосредотачивается в руках одного человека, что, с учетом политических реалий страны, при должном сопротивлении незаинтересованных в этом процессе сторон, вероятно, станет еще одним фактором нестабильности в Турецкой Республике.

 

В.Аватков, А.Финохин

Арабские страны: январь 2017 г. (дайджест)

 

Центральным событием января для стран, прямо или косвенно вовлеченных в сирийский конфликт, стали переговоры в Астане, где впервые больше чем за 6 лет противостояния за один стол сели представители власти и вооруженной оппозиции. Гарантами достижений переговорного процесса выступили Россия, Иран и Турция. Вместе с тем в Сирии и Ираке продолжается борьба за восстановление контроля над собственной территорией. Так, начавшаяся в октябре 2016 г. операция по штурму Мосула получила новое развитие, а правительственные войска заняли стратегически важный район, питающий водные резервы столицы. Кроме того, 20 января 2017 года вступил в должность 45-й президент США – Дональд Трамп, и первые указы и поручения из Овального кабинета были напрямую связаны с ситуацией в государствах на Ближнем Востоке.

Переговоры в Астане

 В столице Казахстана с 23 по 24 января при участии семи делегаций прошли мирные переговоры по Сирии. Кроме сирийских властей и оппозиции на них в качестве гарантов подобного формата были представлены Россия, Турция и Иран, а также спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура и посол США в Казахстане Джордж Крол, чье присутствие на астанинском форуме может стать первым признаком расширения сотрудничества между США и Россией. Девять сирийских оппозиционных групп отказались от мирных переговоров, в том числе – крупнейшие после ИГ (запрещенная в России) группировки Джейш Фатх аш-Шам (запрещенная в России) и тесно аффилированная с ней Ахрар аш-Шам, мотивировав это нарушениями перемирия, вступившего в силу 29 декабря 2016 г., со стороны сирийской власти.

Однако высокий уровень репрезентативности удалось сохранить, в результате чего «сговорчивая» оппозиция, de facto противопоставила себя тем, кто не подключился к переговорному процессу. Раскол в рядах противниках Асада облегчит выполнение задач сирийской армии, что можно расценивать как изящную дипломатическую находку организаторов переговоров, прежде всего, России и Ирана. Следует отметить и сам прогрессивный формат переговоров, в котором участие принимают командиры вооруженных подразделений, которые принимают решение на местах, оказывая непосредственное влияние на ход конфликта, но не делегаты абстрактной оппозиции с неясными полномочиями, что присутствуют в Женеве.

Несмотря на то, что представители сирийской оппозиции не подписали итоговое коммюнике, стороны предпочитают классифицировать результаты как успешное дополнение к Женевскому процессу, который признан основным руслом для поиска сирийского урегулирования. Представитель делегации оппозиции Яхья аль-Ариди обосновал коллективное решение своей стороны фразой о том, что итоговый документ не показался оппозиционерам достаточно сильным, чтобы направить его на обсуждение в ООН.

Проект конституции Сирийской Арабской Республики

На переговорах в Астане Россией был предложен проект новой конституции Сирии, что гарантирует ряд свобод – мысли, слова, совести, вероисповедания и идеологического многообразия. Согласно тексту документа, территория Сирии едина, неприкосновенна и неделима, а вопросы об изменении государственной границы могут решаться только путем референдума. Что касается вооруженных формирований, то на этот счет в проекте конституции прописано, что все организации военной или военизированной деятельности вне государственной власти (сформированных армии, специальных служб и ведомств) оказываются вне закона.

Проект, разработанный отечественными специалистами, подчеркивает, что хотя официальным языком Сирии и является арабский, но госорганы и организации Курдской культурной автономии имеют право на использование арабского и курдского языков как равнозначных. Кроме того, каждый регион оставляет за собой право использования в качестве дополнения к официальному языку язык большинства населения, если это будет одобрено местным референдумом. Для подчеркивания важности фактора многонационального общества в жизни государства рекомендовалось изъять прилагательное «арабская» из официального названия республики. Кроме того, из конституции предлагают убрать пункт о главенстве законов шариата, а также ограничить полномочия президента одним семилетним сроком и передачей части законодательных функций парламентским структурам.

Реакция разделенного конфликтом сирийского общества на предложенный проект оказалась солидарной. Как представители официальной власти Сирии, так и делегаты от вооруженной оппозиции оказались не готовы принять документ. Но если в Дамаске отвергли конкретные пункты, касающиеся  трансфера законодательных функций от президента парламенту и правительству; создание нового органа власти, отправив поправки в Москву, тем самым, демонстрируя свою готовность к дальнейшей проработке данного вопроса. То сирийская оппозиция принципиально отказалась от обсуждения проекта Конституции страны, мотивировав это тем, что только сирийский народ имеет право писать Конституцию страны, поскольку Конституция, написанная другим государством, не будет работать политически.

По заявлению спецпредставителя российского президента по Сирии Александра Лаврентьева документ был подготовлен для того, «чтобы ускорить процесс принятия конституции Сирии, отражающей объективную реальность, и придать ему дополнительный импульс».

Присутствие группы ВС РФ в Сирии

6 января  Россия в качестве подтверждения ранее артикулированных намерений о необходимости перехода к политическому процессу, первым шагом на пути к которому является соблюдение режима прекращения огня,  сообщила о сокращении группировки войск в Сирии. «В пункт постоянного базирования Североморск с 6 января возвращается корабельная авианосная ударная группа Северного флота, в состав которой входит тяжелый авианесущий крейсер Адмирал Кузнецов и более 40 летательных аппаратов корабельной авиации, использовавшихся для нанесения ударов по международным террористическим группировкам», – сообщил начальник Управления пресс-службы и информации Министерства обороны РФ Игорь Конашенков.

За время пребывания у берегов Сирии Россия потеряла два боевых самолета с единственного авианесущего корабля из-за технической неисправности крепежного оборудования, получив при этом бесценный опыт использования техники в реальных боевых условиях, который качественно отличается от результатов плановых учений.

Кроме того, Россия и Сирия подписали соглашение о размещении ВМФ России в районе порта Тартус сроком на 49 лет, говорится на официальном портале правовой информации России. В соответствии с текстом документа, после расширения порт Тартус сможет принимать до 11 российских военных кораблей одновременно, включая судна с атомной силовой установкой. Защиту порта от нападений с моря и с воздуха будет обеспечивать российская сторона, в то время как за оборону от возможных нападений с суши будет отвечать сирийская армия. При этом пункт базирования будет полностью выведен из-под юрисдикции Сирии, говорится в документе. На его территории будет действовать исключительно российское законодательство.

Оживление на иракском театре боевых действий

Иракские войска заявили об освобождении восточной части города Мосул от террористов «Исламского государства», взяв под контроль восточный берег реки Тигр. Однако ход операции демонстрирует ошибочность тезиса о скором разгроме очагов флибустьерского государства на территории Ирака, в стиле wishful thinking (англ. попытка выдать желаемое за действительное).

Во время отступления боевики «Исламского государства», используют тактику, с которой сирийские войска столкнулись в Алеппо в декабре 2016 г. —  заминированные здания, организованные засады в мечетях, школах и госпиталях,  использование гражданских в качестве «живого щита». Кроме того, отступая, боевики террористической группировки Исламское государство жгут резервуары с нефтью и поджигают нефтяные скважины в окрестностях иракского города Мосул. Что ставит под угрозы здоровье и жизнь десятков тысяч мирных жителей, что все еще находятся в городе, и у которых нет необходимых средств защиты. По словам представителей иракской армии все эти факторы в совокупности серьезно затрудняют продвижение вглубь города.

Несмотря на достаточно скромные, особенно при учете фактора растянутости во времени, успехи иракских войск, эта часть военной кампании, как и предыдущая фаза операции по освобождению, сопровождалась победоносными реляциями и прогнозами со стороны иракцев и их союзников. Так, Иракский премьер-министр Хайдер аль-Абади, который ранее собирался взять Мосул под контроль правительственных войск до конца 2016 года, в начале месяца сообщил о том, что для победы над «Исламским государством» в Ираке потребуется еще три месяца. Президент Франции Франсуа Олланд, посетивший передовые позиции в Мосуле во время своего визита в Ирак, также сообщил о том, что иракские войска в течение нескольких недель освободят Мосул от боевиков Исламского государства, в связи с чем призвал международное сообщество усилить поддержку армии Ирака

Сообщение, поступившее от командования иракской армии, об открытии второго фронта борьбы с террористической группировкой «Исламское государство» на западе провинции Анбар в купе с активизацией операции в Мосуле, свидетельствует о чрезвычайной важности для основных спонсоров предприятия продемонстрировать быстрый успех. Основной удар правительственных сил будет направлен на три расположенных в этом регионе города: Ана, Эль-Каим и Рава. В операции принимают участие 7-я бригада армии Ирака, отряды полиции провинции Анбар и ополчения местных племен. Данная военная кампания также нацелена на полное блокирование дорог, проложенных в пустынной местности в направлении Мосула.

Параллельно с развертыванием сил на новом направлении Ирак и Турция договорились о выводе турецких войск с военной базы на севере страны около населенного пункта Баашика. Данное событие также может выступать в качестве косвенного свидетельства смены установок в Вашингтоне в вопросе противостояния террористическим группировкам. Эффективная борьба с боевиками подразумевает тесную координацию усилий на разных участках фронта, в то время как рычаги влияния у Белого Дома есть в отношении обоих партнеров. Напомним, что прежде вопрос присутствия турецких военных частей на территории Ирака становился предметом серьезных разногласий между двумя государствами.

Блеск и нищета сирийской кампании

Войска президента Сирии Башара Асада впервые с 2012 г. полностью вернули контроль над долиной Вади Барада, из которой столица Дамаск снабжается водой. Это произошло благодаря соглашению между нынешними властями страны и оппозицией, согласно которым, оппозиционерам позволили перейти в северо-западную провинцию Идлиб, забрав с собой легкое оружие. В долину вошли сирийские военные, которые заняли периметр вокруг поселка Айн аль-Фиджа, где расположена насосная станция. В последние месяцы Дамаск испытывал большие проблемы с питьевой водой, поскольку оппозиционеры несколько раз прекращали ее подачу в столицу, а также загрязняли резервуары техническими отходами, чтобы сдержать наступление правительственных войск.

Б. Асад известен своим нежеланием переводить страну на «военные рельсы». Так, он последовательно отказывался проводить всеобщую мобилизацию или перестраивать предприятия гражданского назначения под военные нужды, рассчитывая на то, что при сохранении хотя бы видимости нормального функционирования в отдельных сферах жизни общества, страна сможет быстрее восстановиться после конфликта. В подобном ракурсе стоит рассматривать и программу работ по восстановлению города Алеппо, которую утвердило Правительство Сирии. Программа включает в себя открытие дорог, обеспечение города водой и электричеством, ремонт поврежденных, но пригодных для жилья зданий. Также был согласован срочный план для Минобразования по ремонту 50 школ в восточных районах города в течение шести месяцев, а к началу следующего учебного года планируется восстановить 100 школ. Правительство поручило Министерству внутренних дел начать патрулирование и отремонтировать полицейские участки. В то время как в секторе здравоохранения план работы включает в себя восстановление пяти медицинских центров и двух больниц.

Однако подобные созидательные планы омрачаются сообщениями о мародерстве правительственными войсками, которые фиксируются  в основном в районах Алеппо Сейфу ад-Девле, Аз-Зибдийе, Салахаддин и Ас-Суккери, где под предлогом очистки территории от мин врываются в дома, после того, как оттуда забираются ценные вещи. Также в ряде КПП сирийской армии у гражданских лиц требуют крупные суммы денег за провоз личных вещей, в результате чего некоторые местные жители вынуждены оставлять свое имущество на пропускных пунктах. Что совсем не добавляет популярности официальной власти.

Дональд Трамп и Ближний Восток. Пролог

Вступив в должность с лозунгом: «Радикальный исламский терроризм должен быть стерт с лица земли», президент Трамп с первых дней на посту развил деятельность в этом направлении. Например, 27 января Трамп подписал указ, согласно которому на территорию США запрещается въезд обладателям грин-карт – гражданам семи государств: Ирана, Ирака, Йемена, Ливии, Сирии, Сомали и Судана. Кроме того, сроком на 120 дней приостановлен прием сирийских беженцев. В документе отмечается, что въезд в страну сирийских мигрантов наносит ущерб интересам Соединенных Штатов. Несмотря на тот факт, что в закончившемся в октябре 2016-го финансовом году, Вашингтон принял около 12,5 тысячи сирийских беженцев из Сирии, что на порядок меньше других стран, в том числе Турции и Евросоюза. Всего же в том году приют в США был предоставлен 85 тысячам беженцев, а в 2013-2015 годах этот показатель составлял до 70 тысяч человек ежегодно. Шаг навстречу избирателю имел под собой тонкий политический расчет – решение напрямую не затрагивало ни интересы, ни достоинство региональных партнеров стратегической важности. Граждане ни Турции, ни Пакистана, ни Саудовской Аравии и других не получили «красной карточки», учитывая, что их связи с объявленными вне закона группировками является секретом полишинеля. При том, что американский лидер, комментируя свое решение, подчеркнул, что эта мера направлена не против мусульман, а против террористов.

Наиболее значимой для Вашингтона в этом контексте оказалась реакция Багдада. Парламент Ирака проголосовал за принятие ответных мер в связи с подписанием указа об ограничении въезда в США граждан своей страны. Кроме того, документ содержит призыв к ООН и ЛАГ занять твердую и однозначную позицию, осуждающую действия американских властей. Как пояснил неназванный собеседник, Ирак также выступает за экстренный созыв заседания Организации исламского сотрудничества.

В то же время один из духовных лидеров мусульман-шиитов Ирака Муктада ас-Садр назвал решение Трампа «заносчивым и высокомерным». «Заберите своих граждан, прежде чем запрещать мусульманам въезжать в США», — заявил ас-Садр, известный своей антиамериканской риторикой.

Генеральный секретарь ЛАГ Ахмед Абуль Гейт отреагировал на общественный запрос, призвав президента США пересмотреть положения своего указа. «Решения Дональда Трампа наносят удар по единству семей и по связям между народами США и арабских стран в целом», — заявил он. По его словам, учитывая масштабы трагедии в Сирии, запрет на въезд ее граждан в США вызывает тревогу. Однако на Востоке наличие оживленной дискуссии совсем не эквивалентно решительным последующим действиям.

Так и в данном случае о конкретных ответных мерах в отношении граждан США не сообщается, по этой же причине остается неясным, будут ли они распространяться на американских военных, дислоцированных на территории Ирака. Необходимым представляется отметить, что радикальная смена акцентов маловероятна, принимая в расчет зависимость руководства Багдада от трансатлантической финансовой и технической поддержки.

Противоречивые сигналы

28 января Дональд Трамп провел телефонный разговор с Президентом России Владимиром Путиным. «Разговор длился около часа, велся вокруг тем, связанных с взаимным сотрудничеством по борьбе с «Исламским государством», а также с усилиями по достижению мира, включая ситуацию в Сирии», – сообщается в пресс-релизе Белого дома. Пресс-служба Кремля также оценила состоявшуюся беседу положительно, сообщив, что она проходила «в позитивном и деловом ключе». Однако искать в кратких комментариях больше смысла, чем вложили спичрайтеры, не стоит. До практических шагов на встречу друг другу еще далеко, поскольку даже когда представляется удобный шанс сымитировать кооперацию, послав верный сигнал акторам международного уровня и субъектам международных процессов на местах, им пренебрегают.

В оборонном ведомстве России утверждают, что командование авиагруппы ВКС России на авиабазе Хмеймим 22 января по прямой линии получило от штаба международной коалиции координаты целей ИГИЛ в городе Эль-Баб в провинции Алеппо. После этого два российских самолета и два самолета сил международной коалиции нанесли авиаудар по боевикам, в результате чего были уничтожены несколько складов боеприпасов и ГСМ, а также район скопления боевиков с техникой. Однако официальный представитель коалиции Джон Дорриан назвал заявление российского ведомства «чепухой» и «пропагандой». Позже также в Пентагоне прокомментировали заявление российского оборонного ведомства, заявив, что не координируют с Россией авиаудары в Сирии.

Вместе с тем, Трамп поручил министру обороны Джеймсу Мэттису разработать план по борьбе с группировкой «Исламское государство», который будет предусматривать поиск новых союзников для коалиции во главе с США, которая ведет боевые действия против ИГ. План должен быть подготовлен в течение 30 дней. Россия сегодня выступает в качестве одной из опорных сил в регионе, велика вероятность того, что новый план будет включать себя предложения о новом формате кооперации.

Ливия 2.0?

Сообщения о том, что президент США рассматривает вариант введения в Сирии безопасных зон для мирного населения, являются тревожным сигналом для российских ЛПР и их сирийских коллег, которые познакомились с концептом «безопасных (бесполетных) зон» на Ближнем Востоке в 2011 г.

По мнению специалистов, масштаб подобного решения подразумевает наличие ответов на целый комплекс принципиальных  вопросов: кто будет решать какие районы будут объявлены «безопасными»? по какому принципу будут выделяться данные районы? каким группировкам будет дозволено располагаться в данных районах? как с правовой и технической точек зрения будет обеспечен подобный режим? и т. д. Учитывая, что вопрос дополнительного размещения сил, техники и обслуживающего персонала, а также проблематика разграничения группировок уже неоднократно поднимались предыдущей администрации и так и не были решены, вероятность реализации сценария уменьшается. При этом, уже сейчас ясно одно — будучи примененным на практике данное решение неминуемо начнет сказываться на эффективности поддержки сирийской армии российскими ВКС.

Соответственно комментарии со стороны представителей российской власти были достаточно сдержанными. «США следовало бы просчитать все возможные последствия от создания зон безопасности в Сирии», — заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. «Важно, чтобы это не усугубило ситуацию c беженцами», — сказал он. На вопрос о том, советовался ли Вашингтон с Москвой по этому поводу, Песков ответил отрицательно.

Реакция не всех собеседников президента США оказалось столь же скептической, так саудовский король Салман после телефонного разговора с Дональдом Трампом, который продолжался более часа, поддержал создание зон безопасности для беженцев в Сирии и Йемене. По сообщениям стороны также договорились укреплять совместные усилия по противодействию распространению боевиков «Исламского государства» (запрещено в России) на Ближнем Востоке. Вашингтон и Эр-Рияд согласились, что необходимо противостоять «дестабилизирующим действиям Ирана» в регионе. Общение с саудовцами не ограничилось единственным контактом с формальным главой государства. Так, Трамп также связался с наследным принцем Абу-Даби шейхом Мухаммедом ибн Зайдом аль-Нахайяном. Мухаммед не отклонился от генеральной линии Королевства, поддержав идею американского президента о создании зон безопасности для беженцев. Более того, как следует из слов принца, которые цитирует пресса ОАЭ, речь шла о противодействии «Братьям-мусульманам», данный факт также говорит в пользу прогнозов о грядущем упрочении контактов между Каиром и Вашингтоном и может вовлечь в «перезагрузку» Эр-Рияд, у которого сегодня наблюдаются определенные сложности в отношениях с египетскими коллегами.

23 января президенты Египта и США А.Ф. Ас-Сиси и Д. Трамп в телефонном разговоре обсудили вопросы двусторонних соглашений и борьбы с терроризмом. Были выражены обоюдные надежды на новый этап в двусторонней повестке дня, интенсификацию контактов и «координацию и консультацию между двумя сторонами с целью достижения чаяний дружественных народов».

***

Таким образом, первый месяц 2017 г. характеризуется постепенно активизацией действий Вашингтона в области борьбы с террористической угрозой в регионе, контекст сделанных звонков и обсуждаемых указов говорит в пользу грядущего расширения, в широком смысле, присутствия  США на Ближнем Востоке. Тенденцию подкрепляет параллельная ускорение действий союзников по коалиции на иракских фронтах, что может быть признаком как волюнтаристского стремления продемонстрировать свою полезность новой администрации заокеанских союзников, так и о прямом исполнении уже полученных из Града на холме директив. Москва стремится закрепить достигнутые к концу 2016 г. результаты , используя наработанный авторитет для ускорения и упрочения политического диалога между сторонами конфликта. Достижения на дипломатическом фронте оказываются не менее впечатляющими, чем успехи на фронтах военных, которые сделали переговорный процесс возможным.

Ситуация с террористической угрозой в регионе остается актуальной, о чем свидетельствуют многочисленные теракты в Багдаде, Дамаске, Триполи, сирийском Алеппо в районе Аазаза, рядом с лагерем беженцев Эр-Рекбан, в египетском городе Рафах на границе с Сектором Газа, Пальмире и т.д. Однако параллельно военным действиям произошел перезапуск дипломатического измерения конфликта, смещающийся акцент в гуманитарную сферу позволяет рассчитывать на постепенный переход к стабильно позитивной динамике. Хотя сам процесс восстановления государственности на пострадавших территориях будет долгим и болезненным.

В.Аватков, Д.Тарасенко

Внутренние факторы сближения Турции с Россией: мир или перемирие?

С начала 21 века отношения России и Турции развивались по восходящей траектории, это было обусловлено взаимовыгодным экономическим сотрудничеством, в особенности в энергетической сфере. Однако, как и в 19, 18 и даже в 17 веках, отношения между Россией и Турцией движутся по синусоиде. Это говорит о том, что после каждого цикла-сближения следует цикл-конфронтации. Во многом, это связано с тем, что страна по-прежнему находится в процессе поиска своего места на мировой арене. Сейчас уже очевидно, что Турцию не устраивает положение только лишь региональной державы, политический истеблишмент в лице правящей Партии справедливости и развития (ПСР) пытается выдвинуть свои притязания на превращение Турции в мировую державу. При этом высшее руководство пытается балансировать в проведении своей внешней политики на противоречиях мировых держав, что зачастую приносит Турции определенные выгоды в краткосрочной перспективе, однако порою подобные попытки торговаться или шантажировать своих международных партнеров загоняют Турцию в политическую изоляцию.

Сейчас можно наблюдать довольно серьезное изменение во внешнеполитическом курсе Турции. Политическая элита страны, убедившись в ошибочности слепой веры в своих западных союзников, коренным образом пересматривает собственные взгляды на приоритеты внешней политики. Поворот в сторону России наметился еще в мае 2016 года. Тогда с поста премьер-министра был снят Ахмет Давутоглу. Это событие примечательно и символично тем, что именно этот человек был двигателем сближения Турции с Западом, а так же именно он в ноябре 2015 года заявил, что российский самолет был сбит по его личному приказу.

Через месяц 27 июня общественность увидела первые результаты переоценки внешней политики Турции. Президент Эрдоган направил Владимиру Путину письмо, в котором он выразил сожаления в связи с гибелью российского пилота Олега Пешкова. Данный шаг, осуществленный во многом благодаря личным связям правительственных и бизнес кругов двух государств, а так же при личном содействии президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, позволил сторонам прийти к взаимоприемлемому исходу. Россия была удовлетворена тем, что все-таки получила извинения, а Эрдоган сумел сохранить свое лицо, что очень важно для восточного лидера.

Вслед за этим в Турции в ночь с 15 на 16 июля была осуществлена попытка военного переворота, которая в итоге не увенчалась успехом. Военные потерпели фиаско, а действующий президент сумел сплотить вокруг себя не только турецкий народ, но и практически всю политическую элиту, которой под страхом проводимых в стране расследований по делу о причастности к перевороту пришлось так же выразить свою поддержку правящим кругам и выступить с осуждением путчистов.

Таким образом, данный неудавшийся переворот развязал Эрдогану руки в проведении единоличной внутренней и внешней политики, а так же позволил по-новому раскрутить образ «всемирного врага» проповедника Фетхуллаха Гюлена, который из политического и духовного наставника Эрдогана превратился в его главного противника. Мало того, что турецкое руководство обвинило его в осуществлении попытки государственного переворота, согласно заявлениям турецких официальных лиц, он так же оказался причастен и к инциденту со сбитым российским самолетом.

Переворот 15 июля стал своего рода катализатором смены вектора внешнеполитического курса Турецкой Республики с запада на Россию. При этом важно отметить, что без взаимной воли обоих государств данного сближения не могло произойти. Обе стороны только потеряли от снижения уровня двусторонних отношений. Причем, речь идет не только об экономическом сотрудничестве, но и о политическом взаимодействии.

Турция и Россия – два евразийских государства, которые играют огромную и порою даже решающую роль в разрешении глобальных проблем человечества. При взаимном сотрудничестве, и это уже видно сейчас, удалось разработать новые пути политического урегулирования сирийской проблемы. Активно набирает обороты переговорный процесс глав внешнеполитических ведомств России, Турции и Ирана. И он уже принес определенные результаты, о которых свидетельствует проведение межсирийских переговоров в Астане, в которых принимали участие не только представители официального Дамаска, но и сирийской оппозиции. Данный переговорный механизм развеял миф о безальтернативности коалиции во главе с США в разрешении кризиса в Сирии и борьбы с терроризмом.

При этом очень тревожным является тот факт, что процесс восстановления двусторонних отношений России и Турции по-прежнему остается хрупким и неустойчивым. Об этом свидетельствуют трагические события, случившиеся в конце прошлого года, когда в Анкаре был убит посол России в Турции А.Г.Карлов. Сразу же после случившегося руководство Турции вновь обвинило во всем сторонников Фетхуллаха Гюлена, «просочившихся» в военные и государственные структуры Турции. Однако настораживает преждевременность данных заявлений сделанных, до проведения следственных мероприятий, а так же тот факт, что убийца состоял на службе в полиции, в рядах которой так же были проведены серьезные «антигюленовские» чистки после попытки государственного переворота.

Именно поэтому сегодня, восстанавливая и развивая отношения с Турцией, необходимо пристально следить за тем, чтобы за добрыми намерениями не скрывалась подковерная политическая игра каких-либо третьих сил. В противном же случае подобные отношения будет вновь ожидать период осложнения и конфронтации. Очень важно, чтобы стороны не останавливались на достигнутом и сумели выстроить отношения во взаимовыгодном русле, и только тогда можно будет понять, чем является данный виток российско-турецких отношений: всеобъемлющим миром или только лишь перемирием перед новым столкновением.

В.Аватков, С.Панов

——

Статья подготовлена в рамках проекта МГИМО «Внутриполитический процесс в Турецкой Республике на современном этапе»

Турция: декабрь 2016 (дайджест)

В области внешней политики в декабре главной темой стали российско-турецкие отношения. Особый статус им придало как трагическое убийство российского посла, так и ускоряющееся взаимодействие на уровне президентов, МИД, министерств обороны и экспертных сообществ. Отношения с Россией наложили отпечаток на взаимоотношения Турции с другими странами.

Во внутренней политике центральным вопросом остается процесс создания новой конституции. Завершается процесс согласования текста поправок с главным политическим союзником – Партией националистического движения. В ближайшее время проект будет представлен на рассмотрение Великого Национального Собрания Турции.

Принципиальным вопросом остается то, как будут соотноситься внутренние и внешние политические процессы и как они повлияют на отношения между Россией и Турцией

 

Российско-турецкие отношения в декабре 2016 года пережили сильнейший удар. В Анкаре 19 декабря был убит российский посол Андрей Генадьевич Карлов. Тем не менее, несмотря на трагедию процесс восстановления двусторонних отношений по-прежнему идет активно: 6 декабря Москву с официальным визитом посетил премьер-министр Турции Бинали Йылдырым. Он встретился с президентом России В.В. Путиным, а также посетил МГИМО, где прочитал лекцию для студентов.

16 декабря Российский совет по международным делам (РСМД) в сотрудничестве с Центром стратегических исследований МИД Турции (SAM) провел в Анкаре международную конференцию «Углубление двусторонних отношений России и Турции». Напомним, что данное мероприятие стало ответным: первая подобная конференция прошла в Москве еще до начала кризиса в двусторонних отношениях, в октябре 2015 года.

20 декабря в Москве прошли трехсторонние переговоры между главами МИД России, Турции и Ирана. Параллельно с переговорами глав внешнеполитических ведомств шли переговоры министров обороны трех стран. По итогам трехсторонней встречи глав МИД было принято совместное заявление по Сирии. Основной прорыв связан с признанием того, что главная цель в Сирии – не смена режима, а борьба с терроризмом. Данные переговоры стали предтечей встречи лидеров 3-х стран в Астане в середине января.

Уступки со стороны Турции продолжились, когда 27 декабря президент Турции Р.Т. Эрдоган в ходе пресс-конференции заявил, что коалиция, возглавляемая США, оказывает поддержку террористам, а не борется с ними. Несмотря на то, что данное заявление вызвало фурор в российских СМИ, оно не является первым в своем роде. Например, такие же обвинения от президента Турции можно было услышать еще 17 ноября во время выступления в пакистанском парламенте. Таким образом, поворот в американской политике связан, скорее всего, не с улучшением российско-турецких отношений, а победой Дональда Трампа на президентских выборах.

Тем не менее, активное взаимодействие России и Турции дало серьезные положительные результаты: 29 декабря президент России Владимир Путин объявил о начале перемирия в Сирии, что было бы невозможно без предварительного согласования данного плана с Турцией. Закрепить данные успехи должны переговоры в Астане в январе 2016 года.

 

Американо-турецкие отношения

На фоне российско-турецкого сближениям остаются вопросы относительно будущего развития отношений между Турцией и США. Нынешняя политика Турции даёт основание полагать, что она активно использует переходный период в США для укрепления своих позиций в регионе. Более того, Турция видит, что с приходом администрации Трампа высока вероятность, что позиция Америки по Сирии может измениться.

В результате Турция перешла к политике критики курса, который велся при Обаме. Также она теперь пытается играть роль лидирующий силы в регионе, которая может учитывать, а может и не учитывать американские интересы при реализации своей политики. Проявлением этого стало заявление 30 декабря министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, согласно которому потенциально США могут пригласить на трехстороннюю встречу в Астане.

Такая расстановка сил делает особенно интересным будущее американо-турецких отношения после официального вступления Трампа в должность президента.

 

Исламское направление

Турция продолжает проводить многовекторную политику. Одним из самых главных направлений этой политики является взаимодействие с мусульманскими странами. Напомним, что Турция является председателем Организации исламская конференция до 2019 года. 22 декабря прошло внеочередное заседание данной организации, председателем которой выступил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. Главной темой заседания стала ситуация в Алеппо и другие последние события, происходящие в Сирии.

Интересно, что заседание прошло сразу через день после трехсторонних переговоров в Москве представителей России, Ирана и Турции. Таким образом, договоренности, достигнутые в Москве были доведены до всех мусульманских государств.

 

Мост между Европой и Западом

Располагаясь между двумя континентами, Турция вынуждена находить общий язык как со странами, являющимися частью европейской цивилизации, так и со странами Востока. Чередовать это Турции получается довольно успешно: 13 декабря Турцию с официальным визитом посетил министр иностранных дел Чехии Любомир Заоралек. Главной темой стало сотрудничество в торговой и экономической сферах.

В то же время уже 18 декабря прошло второе заседание Комитета высшего сотрудничества Турции и Катара в Трабзоне. Его лично посетил президент Эрдоган. Задачей комитета стал поиск дальнейшего углубления сотрудничества двух стран, которое и так уже находится на высоком уровне во многих сферах от военной до экономической.

 

Внутренняя политика

В области внутренней политики по-прежнему первичным вопросом остается разработка проекта новой конституции. Практически ежедневно поступает информация из парламентской комиссии по разработке конституции об успехах и неудачах.

Необходимо отметить, что речь уже ведется в основном не о создании новой конституции, а о внесении в нее масштабных поправок. Скорее всего, данное решение является компромиссным, чтобы прийти к согласию с оппозицией, в первую очередь, Народно-республиканской партией.

Метод внесения изменений, а не пересмотра также упрощает работу экспертов, поскольку дает возможность отслеживать какие изменения в какие конкретно статьи будут вноситься.

С 20 по 30 декабря проходили совещания представителей Партии справедливости и развития и Партии националистического движения по вопросу внесения изменений в конституцию. Напомним, что на данный момент голосов представителей этих двух партий хватит для того, что новый основной закон был вынесен на общенародный референдум.

По результатам совещания стороны объявили, что они достигли соглашения по целому ряду вопросов, среди которых:

  1. Возрастной ценз для получения права быть избранным на парламентских выборах был снижен с 25 до 18 лет.
  2. Выборы президента и членов парламента будут проводиться в один день каждые пять лет.
  3. Общее число депутатов будет увеличено с 550 до 600 человек.
  4. Обязательным для получения права быть избранным президентом станет наличие турецкого гражданства с момента рождения (по всей видимости, это является реакцией на беженцев из Сирии).
  5. Президенту также будет позволено совмещать пост лидера партии и президента.
  6. Будет полностью упразднено военное судопроизводство.
  7. Следующие выборы президента и премьер-министра состоятся 3 ноября 2019 года.

Ожидается, что все эти изменения будут внесены на разбор парламента во второй половине января 2017 года. В случае, если проект получит поддержку более 330 депутатов, изменения будут вынесены на общенародный референдум.

 

Проблема терроризма

По-прежнему актуальной остается тема терроризма. 10 декабря взрывные устройства были приведены в действие у стадиона «Бешикташ», где одноименная футбольная команда проводила матч с «Бурсаспором». Всего было взорвано две бомбы в промежуток в 45 минут. Число погибших составляет 38 человек. Среди них 30 – полицейские. Ответственность за теракт на себя взяла организация «Соколы свободы Курдистана», которая раньше являлась крылом Курдской рабочей партии (ПКК).

Данный теракт повлек за собой новую волну расследований в отношении курдских активистов. 12-13 декабря были задержаны 568 человек, среди которых 190 человек являются членами региональных отделений прокурдской Демократической партии народов.

Партия справедливости и развития уже не единственная партия, которая активно использует эту тему в своих политических кампаниях. Лидер НРП Кемаль Кылычдароглу, выступая 18 декабря перед своими сторонниками, также поднял тему важности борьбы с терроризмом. В частности, он заявил следующее: «Если мы будем сильными, если мы будем вместе, если мы будем вместе прямо выступать против терроризма, мы спасем нашу страну от этой угрозы».

Другое схожее заявление пришло из штаба Партии националистического движения. Ее лидер, Девлет Бахчели, заявил, что «предатели хотят закрыть выходы на улицу. Они надеяться сделать в городах то, что у них не получилось сделать в горах. Мы не дадим им этого сделать».

Таким образом, политический дискурс трех главных партий по поводу терроризма уже ничем не отличается. Вообще различий между ними становится все меньше и меньше. На фоне всего этого перестает быть удивительно, почему они так успешно вместе продвигают поправки в конституцию.

 

Падение рейтинга Демократической партии народов

Активная антикурдская политика правительства и 3-х парламентских партий дала свои плоды. В отчете, который был подготовлен исследовательской компаний ORC, дана информация по поводу того, как бы распределились голоса между четырьмя парламентскими партиями, если бы выборы в Меджлис прошли завтра. Особенно интересно сравнить эти цифры с результатами выборов, которые прошли год назад 1 ноября.

По данным ORC, 52,8% избирателей отдали бы свои голоса за правящую Партию справедливости и развития (год назад было 49%), Народно-республиканская партия получила бы 23,4% (25% годом ранее), Партия националистического движения – 15% (в 2015 году – 11,93%). Демократическая партия народов получила бы 7% голосов, не преодолела бы порог в 10% и не получила бы места в парламенте. Напомним, на выборах 1 ноября ее результат составил 10,7%.

Таким образом, политика давления на курдов способствовала укреплению не только Партии справедливости и развития, но и их на данный момент главных союзников – Партии националистического движения.

Опрос представил и другие важные показатели. 61% опрошенных высказался за переход к президентской форме правления. Также Партия националистического движения сумела полностью преодолеть внутрипартийный кризис. Напомним, что с января по май 2016 года внутри партии шла активная борьба за проведение выборов нового председателя. Поводом для этого послужила экстренная госпитализация действующего председателя партии Девлета Бахчели в больницу в январе. Однако партийная борьба уже осталась в прошлом и подтверждением этого является 81% опрошенных, высказавшихся против проведения выборов в партии.

Противоположная ситуация в Народно-демократической партии. 63% выступают за смену лидера партии Кемаля Кылычдароглу. Стоит отметить, что это уже не первый раз, когда поступают подобные предложения, но по-прежнему они не смогли возыметь никакого успеха.

Последние данные опроса касались степени доверия народа к президенту. И здесь также результаты можно назвать положительными для Партии справедливости и развития. 72% опрошенных заявили о полной поддержке политики Реджепа Тайипа Эрдогана.

 

***

Подводя итоги, необходимо сделать один важный вывод: сложившаяся в декабре формула отношений Турции с Россией и другими странами не является системой. Это только временная расстановка сил, которая может развалиться в любой момент, но которая также оставляет надежду на будущее успешное развитие отношений России и Турции. 

Необходимо учитывать, что конституционный процесс в Турции движется к своему завершению. Его финальной точкой станет референдум, для которого Партии справедливости и развития придётся собрать все свои силы, чтобы создать легитимную общенациональную основу новой государственной системы. Если только внутренних ресурсов окажется недостаточно, могут быть задействованы и внешнеполитические. Однако пока непонятно, что внешнеполитические ресурсы будут из себя представлять. В любом случае, в интересах России внимательно отслеживать политические процессы внутри Турции.

 

В.Аватков, М.Кочкин

Арабские страны: декабрь 2016 г. (дайджест)

Арабские станы: декабрь 2016 г. (дайджест)

Самым значительным событием в декабре 2016 года стало освобождение от террористов сирийского города Алеппо. Возвращение под контроль второго по величине города в стране является крупнейшей победой правительственных сил за весь шестилетний период гражданской войны в Сирии. С 2012 года именно Алеппо был разделен на две части: между правительственными войсками, контролировавшими запад, и повстанцами, которые контролировали восточные районы.

 

Армия Асада объявила о возвращении Алеппо

22 декабря 2016 года сирийская армия объявила о возвращении тотального контроля над важным индустриальным центром Сирии – городом Алеппо. Правительственные войска официально сообщили об этом после завершения эвакуации последней группы гражданских лиц и повстанцев за пределы города. При этом новость об освобождении Алеппо не вызвала широкого международного одобрения.

Президент Сирии Башар аль-Асад заявил, что «речь идет как о победе его страны, так и о победе России и Ирана над терроризмом на территории Сирии». Москва и Тегеран являются ключевыми союзниками Башара аль-Асада и сходятся во мнение относительно невозможности четкого разделения террористических групп (например, Джабхат Фатх аш-Шам (бывш. Джабхат ан-Нусра, запрещена в РФ) на умеренную оппозицию и террористов. Президент России Владимир Путин считает, что «результатом этого сотрудничества стала важная победа в деле борьбы с международным терроризмом».

Однако арабские СМИ неоднозначно охарактеризовали действия Ирана и России в Алеппо. Так, арабское новостное агентство «Аль-Арабия» считает, что «разрушительные» действия сирийской армии и ее союзников в Алеппо привели к небывалому увеличению потока беженцев из Сирии, которые «вынуждены спасаться от воздушных ударов». В данном сообщении речь явно идет о российской военной поддержке армии Сирии с воздуха. Интересно, что в качестве основной причины, по которой сирийцы покидают свои дома «Аль-Арабия» называет воздушные удары, а не преступления террористов в оккупированных ими районах, и даже не сам факт существования гражданской войны в стране. Вместе с тем «Аль-Арабия» считает, что именно вступление России в военный конфликт в Сирии переломило ход событий в пользу Башара аль-Асада, явно подчеркивая якобы не столь значительную роль Ирана в конфликте.

Со своей стороны главнокомандующий Стражей исламской революции генерал-майор Мохаммад Али Джаафари назвал Алеппо «линией фронта исламской революции». Это означает, что в настоящее Тегеран рассматривает свое участие в сирийском конфликте в том числе с точки зрения обеспечения национальной безопасности страны. Более того, Иран рассматривает Сирию как одну из площадок для укрепления собственного влияния в регионе. Только два данных факта не дают оснований полагать, что роль Ирана в сирийском кризисе «незначительная».

 

Россия, Иран и Турция готовы помочь достичь мирного соглашения в Сирии

В то же время 20 декабря 2016 года в Москве прошла встреча между высокопоставленными представителями Ираном, Турции и России с целью обсудить пути урегулирования в Сирии. На совместной пресс-конференции глава российского МИДа Сергей Лавров заявил, что сотрудничество в подобном трехстороннем формате поможет достичь мирного соглашения между президентом Башаром аль-Асадом и оппозицией. По мнению Сергея Лаврова, в Сирии необходимо бороться с терроризмом, а не за смену легитимного режима.

Интересно, что, по сообщению арабского телеканала «Аль-Джазира», именно по просьбе Ирана из повестки дня были исключены другие международные вопросы. Это также свидетельствует о намерении Ирана направить сирийский конфликт находится в сфере геополитических, стратегических и региональных интересов Тегерана.

 

Башар аль-Асад: Дональд Трамп может быть союзником

Несомненно, освобождение Алеппо от террористов является переломным моментом в сирийском конфликте. Однако избрание нового президента в США и приход новой администрации также может существенным образом повлиять на развитие событий. После избрания Дональда Трампа новым главой Белого дома сирийский президент выразил надежду на будущее сотрудничество с США в борьбе с терроризмом. Аль-Асад считает, что  Дональд Трамп может стать естественным союзником Дамаска, так как последний демонстрирует «готовность бороться с экстремистами».

Действительно, в ходе предвыборной кампании Дональд Трамп четко высказывался за необходимость искоренения террористической группировки ИГ (запрещена в РФ), и в частности в Сирии, где сейчас ИГ представляет наибольшую угрозу. Более того, республиканский кандидат выразил мнение, что свержение Башара аль-Асада не сможет изменить ситуацию в лучшую сторону, ведь «оппозиция может оказаться еще хуже». Трамп не высказался прямо за поддержку действующего правительства в Сирии, но вместе с тем. говоря об оппозиции, заявил, что США «не знают тех, кого поддерживают».

Если после вступления в должность новый президент действительно сосредоточится на борьбе с террористической угрозой в Сирии и не будет следовать политике нынешней администрации Барака Обамы, заключающейся в оказании поддержки так называемой умеренной оппозиции, то победа над ИГ в Сирии может завершится куда быстрее. Вместе с тем, по мнению Трампа, если Штаты атакуют войска Башара аль-Асада, то окажется, что США одновременно сражается с Россией и Ираном, так как это основные союзники Дамаска. Важно также, что, несмотря на существующее похолодание в отношениях между Москвой и Вашингтоном, Россия воспринимает Дональда Трампа как куда более приемлемого партнера в работе на сирийском направлении, чем нынешняя администрация. И данная позиция связана именно с тем, что Трамп не приравнивал уход Башара аль-Асада с прекращением кровопролития в стране.

Тем не менее на данный момент невозможно однозначно утверждать, в направлении будут развиваться события в ближайшее время, но нет никаких сомнений в том, что на данный момент, ни Россия, ни Вашингтон, ни Иран не будут склоняться к необходимости усиливать боевые действия. Стороны явно нацелены на организацию переговоров и политического диалога между противоборствующими сторонами.

 

Взрыв коптской церкви в Египте

11 декабря 2016 года в коптском соборном комплексе в Аббасии в Каире произошел теракт, в результате которого погибли 26 человек, более 50 получили ранения. Этот теракт стал наиболее крупным нападением на коптскую церковь в Египте с 2011 года. Все церкви Египта взяты под усиленную охрану. Взрыв произошел в день национального праздника в Египте Мавлид ан-Наби – Рождение пророка Мухаммеда. Ответственность за взрыв взяла на себя группировка ИГ. В видеообращении, опубликованном в Интернете, террористы заявили, что будут продолжать атаки против «каждого кафира (с ар. неверного, представителя другой веры) в Египте и во всем мире».

Некоторые египетские эксперты полагают, что данный теракт является прямой попыткой подорвать экономику Египта, которая сегодня особенно остро нуждается в иностранных инвестициях, а также удержать туристов от посещения египетских курортов.

Однако все же преобладает мнение, что целью смертника были именно христиане-копты. По имеющимся данным, христиане составляют порядка 10% от 92-миллионного населения Египта. Во время нахождения у власти в Египте лидера «Братьев-мусульман» Мухаммеда Мурси атаки на христиан особенно участились. В 2013 году возле собора Св. Марка в Каире произошли столкновения между группой коптов, участвующих в отпевании погибших в ходе религиозного насилия, и местными жителями. В феврале этого года суд Египта приговорил троих христианских подростков к пяти годам заключения за оскорбление ислама. Обвинением было предоставлено видео, на котором молодые люди якобы передразнивали молившихся мусульман. Сами осужденные утверждали, что они издевались таким образом над боевиками Исламского государства. После «арабской весны» 2011 года в Египте проходило много процессов по делу о богохульстве, и в качестве обвиняемых также часто выступали копты.

После свержения Мохаммеда Мурси в июле 2013 года к власти в Египте пришло правительство президента Абдель Фаттаха ас-Сисси, который объявил движение «Братьем-мусульман» вне закона и ведет борьбу с исламистами. Однако теперь нападения на коптские церкви совершают радикальные боевики в провинции Синай, где активно действуют джихадисты, связанные с ИГ. Напомним, что основная цель ИГ – создание единого исламского халифата и борьба против неверных (джихад).

 

Резолюция Совбеза ООН против израильских поселений

23 декабря 2016 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию №2334, осуждающую строительство израильских поселений на палестинских территориях. 14 из 15 членов Совбеза объявили ведение и расширение поселенческой деятельности нарушением международного права. В то же время союзник Иерусалима – США, которые традиционно блокируют подобные резолюции в отношении Израиля, воздержались. Премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху назвал резолюцию позором и пригрозил принять дипломатические меры против стран, допустивших ее принятие и «институтов ООН, враждебно настроенных по отношению к еврейскому государству».

Тот факт, что во время голосования Соединенные Штаты воздержались, позволило Совету Безопасности принять первую с 1979 года резолюцию, осуждающую Израиль за его политику в отношении арабских территорий. Новый документ требует, чтобы «Израиль немедленно прекратил всю деятельность по строительству поселений на оккупированной палестинской территории, включая восточный Иерусалим». Согласно тексту резолюции, населенные пункты не имеют «никакой юридической силы» и представляют «опасность для существования плана урегулирования по принципу существования в двух государств».

С момента образования государства Израиль в 1948 году США считают его своим ключевым союзником в ближневосточном регионе. При том, что большинство членов ООН осуждают израильскую политику по отношению к Палестине, американское право вето играло ключевую роль для преодоления дипломатической изоляции Израиля. На протяжении более 30 лет США около сорока раз блокировали резолюции Совбеза, осуждающие Израиль. Так же было и в 2011 г., когда на голосование была вынесена аналогичная резолюция, осуждающая поселенческую активность.

Тем не менее спустя 5 лет Вашингтон фактически позволил Совету безопасности принять резолюцию №2334. В Вашингтоне это решение объяснили тем, что поселенческая политика премьер-министра Биньямина Нетанияху не привела ни к какому прогрессу в переговорном процессе. Резолюция, по словам официального представителя Белого Дома, «отражает принятые в мировом сообществе взгляды на израильские поселения». По словам госсекретаря США Джона Керри, Вашингтон «не мог препятствовать принятию резолюции, которая призывает обе стороны работать во имя достижения мира». Многие эксперты отмечают, что новая резолюция не предполагает никаких конкретных мер давления на Израиль, в том числе санкций, в связи с чем характеризуют ее как очередное ни к чему не ведущее решение. Более того, израильский премьер уже объявил, что не намерен подчиняться требованиям резолюции. Однако представляется, что новый документ все же имеет ряд практических последствий. Например, принятие резолюции №2334 может отразиться на судьбе  жалобы в отношении Израиля, которую администрация Палестины передала в Международный уголовный суд (МУС). В ней Израиль обвиняется в совершении военных преступлений в ходе операции в Секторе Газа в 2014 году, а также в процессе строительства поселений в 2015. До сих пор дело находилось на стадии предварительного рассмотрения, однако не исключено, что теперь МУС переквалифицирует его в уголовное разбирательство.

 

Таким образом, несмотря на то, что военно-политическая ситуация в регионе Ближнего Востока остается крайне напряженной, события завершающегося месяца в уходящем 2016 году дают основания предполагать наличие позитивных сдвигов в ближайшем будущем. Так, возвращение контроля над мегаполисом Алеппо в Сирии – явное позитивное изменение в балансе сил на сирийском фронте в пользу Башара аль-Асада. Более того, нельзя исключать возможность установления более тесного и предметного сотрудничества между Москвой и США по борьбе с ИГ в Сирии. Важно, что к сотрудничеству с Россией подключилась Анкара, которая высказывается за пресечение финансирования сирийских боевиков из-за границы. Весомую роль в сирийском конфликте продолжает играть Иран, который воспринимает Сирию как стратегически важное пространство, а власть алавитов в Дамаске – сильным союзником в борьбе за региональное влияние.

Что касается палестино-израильского урегулирования, в начале этого месяца был совершен исторический шаг на пути признания противоправной деятельности Израиля на оккупированной территории – первая с 1979 года резолюция, осуждающая поселенческую деятельность, не вотированная США. Таким образом, перспектива созыва широкой международной конференции с участием Израиля и Палестины не исключается, в том числе усилия Москвы по организации такой конференции приобретают особое значение.

 В.Аватков, Е.Кислова