Республика Корея: март 2021 г. (дайджест)

Минувший месяц в Республике Корея был насыщен событиями внешнеполитического характера: состоялся ряд визитов официальных представителей в Республику Корея, кроме того, Сеул проводил активную внешнеполитическую деятельность как в двустороннем формате, так и в формате многостороннего диалога. Внутриполитическую канву событий можно сравнить с процессом создания своего рода скрепов: в преддверии выборов мэра Сеула вокруг политических партий сформировались группы единомышленников.

 

Внутренняя политика

В минувшем месяце окончательно определился ряд кандидатов на пост мэра Сеула. Ими стали: Пак Ён Сон от правящей демократической партии «Тобуро»; бывший мэр Сеула О Се Хун, представляющий оппозиционную партию «Сила Народа»; и Ан Чхоль Су — глава небольшой оппозиционной Народной партии.

16 марта Ан Чхоль Су заявил, что будет добиваться слияния двух оппозиционных партий: «Силы народа» и Народной партии, если он станет единым представителем от оппозиции.

В преддверии апрельских выборов разразился скандал, причиной которого, как заявляет оппозиция, стала покупка правящей партией голосов избирателей за счёт средств государственного бюджета. Правящая Демократическая партия (ДП) и правительство потеряли контроль над своей расточительностью с выплатами помощи в связи с COVID-19 из-за стремления победить на предстоящих дополнительных выборах мэра в Сеуле и Пусане. Последнее предложение ДП о расходах в размере 19,5 триллионов вон ($17 млрд), которое было одобрено на заседании кабинета министров, вызвало много вопросов у оппозиции. Председатель ДП Ли Нак Ён предположил, что пакет может превысить 20 триллионов вон во время рассмотрения законодательства.  В свою очередь правительство одобрило предложение Ли.

Большинство бенефициаров живут в двух самых густонаселенных городах: Сеул и Пусан. Жители этих городов в следующем месяце придут на избирательные участки, чтобы выбрать своих мэров.  Оппозиция назвала этот план «подкупом голосов за счет государственного долга».

4 марта генеральный прокурор Южной Кореи Юн Сок Ёль публично объявил о своём уходе с должностью из-за несогласия с проводимой правительством реформой правоохранительных и надзорных органов. Спустя 1 час после заявления его отставка была принята президентом страны Мун Чжэ Ином. Такая оперативность объясняется восприятием последних действий и высказываний генпрокурора в качестве «политических актов» при заявленной необходимости сохранять политический нейтралитет. Накануне Юн публично выступил против создания нового следственного органа по расследованию серьёзных преступлений, что, по его мнению, сокращает полномочия прокуратуры, а также не соответствует духу конституции и системе верховенства закона в государстве. Согласно данным ряда социальных опросов, Юн Сок Ёль рассматривается в обществе в качестве одного из основных кандидатов на пост следующего президента РК.

Также 4 марта президент Мун заменил старшего секретаря по гражданским делам и юстиции. Син Хён Су на этом посту сменит Ким Чин Гук. Ким — юрист, специальный уполномоченный в Совете по ревизиям и инспекциям — должность заместителя министра. В годы президентства Но Му Хёна Ким Чин Гук занимал должность секретаря по вопросам права, работая в администрации совместно с Мун Чже Ином. Как сообщается, Син поддерживал Юн Сок Ёля в его деятельности, направленной против проведения новой реформы прокуратуры.

Политический рейтинг президента РК Мун Чжэ Ина продолжает падение. По данным соцопроса, проведённого в период с 9 по 11 марта, политику главы корейского государства поддерживают 38% респондентов (снижение на 2%). Число тех, кто негативно оценивает его действия, выросло на 3% до 54%.

Другим важным событием марта стало начало вакцинации граждан старше 65 лет. 23 марта первую дозу вакцины получили: президент РК и его супруга, а также 9 официальных лиц Голубого дома, которые будут сопровождать Мун Чже Ина на протяжении поездки в Великобританию на саммит G7, проведение которого намечено на июнь 2021 года.

Запуск Южной Кореей спутника наблюдения

22 марта состоялся запуск южнокорейского спутника наблюдения среднего размера следующего поколения. Южнокорейский спутник CAS500-1, запущенный с космодрома Байконур на ракете «Союз-2.1а», успешно выведен на орбиту. Об этом говорится в сообщении на официальном сайте «Роскосмоса».

«После двух включений (выведение на первую переходную орбиту и орбиту отделения) маршевой двигательной установки разгонного блока «Фрегат» южнокорейский спутник дистанционного зондирования CAS500-1 штатно отделился в 10:10 по Москве на целевой орбите». Планируется, что спутник будет проводить наблюдения на высоте 487,8 км на протяжении четырёх лет.

Мягкая сила Республики Корея

14 марта Министерство образования Республики Корея заявило, что было принято решение об увеличении вдвое расходов на финансирование преподавания корейского языка за рубежом в этом году. Это связано с возросшей популярностью корейского языка как второго в связи с интересом к культуре и K-pop музыке.

В соответствии с планом Министерства образования на 2021 год, РК планирует выделить $20.8 млн в этом году для открытия большего количества корейских языковых курсов. Данная сумма вдвое превышает прошлогодние показатели. В соответствие с планом, Министерство намерено открыть языковые курсы корейского языка в 1,800 школах 43 стран.

Большинство расходов придётся на страны, где спрос на корейский язык высок — Иордания, Бельгия, Эквадор, Лаос и Камбоджа.

Республика Корея планирует открыть учебные курсы для будущих преподавателей корейского языка в 14 странах в ЮВА, Центральной Азии, включая Вьетнам, Малайзию, Индонезию, Россию и Киргизию. К тому же, Министерство увеличит число отправляемых за рубеж преподавателей корейского языка до 132 в данных странах.

Другой победой Южной Кореи на данном направлении стал успех фильма «Минари», который собрал шесть номинаций на Оскар в этом году.  После сенсационного прошлогоднего успеха корейской ленты «Паразиты» особо пристальное внимание наблюдатели уделяют еще одному фильму на корейском языке – «Минари». Правда, картина эта снята в США давно живущим в Америке режиссером корейского происхождения Ли Айзек Чуном и повествует о судьбе оказавшихся здесь корейских иммигрантов. «Минари» претендует на награды за лучший фильм, лучшую режиссуру, главную мужскую роль (Стивен Ён), женскую роль второго плана (Юн Ёджон), лучший оригинальный сценарий, лучшую оригинальную музыку.

Север — Юг

Стремление Сеула наладить межкорейский диалог без посредников стало лакмусовой бумажкой, определившей шаги РК на этом направлении. Так, Южная Корея в марте в третий раз подряд приняла решение не выступать в качестве спонсора резолюции ООН о нарушении прав человека в КНДР. 43 государства, включая США, Японию, Австралию, Великобританию и ЕС, в ходе заседания Совета по правам человека ООН поддержали проект резолюции по правам человека в КНДР. Южной Кореи среди них нет. Накануне инициатором проекта документа выступил Европейский Союз. Примечательно, что с 2009 года Сеул регулярно поддерживал подобную инициативу.

При администрации Мун Чжэ Ина РК воздерживалась от финансирования данного документа, участвуя лишь в принятии согласованной итоговой резолюции, что мотивировалось «учётом различных факторов ситуации на Корейском полуострове». Согласно заявлению МИД Южной Кореи, на текущий момент позиция властей РК в отношении резолюции по правам человека в КНДР ещё не определена. На волне внимания новой американской президентской администрации к данной теме, а также заявлений Сеула и Вашингтона об укреплении союзнических отношений встаёт вопрос, поддержит ли в итоге РК соответствующую резолюцию, способную вызвать недовольство со стороны Пхеньяна.

Подобные устремления Сеула показывают тенденции южнокорейского общества и векторы политики нынешнего правительства. Так, в соответствии с результатами последнего опроса среди граждан Южной Кореи, 43,6% респондентов считают необходимость склонения США к смягчению санкций в отношении КНДР ключевым элементом реализации межкорейских соглашений, развития трансграничного сотрудничества и обменов. 30,7% отмечают важность переговоров с Северной Кореей в военной сфере, направленных на снижение уровня напряжённости. 11,6% призывают к созданию «юридической базы» путём ратификации договорённостей на уровне парламента. Всего 16% опрошенных убеждены в целесообразности усиления давления на Пхеньян. По мнению 54,9% корейцев, сотрудничество КНДР со странами Азии в области кибербезопасности и здравоохранения может содействовать нормализации межкорейских отношений. 74,1% поддерживают идею передачи Сеулом Пхеньяну вакцины против коронавируса после того, как будут привиты все граждане РК. Идею объединения двух корейских государств разделяют 69,3% опрошенных. 28,8% не видят в этом целесообразности.

11 марта министерство объединения Р. Корея заявило о планах создания собственной «корейской версии интернет-портала 38 North», специализирующегося на исследованиях проблематики Северной Кореи. Ведомство намерено осуществлять активную поддержку, в том числе финансовую, деятельности подобной платформы, где на английском языке будут размещаться соответствующие материалы, отражающие точку зрения Южной Кореи на вопросы, связанные с КНДР и Корейским полуостровом. Предполагается, что наполнением интернет-ресурса информационным контентом займутся частные исследовательские институты. Его тон и содержание должны отличать его от американских «38 North» и «Beyond Parallel», что позволит диверсифицировать восприятие широкой публикой Северной Кореи. Создаваемый РК веб-журнал будет вести активную онлайн-работу, включая продвижение своих материалов в социальных сетях (SNS), а также публикацию ежемесячных и еженедельных информационных бюллетеней. Ориентировочный срок начала работы ресурса – май 2020 года.

Внешняя политика

США — Республика Корея 

Несмотря на подобные настроения в южнокорейском обществе и программные пункты правительства, приведённые выше, Сеул остаётся приверженным обязательствам перед США.

В минувшем месяце РК и США провели совместные военные учения, которые вызвали неодобрительные заявления со стороны Пхеньяна. КНДР охарактеризовала их как репетицию вторжения Севера на территорию Юга. Однако в нынешнем году учения прошли в сокращённом формате в связи с условиями пандемии. Как сообщило южнокорейского новостное агентство Younhap, ещё неизвестно, когда пройдут полномасштабные учения. 9 марта, отвечая на вопросы журналистов, официальный представить Министерства обороны РК заявил, что Сеул и Вашингтон планирует проводить военные манёвры на протяжении всего года вместо чётко назначенной даты. Такое решение было принято в связи со стремлением администрации президента Муна наладить межкорейский диалог и продвинуться в переговорах по проблеме полной денуклеаризации Корейского полуострова. «Лучше размерено на протяжении года, чем интенсивно в короткий период времени», — заявил Бу Сын Чан.

Во время военных учений, которые проходили на территории Южной Кореи в период с 9 по 18 марта, стороны заключили новое американо-корейское соглашение о совместном финансировании. Сообщается, что оно не покроет затраты на военные действия американского контингента за пределами Корейского полуострова.

В годы президентства Дональда Трампа Вашингтон выдвигал требования о значительном увеличении южнокорейских объёмов финансирования (примерно на 50%) с целью покрытия затрат на операции американского контингента войск Кореи вне полуострова, на размещение военных сил и средств США в РК, а также кампаний военных, которые проходят под эгидой контингента войск на ротационной основе.

В многолетнем соглашении, действительном до 2025 года, содержится призыв к тому, чтобы финансовые отчисления Сеула были отнесены к возрастанию доли затрат на безопасность страны.

«Новое соглашение направлено на внесение вклада в процесс размещения и содержания американских войск для защиты Корейского полуострова. Новая договорённость достигнута в рамках трёх категорий финансовых отчислений», — заявил другой официальный представитель. Три сферы затрат включают в себя расходы на заработные платы сотрудникам американского военного контингента в Корее; строительство военных объектов: для обучения, тренировок, коммуникации и других целей; а также материально-техническое обеспечение хранения амуниции, перевозки и поддержание должного состояния объектов.

На данный момент американский контингент войск размещён на территории Южной Кореи с целью сдерживания угрозы, исходящий от КНДР, такой как наследие Корейской войны (1950–1953 гг.), которая закончилась перемирием, а не мирным договором. Однако группы гражданского общества и критики указали на возрастающие шансы американского контингента проводить военные операции за пределами страны под эгидой лозунга США о большей стратегической гибкости.

Как заявило южнокорейское правительство, РК и США пришли к соглашению о специальных мерах. В соответствии с данным документом, Сеул в этом году увеличит платежи на 13,9% по сравнению с 2019 годом за размещение 28,500 американских солдат.

Подводя итоги, можно сказать, что новые договорённости указывают на приверженность союзников обязательствам, взятым на себя задолго до настоящего момента. Попытки Мун Чже Ина получить самостоятельность в командовании объединёнными вооружёнными силами в военное время, а также подобные действия по сохранению присутствия США на территории Корейского полуострова указывают на опасения Сеула по поводу угрозы ядерной атаки со стороны северного соседа — КНДР.

Также в дни учений — 10 марта — командующий американским воинским контингентом на Корейском полуострове (USFK) Роберт Абрамс, выступая на слушании военного комитета Палаты представителей США, заявил о планах Вашингтона развернуть в течение текущего года на территории РК дополнительно 2 новые системы ПРО. При этом он не конкретизировал, какое именно оборудование и оснащение входит в их состав. Предполагается, что они дополнят введённый в эксплуатацию ранее комплекс THAAD и установки «Patriot PAC 3». Независимо от того, что планирует установить США, сам факт этого вызывает в Сеуле озабоченность, поскольку может негативно отразиться на отношениях РК и КНР, как это уже было с THAAD в 2017 году. Более того, как сообщается, американская сторона обнародовала план своих действий без должного предварительного обсуждения и согласования со своими южнокорейскими союзниками.

В конце марта с визитом в Южную Корею прибыли Государственный секретарь США Энтони Блинкен и министр обороны Ллойд Остин (정의용 장관과 블링컨 장관의 회담은 오후 6시 30분에 시작됐습니다. 두 장관은 모두발언에서 한미동맹의 중요성을 언급하며 굳건한 협력 의지를 강조했습니다). Госсекретарь Соединённых Штатов подчеркнул важность трёхстороннего союза, включающего Японию, Южную Корею и США (블링컨 장관은 비핵화를 위해 한국과 일본 등 동맹들과 협력하겠다고 강조했는데요).

Как отмечает кореевед Олег Кирьянов, уже в первый день и Блинкен, и Остин подчеркнули, что альянс должен противостоять «угрозам» со стороны Китая и Северной Кореи. Оба министра в разных выражениях, но очень недвусмысленно высказались по поводу как Китая, который «использует принуждение и агрессию», так и КНДР, которая совершает «широкомасштабные и массовые преступления против своего народа». Кроме того, была подчеркнута необходимость совместных усилий всех союзников и дружественных держав, включая Японию и Корею. Официальные лица Белого дома также вспомнили о «мире и процветании в Индо-Тихоокеанском регионе», что было воспринято как намек на необходимость продвижения направленной против Китая американской инициативы QUAD, где участвуют США, Япония, Индия и Австралия, и куда также пытаются привлечь и Южную Корею.

Ответом КНДР на военные учения США и Республики Корея 25 марта стал запуск Пхеньяном двух баллистических ракет в направлении Японии. Как утверждают южнокорейские аналитики, запуск двух ракет пришёлся точно на время подготовки первой пресс-конференции нового президента США Джо Байдена, на которой планировалось огласить новую политику Вашингтона по отношению к Северной Корее. Позднее Джо Байден заявил, что ответ Соединённых Штатов обещает быть скорым. В соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН, Северной Корее запрещено проводить пуски баллистических ракет.

Москва — Сеул

23 марта министр иностранных дел России прибыл в Южную Корею с двухдневным визитом. В ходе переговоров Лавров заявил, что американская стратегия «Индо-Тихоокеанского региона» является попыткой создать блок против ряда стран. Глава российского внешнеполитического ведомства подчеркнул важность существующих региональных объединений, таких как АСЕАН и региональный форум АСЕАН. Министром также были заявлены надежды на то, что Республика Корея как один из ключевых партнёров Российской Федерации в АТР воздержится от присоединения к какому-либо блоку.

Москва и Сеул обсудили создание совместного инвестиционного фонда объемом до $1 млрд. Об этом сообщил министр иностранных дел России Сергей Лавров на совместной пресс-конференции по итогам переговоров с главой МИД Южной Кореи Чон Ый Ёном. «Осуществляются и готовятся к реализации масштабные проекты по инвестиционному сотрудничеству на Дальнем Востоке и в Арктической зоне Российской Федерации. Ведутся переговоры о создании российско-корейского инвестиционного фонда объемом до $1 млрд», — сказал Лавров.

По словам министра, это станет темой обсуждения предстоящего в текущем году заседания российско-корейской совместной комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству. «Эти и другие вопросы составят повестку дня очередного заседания межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, которое должно состояться до конца этого года в Сеуле», – указал Лавров.

Кроме того, министр иностранных дел России подчеркнул, что РФ и Южная Корея планируют быстрыми темпами вернуться к наращиванию двустороннего товарооборота, показатели которого снизились в прошлом году из-за пандемии коронавирусной инфекции.

Министр добавил, что эти планы, в частности, связаны с выдвинутой президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином концепцией сотрудничества «Девять мостов». «Мы высоко оценили сотрудничество, которое в этих рамках у нас развивается, включая взаимодействие в сфере железнодорожных перевозок, поставок энергоносителей, атомную энергетику, судостроение, здравоохранение, медицину», – добавил глава МИД РФ.

Республика Корея и военный переворот в Мьянме

В странах ЮВА проживает около 3,800 корейцев. Как сообщается, ни один гражданин РК не пострадал в ходе военного переворота в Мьянме.

6 марта Мун Чже Ин опубликовал на официальной странице в Twitter сообщение, содержащее осуждения бирманских военных в жёстком подавлении мирных протестов, а также призыв отпустить задержанных и саму Аун Сан Су Чжи (미얀마 국민들에게 대한 폭력은 즉각 중단되어야 합니다. 더이상 인면의 희생이 있어서는 안될 것입니다. 미얀마 군과 경찰의 폭력적인 진압을 규탄하며, 아웅산 수 찌 국가고문을 비롯해 구금된 인사들의 즉각 석방을 강력히 촉구합니다. 민주주의와 평화가 하루속히 회복되기를 간절히 바랍니다).

Green New Deal

На данном направлении Сеулом был также достигнут ряд успехов, что подтверждает приверженность администрации Муна к идеям, с которыми он пришёл к власти.  Так, в марте стало известно, что крупнейший корейский концерн SK Group заявил, что планирует построить первый завод по производству медной фольги за рубежом — в Малайзии. Как известно, медная фольга — одна из главных составляющих электрических батарей транспортных средств.

Другими странами-партнёрами РК на этом направлении стали ОАЭ и Великобритания. Южная Корея и Объединённые Арабские Эмираты (ОАЭ) договорились о развитии взаимодействия в области водородной экономики. Документ предполагает обмен правилами и нормам торговли водородом, а также налаживание контактов и взаимодействия между соответствующими структурами, ответственными за развитие указанного направления экономики – H2Korea и Hydrogen Alliance.

В марте Республика Корея и Великобритания договорились о развитии двустороннего сотрудничества в области водородной энергетики. По итогам встречи стороны подписали соответствующий меморандум о взаимопонимании. Документ предполагает обмен знаниями и наработками в области планирования и разработки «дорожной карты» водородной политики, а также налаживание технического сотрудничества по производству водорода и топливных элементов, совместное развитие необходимой инфраструктуры. В частности, в качестве перспективных направлений взаимодействия выделены: производство водорода энергоэффективным методом электролиза, технологии его транспортировки и хранения, базовое промышленное оборудование, высокотехнологичные материалы, эффективные системы топливных элементов и батарей.

Ожидается, что Великобритания в течение текущего года объявит о разработке собственной стратегии развития водородной промышленности. В этой связи, Южная Корея посредством государственно-частного партнёрства рассчитывает на выход своих компаний на английский рынок.

***

Таким образом, минувший месяц в Республике Корея ознаменовался рядом как внутриполитических, так и внешнеполитических побед. Несмотря на попытки Сеула без посредников наладить отношения с северным соседом, Южная Корея не отходит от курса, обращённого на Вашингтон, и остаётся надёжным союзник Соединённых Штатов в регионе Северо-Восточной Азии. Суммируя Попытки Южной Кореи не вступать в какой-либо альянс, а также наладить диалог с северным соседом идут вразрез с позицией новой администрации США, которая видит Сеул в качестве своего ключевого союзника в Северо-Восточной Азии.

Политика многовекторности зачастую предстаёт в форме попыток Сеула усидеть на двух стульях. Однако с приходом к власти в США демократов, кажется, что остаётся не так много времени до принятия Южной Кореей окончательного решения: сторону какой державы она займёт.

П. Ветрова

Республика Корея: февраль 2021 г. (дайджест)

Минувший месяц в Республике Корея стал месяцем возвращения во внутриполитический дискурс страны вопроса налаживания межкорейского диалога – связанных с ним мероприятий, проектов и выступлений высокопоставленных чиновников. Идеи воссоединения корейской нации нашли отражение в деятельности нового министра иностранных дел Чон Ый Ёна, сменившего в январе на этом посту Кан Гён Хва. Помимо этого, февраль стал переломным моментом в борьбе южнокорейского правительства с коронавирусной инфекцией, ведь именно в конце минувшего месяца началась массовая вакцинация населения Республики Корея и были объявлены сроки, когда Южная Корея достигнет всеобщего обеспечения граждан вакциной.

Внешняя политика

В прошедшем месяце переговорный процесс Сеула и Тегерана достиг кульминации: представители сторон встретились в столице Ирана и обсудили вопрос размораживания находящихся в южнокорейских банках иранских активов. Как видно из событий февраля, лейтмотивом политики администрации Муна продолжает оставаться принцип многовекторности. Об этом свидетельствует и развитие отношений с Центрально-азиатскими странами, и сотрудничество с иностранными государствами по вопросу развития зелёной энергетики, и работа над продвижением собственного образа за рубежом.

Межкорейский диалог

Избрание нового президента Соединённых Штатов, а также кадровые перестановки в правительстве Республики Корея в совокупности стали событиями, положившими начало новому этапу дискуссий на тему воссоединения корейской нации.

Уже в конце января в СМИ начали появляться новости следующего характера: 29 января президент Ассоциации гольфа РК Ли Чжон Мён заявил о планах Ассоциации провести международный турнир по гольфу в горах Кымгансан на Севере Корейского полуострова в 2025 году. 2 февраля стало известно, что южнокорейская телерадиовещательная корпорация «KBS» разработала план открытия своего филиала в Пхеньяне с бюджетом около 2 млрд. вон. Установленные сроки – с 2021 по 2025 гг. Таким образом, со стороны Южной Кореи поступательно увеличиваются попытки активизировать межкорейский диалог посредством использования Севера Корейского полуострова для мероприятий различного уровня: как двусторонних, так и международных.

2 февраля министерство обороны РК выпустило «Белую книгу» (국방백서 2020) – ежегодный доклад правительства, посвящённый современному состоянию политики, экономики, дипломатии и их перспектив развития. В нём КНДР второй год подряд не названа «врагом» (2년마다 발간되는 올해 국방백서에서 ‘북한이 적’이라는 표현이 또 빠졌고). Япония же в данном докладе названа «соседним государством», а не партнёром, как это было в 2019 году (일본은 한일 갈등을 반영해 ‘동반자’에서 ‘이웃 국가’로 격하됐습니다).

25 февраля министр объединения Южной Кореи заявил, что правительство планирует возобновить давно прекращённые туры в горы Северной Кореи, как только будут сняты ограничительные меры, связанные с пандемией COVID-19. По мнению Ли Ин Ён, поездки в Северную Корею в индивидуальном порядке – самый верный способ устранить барьеры в налаживании межкорейского диалога.

Россия и Корейский полуостров

16 февраля губернатор южнокорейской провинции Канвон Чхве Мун Сун выступил с заявлением, в котором отметил, что российская вакцина «Спутник V», производимая на территории Южной Кореи, может стать одним из инструментов налаживания межкорейского диалога, а Россия – посредником в процессе воссоединения корейской нации. «Часть российской вакцины, производимой на предприятиях Южной Кореи, может быть направлена в КНДР, что положит старт трёхстороннему сотрудничеству», — заявил Чхве в интервью информагенству «Спутник» (최문순 강원도지사는 한국에서 생산한 러시아 개발 신종 코로나바이러스 감염증(코로나19) 백신을 북한에 공급한다면 남북 관계 개선에 도움이 될 것이라고 주장했다). Губернатор провинции Канвон Чхве Мун Сун пользуется большой популярностью у себя в регионе и широко известен как сторонник развития дружбы и сотрудничества Южной Кореи с Россией и КНДР. Именно Чхве был одним из главных инициаторов создания в Корее групп местных болельщиков, которые во время Олимпиады-2018 в Пхенчхане с трибун поддерживали российских атлетов, вынужденных выступать без флага и символики РФ.

22 февраля делегация из Российской Федерации прибыла в Корею и посетила компанию «GL Papha», которая должна начать производство российской вакцины Спутник V. По сообщениям местных СМИ, ещё неизвестно, кто войдёт в консорциум корейских производителей российской вакцины. Представители РФПИ посетили корейскую фармацевтическую компанию «Hankook Korus Pharm» для осмотра её производственных мощностей. После встречи официальный представитель компании «GL Rapha» заявил, что РФПИ определил участников консорциума, однако они будут названы позднее.

США – Южная Корея

Чон Ый Ён, сменивший Кан Гён Хва на посту министра иностранных дел, 12 февраля провёл первый телефонный разговор с госсекретарём США Тони Блинкеном, где была подчёркнута важность американо-корейского сотрудничества в разрешении ядерной проблемы Корейского полуострова – его полной денуклеаризации. В разговоре также упоминалась роль Японии как одного из главных участников трёхстороннего диалога (США-РК-Япония) в обеспечении стабильности региона Северо-Восточной Азии. Министр Чон, ранее занимавший должность советника президента по национальной безопасности, в 2018 году принимал активное участие в организации саммита между председателем государственных дел КНДР Ким Чен Ыном и бывшим президентом США Дональдом Трампом в Сингапуре.

Вышеперечисленные тенденции в южнокорейском обществе слагаются в тенденцию по углублению отношений Севера и Юга для дальнейшего воссоединения корейской нации поступательным мирным путём. Однако если бывший президент Соединённых Штатов предпринимал попытки разрешить данный вопрос, используя персоналистский подход, то новый глава Белого Дома настаивает на вовлечении Северной Кореи в международные процессы посредством включения в различные организации.

Тем не менее, на пути к достижению успехов на данном направлении существует ряд неразрешимых на данный момент противоречий. Так, новость о планируемых США и РК совместных военных учениях в северокорейском обществе была воспринята как угроза национальной безопасности. Южнокорейское информационное агенство «Ёнхап» со ссылкой на источники в Министерстве обороны сообщило о том, что США и Южная Корея 14 февраля заключили соглашение о проведение совместных военных учений в середине следующего месяца. Планируемые учения продлятся 9 дней в форме моделированных компьютером командно-штабных манёвров. Как правило, союзники проводят ключевые совместные учения дважды в год.

По мнению ряда аналитиков, договорённость военных обеих стран о старте совместных учений в марте 2021 года может стать спусковым крючком в диалоге северокорейского руководства и новой администрации Белого дома: ведь в силу подхода Джо Байдена, отличного от Д. Трампа, в отношениях КНДР–США возрастает напряжение. Более того, данное событие может стать камнем преткновения в реализации политики руководства РК по налаживанию межкорейского диалога. Военные мероприятия, запланированные на март 2021 года, пройдут в сокращённом формате. Северокорейская сторона может использовать факт данных учений как провокацию со стороны новой администрации Белого дома.

Однако в ежедневном докладе РК «Белая книга» было подчёркнуто, что Сеул обладает надёжной системой ПРО, способной противостоять ракетно-ядерному потенциалу Северной Кореи. В документе также было уделено внимание вопросу OPCON (Operational Command Authority). На данный момент Республика Корея имеет контроль над национальными вооружёнными силами только в мирное время, в период эскалации конфликта руководство передаётся Вашингтону, что исторически обусловлено условиями американо-корейского альянса. И именно в докладе 2020 года подчёркивается, что «Сеул активизирует и ускоряет процесс передачи РК права оперативного командования вооружёнными силами в военное время, что в совокупности с предпринятыми администрацией Муна усилиями по активизации межкорейского диалога характеризует политику Южной Кореи в отношении соседа как дружественную.

Несмотря на вышеперечисленные попытки Сеула проводить самостоятельную политику по ряду направлений, во внешней политике южнокорейское правительство продолжает ориентироваться на США. Так, 5 февраля стало известно, что Ю Мён Хи, министр торговли, промышленности и энергетики, сняла свою кандидатуру на пост главы ВТО. Управление торгового представительства США заявило, что администрация нового президента Джо Байдена поддерживает кандидатуру Нгози Оконджо-Ивеале (Нигерия) в противовес Ю, поддержку которой оказывал Дональд Трамп. Как сообщает информационное агентство «Ёнхап», данное заявление было сделано после консультаций с Вашингтоном.

Внутренняя политика

Минувший месяц также богат событиями, которые входят в систему координат ключевых идей администрации южнокорейского президента. Продолжением новой «Северной политики» Мун Чже Ина стала активизация сотрудничества Южной Кореи и Узбекистана. Уже в конце января Мун Чже Ин и Шавкат Мирзиёев провели встречу в онлайн-формате, где договорились о предоставлении Экспортно-импортным Банком Кореи Ташкенту кредита в размере $160 млн, $120 из которых пойдут на строительство центральной больницы, а $40 – на учреждение центра химических исследований и разработок.

15 февраля сотрудники посольства Республики Узбекистан в Южной Корее встретились с представителями Южнокорейского института аэрокосмических исследований (KARI) и компании SI Imaging Service. На встрече была сформирована совместная рабочая группа для реализации проектов в сфере исследования космоса и его использования в мирных целях.

Другим аспектом политики президента Муна является план “Green New Deal”. В речи 5 февраля Мун Чже Ин заявил, что южнокорейское правительство обещает оказать поддержку проекту строительства самого масштабного в мире ветроэнергетического комплекса на юго-западе стран, к западу от Мокпхо (город в провинции Чолла-Намдо). В результате строительства объекта РК удвоит национальный потенциал существующих мощностей ветроэлектростанций. Целью проекта является запуск южнокорейской индустрии возобновляемых источников энергии и превращение страны в лидера в сфере морских ветряных электростанций к 2030 году. По подсчётам администрации президента, сооружение ветряной электростанции позволит создать 120 тыс. рабочих мест. А энергетическая мощность восьми ядерных реакторов в 8,2 ГВТ сократит 10 млн тонн выбросов углекислого газа.

В начале месяца стало известно, что за 2020 год экспорт корейских электромобилей вырос почти на 66%, несмотря на общий спад автомобильной промышленности в условиях пандемии COVID-19. Поставки за границу достигли $3,9 млрд, что ознаменовало первый случай, когда объёмы продаж электромобилей превзошли объёмы экспорта гибридных автомобилей. 68% поставок электрических автомобилей пришлось на Европу. И 5 февраля состоялась встреча официальных представителей министерства иностранных дел Республики Корея и членов совета по иностранным делам ЕС, в ходе которой стороны обменялись мнениями по вопросу достижения углеродной нейтральности к 2050 году, а также договорились совместно работать над подготовкой саммита P4G, который планируется провести в мае на территории Южной Кореи.

В минувшем месяце Тегеран и Сеул достигли значительных успехов в разрешении проблемы размораживания иранских активов, которые находятся на счетах банков РК, а также решении вопроса захваченного в Персидском заливе южнокорейского танкера. 11 февраля один из членов экипажа вернулся на родину.

22 февраля состоялись переговоры главы Центрального банка Ирана Абдулнасера Хеммати и южнокорейского посла в Тегеране Рю Джон Хёна по вопросу размораживания иранских активов, арестованных в банках РК. В результате переговоров стороны пришли к соглашению о дальнейшей судьбе активов ИРИ в размере $7 млрд — а именно, какая их часть будет переведена в Тегеран. Ранее в целях содействия торговой деятельности с Ираном товарами гуманитарного характера — медицинским оборудованием и медицинскими препаратами — РК стремилась задействовать Швейцарское Соглашение о гуманитарной торговле (SHTA), поддерживаемое США, для использования средств на покупку товаров швейцарских компаний. Министерство иностранных дел Республики Корея 23 февраля заявило об одном из условий размораживания активов ИРИ — одобрение со стороны США.

16 февраля в ходе пресс-конференции в Сеуле одна из жертв сексуального рабства периода японской колонизации Кореи, в частности времён Второй мировой войны, потребовала передать данный вопрос в международный суд ООН, так как Токио остаётся безнаказанным за совершённые преступления. Проблема «женщин для утешения» связана с признанием юридической ответственности Токио в отношении женщин, работавших на «станциях утешения» – публичных домах, создававшихся для японских военнослужащих в местах дислокации войск на оккупированных территориях до и во время Второй мировой войны. Это проблема занимает особое место в ряду так называемых проблем исторического прошлого Японии.

Ключевым событием февраля стал старт всеобщей вакцинации. 26 февраля в Южной Корее началась масштабная кампания по вакцинированию населения. Как надеются эксперты, уже к ноябрю в стране будут привиты около 70% жителей, что позволит создать массовый иммунитет. В результате заключённых сделок ожидается, что РК получит 79 млн доз вакцины, при том, что население Южной Кореи составляет 52 млн человек. На официальной странице в Twitter президент Южной Кореи Мун дал запуск кампании следующими словами: «Мы верим, что возвращение к повседневной жизни уже близко» (국민들께 일상 회복이 멀지 않았다는 희망을 전해드립니다).

На состоявшемся 23 февраля заседании правительства анонсировавший старт прививочной кампании премьер-министр Чон Се Гюн выразил надежду, что в ближайшие месяцы страна сможет вернуться к нормальной жизни. Для проведения вакцинации в кратчайшие сроки помимо медиков будут активно задействованы силовые структуры, включая армейские подразделения и военно-транспортную авиацию. Результаты прививочной кампании предопределят ход политической борьбы и прочность позиций действующего президента Мун Чжэ Ина, рейтинг которого к концу прошлого года достиг низшей отметки за время его правления.

***

Таким образом, события минувшего месяца строго укладываются в основополагающие идеи внутри- и внешнеполитической программы администрации Муна. В феврале за рифами антикоронавирусных ограничительных мер стал виден высокий гребень южнокорейской волны – Халлю. 25 февраля стриминговый сервис «Netflix» объявил о своём решении направить в этом году $500 млн в южнокорейские проекты. На других фронтах – а именно Центральная Азия, Ближний Восток, а также Азиатско-Тихоокеанский регион – Сеул также преследовал национальные интересы, проводя активную политику на разных уровнях.

П. Ветрова

Турция: март 2020 г. (дайджест)

Ключевым событием месяца на внешнеполитической арене Турции стал визит Р.Т. Эрдогана в Москву и проведение переговоров по Идлибу с В.В. Путиным. На сирийском направлении в марте было начато совместное российско-турецкое патрулирование трассы М4, а также были продолжены консультации сторон в Анкаре. Прошло несколько важных встреч по линии Вашингтон–Анкара и Анкара–НАТО: в начале месяца Анкару с визитом посетили постпред США при ООН и спецпредставитель США по Сирии, а затем состоялась встреча лидера Турции и генсекретаря Североатлантического альянса в Брюсселе. Кроме того, главы Германии, Франции, Великобритании и Турции, провели четырехстороннюю видеоконференцию для обсуждения ряда вопросов, находящихся на повестке дня, однако в целом турецко-европейские отношения по-прежнему остаются прохладными из-за нерешенного миграционного кризиса.

Внутренняя политика Турции за март характеризуется появлением в ней новых акторов в лице созданной А. Бабаджаном Партии демократии и прорыва, а также растущей критикой действующих властей Турции со стороны оппозиции. В марте также был анонсирован тендер на строительство канала «Стамбул» и произошли некоторые кадровые изменения в Министерстве транспорта и инфраструктуры Турции. В целом внутриполитическая ситуация осложняется распространением пандемии коронавируса, которая оказывает негативное влияние не только на благосостояние турецких граждан, но и на экономику Турции.

Внешняя политика

Обстановка в Сирийской Арабской Республике в начале месяца оставалась достаточно напряженной: военные ведомства как Турции, так и Сирии сообщали о новых потерях, и вскоре ситуация стала требовать немедленного решения. 1 марта состоялся телефонный разговор министров иностранных дел России и Турции С.В. Лаврова и М. Чавушоглу, однако главным событием месяца на российско-турецком направлении стали переговоры лидеров России и Турции, которые состоялись в Москве 5 марта и были посвящены эскалации напряженности в сирийском Идлибе.

Третья по счету личная встреча В.В. Путина и Р.Т. Эрдогана в 2020 году изначально предполагала беседу глав государств с глазу на глаз, а затем консультации в расширенном составе с министрами иностранных дел, обороны и другими высокопоставленными лицами. По завершении встречи главы России и Турции провели совместную пресс-конференцию, в ходе которой подтвердили намерение продолжать борьбу с терроризмом, а также подчеркнули высокий уровень двустороннего сотрудничества. В.В. Путин, однако, отметил, что Россия не всегда разделяет точку зрения Анкары по Сирии, а мировые СМИ также обратили внимание на то, что риторика президентов была весьма сдержанной и исключала привычных им обращений, таких как «дорогой друг».

Основным итогом непростых шестичасовых переговоров стало согласование сторонами дополнительного протокола к сочинскому меморандуму от 17 сентября 2018 года. Документ, состоящий из трех пунктов, предполагает объявление с 6 марта режима прекращения огня в идлибской зоне деэскалации, создание к югу и северу от трассы М4 12-километрового коридора безопасности, а также осуществление российско-турецкого патрулирования вдоль трассы Алеппо-Латакия начиная с 15 марта. Стоит отметить, что двусторонним договоренностям Москвы и Анкары была дана оценка на международном уровне. Так, президент Сирии Б. Асад в ходе телефонного разговора с В.В. Путиным высоко оценил достигнутые сторонами результаты, а в Госдепе США заявили, что приветствуют российско-турецкие договоренности и надеются, что они будут способствовать деэскалации напряженности в Сирии.

6 марта Турция приостановила операцию «Весенний щит», после чего 10 марта состоялись телефонные переговоры министра национальной обороны Турции и министра обороны России. Последующие российско-турецкие консультации по сирийской проблематике продолжились уже в Анкаре. 12 марта стало известно о том, что военные делегации двух стран завершили третий день переговорного процесса по Идлибу, а министр национально обороны Турецкой Республики заявил, что сторонам удалось достичь консенсуса по некоторым вопросам. В тот же день по инициативе российской стороны состоялся телефонный разговор В.В. Путина с Р.Т. Эрдоганом, в ходе которого главы государств обсудили процесс реализации достигнутых ранее договоренностей, а также подтвердили необходимость продолжения совместной работы. 7 марта в Сирии в целях обеспечения режима прекращения огня и проведения патрулирования начал свою работу российско-турецкий координационный центр, а 15 марта военные России и Турции осуществили первый этап патрулирования. Однако протяженность маршрута патруля, по словам представителей Министерства обороны России, была сокращена ввиду провокаций боевиков, которых Турция впоследствии обязалась нейтрализовать. 24 марта состоялось второе патрулирование участка М4, а в конце месяца военнослужащие двух государств осуществили совместную проверку постов вдоль данной трассы.

Турецко-американские отношения в марте по-прежнему не получили должного развития. 2-4 марта на фоне ухудшения ситуации в Идлибе состоялся визит постоянного представителя США при ООН К. Крафта и спецпредставителя США по Сирии Д. Джеффри в Анкару. В ходе визита представители Соединенных Штатов провели переговоры с замглавы МИД Турции, а также посетили приграничную с Сирией провинцию Хатай. По сообщениям турецких СМИ, Д. Джеффри тогда заявил о намерении Вашингтона поддержать Турцию боеприпасами. 4 марта Р.Т. Эрдоган подтвердил, что ранее запросил боеприпасы у Д. Трампа. Кроме того, 9 марта в постоянном представительстве Турецкой Республике при ЕС в Брюсселе состоялась встреча главы Турции с генеральным секретарем Североатлантического альянса Й. Столтенбергом. В ходе переговоров президент Турции обратился к НАТО с просьбой об оказании дополнительной помощи Анкаре, вместе с тем заявив, что обстановка в Сирии угрожает всем государствам Европы.

Стоит также отметить, что лидер Турции еще в начале месяца осуществлял попытки повлиять на европейские страны-участницы НАТО. Так, в ходе телефонных переговоров с лидером Франции Э. Макроном Р.Т. Эрдоган призвал его добиться поддержки Турции со стороны альянса, а также обратил внимание коллеги на возможность ухудшения гуманитарной ситуации в регионе, если данный вопрос не будет своевременно решен. Гуманитарный кризис, в частности, вопрос беженцев в марте в действительности был одним из самых приоритетных на турецко-европейской повестке. 3 марта министр иностранных дел Германии Х. Маас в своей Twitter-публикации призвал Анкару выполнять обязательства в рамках миграционного соглашения, на что глава МИД Турции ответил встречным обвинением, припомнив ЕС 3 млрд евро, которые, по словам М. Чавушоглу, так и не дошли до сирийцев. Словам главы МИД ФРГ вторил председатель Европейского совета Ш. Мишель, заявивший, что Европа ждет от Турции полной реализации соглашения.

6 марта главы МИД стран Евросоюза в ходе встречи в Загребе коллективно осудили Турецкую Республику за использование беженцев для достижения своих политических целей, а 9 марта, по причине усиления миграционного кризиса на греко-турецкой границе, в Брюсселе состоялся внеплановый саммит Турция–ЕС, однако, судя по заявлениям Р.Т. Эрдогана, последовавшим после встречи, его нельзя назвать успешным. 11 марта, выступая перед парламентской фракцией Партии справедливости и развития, лидер Турции заявил, что текущая политика государства по данному вопросу будет продолжена до тех пор, пока Анкара не увидит конкретных шагов по либерализации безвизового режима, обновлению соглашения о Таможенном союзе и так далее. 17 марта главы Германии, Франции, Великобритании и Турции – А. Меркель, Э. Макрон, Б. Джонсон, Р.Т. Эрдоган – в онлайн-формате провели переговоры, посвященные ситуации в Сирии, а также кризису беженцев, итоги которых, однако, не разглашались.

31 марта стало известно о том, что сразу несколько балканских стран-кандидатов на вступление в Европейский Союз – Северная Македония, Черногория и Албания – присоединились к антитурецким санкциям ЕС за осуществляемую Анкарой буровую деятельность в исключительной экономической зоне Кипра. Экономические ограничения также поддержали Исландия, входящая в Европейскую экономическую зону, и Армения.

Внутриполитическая обстановка

Внешнеполитическая деятельность Р.Т. Эрдогана в марте не самым лучшим образом была воспринята во внутриполитической среде. Результаты переговоров президента Турции с главой России достаточно жесткой критике подвергла лидер оппозиционной «Хорошей партии» М. Акшенер, заявив, что если бы такая же некомпетентная делегация представляла Турецкую Республику в Лозанне, то Турция бы сейчас на востоке осуществляла патрулирование с русскими, на западе – с греками, а проливы контролировала бы совместно с британцами. По словам политика, лидер Турции не сумел отстоять интересы своей страны за столом переговоров, и тем самым опозорил ее. Кроме того, в особенности турецкую оппозицию не устроил тот факт, что турецкая делегация некоторая время была вынуждена ждать начала переговоров за дверью, за что глава «Хорошей партии» также «пристыдила» действующего президента страны.

Одной из важнейших событий месяца на внутриполитической арене Турции стало объявление 9 марта А. Бабаджаном о создании своего нового политического объединения, получившего название «Партия демократии и прорыва» (DEVA). Некоторые турецкие эксперты сразу обратили внимание на символичную дату образования партии, вспомнив, что 17 лет назад – 9 марта 2003 года – после парламентских «перевыборов» в Сиирте Партия справедливости и развития (ПСР), членом которой тогда был и А. Бабаджан, смогла пробиться в парламент. В соответствии с опубликованным уставом и программой, партия прежде всего нацелена на обеспечение в турецком обществе демократических ценностей, в том числе на соблюдение закона, основных прав и свобод человека, а также проведение прозрачной, беспристрастной и эффективной политики, направленной на решение ряда проблем, одной из которых является повышение уровня благосостояния. Известно, что в составе учредительного совета партии А. Бабаджана числятся 90 человек, часть из которых – бывшие министры С. Эргин, Н. Эргюн, С.А. Каваф и экс-депутат от правящей Партии справедливости и развития М. Йенероглу.

Что касается других событий, то 1 марта в Стамбуле в главном офисе информагентства «Sputnik Турция» на основания ордера, выданного городской генпрокуратурой, прошли обыски и был задержан главный редактор агентства М. Бозтепе. Тем не менее, к вечеру того же дня, после телефонного разговора глав МИД России и Турции, главный редактор турецкого отделения «Sputnik» был освобожден. 8 марта Р.Т. Эрдоган анонсировал тендер на строительство канала «Стамбул», который пройдет между Черным и Мраморным морем, параллельно проливу Босфор. Лидер государства также пояснил, что Турция решительно настроена на реализацию проекта и сообщил, о том, что все связанные с проектом геологические, гидрологические и другие исследования уже были успешно проведены. Стоимость работ по строительству канала оценивается приблизительно в 10 млрд долларов. В конце месяца также стало известно о том, что Д. Туран – министр транспорта и инфраструктуры Турции – был отправлен в отставку, однако причины таких изменений не разглашались.

В значительной степени в Турции в марте ухудшилась эпидемиологическая ситуация. 10 марта в стране был выявлен первый случай заражения новым типом коронавируса, который подтвердился у гражданина Турецкой Республики, вернувшегося из Европы. 22 марта в стране ввели комендантский час для лиц старше 65 лет, а также имеющих хронические заболевания. Кроме того, были закрыты многие места массового скопления людей. 27 марта, когда число зараженных в стране достигло 3 тысячи человек, министр внутренних дел Турции С. Сойлу заявил, что не исключает введения в дальнейшем чрезвычайного положения. В тот же день президент Турции объявил о полном приостановлении международных полетов, а также сообщил, что в каждой провинции страны будут созданы специальные комиссии по борьбе с эпидемией. 31 марта Р.Т. Эрдоган сообщил о запуске благотворительной кампании, нацеленной на противодействие распространению пандемии, добавив, что ряд госслужащих уже внесли крупные суммы денег, а сам он пожертвовал 7-месячную зарплату. По состоянию на конец марта число зараженных в Турции превысило 5 тысяч человек.

Экономическая ситуация

Динамичное распространение коронавирусной инфекции негативным образом отразилось на неустойчивой экономике Турецкой Республики. Первой пострадала Стамбульская фондовая биржа, индексы которой в начале месяца значительно сократились. Кроме того, наблюдалась тенденция к постепенному снижению курса турецкой лиры. 17 марта состоялось экстренное заседание Центрального банка Турции, в ходе которого в целях стабилизации экономики было принято решение о снижении процентной ставки на 1 процентный пункт.

17 марта свой план по урегулированию экономической ситуации представил общественности лидер новоиспеченной Партии демократии и прорыва А. Бабаджан. Меры, предложенные Бабаджаном, в частности предполагают поддержку граждан и бизнеса путем предотвращения потери рабочих мест, сокращения налоговых сборов, отсрочки платы за коммунальные услуги, смягчения условий получения потребительских кредитов и другие. Стоит отметить, что власти Турции в какой-то степени последовали советам А. Бабаджана.

20 марта было объявлено о принятии пакета экономических мер, включающих в себя: увеличение минимального размера пенсии до 1500 турецких лир, выделение финансовой помощи бедным семьям в размере 2 млрд лир, предоставление прямых субсидий экспортным компаниям и отсрочек по банковским кредитам до 6 месяцев малым и средним предприятиям, а также другие инициативы, касающиеся туристического сектора и авиакомпаний. Тем не менее, несмотря на все принятые меры, к 23 марта национальная валюта Турции достигла своего 18-месячного минимума, составив 6,601 за доллар. Более того, ситуация в стране продолжает усугубляться ввиду растущего уровня инфляции и безработицы.

***

Внешняя политика Турции в марте была преимущественно сосредоточена на решении идлибской проблемы. Особую важность в этом контексте приобретает российско-турецкий двусторонний диалог, который осуществляется на высшем и высоком уровнях несмотря на все сложности и несовпадения во взглядах. Вместе с тем стоит отметить, что позиция Анкары и, прежде всего, президента страны Р.Т. Эрдогана по вопросу Идлиба становится все более неоднозначной. Современная Турция, с одной стороны, развивает контакты с Москвой, с другой ­– иногда пренебрегает ими, не желая терять взаимодействие с Вашингтоном, который любой успех России и Турции на сирийском направлении воспринимает весьма болезненно, но при этом не спешит на помощь своему союзнику по НАТО, наблюдая за развитием событий в Сирии со стороны.

Такого рода маятниковая и – отчасти – нерешительная политика руководства Турецкой Республики проливает свет на результаты проведенной в Москве встречи лидеров России и Турции, которая, вероятно, могла бы завершиться результативнее, если бы Анкара имела более четкое представление о своем внешнеполитическом курсе. Что касается турецко-европейских отношений, то они все еще движутся в фарватере конфликтного взаимодействия и регулярно осложняются взаимными претензиями, обвинениями и новыми формами шантажа, одним из последних примеров которого стала политика обеих сторон в рамках обострившегося миграционного кризиса.

На внутриполитической арене продолжает расти недовольство Р.Т. Эрдоганом со стороны представителей оппозиции. Вместе с тем в последнее время обороты набирает антироссийская риторика, также звучащая от лидеров оппозиционных объединений, в частности, от главы «Хорошей партии» М. Акшенер, что является достаточно тревожным сигналом для России. Ввиду того, что поддержка Р.Т. Эрдогана среди турецкого населения имеет тенденцию к постепенному снижению, велика вероятность того, что пост следующего президента Турции займет не представитель правящей сегодня Партии справедливости и развития, а лидер одного из оппозиционных блоков, с которым Москва будет вынуждена выстраивать конструктивные отношения, что в нынешних условиях является достаточно сложной задачей.

Список внутриполитических конкурентов действующего президента Турции в марте действительно пополнился с выходом на политическую арену Партии демократии и прорыва во главе с ее лидером А. Бабаджаном, пользующимся авторитетом среди части населения. Как и недавно созданная партия А. Давутоглу, блок Бабаджана также представляет собой прозападное объединение, нацеленное на проведение в стране ряда реформ. Как успешный экономист, однажды уже восстановивший страну от кризиса, А. Бабаджан с наибольшей долей вероятности может рассчитывать на поддержку избирателей. В условиях сложной экономической ситуации, которая, к тому же, осложняется распространением пандемии, негативным образом влияющей на курс турецкой лиры, появление на политической арене А. Бабаджана как никогда своевременно. Вопрос заключается в том, будет ли всем новообразованным партиям предоставлено достаточно свобод для реализации своих целей или же их участие в политической жизни страны будет ограничиваться на фоне дальнейшей концентрации власти в руках Партии справедливости и развития и Р.Т. Эрдогана лично.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: февраль 2020 г. (дайджест)

На внешнеполитическом треке в феврале произошел ряд значимых событий, большинство из которых так или иначе были связаны с эскалацией напряженности в сирийском Идлибе. Официальные лица Турции провели ряд встреч на высшем и высоком уровнях с российскими и американскими коллегами. Кроме того, в середине месяца состоялись переговоры лидера Турции с главой ПНС Ливии в Стамбуле. На фоне продолжающегося миграционного кризиса и решения Турции об открытии сухопутной греко-турецкой границы в феврале обострились отношения Анкары с ЕС. На ближневосточном направлении продолжаются столкновения турецкой армии с проправительственными силами Сирии, что в значительной степени осложняет процесс мирного урегулирования в регионе.

На внутриполитической арене президент государства провел ряд встреч и консультаций с профильными министрами по сирийскому вопросу. В этой связи стоит отметить усиление критики турецкой оппозиции относительно проводимого руководством страны внешнеполитического курса. Кроме того, власти государства продолжают принимать меры безопасности по предотвращению распространения вируса COVID-19. Экономическая ситуация в Турции остается достаточно сложной по причине влияния событий в Идлибе на турецкую лиру, курс которой постепенно снижается.

Отношения с Россией

Российско-турецкие отношения в феврале в значительной степени осложнились ввиду активности Турции в Сирии и эскалации напряженности в Идлибе. 3 февраля в целях обсуждения обстановки в Сирийской Арабской Республике состоялись телефонные переговоры министров иностранных дел России и Турции. По итогам беседы С.В. Лавров и М. Чавушоглу условились продолжать координацию действий по нормализации обстановки в регионе, а также подчеркнули необходимость размежевания террористических элементов от оппозиционных групп и важность соблюдения сторонами договоренностей, достигнутых лидерами России и Турции в Сочи в 2018 году. 5 февраля контакты между Москвой и Анкарой продолжились на высшем уровне – обстановку в Сирии обсудили В.В. Путин и Р.Т. Эрдоган. В ходе переговоров президент России выразил обеспокоенность активизацией террористических групп в регионе.

8 и 10 февраля в Анкаре состоялись переговоры российской и турецкой делегаций, посвященные ситуации в сирийском Идлибе, однако детали беседы остались неизвестными. В дальнейшем, по мере роста напряженности, риторика в заявлениях официальных властей Турции ужесточалась с каждым днем. После того как Р.Т. Эрдоган обвинил Москву в срыве достигнутых соглашений, оказании поддержки армии Б. Асада и обстрелах гражданских лиц, 12 февраля лидеры России и Турции провели очередные телефонные переговоры, что, однако, не смягчило позицию руководства Турции. В ответ на выдвинутые Анкарой обвинения в Министерстве обороны, МИД России и Администрации президента России заявили, что российская сторона не принимает подобные претензии, а также указали на невыполнение Турцией своих обязательств в рамках меморандума по Идлибу от 2018 года, в соответствии с которым Анкара должна была провести размежевание боевиков, а также вывод из региона тяжелых вооружений. 15 февраля стало известно о том, что сирийская проблематика обсуждалась в ходе встречи министров иностранных дел России и Турции на полях Мюнхенской конференции по безопасности.

Второй этап российско-турецких консультаций, итоги которых, однако, оказались неутешительными для обеих сторон, прошел в Москве 17-18 февраля. По заявлению пресс-секретаря президента Турецкой Республики И. Калына, Турция осталась недовольна результатами переговоров и не приняла предложенную Россией карту, очерчивающую границы планируемой зоны деэскалации. По итогам встречи были принято решение продолжать переговорный процесс. 21 февраля, спустя день после того, как в Министерстве обороны России обвинили Анкару в поддержке боевиков в Идлибе, по инициативе турецкой стороны лидеры двух государств по телефону обсудили дальнейшие действия сторон в Сирии, договорившись об активизации межведомственных консультаций, нацеленных на прекращение огня. По сообщениям турецких СМИ, 26 февраля в Анкаре прошли очередные консультации официальных лиц России и Турции по Идлибу, которые должны были продолжиться на следующий день, однако, ввиду резкого обострения обстановки в регионе, дальнейшей информации о ходе переговорного процесса не поступало.

В целом по состоянию на конец февраля российско-турецкий диалог остается достаточно напряженным. Как заявил 13 февраля посол России в Турции, в Турецкой Республике усиливается антироссийская риторика, а в адрес посла поступают угрозы, что в свою очередь также связано с обострением обстановки в сирийском Идлибе.

Отношения с Западом

Отношения Турции с Западом в феврале отличались особой интенсивностью контактов на фоне развития событий Сирии. 12 февраля в штаб-квартире НАТО в Брюсселе состоялась встреча министра национальной обороны Турции с главой Пентагона, в ходе которой стороны отметили важность более конкретного вклада сил НАТО и США в процесс урегулирования ситуации в Идлибе. Данная проблематика и ряд двусторонних вопросов также обсуждались Х. Акаром и М. Эспером в ходе телефонного разговора, проведенного 27 февраля. 28 февраля телефонные переговоры также провели Д. Трамп и Р.Т. Эрдоган. В Администрации президента Турции отметили, что стороны обсудили двусторонние и региональные вопросы, а также договорились предпринимать меры по предотвращению гуманитарной катастрофы в регионе Идлиба. Кроме того, в тот же день состоялась беседа между министром иностранных дел Турции и генеральным секретарем НАТО, однако детали переговоров сторонами не разглашались.

20 февраля министр национальной обороны Турции предложил Вашингтону осуществить в Турцию поставки ЗРК Patriot в качестве поддержки Анкары в Идлибе, однако, как заявил 26 февраля Р.Т. Эрдоган, Турция так и не получила от американских партнеров четкого ответа по этому вопросу. Тем не менее, в конце месяца госсекретарь США заявил, что Вашингтон поддерживает Анкару в рамках ситуации в Идлибе как партнера по НАТО, а также рассматривает возможные варианты оказания помощи. При этом стоит отметить, что ранее, 18 февраля, пресс-секретарь главы Турции заявил, что Анкара не пытается добиться военного вмешательства Североатлантического альянса в конфликт, однако при этом подчеркнул необходимость приостановления атак со стороны Сирии, намекая на то, что Турция ожидает какой-либо поддержки по этому вопросу.

При этом Турецкая Республика, вероятно, на фоне обострения отношений с Россией и Сирией, пытается поддерживать международные инициативы США. Так, например, 22 февраля в МИД Турции заявили, что приветствуют соглашение США с движением «Талибан» (террористическая организация, деятельность которой запрещена на территории Российской Федерации) о сокращении уровня насилия в Афганистане. В Вашингтоне в свою очередь весьма завуалированно одобрили действия Анкары в Ливии. Помощник госсекретаря по делам Ближнего Востока заявил, что США в целом не поддерживают политику Турции в регионе, при этом отметив, что действия турецких коллег помогли приостановить продвижение сил Ливийской национальной армии (ЛНА).

Что касается отношений Турции с Европейским Союзом, то в феврале они значительно обострились в связи с решением властей Турции об открытии 28 февраля границы с ЕС для сирийских беженцев. Пресс-секретарь правящей Партии справедливости и развития (ПСР) ранее предупредил власти Европы о том, что Турция больше не справляется с потоком мигрантов. 29 февраля Р.Т. Эрдоган, в очередной раз обвинив Евросоюз в невыполнении своих обещаний, заявил, что границу пересекли уже 18 тысяч беженцев, а их число будет расти.

Среди других важных событий стоит отметить проведение 21 февраля главами Германии, Франции и Турции трехсторонних телефонных переговоров, в ходе которых Р.Т. Эрдоган подчеркнул необходимость предотвращения атак сирийской армии, а также проведения последовательной политики в Ливии, нацеленной на обеспечение мира и стабильности. Вместе с тем 27 февраля стало известно о расширении Европейским Союзом санкций против Турции за ее буровые работы в исключительной экономической зоне Кипра. Ограничительные меры ЕС затронули вице-президента, главу государственной нефтяной компании Турции TPAO (Turkish Petroleum Corporation), а также его заместителя. Тем не менее, на фоне этих новостей официальный представитель МИД Турции 27 февраля объявил о том, что со 2 марта Турецкая Республика вводит безвизовый режим для граждан пяти европейских стран – Ирландии, Хорватии, Мальты, Португалии и Норвегии.

Ближний Восток и Северная Африка

Политика Турецкой Республики на Ближнем Востоке в феврале характеризуется достаточно жестким противостоянием с сирийской армией в районе Идлиба. 3 февраля президент Турции Р.Т. Эрдоган заявил, что в ходе операции сирийской армии по захвату Идлиба несколько турецких наблюдательных пунктов, расположенных в регионе, подверглись обстрелу, в результате которого погибли 5 турецких военных и сотрудник гражданского персонала. Глава государства при этом отметил, что турецкая артиллерия, а также истребители F-16 нанесли ответный удар по 40 целям, нейтрализовав около 30-35 сирийцев. 10 февраля Министерство обороны Турции сообщило о поражении еще 101 цели, в числе которых оказались 3 танка и вертолет. 12 февраля министр национальной обороны Турции заявил, что на подконтрольной Сирии территории находятся 4 турецких наблюдательных пункта и несколько военных позиций, добавив, что Турция намерена принимать жесткие меры в случае какого-либо нападения на них. 19 февраля президент Турции заявил, что Анкара готова к очередной военной операции, которая, по его словам, может быть начата в любой момент. 20 февраля оппозиционные сирийские группировки при поддержке Турецкой Республики начали наступление против сил официального правительства Сирии.

Ситуация в регионе особенно обострилась к 27 февраля, когда в ответ на наступление группировки «Хайят Тахрир аш-Шам» (террористическая организация, деятельность которой запрещена на территории Российской Федерации) сирийская армия нанесла удар по позициям боевиков в районе Бехун, в результате которого погибли, по разным данным, от 33 до 36 турецких военнослужащих. В Министерстве обороны России при этом заявили, что, в соответствии с координатами, переданными турецкой стороной российскому Центру по примирению сторон, ВС Турции не должны были находиться в данном регионе. Министр национальной обороны Турции, однако, заявил, что стороны были осведомлены о нахождении турецких военных в регионе, что еще больше осложнило ситуацию. Пресс-секретарь Партии справедливости и развития (ПСР) О. Челик, комментируя ситуацию, охарактеризовал случившееся как «нападение на НАТО». 28 февраля ВС Турции под командованием министра национальной обороны страны Х. Акара, прибывшего в приграничный район Хатай, начали масштабное наступление против проправительственных войск Сирии, осуществив воздушные и наземные атаки.

Реакция мирового сообщества на действия Турции была весьма неоднозначной. В то время как западные коллеги Турецкой Республики лишь сдержанно выразили обеспокоенность ситуацией, при этом поддержав «партнера по НАТО», генеральный секретарь ООН А. Гутерреш призвал стороны конфликта к немедленному прекращению огня во избежание эскалации военных действий и гуманитарного кризиса. А. Гутерреш также добавил, что единственным возможным вариантом разрешения конфликта может быть политический процесс.

Вместе с тем 2 февраля состоялись телефонные переговоры глав МИД Ирана и Турции, в ходе которых М.Д. Зариф и М. Чавушоглу осудили предложенную США «сделку века» по урегулированию палестино-израильского конфликта. В частности, Р.Т. Эрдоган охарактеризовал данный план как легализацию действий Израиля по оккупации палестинских земель.

Что касается деятельности Турции на территории Северной Африки, то 20 февраля в Стамбуле состоялись переговоры главы Турецкой Республики Р.Т. Эрдогана с лидером Правительства национального согласия (ПНС) Ливии Ф. Сарраджем, подробности которых не были обнародованы. 21 февраля глава Турции также заявил, что не намерен вести переговоры с Х. Хафтаром, поскольку не считает его партнером по диалогу. В этой связи стоит отметить, что днями ранее министр иностранных дел временного правительства Ливии заявил, что действия Турции на территории ливийского государства являются агрессией и представляют собой попытку завоевания страны. 25 февраля в мировых СМИ также появились сведения о том, что Ливийская национальная армия (ЛНА) сбила турецкий беспилотник вблизи Триполи. В тот же день Р.Т. Эрдоган сообщил о гибели двух турецких военных на территории страны.

Внутриполитическая обстановка

Внутренняя политика Турции в феврале, подобно внешней, была преимущественно сконцентрирована на происходящих событиях в соседней Сирии. В частности, в феврале официальные лица страны провели ряд консультаций, посвященных ситуации в Идлибе, на внутриполитическом уровне. Так, 10 февраля прошли переговоры президента Турции с главой Министерства обороны, а ночью 28 февраля в Анкаре под председательством президента Р.Т. Эрдогана состоялось двухчасовое заседание Совета национальной безопасности Турции, в котором приняли участие министр национальной обороны государства Х. Акар, министр иностранных дел М. Чавушоглу, начальник Генштаба ВС Турции Я. Гюлер, а также глава Национальной разведывательной организации Х. Фидан.

Вместе с тем на фоне эскалации ситуации в Идлибе на внутриполитической арене Турецкой Республики в значительной степени активизировалась оппозиция. Так, 4 февраля лидер оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) К. Кылычдароглу, выступая перед своей фракцией, подверг критике действия турецких властей относительно Идлиба, призвав Анкару отказаться от политики, целью которой является смена сирийского руководства. К. Кылычдароглу также отметил, что Турция прежде всего должна обеспечить безопасность своих военных, находящихся в Сирии, а также обсудить с Россией условия прекращения огня. Кроме того, политик акцентировал внимание на том, что Турецкая Республика больше не сможет справляться с потоком сирийских беженцев в одиночку. Спустя несколько дней, 11 февраля, лидер НРП вновь обратился к правительству Турции с призывом изменить позицию относительно сирийского конфликта, заявив, что подобная политика государства порождает социально-экономические проблемы, а Турция не должна выполнять роль инструмента прокси-войны. Лидер «Хорошей партии» М. Акшенер, в свою очередь, после сообщений об атаке турецких военных 28 февраля прервала свой визит в Балыкесир и вернулась в Анкару. Также стало известно о том, что в тот же день Р.Т. Эрдоган и М. Акшенер провели телефонные переговоры с целью обсуждения вопроса Идлиба.

В феврале также стало известно, что президент Турции в 37-й раз подал иск в суд на лидера Народно-республиканской партии (НРП) на сумму 500 тыс. турецких лир за обвинения в связях Р.Т. Эрдогана с Ф. Гюленом, озвученные главной НРП в одном из его выступлений. 17 февраля адвокат оппозиционного политика заявил, что К. Кылычдароглу подал встречный иск против президента на 5 курушей, заявив, что причастность лидера Турции к исламскому проповеднику может быть доказана в судебном порядке.

Среди других событий стоит отметить выступление президента Турецкой Республики на открытии комплекса о утилизации боеприпасов в Кырыккале, в ходе которого он заявил, что вскоре на вооружение ВВС Турции поступят баллистические ракеты «Bozdoğan» турецкого производства, а к 2023 году запланировано начало производства турецких военных самолетов.

Кроме того, в феврале властями Турции были приняты дополнительные меры безопасности. По сообщению Министерства внутренних дел, 11 февраля на юго-востоке, в районе между провинциями Диярбакыр и Батман была начата антитеррористическая операция «Капкан-6». Вместе с тем руководство государства активизировало меры по предотвращению распространения коронавируса. С 5 марта было приостановлено пассажирское авиасообщение с Китаем, а 23 февраля было принято решение о закрытии турецко-иранской границы. В частности, власти закрыли контрольно-пропускные пункты Капыкёй и Эсендере.

25 февраля в турецких СМИ появилась информация о том, что Турция приступила к созданию системы международных судов, функционирующих при международных аэропортах страны и призванных урегулировать юридические проблемы в целях предотвращения задержек и отмен поездок. Первый такой суд приступил к работе 10 февраля в новом аэропорту Стамбула. Предполагается, что в ближайшее время аналогичные «инстанции» будут открыты в Анталье и Измире.

Экономическая ситуация

Напряженность в сирийском Идлибе, по предположениям турецких аналитиков, отразилась не только на российско-турецком политическом диалоге, но и на секторе экономики. 12 февраля глава Союза экспортеров Восточного Черноморья заявил, что турецкие экспортеры испытывают сложности с поставкой в Россию томатов. По его словам, проблема заключается в завершении срока действия квоты, по причине чего грузовики вынуждены стоять на границе Украины с Россией или возвращаться обратно. При этом известно, что турецкие экспортеры осуществили запрос на продление квоты. 12 февраля в Министерстве сельского хозяйства России сообщили, что квота на импорт еще не выработана, но при этом отметили, что приказ на ее увеличение был подписан. Кроме того, в феврале стало известно о том, что Турция сократила закупки газа у «Газпрома» до минимума с 2004 года, а именно – на 35% до 15,510 млрд кубометров.

Тем не менее, Турция продолжает развивать внешнеэкономические связи на других направлениях. 2 февраля посол Украины в Турции заявил, что в рамках визита лидера Турции в Киев стороны подпишут соглашение о предоставлении Анкарой 50 млн долларов на нужды украинской армии. Президент Украины, в свою очередь, по итогам переговоров с Р.Т. Эрдоганом отметил, что стороны намерены увеличить объем двусторонней торговли до 10 млрд долларов в год. Что касается экономических отношений Турции с ее западными партнерами, то в феврале посол Великобритании в Турции сообщил о намерении Лондона заключить с Турцией соглашение о свободной торговле до конца 2020 года. Однако негативные для Анкары новости пришли из Соединенных Штатов: 25 февраля госсекретарь США объявил о введении санкций за несоблюдение закона о нераспространении оружия массового уничтожения в отношении Ирана, Сирии и КНДР (INKSNA) против 13-ти физических и юридических лиц четырех государств, в числе которых оказалась и Турция. По словам М. Помпео, ограничения подразумевают запрет на американские закупки, экспорт и помощь.

Внутриэкономическая ситуация при этом остается неоднозначной. Согласно опубликованным в феврале данным Института статистики Турции (TurkStat), в январе, уже третий месяц подряд, было зафиксировано ускорение инфляции. Курс турецкой лиры при этом также не демонстрирует стабильность. 17 февраля на фоне происходящих событий в Сирии национальная валюта Турции понизилась до минимума, который был зафиксирован в мае 2019 года, составив 6,07 за доллар. По итогам заседания Центрального банка Турции по монетарной политике, завершившегося 19 февраля, было принято решение в шестой раз подряд снизить процентный ставки, на этот раз – до 10,75%. Глава ЦБ Турции М. Уйсал при этом заявил, что лира остается конкурентоспособной, а принимаемые властями меры помогают кредитованию. Тем не менее, после новостей о гибели более 30-ти турецких военных в Сирии 28 февраля курс лиры сократился на 0,7% до 6,25 за доллар, таким образом практически достигнув уровня, свойственного турецкой валюте во время кризиса лета 2018 года.

***

Внешняя политика Турецкой Республики в феврале характеризовалась активизацией военных действий в Сирийской Арабской Республике, а также достаточно опасным охлаждением риторики в отношении России. В целом идлибский кейс является наглядным примером того, что современная Турция, осознавая скорое завершение конфликта, стремится любой ценой укрепить свои позиции в регионе и, судя по всему, в этот раз на кону оказалось даже российско-турецкое сотрудничество. Готовность Анкары пренебречь контактами с Москвой, наряду с ее просьбами о помощи у партнеров по НАТО, в очередной раз подтверждают тот факт, что Турция была и остается частью прозападного альянса, и при любом удобном случае будет пытаться искать поддержки у своих заокеанских коллег. Турция по-прежнему рассчитывает на Запад, прежде всего, в лице Соединенных Штатов, однако американские партнеры предпочитают ограничиваться поддержкой «на словах» и не задействовать ресурсы для оказания помощи напрямую. В таких условиях в дальнейшем Анкаре с наибольшей степенью вероятности придется найти компромисс с Россией, а переговорный процесс по Идлибу является лишь вопросом времени. Отношения Турции с Европейским Союзом в феврале в значительной степени осложнились ввиду открытия Турцией границы с Европой и пропуска беженцев на европейскую территорию. В целом политика Анкары в отношении ЕС осталась практически неизменной и в настоящее время сводится к шантажу лидеров Евросоюза и демонстрации своих великодержавных амбиций.

Ситуация внутри страны также остается достаточно напряженной. Сообщения об увеличении количества погибших турецких военных в Сирии стали поводом для активной деятельности оппозиции, включающей в себя критику в адрес правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и реализуемого ей политического курса. Кроме того, в значительной степени ухудшает внутриполитическое положение нестабильная экономика государства, которая в последний месяц пошатнулась ввиду эпидемии коронавируса, а также стала особенно восприимчива к переменам на внешнеполитической арене. Политика Турции в Сирии оказывает крайне негативное влияние на курс турецкой лиры, а принимаемые Центральным банком меры по стабилизации ситуации по-прежнему нельзя назвать эффективными. В этой связи стоит отметить, что до тех пор, пока правительство Турецкой Республики не перестанет отдавать приоритет реализации успешной внешней политики и игнорировать проблемы внутри страны, ощутимых перемен на внутриэкономическом направлении, скорее всего, не предвидится.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: декабрь 2019 г. (дайджест)

На внешнеполитическом направлении Турции в декабре состоялся ряд важных событий, в числе которых проведение очередного раунда переговоров в Астанинском формате, участие турецкой делегации в юбилейном саммите НАТО, а также осуществление четырехстороннего саммита лидеров Германии, Франции, Великобритании и Турции по Сирии. Отдельно стоит отметить ближневосточный вектор внешней политики Анкары, в рамках которого в декабре Турция провела ряд встреч и переговоров, связанных с обсуждением сирийской и ливийской проблематики.

Внутренняя политика Турецкой Республики за декабрь характеризуется появлением новых политических сил в лице «Партии будущего», возглавляемой бывшим премьер-министром государства А. Давутоглу, критикой правящей партии со стороны оппозиции по ряду вопросов, развитием вооружений и нестабильной экономической ситуацией.

Отношения с Россией

10-11 декабря в Нур-Султане состоялась четырнадцатая по счету встреча в Астанинском формате, посвященная вопросу урегулирования сирийского кризиса. Россию на переговорах представлял спецпредставитель президента А. Лаврентьев, Турцию – замглавы МИД С. Онал, а Иран – старший помощник министра иностранных дел по политическим вопросам А.А. Хаджи. Помимо стран-гарантов мирного процесса, в работе саммита также приняли участие делегации Ирака, Ливана и Иордании.

На повестке дня представителей России, Ирана и Турции прежде всего находилась ситуация на северо-востоке Сирии и обстановка в районе Идлиба. Подчеркнув свою приверженность суверенитету и территориальной целостности Сирии, а также необходимость дальнейшей борьбы с терроризмом, стороны особенно отметили важность реализации российско-турецкого Меморандума от 22 октября 2019 года по стабилизации на северо-востоке страны, а также всех соглашений, касающихся зоны деэскалации в Идлибе. Участники Астанинского процесса осудили продолжающиеся вооруженные атаки Израиля, а также действия, связанные с захватом и перераспределением доходов от продажи сирийской нефти. Кроме того, в ходе переговоров были обсуждены вопросы оказания гуманитарной помощи и возвращения беженцев и внутренне перемещенных лиц на места их постоянного проживания. По итогам встречи стало известно, что следующий раунд переговоров будет проведен в столице Казахстана в марте 2020 года. 14 декабря министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу также озвучил желание Турции провести с Россией отдельный саммит по Сирии в феврале.

В начале декабря Д. Песков официально подтвердил, что встреча президентов России и Турции будет проведена 8 января. 11 и 17 декабря состоялись телефонные переговоры глав России и Турции, в ходе которых В.В. Путин и Р.Т. Эрдоган обсудили ситуацию в Ливии, поддержав посредничество ООН и Германии для прекращения конфликта, а также обменялись мнениями по вопросу урегулирования кризиса в Сирии. 23-25 декабря в целях обсуждения ситуации в сирийском Идлибе и обострившейся обстановки в Ливии состоялся визит правительственной делегации Турецкой Республики в составе представителей внешнеполитического ведомства, Министерства обороны и Национальной разведывательной организации в Москву. В ходе переговоров представители Москвы и Анкары договорились содействовать урегулированию кризиса в Ливии, а также условились продолжать двусторонние контакты по интересующим стороны вопросам. Проблема сирийского урегулирования и ситуация в Ливии в том числе обсуждалась главами МИД России и Турции в ходе телефонных переговоров, проведенных 23 декабря.

В декабре также продолжилось российско-турецкое взаимодействие по линии военных ведомств двух стран. 26 декабря военные России и Турции завершили очередное патрулирование сирийско-турецкой границы в провинции Алеппо по маршруту Гариб – Тахтик – Тахтани. 9 декабря для обсуждения вопросов безопасности в Сирийской Арабской Республике министр обороны России и министр национальной обороны Турции провели телефонные переговоры.

Отношения с Западом

3-4 декабря в Лондоне состоялся юбилейный саммит стран-членов НАТО, в котором в том числе приняла участие турецкая делегация. Несмотря на сохраняющиеся разногласия Турции с рядом членов Североатлантического альянса, на полях саммита со стороны Анкары прозвучали весьма неоднозначные заявления и были приняты неожиданные решения. Так, 5 декабря стало известно, что Турция в конечном итоге одобрила план НАТО по защите Польши и стран Балтии от «российской угрозы». Р.Т. Эрдоган тогда заявил, что в ответ на принятие плана Анкара ожидает от союзников активной поддержки в борьбе с терроризмом, а также указал на необходимость обновления стратегии безопасности альянса. Кроме того, лидер страны заявил, что «зонт безопасности», обеспечиваемый НАТО, по-прежнему важен для Турции, которая проводит многовекторную политику и не рассматривает отношения с Россией в качестве альтернативы контактам в рамках НАТО. Президент Франции Э. Макрон по итогам встречи сообщил, что страны Свероатлантического альянса планируют создать рабочую группу по вопросу приобретения Турцией комплексов С-400.

4 декабря на полях саммита НАТО прошли незапланированные переговоры лидера США с главой Турецкой Республики, в ходе которых в том числе обсуждался вопрос закупки Анкарой российских вооружений. 12 декабря стало известно, что Комитет Сената США по иностранным делам одобрил законопроект о санкциях против Турции. В ответ на это Р.Т. Эрдоган 16 декабря заявил о намерении закрыть расположенные в Турции базы США Инджирлик и Кюреджик в случае применения Вашингтоном санкционного пакета.

Кроме того, 3 декабря в Лондоне состоялся четырехсторонний саммит лидеров Германии, Франции, Великобритании и Турции по Сирии. По информации СМИ, результатами переговоров остались удовлетворены все заинтересованные стороны, однако о каких-либо деталях встречи не сообщалось. 5 декабря Р.Т. Эрдоган подтвердил, что следующий саммит в подобном формате планируется провести в феврале 2020 года в Стамбуле. Несмотря на то, что 18 декабря стало известно о том, что в январе Турция возглавит Форум ОБСЕ по сотрудничеству в области безопасности, в целом отношения Турции со странами Европы остаются напряженными.

В декабре недопонимания по линии Анкара – Брюссель увеличились в связи с ситуацией в Ливии. Так, например, 13 декабря Евросоюз объявил о непризнании турецко-ливийского меморандума о морских зонах, выразив тем самым солидарность с ранее осудившими документ Грецией и Кипром. При этом стоит отметить, что отношения Турции с Кипром в особенности обострились в связи с тем, что 16 декабря Анкара направила на Северный Кипр беспилотник «Bayraktar TB2» для постоянного базирования, что в официальной Никосии расценили как дестабилизирующий ситуацию в регионе шаг.

Ближний Восток и Северная Африка

Политика Анкары на Ближнем Востоке и в Северной Африке в декабре определяется резко изменившимся положением дел в Ливии. Р.Т. Эрдоган еще 15 декабря заявил, что Турция готова оказать любую помощь Правительству национального согласия Ливии (ПНС), а спустя несколько дней отметил, что не станет закрывать глаза на предположительно находящуюся на ливийской территории частную военную компанию «Вагнер» из России. 21 декабря Великое национальное собрание Турции (ВНСТ) ратифицировало подписанное в ноябре соглашение с ПНС о военном сотрудничестве, а 26 декабря Правительство национального согласия Ливии (ПНС) официально запросило у Турции воздушную, наземную и морскую военную поддержку для отражения наступления на Триполи сил восточного правительства страны. Вскоре после этого президент Р.Т. Эрдоган заявил, что парламент Турции проголосует по данному вопросу уже в январе 2020 года, и решение будет принято к 8-9 января.

28 декабря в мировых СМИ распространились сведения о том, что Турция уже отправила в Ливию первую партию боевиков в составе 120 человек, однако данная информация официального подтверждения не получила. Стоит отметить, что политика Турции вызывает опасения не только в странах Европы, но и у региональных игроков Ближнего Востока. Особенно активно намерения Анкары критикует Египет. Так, 19 декабря во внешнеполитическом ведомстве Египта в очередной раз раскритиковали договор Турции с ПНС, а 26 декабря в ходе телефонного разговора с Д. Трампом А.Ф. ас-Сиси призвал прекратить вмешательство иностранных сил в конфликт.

С началом операции сирийской армии в Идлибе также обострилась ситуация в Сирии. Особенно болезненно такого рода известия восприняла Турецкая Республика. 22 декабря президент Турции заявил, что более 80 тысяч человек начали бежать из Идлиба к сирийско-турецкой границе, при этом подчеркнув, что Анкара не сможет справиться с новой волной беженцев. Помимо этого, 24 декабря министр обороны Турции Х. Акар сообщил, что на севере Сирии по-прежнему наблюдается частичное присутствие курдских подразделений, которые должны были покинуть регион в соответствии с достигнутыми ранее соглашениями с Российской Федерацией и Соединенными Штатами. Ранее Р.Т. Эрдоган заявил, что Турция покинет территорию Сирии только тогда, когда ее попросит об этом сирийский народ, а официальный представитель МИД Турции напомнил, что Турецкая Республика может возобновить военную операцию в Сирии в том случае, если вышеупомянутые соглашения не будут выполнены.

Внутриполитическая обстановка

Центральным событием на внутриполитической арене Турецкой Республики стало объявление А. Давутоглу 13 декабря о создании новой «Партии будущего». В ходе своей речи на церемонии, приуроченной к созданию партии, экс-премьер-министр государства подверг критике правящую Партию справедливости и развития (ПСР), обвинив ее в концентрации власти в одних руках и настигшем страну экономическом кризисе. Помимо этого, А. Давутоглу озвучил основные внутри- и внешнеполитические ориентиры новоиспеченной партии, многие из которых сводились к прозападным демократическим ценностям: политик много рассуждал о необходимости расширения прав и свобод, а также об уважении к различным этносам, культурам и конфессиям. Кроме того, стало известно, что в декабре А. Давутоглу отклонил предложение лидера «Хорошей партии» М. Акшенер о переводе депутатов в «Партию будущего» в случае, если новая партия столкнется с проблемой нехватки членов для участия в выборах. Политик также подчеркнул, что в дальнейшем не планирует вступать в коалицию с ПСР, но при этом не исключил возможности образования союза с «Хорошей партией».

В начале месяца 4 декабря в Партии националистического движения (ПНД) сообщили о том, что приостанавливают дальнейшее продвижение законопроекта об амнистии от 24 сентября 2018 года, который неоднозначно воспринимался в политических кругах Турции. Как пояснил лидер партии Д. Бахчели, решение было принято после консультаций с ПСР, лидер которой активно критиковал данный документ, во избежание конфликтов в «Народной коалиции». Также в декабре продолжились аресты политиков, подозреваемых в связях с террористическими элементами Турции. Так, 16 декабря на основании решения суда по подозрению в связях с запрещенным на территории Турецкой Республики движением FETÖбыл арестован мэр района Урла в провинции Измир от Народно-республиканской партии (НРП) И.Б. Огуз.

В конце месяца президент страны Р.Т. Эрдоган озвучил планы по проведению в скором времени тендера на реализацию проекта канала «Стамбул», а также объявил, что проект никак не будет связан с конвенцией Монтрё. Выступая перед главами региональных отделений правящей Партии справедливости и развития (ПСР) в Анкаре 26 декабря, президент государства подчеркнул, что Турция рассматривает «Стамбул» в качестве альтернативы Босфору. Стоит отметить, что данный проект подвергается широкой критике со стороны оппозиции. Так, помимо мэра Стамбула Э. Имамоглу, предлагающего провести референдум по данному вопросу, против реализации проекта выступает лидер «Партии счастья» Т. Карамоллаоглу, который в конце декабря обвинил правительство в том, что при помощи проекта канала «Стамбул» оно лишь пытается извлечь финансовую выгоду.

13 декабря стало известно о том, что на фоне турецко-американских противоречий относительно истребителей F-35 Турция планирует ускорить создание собственного истребителя TF-X (MMU), разрабатываемого турецкой авиастроительной компанией TurkishAerospace Industries (TAI) и корпорацией BAE Systems. Помимо этого, 22 декабря на военной верфи Гёльджю, расположенной на северо-западе страны, была спущена на воду первая собранная в Турции подводная лодка типа 214 TN под названием «Pirireis». Известно, что обустройство «Pirireis» продолжится вплоть до 2020 года, после чего лодка официально поступит на вооружение ВМС Турции. Президент Турции Р.Т. Эрдоган, присутствовавший на мероприятии, сообщил, что к 2027 году ВМС Турции получат 6 подводных лодок такого типа.

Экономическая ситуация

На внешнеэкономическом направлении в декабре Россией и Турцией активно обсуждался вопрос торговли вооружениями. Так, 13 декабря руководитель Управления оборонной промышленности Турции И. Демир заявил, что Россия и Турция близки к заключению соглашения на поставку дополнительных систем С-400. В начале месяца И. Демир также сообщил, что Турция тщательно изучает тактико-технические характеристики российских истребителей Су-35. Кроме того, 9 декабря в «Росатоме» сообщили, что компания «Аккую Нуклеар» и АО по передаче электроэнергии Турции «TEIAS» подписали соглашение  о подключении АЭС «Аккую» к энергосистеме страны. 30 декабря генеральный директор «Росатома» сообщил, что строительство второго энергоблока может начаться в первом квартале 2020 года. 25 декабря также стало известно о том, что Турция выделит Министерству обороны Грузии 100 млн лир в рамках турецко-грузинского соглашения о военном сотрудничестве. 9 декабря президент Турции сообщил о намерении провести геологоразведочные работы в Черном море и международных водах. Кроме того, Р.Т. Эрдоган не исключил возможности проведения аналогичных работ в Восточном Средиземноморье совместно с Ливией.

Что касается экономической ситуации внутри страны, то на фоне заявлений Р.Т. Эрдогана о планах закрыть американские военные базы турецкая лира начала стремительно дешеветь. 16 декабря стоимость национальной валюты Турции снизилась на 0,7%, составив 5,58 за доллар. 19 декабря курс лиры продолжил падать, достигнув двухмесячного минимума. Лира опустилась на 0,3% до 9,54 за доллар, даже несмотря на решение об ограничении своп операций банков с иностранными клиентами. Согласно данным Института статистики Турции (TurkStat), за ноябрь инфляция в Турции ускорилась до 10,6%, а министр финансов и казначейства Турции Б. Албайрак еще 3 декабря заявил, что к концу 2019 года показатель инфляции будет составлять ниже прогнозируемых ранее 12%. В этой связи Центробанк Турции 13 декабря принял решение снизить процентные ставки на 200 базисных пунктов.

21 декабря парламент Турции ратифицировал бюджет правительства на 2020 год, в рамках которого предусмотрено увеличение расходов на образование, здравоохранение и оборону. Правительство Турции в свою очередь утвердило размер минимальной зарплаты, которая в 2020 году поднимется на 15% и будет составлять 2325 лир. Также в декабре стало известно о том, что Р.Т. Эрдоган подписал закон о введении налогов на ряд услуг, в том числе 2%-ый сбор за проживание в отелях. Ожидается, что нововведения вступят в силу 1 апреля 2020 года.

***

Российско-турецкие отношения в декабре, с одной стороны, традиционно оставались дружественными и характеризовались интенсивными контактами и консультациями по ряду вопросов, представляющих взаимный интерес, с другой – подверглись серьезным испытаниям, например, в лице обострения ситуации в Ливии, которое выявило определенные расхождения во мнениях между двумя сторонами по данной проблематике. В настоящий период времени в рамках ливийского кризиса Россия, официально не поддерживающая ни одну из сторон, и Турция, предпочитающая сосредоточить все ресурсы на помощи Ф. Сараджу, находятся «по разные стороны баррикад». При этом особую важность приобретает тот факт, что Москва и Анкара осуществляют двусторонний диалог, призванный нивелировать несовпадения во взглядах и произвести обмен мнениями для того, чтобы предотвратить возникновение каких-либо противоречий в дальнейшем. Вместе с тем достаточно тревожными (но не неожиданными) для российской стороны стали некоторые заявления и решения официальных лиц Турции, озвученные на саммите НАТО. В этой связи России всегда стоит учитывать, что как бы тесно не взаимодействовали Москва и Анкара, и как бы громогласно Турция не рассуждала о собственной политической независимости, она по-прежнему остается членом прозападного военно-политического блока, и в определенной степени подвержена европейско-американскому влиянию.

При этом о нормализации отношений Турецкой Республики с Западом речи также идти не может. Так, например, празднование 70-летия Североатлантического альянса омрачали существующие между его участниками споры, большая часть которых прямо затрагивала интересы Турции. Помимо вопроса С-400, западных лидеров не устраивает политика Турции на Ближнем Востоке, и если еще несколько месяцев назад противоречия ограничивались действиями Анкары в Сирии, то сегодня к ним добавился ливийский конфликт, в рамках которого Турция, судя по всему, настроена более чем решительно. При этом стоит отметить, что политика западных государств в отношении Турции по-прежнему сводится к уже изжившим себя методам шантажа и практике применения экономических санкций, которые только отталкивают Анкару, желающую добиться уважения своих интересов, от такого рода «союзничества».

Главным событием месяца на внутриполитической арене Турции стало создание экс-премьер-министром государства «Партии будущего», которая, предположительно, в ближайшем будущем сможет составить серьезную конкуренцию утрачивающей свое влияние правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Особую важность при этом приобретает интерес к новой партии со стороны «Хорошей партии», взаимодействие А. Давутоглу с руководством которой в дальнейшем также нельзя исключать. Несмотря на то, что «Партия будущего» – новый игрок на политической арене Турции, пока еще никак не проявивший себя, ее демократическая на первый взгляд программа с наибольшей долей вероятности найдет отклик среди части населения, уставшей от главных «атрибутов» политики ПСР последних лет – постоянных преследований неугодных властям лиц, постепенной исламизации турецкого общества и затянувшегося экономического кризиса, неблагоприятные последствия которого правящая элита страны вновь пытается «замаскировать» краткосрочными победами на международной арене.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: ноябрь 2019 г. (дайджест)

Среди ключевых событий во внешней политике Турции за последний месяц необходимо отметить осуществление российско-турецкого патрулирования сирийско-турецкой границы, проведение телефонных переговоров лидеров России и Турции, а также восстановление паромного сообщения между двумя странами. Также в ноябре Р.Т. Эрдоганом был осуществлен визит в Вашингтон, в ходе которого состоялась двусторонняя встреча главы Турции с Д. Трампом. Кроме того, президент Турецкой Республики посетил Венгрию для участия в заседании Совета стратегического сотрудничества высокого уровня и принял в Стамбуле главу Правительства национального согласия Ливии (ПНС).

Ситуация на внутриполитической арене Турции характеризуется продолжающимся расколом внутри правящей элиты страны, который в том числе сопровождается выходом из правящей Партии справедливости и развития еще двух политиков, а также началом двух крупных операций против членов РПК и арестами прокурдских политических деятелей. На внешнеэкономическом направлении Турция активно развивает контакты с рядом стран, а также проводит некоторые реформы экономической системы внутри страны.

Внешняя политика

22 ноября произошло достаточно важное для российско-турецких отношений событие — Турция впервые с 2014 года сняла запрет на паромное сообщение между Турецкой Республикой и Крымом. Отныне паромы будут ходить по маршруту Керчь-Зонгулдак и обратно. В целом отношения России и Турции в ноябре характеризовались в первую очередь взаимодействием в Сирии, осуществляемым в рамках достигнутых ранее в Сочи договоренностей.

1 ноября стороны провели первое совместное патрулирование сирийско-турецкой границы в районе города Камышлы, а к концу месяца, 30 ноября, Россия и Турция завершили двенадцатое патрулирование на востоке Евфрата по новому маршруту — между районами Дерик и Камышлы. По сообщениям Министерства обороны Турецкой Республики, патрулирование проводилось при участии восьми единиц бронетехники, а маршрут отслеживался российским БПЛА «Орлан-10». Координация действий и консультации по данному вопросу продолжаются на уровне военных ведомств двух стран. Так, в начале месяца состоялись переговоры начальника Генштаба ВС России и главы Генштаба ВС Турции, в ходе которых стороны обсудили текущую обстановку в сирийском регионе. Однако при этом важно отметить, что 18 января глава МИД Турции упрекнул Россию и США в невыполнении достигнутых договоренностей, в частности, затрагивающих вывод из региона курдских формирований, а также добавил, что Турция может возобновить военную кампанию на Севере Сирии.

9 ноября состоялись телефонные переговоры лидеров России и Турции, в ходе которых В.В. Путин и Р.Т. Эрдоган обсудили сирийское урегулирование. В частности, стороны обменялись мнениями по ситуации в Идлибе, а также подчеркнули значимость вклада стран-гарантов астанинского процесса как в политическое урегулирование в целом, так и в запуск работы Конституционного комитета, первое заседание которого завершилось 1 ноября.

Ключевым событием на американо-турецком направлении стал визит Р.Т. Эрдогана в Вашингтон. 13 ноября президенты США и Турции провели двусторонние переговоры, которые, однако, не принесли желаемых результатов обеим сторонам. Стоит отметить, что настрой у турецкой стороны еще накануне переговоров был не самым оптимистичным. Так, в начале месяца в МИД Турции жестко раскритиковали ежегодный доклад Госдепартамента США, в котором среди угроз безопасности Турции не упоминаются отряды PYG, а президент Турции, вылетая в Вашингтон, сообщил, что намерен передать Д. Трампу неуважительное письмо, в котором помимо нелицеприятных обращений к Р.Т. Эрдогану, содержится информация о контактах США с командующим Демократическими силами Сирии, которые лидер Турции счел неприемлемыми.

Главное темой на повестке дня, как и ожидалось, был вопрос развертывания Турцией зенитно-ракетных комплексов С-400, от чего лидер Соединенных Штатов активно призывал Турцию отказаться. Как стало известно по завершении переговоров, которые длились чуть больше часа, Р.Т. Эрдоган заявил, что не откажется от американских систем Patriot, если стороны придут к согласию относительно закупки вооружений, а также в очередной раз подчеркнул, что Турция не намерена разрывать контракт по российским С-400. По итогам встречи обе стороны подчеркнули прогресс, достигнутый в ходе проведенных переговоров, а также условились и дальше продолжать диалог по вопросу нахождения компромисса по С-400. По итогам визита в Вашингтон министр обороны Турции Х. Акар объявил, что российские ЗРК, развертывание которых планируется завершить к весне 2020 года, будут работать в автономном режиме. Тем не менее, российскими ЗРК американо-турецкие противоречия не ограничились: 19 ноября стало известно, что в МИД Турции осудили заявление госсекретаря США о законности израильских поселений в Восточном Иерусалиме и на Западном берегу реки Иордан, подчеркнув, что Турция намерена отстаивать независимость Палестины и права палестинского народа.

Со странами Европейского Союза взаимодействие Турецкой Республики также складывается не самым лучшим образом. 2 ноября министр внутренних дел Турции пригрозил Европе вернуть взятых в плен боевиков, особенно отметив, что Анкара не намерена разбираться с ними в одиночку. 11 ноября Турция начала депортацию иностранных террористов на территорию стран Европы и США. Особенно за последний месяц испортились отношения Турции с Парижем. 1 ноября стало известно, что посол Франции был вызван в МИД Турции в связи с принятием резолюции, осуждающей военную операцию Турции в Сирии. 28 ноября министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу, комментируя слова Э. Макрона о том, что Анкара может не рассчитывать на поддержку НАТО в случае проведения в Сирии военных компаний, обвинил лидера Франции в поддержке терроризма. 29 ноября к критике Э. Макрона присоединился Р.Т. Эрдоган: в ответ на слова президента Франции о «смерти мозга» НАТО президент Турции назвал его слова неприемлемыми, а также в достаточно резкой манере посоветовал ему самому провериться у специалиста. В конце ноября также стало известно о том, что Турция отказалась принимать план Североатлантического альянса по защите стран Балтии и Польши от так называемой «российской угрозы».

В начале месяца министры обороны Греции, Египта и Кипра в очередной раз осудили Турцию за начатую 15 ноября исследовательскую деятельность в исключительной экономической зоне Кипра, назвав ее незаконной. В ответ на обвинения Р.Т. Эрдоган 12 ноября заявил о том, что Турция может приостановить переговорный процесс о вступлении в ЕС в том случае, если Европа и дальше продолжить затягивать его, а также угрожать санкциями за политику страны в отношении Кипра. Кроме того, 28 ноября в ходе визита Ф. Сарраджа в Стамбул между Турцией и Правительством национального согласия Ливии (ПНС) было подписано соглашение о военном сотрудничестве, а также о морских границах в Средиземном море, что болезненно было воспринято некоторыми странами-членами ЕС. 29 ноября Греция, Кипр, а также Египет заявили, что подписанные документы не имеют юридической силы.

Единственной европейской страной, с отношения с которой у Турции за последний месяц складываются более менее благополучно, стала Венгрия. 7 ноября состоялся официальный визит Р.Т. Эрдогана в Будапешт, в ходе которого он принял участие в заседании Совета стратегического сотрудничества высокого уровня Турция-Венгрия и провел переговоры с премьер-министром государства В. Орбаном. По итогам двусторонней беседы было подписано 10 соглашений о стратегическом, оборонном, миграционном и культурном сотрудничестве между двумя странами, а на совместной пресс-конференции президент Турции поблагодарил руководство Венгрии за поддержку европейской интеграционной политики Анкары.

Внутриполитическая обстановка

На внутриполитической арене Турции в ноябре необходимо отметить продолжающийся «раскол» правящей Партии справедливости и развития (ПСР). 8 ноября стало известно о том, что ряды ПСР покинули еще два политика — И.М. Шахин, в прошлом занимавший пост главы стамбульского района Кадыкёй от ПСР, и некогда приближенный к президенту Турции политик Ф. Уста. Стоит отметить, что причиной выхода из партии оба политических деятеля назвали имеющиеся разногласия у членов ПСР и неискренность руководства партии.

7 ноября стало известно о том, что А. Давутоглу, ранее также покинувший ПСР, провел встречу с лидером Партии счастья Т. Карамоллаоглу, в ходе которой сообщил о ходе работы над созданием своей новой партии. А. Давутоглу, еще раз подтвердивший, что партия под его руководством будет создана к концу 2019 года, в частности отметил, что рассматривал вариант создания политического объединения вместе с другим свои коллегой — А. Бабаджаном, однако тот, в свою очередь, не проявил должного интереса к данной идее, вследствие чего было принято решение о создании двух отдельных политических сил. Кроме того, в ноябре бывший президент Турции А. Гюль опроверг слухи о том, что он собирается присоединяться к новому политическому движению, возглавляемому А. Бабаджаном, заявив, что намерен лишь ограничиться поддержкой партии извне.

19 ноября Партия справедливости и развития опубликовала результаты достаточно интересного общественного опроса, согласно которому самыми популярными политиками Турции после президента страны Р.Т. Эрдогана стали Э. Имамоглу, занимающий пост мэра Стамбула от Народно-республиканской партии (НРП) и бывший сопредседатель Демократической партии народов (ДПН) С. Демирташ. Далее в списке расположились глава Партии националистического движения Д. Бахчели и лидер «Хорошей партии» М. Акшенер, в то время как К. Кылычдароглу, возглавляющий Народно-республиканскую партию (НРП), занял среди «фаворитов» населения Турции лишь 7 место.

В ноябре особое внимание в Турции было уделено вопросу безопасности. Месяц начался с объявления 8 ноября представителями МВД Турции о начале крупномасштабной операции на юго-востоке страны в провинциях Диярбакыр, Муш и Бингёль. Согласно информации ведомства, операция под названием «Кыран-5» направлена против членов запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК), и в ней приняли участие более 2 тысяч сотрудников жандармерии и других силовых структур государства. Спустя 5 дней 13 ноября в МВД Турции сообщили о начале новой операции «Кыран-6» в провинциях Ван, Хаккяри и Ширнак с целью предотвращения подготовки РПК к зимнему периоду, в частности, создания специальной инфраструктуры для осуществления террористической деятельности.

При этом стоит отметить, что Турецкая Республика продолжает борьбу с терроризмом не только силовыми методами. Так, 4 ноября власти Турции отстранили от деятельности мэра района Кызылтепе провинции Мадин от прокурдской Демократической партии народов (ДПН). Н.Э. Йилмаз, которая была обвинена в членстве в РПК, стала уже 14-м политиком, отправленным в отставку по обвинению в терроризме.

Экономическая ситуация

На внешнеэкономическом направлении в ноябре Турция активно развивала контакты с Казахстаном. В результате 11-го заседания турецко-казахской смешанной экономической комиссии, состоявшейся в Стамбуле, было подписано 3 соглашения в области экономического взаимодействия, которые в том числе должны внести вклад в развитие двустороннего торгового оборота и достижения отметки в 10 млрд долларов. Кроме того, по завершении встречи глав МИД G20 в Нагое, проходившей 22-23 ноября, стало известно о том, что к концу 2019 года Турция и Япония планируют заключить соглашение об экономическом партнерстве.

Внешнеэкономические связи также обсуждались в ходе встречи Р.Т. Эрдогана с В. Орбаном. По итогам переговоров стороны пришли к общему мнению относительно того, что товарооборот между двумя странами необходимо повысить с имеющихся 2,3 млрд долларов до 6 млрд долларов. Премьер-министр Венгрии также отметить важность скорого запуска проекта «Турецкий поток» и обеспечения Венгрии природным газом с территории Турции.

19 ноября «Газпром» объявил о завершении необходимых пусконаладочных работ перед вводом в эксплуатацию трубопровода «Турецкий поток». 25 ноября пресс-секретарь президента России Д. Песков сообщил, что наземная часть российско-турецкого проекта будет готова в первой декаде 2020 года. В конце ноября лидер Турции Р.Т. Эрдоган уточнил дату запуска проекта, сообщив, что она запланирована на 8 января. Вместе с тем 30 ноября турецкой провинции Эдирне состоялась церемония открытия завершающей фазы проекта Трансанатолийского газопровода (TANAP), в которой приняли участие президенты Турции и Азербайджана.

На внутриэкономическом направлении Турция продолжает развивать финансовый сектор. Так, в ноябре стало известно, что Турецкая Республика к концу 2020 года планирует завершить тестирование цифровой валюты. Согласно ежегодной президентской программе, цифровая лира будет выпущена Центральным банком страны, а Правительство Турецкой Республики разработает платформу для обработки мгновенных платежей на основе новой цифровой валюты.

В соответствии с данными, обнародованными в ноябре Институтом статистики Турции (TurkStat), годовая инфляция в октябре снизилась до минимального уровня за последние 3 года ­- с 9,26% до 8,55%. 21 ноября стало известно о том, что Великое национальное собрание Турции (ВНСТ) приняло решение утвердить налоги на проживание в отелях Турции и цифровые услуги, а также увеличить сумму подоходного налога для высокооплачиваемых работников страны. Отныне лица, заработная плата которых составляет более 500 тысяч лир в год, будут обязаны выплачивать налог в размере 40%.

При этом стоит отметить, что президент государства Р.Т. Эрдоган в свойственной ему манере пытается повлиять на экономическую ситуацию в стране путем агитации населения отказаться от доллара. В одном из своих выступлений в Парламенте лидер Турции заявил, что экономика страны восстанавливается, попутно призвав население поддержать национальную валюту отказом от американской.  Кроме того, 26 ноября президент Турции призвал Центробанк продолжить снижение процентных ставок. Стоит отметить, что словам президента страны о продолжении процесса экономического восстановления Турции вторит министр финансов и казначейства государства Б. Албайрак. В ходе встречи бизнесменов в Трабзоне 28 января Б. Албайрак, фактически процитировав слова президента, заявил об экономическом росте Турции, а также сообщил, что, согласно прогнозам, в последнем квартале года экономика страны вырастет на 4-5% в годовом исчислении.

***

На российско-турецком направлении в ноябре произошло достаточно много значимых событий, одним из которых стал запуск процесса совместного патрулирования сирийско-турецкой границы силами России и Турции в рамках осуществления сочинского Меморандума. Сегодня стороны активно взаимодействуют по вопросу обеспечения безопасности в Сирии не только на уровне военных ведомств двух стран, но и в формате двусторонних переговоров на высшем уровне. Тем не менее, даже несмотря на такого рода тесные контакты и успешное сотрудничество, Турция достаточно трепетно относится к вопросу вывода из региона курдских формирований и иногда позволяет себе возвращаться к разговору о возобновлении военных операций в случае невыполнения ее условий.

Однако стоит отметить, что проблема курдских подразделений в гораздо большей степени затрагивает турецко-американские отношения, в частности, в сфере взаимодействия по вопросам безопасности. Анкара по-прежнему критикует Вашингтон за сотрудничество с курдскими элементами, а также за отказ признать их террористическими. Также сохраняются разногласия по вопросу приобретения Турцией С-400. Несмотря на ликования Д. Трампа по поводу того, что в ходе переговоров с лидером Турции был достигнут определенный прогресс, реальных результатов встреча не принесла — компромисс, призванный уладить споры между двумя сторонами, так и не был найден, а ряд двусторонних проблем по-прежнему остался нерешенным. Европейская политика Турции характеризуется публичной критикой действий западных лидеров, а также явным желанием продемонстрировать независимость Турции от ЕС и стран-членов Союза, что лишь подтверждается слова Р.Т. Эрдогана о возможности приостановления Турцией переговорного процесса о евроинтеграции.

На внутриполитическом направлении Турецкой Республики очевиден кризис, царящий в Партии справедливости и развития (ПСР) уже на протяжении нескольких месяцев. Правящую партию практически ежемесячно покидают политики, которые почти единогласно озвучивают одну и ту же причину своих действий — сосредоточение власти в руках определенного круга лиц и нежелание руководства принимать во внимание интересы и предложения других членов партии. Для правящей ПСР такая ситуация является крайне неблагоприятной, учитывая тот факт, что вскоре на внутриполитической арене ее могут «потеснить» новые политические силы под руководством весьма авторитетных в турецком обществе политиков. Предположение о том, что ПСР переживает не самый лучший в истории период подтверждает в том числе и статистика, в соответствии с которой авторитетом у населения (за исключением Р.Т. Эрдогана) в основном пользуются лидеры оппозиционных партий. Одной из причин таких результатов, как и всегда, является слабая и уязвимая к внешнему воздействию экономика Турции. Несмотря на то, что и президент страны Р.Т. Эрдоган, и министр финансов и казначейства Б. Албайрак в один голос заявляют о том, что в Турции в скором времени ожидается рост экономических показателей, до тех пор, пока данные обещания не воплотятся в реальность, имидж правящей партии и причастных к ней политиков в глазах населения с наименьшей долей вероятности изменится в лучшую для ПСР сторону.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: октябрь 2019 г. (дайджест)

Среди главных событий, произошедших во внешней политике Турции, представляется необходимым отметить начало новой военной операции в Сирии, визит Р.Т. Эрдогана в Россию, а также ряд контактов со странами Запада, осуществленными на фоне роста напряженности в турецко-американских и турецко-европейских отношениях.

Для внутренней политики Турции за октябрь характерны преследования политически активных лиц, не поддерживающих военную кампанию страны, рост критики властей со стороны оппозиции, а также продолжающийся «раскол» ПСР, связанный с увеличением количества покинувших правящую партию политиков.

Отношения с Россией

9 октября В.В. Путин и Р.Т. Эрдоган провели телефонные переговоры, посвященные подготовке Турции к очередной военной кампании на территории Сирии, а днем ранее данная тематика обсуждалась министрами иностранных дел России и Турции. Однако ключевым событием месяца на российско-турецком направлении стал рабочий визит лидера Турецкой Республики в Россию, состоявшийся 22 октября.

В ходе двусторонних переговоров в Сочи, которые продлились более 6 часов, главы России и Турции обсудили ключевые вопросы, находящиеся на повестке дня, в частности, аспекты российско-турецких отношений, сирийскую проблематику, совместную антитеррористическую деятельность и военную операцию Турции, начатую в регионе. Помимо договоренностей о продолжении содействия политическому урегулированию конфликта, одним из главных итогов двусторонней беседы и переговоров в расширенном составе, стало подписание президентами двух стран меморандума о взаимопонимании между Россией и Турцией, состоящего из 10 пунктов. «Исторический», по словам турецких СМИ, документ предполагает выведение к 29 октября курдских формирований из 30-километровой приграничной зоны под наблюдением российской военной полиции и сирийской пограничной службы, а также проведение Россией и Турцией совместного патрулирования границ к западу и востоку от района операции турецких ВС  на глубину 10 километров. Отдельно в меморандуме отражено положение о том, что зона патрулирования не будет включать в себя город Камышлы, находящийся под контролем сирийской армии. По словам руководителя российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии, к 29 октября условия меморандума по отводу курдских отрядов самообороны были выполнены.

Не менее значимым стало взаимодействие на межпарламентском уровне. 12 октября в Стамбуле состоялась III Конференция спикеров парламентов по вопросам противодействия терроризму и укреплению регионального взаимодействия, в которой приняла участия в том числе и делегация Российской Федерации. Особую значимость приобретает тот факт, что накануне, 11 октября, прошла встреча председателя Госдумы В.В. Володина с президентом Турецкой Республики Р.Т. Эрдоганом, в ходе которой стороны в том числе обсудили вопрос гармонизации законодательства по борьбе с терроризмом.

Отношения с Западом

Взаимодействие Турции с западным миром по-прежнему сложно назвать конструктивным. Помимо того, что в конце месяца в США приняли резолюцию, признающую геноцид армян и не признанную Турцией, отношения формата Анкара-Вашингтон были омрачены политикой Турции в соседней Сирии. Активность Турции в регионе в значительной степени отразилась на риторике официальных лиц США по отношению к Анкаре. Так, например, после не совсем удачных телефонных переговоров глав Соединенных Штатов и Турции, прошедших на фоне заявлений Р.Т. Эрдогана о скором начале военной компании, 8 октября Д, Трамп в своем Twitter-аккаунте пообещал «разрушить экономику Турции», если она «перейдет границы» на сирийской земле. Ранее в Белом Доме сообщили, что Вашингтон не только не будет принимать участие в операции, но и отведет войска от района ее проведения, а также подчеркнули ответственность Турции за взятых в плен боевиков ИГИЛ (здесь и далее — террористическая организация, запрещенная на территории Российской Федерации). Вице-президент Турции Ф. Октай в ответ лишь заявил, что Турция не намерена менять свою политику под влиянием угроз американских коллег.

Несмотря на неоднозначные заявления Вашингтона, реакция властных кругов США на начатые Турцией военные маневры была довольно жесткой. Так, 11 октября в Госдепартаменте предупредили, что Анкаре грозит введение санкций в случае этнических чисток и неизбирательных ударов по населению Сирии, а Сенат и республиканцы в Палате представителей Конгресса тем временем начали активно разрабатывать законопроект о санкциях. Масла в огонь 12 октября также подлили сообщения Пентагона об обстреле наблюдательного пункта США недалеко от города Кобани, однако в Министерстве обороны Турции данную информацию категорически опровергли. Д. Трамп, в свою очередь, отправил лидеру Турции письмо, в котором, в привычной ему манере и явно не подбирая слов, призвал коллегу «не валять дурака». 17 октября ввиду эскалации напряженности состоялась встреча вице-президента США М. Пенса с лидером Турции Р.Т. Эрдоганом, по итогам которой стороны условились создать в Сирии 30-километровую зону безопасности, а также договорились о приостановке турецкой операции на 120 часов.

Стоит отметить, что политика Турции в Сирийской Арабской Республики также подверглась резкой критике со стороны европейских государств. А. Меркель, например, заявила, что Германия перестанет поставлять Турции оружие, если последняя не откажется от военных действий, а 14 октября в ходе заседания Совета ЕС страны Европы, осудив действия Турции, приняли решение ввести против нее санкции. Для того, чтобы обвинения звучали убедительнее, Турции также припомнили проведение буровых работ в пределах исключительной экономической зоны Кипра. Позже резолюцию о санкциях выпустил и Европарламент. Официальная Анкара такого рода решение осудила, а также напомнила Евросоюзу о возможности открытия границы для 3,6 млн беженцев, стремящихся попасть в Европу.

Отдельно данную проблему Р.Т. Эрдоган обсуждал в ходе телефонных переговоров с премьер-министром Великобритании Б. Джонсоном и канцлером Германии А. Меркель 20 и 27 октября соответственно, однако конкретных результатов они не принесли. Кроме того, 11 октября на пресс-конференции с М. Чавушоглу по итогам своего визита в Турцию обеспокоенность операцией выразил генеральный секретарь НАТО Й. Столтенберг, который ко всему прочему напомнил Анкаре об «опасности» приобретения С-400, но при этом отверг идею о выходе Турции из военно-политического альянса.

Ближний Восток

Как уже отмечалось, с начала месяца в Турции не утихают заявления о готовящейся военной операции в Сирии. 9 октября президент Турции Р.Т. Эрдоган объявил о начале военной кампании под названием «Источник мира», направленной против запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК) и ИГИЛ.

Операция Турции началась с воздушных ударов, однако затем ВС Турецкой Республики перешли к наземному наступлению, со слов Р.Т. Эрдогана, к 10 октября уничтожив 109 террористов, а к 12 октября захватив города Рас эль-Айн и Телль-Абъяд. 14 октября Турция взяла под свой контроль еще несколько городов, в том числе Манбидж и Кобани. После того, как США и Турция договорились о приостановке военных действий, 19 октября в Министерстве обороны Турции обвинили курдские формирования в нарушении оговоренного «перемирия» и совершении 14 атак. В конечном итоге операция завершилась 22 октября в результате переговоров лидеров России и Турции.

При этом интересно, что операцию Анкары не поддержали не только на Западе, но и в ближневосточном регионе. Особой критике действия Турции подверг Тегеран — во внешнеполитическом ведомстве государства заявили, что проведение операции не только не будет способствовать безопасности, но и приведет к новым человеческим жертвам. Примерно к таким же выводам пришли главы МИД ЛАГ по завершении экстренного заседания, опубликовав заявление, в котором также подчеркивается возможность введения антитурецких санкций. Официальный представитель правящей в Турции партии, комментируя данное решение, раскритиковал его и заявил, что арабский мир тем самым поддержал террористов.

Помимо начала военной операции, важным событием октября стал запуск 30 октября Конституционного комитета Сирии в Женеве при участии глав МИД России, Турции и Ирана. Министр иностранных дел Турции М. Чавушоглу, комментируя начало работы Комитета, назвал это событие «историческим шагом» на пути длительного сирийского урегулирования, а также подчеркнул вклад стран-гарантов Астаны в мирный процесс.

Внутриполитическая обстановка

Внимание общественности на внутриполитической арене Турции в октябре также было приковано к проводимой ВС государства военной операции «Источник мира». В условиях разнородности мнений по вопросу поддержки военной кампании в Сирии среди населения в Турции заметно активизировалась оппозиция.

Так, например, глава отделения Народно-республиканской партии (НРП) в Стамбуле осудила действия властей за критику тех, кто выступает против военного вмешательства Турции в Сирию и поддерживает мирный процесс. Стоит отметить, что данные заявления представителем НРП были сделаны неслучайно. Критика действий правительства Р.Т. Эрдогана была озвучена на фоне инициированных в начале месяца прокуратурой Турции расследований против ряда политиков-членов еще одного оппозиционного блока — прокурдской Демократической партии народов (ДПН). Обвинения в оказании поддержки терроризму, обоснованные публичной критикой турецкой военной кампании, были выдвинуты сразу 5 политикам вышеупомянутого политического объединения.

При этом в Турции до сих пор продолжается судебный процесс по делу о попытке осуществления государственного переворота 15 июля 2016. 4 октября по итогам слушания в суде Анкары по тяжким уголовным преступлениям к тюремному заключению по обвинению в организации переворота и причастности к организации Ф. Гюлена, были приговорены 17 человек-бывших сотрудников турецкого оборонного предприятия ASELSAN. Максимальный срок заключения составил 7 лет 9 месяцев и 22 дня.

Вместе с тем в октябре отчетливо проявилась тенденция к дальнейшему «распаду» правящей Партии справедливости и развития (ПСР). В конце месяца о своем выходе из партии заявил один из депутатов ВНСТ от фракции ПСР М. Йенероглу, который в последнее время подвергал критике политическую линию партии. 2 октября также стало известно, что А. Давутоглу — экс-премьер министр и экс-министр иностранных дел государства — арендовал в одном из районов Стамбула офис, где будет располагаться штаб-квартира политической силы, которую политик в скором времени намеревается создать.

Кроме того, 29 октября в Турции традиционно отмечался День Республики. В день 96-летия Турецкой Республики президент государства Р.Т. Эрдоган обратился к населению с поздравительной речью. В опубликованном послании глава государства подчеркнул, что сегодня Турция находится в состоянии «исторической борьбы» за свое существование и будущее. Также президент добавил, что в настоящее время непрерывно продолжаются всесторонние атаки, направленные на подрыв суверенитета страны, однако цель Турции заключается в том, чтобы, преодолев все проблемы, достичь целей, изложенных в «Видении-2023» и предоставить будущим поколениям возможность реализовать «Видение-2053» и «Видение-2071».

Экономическая ситуация

В октябре Турецкая Республика также активно развивала внешнеэкономические связи, в частности — с государствами Балканского региона. 8 октября в ходе участия Р.Т. Эрдогана в трехстороннем саммите Турция-Сербия-Босния и Герцеговина, состоявшемся в Белграде, стороны активно обсуждали экономические и инфраструктурные проекты в регионе, а также газопровод «Турецкий поток». Кроме того, по завершении своего визита в Сербию президент Турции сообщил, что Анкара и Белград подписали 9 соглашений в различных сферах, затрагивающих сотрудничество в области обороны, экономики и современных технологий. В дальнейшем стороны также намерены повысить товарооборот, который в 2018 году составил 1,2 млрд евро, до 2 млрд в краткосрочной и до 5 млрд в долгосрочной перспективе.

Как уже отмечалось, вопросы экономики также обсуждались лидерами России и Турции в ходе переговоров в Сочи. Так, например, В.В. Путин по итогам встречи заявил, что в ходе беседы был затронут вопрос использования в Турции карт «Мир», а также подключения финансовых организаций Турецкой Республики к банковской системе России. Также 8 октября стало известно о подписании Министерством финансов России и Министерством казначейства и финансов Турции соглашения о расчетах и платежах в национальных валютах, что фактически означает отказ от доллара в рамках российско-турецкого экономического сотрудничества.

Кроме того, особенно важным стало проведение в начале октября в Стамбуле Крымско-Турецкого экономического форума, целью которого является в том числе и увеличение товарооборота между Россией и Турцией до 100 млрд долларов. На форуме, участниками которого в основном являлись представители бизнеса, обсуждался ряд вопросов, представляющих взаимных интерес, в частности, развитие взаимодействия в области сельского хозяйства, туризма, строительства, а также энергетики.

Экономические отношения с США, как и политические, переживают кризис. В ответ на решение Д. Трампа ввести санкции министр финансов и казначейства Турции и глава Центробанка проигнорировали встречу МВФ и Всемирного банка, которая прошла 14-20 октября в Вашингтона. Вместе с тем в начале октября стало известно о конфликте Турции с Facebook. 3 октября Совет по защите персональных данных Турции (KVKK) заявил, что власти государства оштрафовали компанию на 282 тыс. долларов за нарушение законодательства о защите личной информации.

Внутриэкономическая ситуация Турции в октябре пошатнулась в связи с изменением обстановки на международной арене. Курс турецкой лиры упал вскоре после обещаний Д. Трампа стереть турецкую экономику с лица земли. Национальная валюта Турции тогда понизилась на 2,31%, а ее курс составил 5,83 лиры за доллар. После начала военной операции «Источник мира» стоимость лиры продолжила снижаться, упав на еще 0,4%. 24 октября Центральный банк Турции принял решение о снижении процентной ставки с 16,5% до 14%, обосновав свое решение стремлением снизить уровень инфляции.

Стоит отметить, что экономическая нестабильность Турции в последнее время особенно подвергается критике со стороны оппозиции. Так, например, 17 октября заместитель председателя НРП У. Чевикёз осудил политику правящей партии и заявил, что даже без санкций США экономика Турции подавлена ввиду непродуманных действий властей.

***

В октябре российско-турецкие отношения не претерпели значимых изменений. Достаточно длительные переговоры В.В. Путина и Р.Т. Эрдогана показали, что сторонам есть что обсуждать, причем как в области двусторонних отношений, так в сфере и международно значимых вопросов. Кроме того, факт подписания меморандума о взаимопонимании и достижения договоренностей относительно вывода курдских формирований из пограничной турецко-сирийской зоны говорит о том, что у Турции и России гораздо больше точек соприкосновения по ряду вопросов, чем у Анкары и ее западных коллег.

Действия США и Евросоюза по-прежнему сводятся к привычной им политике применения угроз, а также серьезных экономических санкций при любом удобном случае без попыток достижения понимания путем переговорного процесса, с чем Турция, судя по ее заявлениям об отказе принимать во внимание предупреждения Вашингтона и Брюсселя, похоже смирилась. Начатая Турцией военная операция в Сирии, которая, безусловно, приобрела статус главного события октября, также стала очередным индикатором независимой политики Турецкой Республики, неориентированной на страны Запада.

События, произошедшие за октябрь во внутренней политике, демонстрируют сразу несколько тенденций: во-первых, стремление правящей Партии справедливости и развития укрепить власть и «ликвидировать» неугодных и критикующих политику властных элит лиц путем арестов и помещения их под стражу; во-вторых, ростом недовольства ПСР среди не только оппозиции, но и однопартийцев, о чем свидетельствует системный выход из партии сторонников ПСР и постепенный «распад» политического движения, который в настоящий период времени, судя по всему, только начинает оформляться. Многих в турецком обществе по-прежнему не устраивает нестабильная экономическая ситуация, которая, несмотря на развитие внешнеторговых связей с рядом стран мира, остается уязвимой и в значительной степени подверженной внешнеполитической среде, в частности — санкционной политике Соединенных Штатов.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: сентябрь 2019 г. (дайджест)

За первый осенний месяц во внешней политике Турции произошел ряд международно-значимых событий. Одним из важнейших стал саммит лидеров стран-гарантов Астанинского процесса, посвященный вопросам сирийского урегулирования. Кроме того, примечательной стала речь Р.Т. Эрдогана на полях 74-й сессии ГА ООН в Нью-Йорке. В сентябре также состоялось первое совместное патрулирование войсками Турции и США северо-востока Сирии.

Во внутренней политике произошли изменения в составе Партии справедливости и развития, которую покинули сразу 4 политика, а также были презентованы новинки турецкой промышленности в военно-технической сфере. Что касается экономической ситуации, то в сентябре власти Турции выдали лицензию на строительство второго энергоблока АЭС «Аккую», а Центробанк Турции снизил ключевую ставку, что привело к постепенному росту лиры.

Внешняя политика

На российско-турецком направлении в сентябре прослеживалась положительная тенденция к дальнейшему сближению сторон. Так, например, в начале сентября появилась информация о том, что Турция получила вторую батарею ЗРК С-400 и не исключает возможности дополнительной закупки российских систем в будущем. Также стало известно о том, что сама система будет установлена в декабре. Кроме того, 16 сентября главы России, Турции и Ирана провели трехсторонние переговоры в президентском дворце Чанкая, расположенном в Анкаре. Беседе в трехстороннем формате с участием представителей делегаций предшествовала двустороння встреча В.В. Путина и Р.Т. Эрдогана, которая, однако, была проведена в закрытом для прессы режиме. Как стало известно на пресс-конференции по итогам саммита, главное внимание на переговорах в расширенном составе было уделено ситуации в Идлибе.

В частности, стороны в очередной раз подтвердили приверженность суверенитету и территориальной целостности Сирии, а также борьбе против террористических групп, сосредоточенных в регионе. Президент России обратил внимание своих коллег на незаконное присутствие в регионе американских войск, а также объявил о завершении процесса формирования состава Конституционного комитета, выразив надежду на скорейший запуск его работы. В конце сентября стало известно, что главы России, Турции и Ирана, вероятно, примут участие в первом заседании Комитета, запланированного на конец октября. В ходе общения с прессой лидеры государств также прокомментировали совершенные накануне саммита атаки на НПЗ Саудовской Аравии. И если В.В. Путин лишь ограничился цитатой из Корана, как никогда применимой к ситуации, то Р.Т. Эрдоган был более многословен и, вспомнив пример Сирии, Палестины и Йемена, охарактеризовал происходящее как «противостояние мусульман против мусульман», а также неоднозначно намекнул на то, что первопричину всех бед стоит искать в действиях тех, то первым начал наносить удары по Йемену.

Отдельного внимания заслуживает выступление президента Турецкой Республики на открытии 74-й сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке 25 сентября, которое ряд мировых СМИ уже успел окрестить не иначе как «вызов США». Стоит отметить, что выдержанная в лучших традициях турецкого неоосманизма речь Р.Т. Эрдогана действительно плохо вписывается в современные политические реалии, в рамках которых Анкара и Вашингтон как минимум являются союзниками по блоку НАТО. Помимо уже привычного «мир больше пяти», лидер Турции символично начал свою речь с философской цитаты Мевляны, а также с трибуны Генассамблеи ООН озвучил ряд утверждений, противоречащих официальной позиции американских коллег. При этом если опустить красноречивые высказывания Эрдогана о проблеме глобального потепления и его сокрушения по вопросу растущей в мире бедности, то основные тезисы главы Турецкой Республики сводились к следующему: Турция – главный миротворец, призванный остановить войну в Сирии и победить террористические формирования; Турция спасла тысячи беженцев и является самой щедрой страной по оказанию гуманитарной помощи; Турция – главный защитник мусульман, и намерена спасти палестинцев от оккупации и враждебных действий Израиля, а также вернуть границы, которые действовали в регионе еще до Шестидневной войны 1967 года.

Особенно интересной частью выступления Р.Т. Эрдогана стала презентация плана по созданию зоны безопасности на севере Сирии, глубина которой должна составить 30 километров, а протяженность – 480. Лидер Турции наглядно на карте продемонстрировал свою идею, а также пояснил, что в дальнейшем планирует расселить на данной территории до миллиона беженцев, а в декабре созвать международную конференцию, посвященную вопросам миграции. Вместе с тем Эрдоган подчеркнул, что в рамках кипрского конфликта будет продолжать добиваться соблюдения прав турок-киприотов, а также указал на необходимость установления стабильности в Ливии, на Южном Кавказе, имея в виду конфликт вокруг Нагорного Карабаха, а также в Южной Азии, призвав мировое сообщество к разрешению кашмирского вопроса.

Также стоит отметить, что за время своего пребывания в Нью-Йорке Эрдоган достиг некоторых договоренностей с Пакистаном и Малайзией. В частности, лидеры трех государств приняли решение совместно запустить англоязычный социальный телеканал, нацеленный на борьбу с исламофобией.

Для американо-турецких отношений сентябрь начался с критики Р.Т. Эрдоганом авиаудара США по Идлибу. Вместе с тем 8 сентября, а затем 24 сентября, состоялось первое и второе наземное, а также воздушное патрулирование севера-востока Сирии подразделениями Турции и США. В министерстве обороны Турции подчеркнули, что патрулирование проводилось с использованием БПЛА и бронетехники. Министр обороны Турецкой Республики Х. Акар также сообщил о том, что стороны планируют создать совместные постоянные военные базы в районе зоны безопасности в целях содействия процессу обеспечения патрулирования.

При этом несмотря на то, что двустороннее взаимодействие по Сирии немного «сдвинулось с места», разногласия между сторонами все еще сохраняются. Стоит отметить, что Турция продолжает обвинять Вашингтон в затягивании переговоров по созданию зоны безопасности, а министр иностранных дел Турции не перестает подвергать критике Североатлантический альянс за двойные стандарты. Особую обеспокоенность США вызывают заявления лидера Турции о готовности в любой момент начать военную операцию в Сирии, звучащие в последний месяц с завидной регулярностью. Так, 21 сентября президент Турции объявил о завершении подготовки к очередной операции на востоке от Евфрата. Вместе с тем примечательно, что в ходе визита Р.Т. Эрдогана в Нью-Йорк так и не состоялось его ожидаемой встречи с Д. Трампом. Стороны лишь ограничились телефонным разговором, проведенным 23 сентября накануне открытия сессии ГА ООН.

В отношениях с Европой Анкара делает упор на проблеме беженцев, пытаясь шантажировать Евросоюз неразрешимой ситуацией и угрожая предпринять радикальные меры. 5 сентября президент Эрдоган заявил, что Турция будет вынуждена открыть двери в Европу беженцам в том случае, если западные страны не предоставят государству финансовую поддержку, поскольку с новой волной мигрантов справиться государство будет не в состоянии. Тем не менее, в Еврокомиссии на речи Эрдогана отреагировали весьма спокойно, лишь заявив, что Турция уже получила большую часть средств, выделенных на нужды по содержанию беженцев. Эта же тема, наряду с ситуацией в Ливии и Сирии, обсуждалась президентом Турции и канцлером Германии в ходе проведенных 11 сентября телефонных переговоров, однако, судя по всему, конкретных результатов по беспокоящей Турцию проблеме не принесла.

Внутриполитическая обстановка

Достаточно интересные изменения за сентябрь произошли на внутриполитическом направлении Турецкой Республики, которые в частности затронули кадровый состав ПСР.

13 сентября стало известно о том, что 4 политика, включая А. Давутоглу – бывшего министра иностранных дел и экс-премьер-министра Турции – официально вышли (по данным некоторых СМИ – были исключены) из состава Партии справедливости и развития (ПСР). Известно, что помимо Давутоглу партию также покинули глава парламентской комиссии по правам человека А.С. Юстюн, депутат от Маниса С. Оздаг и депутат от Стамбула А. Башчи.

Экс-премьер государства, комментируя данную ситуацию, заявил следующее: «С сегодняшнего дня на нас возложена историческая ответственность за создание нового политического движения. В связи с этим я приглашаю всех работать с нами независимо от их политических взглядов». Пока что доподлинно неизвестно, каких именно взглядов будет придерживаться новая партия, однако понятно, что они будут отличны от воззрений правящей партии и лично Р.Т. Эрдогана, с которым у Давутоглу в последние годы имелись явные разногласия по ряду внутри- и внешнеполитических вопросов. Предположительно, партия под руководством Давутоглу будет создана уже к концу ноября.

Стоит отметить, что ранее об аналогичных планах по формированию собственной партии объявил еще один политик, в прошлом – основатель ПСР, А. Бабаджан, покинувший ряды правящей партии еще летом. 11 сентября стали известны некоторые подробности процесса создания правоцентристской партии Бабаджана. В интервью одной из местных газет А. Бабаджан заявил, что планирует создать новую политическую силу до конца года, однако, как отметил политик, свою полноценную работу партия начнет лишь после отбора членов партии и тщательной выработки политического курса. При этом в турецком обществе озвучиваются предположения о возможном объединении сил А. Давутоглу и А. Бабаджана, однако ни один, ни другой политик эти слухи никак не комментирует.

В начале месяца также стало известно о том, что 2 сентября суд Анкары постановил досрочно освободить лидера прокурдской Демократической партии народов (ДПН) С. Демирташа, отбывающего наказание по обвинению в оскорблении президента страны. При этом стоит отметить, что другое дело, по которому Демирташу грозит до 142 лет тюремного заключения, по-прежнему продолжается. При этом президент государства Р.Т. Эрдоган 21 сентября заявил, что не допустит освобождения С. Демирташа и Ф. Юксекдага, которые, по словам лидера Турции, виновны в гибели людей и причастны ко многим террористическим актам, в том числе к атакам в Диярбакыре.

В то время как бывшие коллеги Р.Т. Эрдогана образовывают оппозиционные блоки, сам президент неустанно говорит о необходимости укрепления позиций страны на международной арене и развивает военный потенциал государства. Так, выступая в провинции Сивас в начале сентября, лидер Турецкой Республики озвучил свое негодование по поводу того, что Россия, США и Израиль обладают ядерным оружием, в то время как в Турции оно отсутствует, а также добавил, что в настоящее время ведется активная работа по этому вопросу.

6 сентября министр промышленности и технологий страны М. Варанк сообщил о том, что Турция провела первое испытание крылатой ракеты SOM-B2, разработанной турецкой компанией TÜBİTAK SAGE и предназначенной для уничтожения бетонных бункеров. 12 сентября была обнародована информация о том, что в 2020 году ряды ВС Турции пополнят автономные квадрокоптеры KARGU, разработанные турецкой компанией STM. Известно, что аппарат, дальность полета которого составит около 15 километров, будет также способен нести боезаряды. Как ожидается, квадрокоптеры в основном будут применяться в рамках военных операций на турецко-сирийской границе. Также 29 сентября состоялась торжественная церемония передачи ВМС Турецкой Республики четвертого противолодочного корвета Kınalıada, произведенного в рамках проекта MİLGEM. В ходе своего выступления на церемонии президент Эрдоган подчеркнул, что Турции необходимо и дальше укреплять военную мощь в морском пространстве.

Среди других достижений Турции на данном направлении стоит отметить проведение с 17 по 22 сентября в Аэропорту им. М.К. Ататюрка Международного фестиваля авиации, космоса и технологий TEKNOFEST-2019, в рамках которого состоялось открытие ряда выставок сухопутной и воздушной техники. Россия на данном фестивале была представлена авиалайнером МС-21, самолетом Sukhoi Superjet 100 и Бе-200, а также истребителем Су-35, которым в свое время на авиасалоне МАКС-2019 заинтересовался Р.Т. Эрдоган. В этой связи стоит отметить, что глава компании Turkish Aerospace Industries (TAI) Т. Котиль заявил о намерении создать собственный истребитель пятого поколения TF-X, призванный повысить престиж Турции в данной сфере, а также заменить американские F-35.

Что касается борьбы государства с терроризмом, то 20 сентября Министерство обороны Турции опубликовало данные, согласно которым с 1 июня по 31 августа 2019 года ВС Турции уничтожили 396 боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК). Однако стоит отметить, что предотвратить все террористических акты власти Турции все еще не в силах – 13 сентября на юго-востоке страны (на автодороге между городами Кулп и Муш) сработало самодельное взрывное устройство, в результате чего погибли 7 человек. Известно, что по подозрению в причастности к террористическому акту были задержаны глава отделения ДПН города Кулп, а также сотрудник мэрии города, который также является членом прокурдской партии.

Экономическая ситуация

Сентябрь начался с достаточно позитивных новостей на внешнеэкономическом направлении. 5 сентября министр энергетики и природных ресурсов Турции Ф. Донмез сообщил о том, что власти Турции выдали основную лицензию на строительство второго энергоблока АЭС «Аккую», и процесс строительства в целом соответствует согласованному ранее плану работы.

Вместе с тем усилились противоречия Турции с Южным Кипром по поводу исключительной экономической зоны государства, границы которой на протяжении многих лет остаются предметом спора между сторонами. В связи с подписанием Южным Кипром соглашения с французской и итальянской компаниями на проведение геолого-разведывательных работ в этом регионе, 19 сентября официальный представитель МИД Турции Х. Аксой выступил с заявлением, согласно которому Турция не допустит проведения бурения у берегов Кипра без согласия на эти действия турецкой общины острова.

Важное заявление также было озвучено президентом страны Р.Т. Эрдоганом по вопросу торговли с Ираном. 27 сентября глава государства сообщил, что Турция не намерена отказываться от иранской нефти и газа, даже несмотря на санкции США. Президент также подчеркнул, что стороны планируют увеличить товарооборот с 7,5 до 30 миллиардов долларов, а также в дальнейшем перейти к использованию национальных валют при осуществлении расчетов.

Что касается внутриэкономической ситуации, то в первой половине месяца, 12 сентября, Центральный банк Турции во второй раз за последние несколько месяцев принял решение снизить ключевую ставку на 3,25% до 16,5% годовых, в результате чего курс национальной валюты немного повысился.

Интересным с точки зрения экономики стало выступление главы государства на фестивале TEKNOFEST-2019, где Р.Т. Эрдоган, сославшись на «Видение 2023» – программу по достижению долгосрочных целей страны – заявил о том, что к столетию Республики Турция сделает все возможное для повышения конкурентоспособности на мировом уровне и роста экономики с помощью производства новых технологий. Президент Турции сообщив, что экономика страны развивается, несмотря на предпринимаемые извне попытки замедлить это развитие, также добавил, что Турция по-прежнему остается авторитетной страной на региональной и международной арене.

Интересно, что слова Эрдогана фактически констатировал глава отделения Fitch Ratings по суверенным рейтингам Европы, Ближнего Востока и Африки Э. Паркер, который в сентябре положительно оценил темпы восстановления экономического роста страны, заявив о том, что Турция эффективно противостояла финансовому кризису, который настиг страну летом 2018 года. Однако в самом турецком обществе восторги Р.Т. Эрдогана и других международных экспертов разделяют далеко не все. Так, 18 сентября глава Народно-республиканской партии (НРП) К. Кылычдароглу, процитировав М.К. Ататюрка напомнил властям страны о том, что «какими бы великими не были победы на поле боя, они не дают результата, если не увенчиваются победами экономическими», тем самым очевидно намекая на неудачную экономическую политику руководства Турецкой Республики.

***

В сентябре внешнеполитические приоритеты Турции, в целом, не подверглись значительным изменениям. Анкара по-прежнему демонстрирует разворот своего курса на Восток и постепенный отход от прозападной политики. О данной тенденции, прежде всего, свидетельствуют частые контакты официальных лиц государства с Россией и Ираном, а также совместная плодотворная деятельность сторон в рамках урегулирования сирийского кризиса. Кроме того, очевидны «симпатии» президента Турции к странам с преимущественно исламским населением, которым в последнее время и посвящена большая часть публичных выступлений лидера государства. Вместе с тем все больше проявляется стремление Турции к мировому лидерству. Одна только речь президента Турции на полях ГА ООН говорит об амбициях Анкары на пространстве, охватывающем как Ближний Восток, Южный Кавказ, и Южную Азию, так и другие части мира, где Турция пытается отстаивать свои интересы, а также интересы союзных ей стран.

Смелые заявления руководства страны о готовности проводить военные операции в соседней Сирии, критика Североатлантического альянса, а также постоянные обвинения Вашингтона в невыполнении своих обязательств отдаляют Турцию от Соединенных Штатов, а претензии к недобросовестной политики по вопросу беженцев – от стран Европы, с которыми контакты Турции в последний месяц свелись к минимуму. Однако при этом стоит отметить, что и Турция, и Вашингтон, принимая во внимание факт необходимости двустороннего взаимодействия, не спешат отказываться от совместных инициатив, результатом которых в сентябре все же стало осуществление совместного патрулирования на севере Сирии.

Во внутренней политике тот факт, что уже два бывших члена ПСР, имеющие большой политический вес на внутриполитической арене, заявили о намерении создать собственные партии, говорит не только о существовании ряда противоречий внутри политической элиты страны, но и о том, что деятельность правящей партии устраивает далеко не всех, и вскоре как у ПСР, так и у Р.Т. Эрдогана лично могут появиться серьезные конкуренты. При этом стоит отметить, что политикой правящей партии недовольны не только «обиженные» на Эрдогана бывшие коллеги и оппозиция, но и простые граждане, которые помимо развития военной промышленности не наблюдают существенных темпов экономического роста. В этой связи можно предположить, что если в ассортименте политических объединений Турции появится партия во главе с сильным лидером, способным эффективно реагировать на возникающие экономические проблемы и своевременно решать их, то на грядущих выборах в 2023 году с наибольшей долей вероятности ей удастся заполучить у ПСР большую часть электората. Р.Т. Эрдоган, судя по всему, опасается именно такого сценария и пытается урегулировать ситуацию многообещающими фразами о том, что на самом деле экономика страны развивается, однако его слова все еще не находят отклика в турецком обществе.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: июль-август 2019 г. (дайджест)

Среди главных событий во внешней политике Турции стоит отметить встречу В.И Матвиенко с М. Шентопом, проведение шестнадцатого заседания российско-турецкой межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, визит Р.Т. Эрдогана в Россию и посещение авиасалона МАКС-2019, проведение очередного этапа переговоров стран-гарантов Астанинского процесса, а также осуществление двух раундов консультаций американской межведомственной делегации с представителями Турецкой Республики для обсуждения ситуации в Сирии.

Во внутренней политике произошла смена кадрового состава Правящей партии справедливости и развития (ПСР), которую в июле покинул А. Бабаджан. Кроме того, от своих должностей по подозрению в связях с РПК были отстранены мэры сразу нескольких городов на юго-востоке страны, а также был отправлен в отставку глава Центрального банка Турции. Кадровые перемены в Центробанке повлекли за собой снижение турецких акций, а также резкое падение лиры.

Отношения с Россией

Июль для России и Турции начался с взаимодействия на межпарламентском уровне: 2 июля председатель Совета Федерации В.И. Матвиенко провела встречу с председателем Великого национального собрания Турции (ВНСТ) М. Шентопом, в ходе которой стороны обсудили двустороннее взаимодействие в области законодательного сопровождения договоренностей, достигнутых на высшем уровне, и ряд других вопросов, в том числе сотрудничество в области политического урегулирования сирийского кризиса. М. Шентоп, напомнивший, что в 2020 году Россия и Турция будут отмечать годовщину установления дипломатических отношений, в ходе встречи особенно подчеркнул, что Анкара положительно оценивает восстановление полномочий России в ПАСЕ. По итогам переговоров стороны подписали Регламент Межпарламентской комиссии высокого уровня по сотрудничеству между Федеральным Собранием России и Великим национальным собранием Турции (ВНСТ).

Также 4 июля в ходе Московского урбанистического форума при участии мэра Москвы С.С. Собянина и мэра Анкары М. Яваша состоялась церемония подписания программы сотрудничества между Правительством Москвы и муниципалитетом Анкары на 2019-2021 годы. Помимо этого, 8 июля на полях Международной промышленной выставки «Иннопром» в Екатеринбурге открылась национальная экспозиция Турции, которая приняла участие в мероприятии в качестве страны-партнера. С турецкой стороны на церемонии открытия присутствовали министр промышленности и технологий Турции М. Варанк и заместитель министра торговли Г.Й. Батур.

24-26 июля в турецкой Анталье прошло шестнадцатое заседание российско-турецкой межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, в рамках которого было проведено совместное заседание деловых советов России и Турции, а также состоялся бизнес-форум. Министр энергетики России А. Новак по итогам переговоров сообщил, что на встрече в том числе обсуждались перспективы совместного производства и поставок самолетов SSJ 100 и МС-21. Кроме того, 12 июля стало известно, что на авиабазу Мюртед в Анкаре из России поступила первая партия комплексов С-400. В конце июля гендиректор корпорации «Ростех» С. Чемезов сообщил, что Москва и Анкара ведут переговоры о лицензионном производстве элементов ЗРК С-400 и о помощи России в создании в Турции национальной системы противовоздушной и противоракетной обороны большой дальности.

1-2 августа в Нур-Султане состоялись переговоры стран-гарантов Астанинского процесса. По итогам тринадцатой по счету встречи Россия, Турция и Иран договорились принять меры по обеспечению безопасности мирного населения в Идлибе и обсудили вопрос запуска Конституционного комитета в Женеве и добровольного возвращения беженцев и внутренне перемещенных лиц в места их проживания. Кроме того, стороны рассмотрели возможность проведения гуманитарной конференции по Сирии, а также оценили вклад в процесс мирного урегулирования делегаций Ирака, Ливана и Иордании, которые впервые приняли участие в работе Астанинского процесса в качестве наблюдателей.

Не менее важным событием стал визит президента Турецкой Республики в Россию 27 августа, в рамках которого Р.Т. Эрдоган посетил авиасалон МАКС-2019 в Жуковском. На полях международного авиасалона состоялись переговоры лидеров России и Турции. По завершении беседы стало известно, что В.В. Путин и Р.Т. Эрдоган обсудили обстановку в Сирии, в частности подчеркнув значимость Астанинского процесса в мирном урегулировании. Говоря о вопросе создания зоны безопасности на севере Сирии, президент Турции отметил, что террористические организации должны как можно скорее покинуть регион, а также раскритиковал бомбардировки правительственных войск Сирии. Помимо международно-значимых вопросов, главы России и Турции также обсудили аспекты двустороннего сотрудничества в области авиации и космоса. Как сообщил В.В. Путин, лидеры затронули вопрос сотрудничества по Су-35. Президент России отдельно отметил, что турецкую делегацию заинтересовала военная техника, в том числе с точки зрения совместного производства. Также стало известно, что особого внимания Р.Т. Эрдогана удостоились самолет Су-57 и вертолет Ми-38.

Отношения с Западом

10 июля стало известно о том, что новый посол США в Турции Д. Саттерфилд прибыл в Анкару, 29 августа он приступил к исполнению своих обязанностей. В целом турецко-американские отношения в июле-августе сводились к обсуждению вопроса поставок С-400 и сирийской проблематики. 12 июля состоялись телефонные переговоры министра обороны Турции и исполняющего обязанности главы Пентагона по вопросу приобретения Турцией российских ЗРК. Х. Акар сообщил американскому коллеге о том, что решение о закупке комплексов С-400 не означает изменения в позиции Анкары. Кроме того, министр обороны Турции напомнил, что предложение Турецкой Республики относительно создания рабочей группы с США и НАТО для урегулирования разногласий по данному вопросу все еще в силе. 16 июля Д. Трамп объявил о прекращении продажи Турции новых истребителей F-35, что в Вашингтоне связали с началом поставок в Турцию С-400. В МИД Турции в свою очередь заявили, что Турцию невозможно исключить из НАТО, и в Анкаре не оставят санкции США без ответа, напомнив о возможности закрытия авиабазы Инджирлик. Глава Управления оборонной промышленности Турции И. Демир 17 июля заявил, что исключение Анкары из программы производства истребителей лишь укрепит оборонную промышленность государства. 2 августа в турецкий Измир была осуществлена поставка четырех американских вертолетов CH-47 °F Chinook, которая, вероятно, станет последней в связи с обострившимися турецко-американскими отношениями. Ожидается, что окончательно участие Анкары в программе производства истребителей F-35 будет свернуто до конца марта 2020 года.

22-23 июля американская межведомственная делегация прибыла в Анкару для обсуждения с турецкими коллегами ситуации в Сирии. В ходе переговоров с министром национальной обороны Турции стороны обсудили создание зоны безопасности к востоку от Евфрата, а также достигли соглашения по формированию в Сирии условий для возвращения сирийцев в свои дома. Однако при этом стороны не смогли определить глубину планируемой зоны безопасности, а также вопрос о том, каким образом будет осуществляться контроль. Турецкая сторона также выразила опасения, связанные с тем, что некоторые военные лица США проводили переговоры с лидерами Рабочей партии Курдистана (РПК) и отрядов «Сил народной самообороны», которые считаются в Турции террористическими. 30 июля сирийская проблематика также обсуждалась в ходе телефонных переговоров министра национальной обороны Турции и главы Пентагона. 5 августа начался второй раунд турецко-американских переговоров по созданию зоны безопасности в Сирии, по итогам которого было принято решение создать в Турции центр проведения совместных операций для координации с США и управления буферной зоной. Стороны также условились принять срочные меры для решения проблем безопасности, беспокоящих Анкару. Во время телефонных переговоров Р.Т. Эрдогана и Д. Трампа 29 августа стороны достигли согласия по поводу защиты гражданского населения в сирийском Идлибе. Вместе с тем стоит отметить, что в начале июля Р.Т. Эрдоган подверг критике «сделку века» по палестино-израильскому регулированию, предложенную США.

Турецко-европейские отношения также не отличаются стабильностью. В июле-августе главным вопросом на повестке дня стала активность Турецкой Республики в исключительной экономической зоне Кипра. 9 июля бурение Турции в территориальных водах Кипра осудил МИД Греции, а также Франции и Германии. В Госдепартаменте США деятельность Турции также назвали «провокационным шагом», потребовав прекратить ее. 15 июля Совет ЕС одобрил введение санкций против Турции, включающих в себя прекращение финансовой поддержки, а также приостановление переговоров по поводу соглашения о воздушных перевозках. Во внешнеполитическом ведомстве Турции, однако, заявили, что санкции никак не повлияют на геологоразведочную деятельность страны в Восточном Средиземноморье. Стоит отметить, что в МИД России и Совете Федерации односторонние санкции ЕС против Анкары не поддержали. В конце июля также обострилась проблема беженцев, поскольку 22 июля по причине невыполнения Евросоюзом своих обязательств правительство Турции приняло решение приостановить действие соглашения о реадмиссии иммигрантов, пообещав открыть дверь в Европу для миллиона беженцев.

6 августа Евросоюз выделил Турции 127 млн евро для приобретения гуманитарной помощи в целях улучшения условий содержания беженцев. 9 августа комиссар ЕС по вопросам миграции, внутренних дел и гражданства, поблагодарив Турцию за ее усилия, заявил, что турецко-европейское сотрудничество относительно беженцев должно продолжаться. 20 августа региональные вопросы и двусторонние отношения обсуждались в ходе телефонного разговора Р.Т. Эрдогана с канцлером Германии А. Меркель.

Ближний Восток и Северная Африка

9 июля стало известно, что Турция направила военное подкрепление в зоны деэскалации в Сирии с целью укрепления наблюдательных пунктов, созданных по соглашению в Астане. 25 июля глава Министерства национальной обороны Турции заявил о возможном начале военной операции Турции в Сирии в том случае, если Анкара и Вашингтон не смогут достичь консенсуса относительно зоны безопасности в регионе. 31 июля в турецких СМИ появилась информация о начале переброски Турцией военной техники в провинцию Шанлыурфа на границе с Сирией, которая, однако, расценивалась как часть военного подкрепления Турции вдоль турецко-сирийской границы. Тогда в район Джейланпынар прибыл конвой из 12 бронемашин с подразделениями спецназа и автобусами.

5 августа по причине отсутствия согласия с Вашингтоном относительно конкретных мер по созданию зоны безопасности президент Турции объявил о готовности Анкары начать новую военную компанию в регионе, добавив, что государство планирует войти на восток от Евфрата и уже уведомило о своих намерениях Россию и США. 19 августа Министерство обороны Турецкой Республики сообщило о нанесении ударов по позициям отрядов YPG в районе Тель-Рифат на северо-западе Сирии в ответ на обстрелы со стороны «террористов». 19 августа Минобороны Турции осудило обстрел сирийскими самолетами военной колонны, которая, как утверждает Анкара, была направлена в Идлиб к наблюдательному пункту № 9. МИД Сирии в свою очередь назвал действия Турции попыткой остановить операцию сирийской армии по восстановлению контроля над южными районами провинции Идлиб, а также обвинил Анкару в нарушении национального суверенитета САР и международного права.

14 июля Турция начала контртеррористическую операцию под названием «Лапа-2» на севере Ирака. В Министерстве национальной обороны Турецкой Республики заявили, что операция является продолжением начатой еще в мае кампании и направлена на уничтожение укрытий, которые используются членами Рабочей партии Курдистана (РПК). Операция проводится при поддержке сухопутной военной техники, беспилотных летательных аппаратов и боевых вертолетов Т129 АТАК. 17 июля МИД Турции подтвердил информацию о том, что несколько турецких дипломатов подверглись нападению в одном из ресторанов Эрбиля в столице Иракского Курдистана. В результате нападения погиб сотрудник генконсульства Турции. Пресс-секретарь Турецкой Республики И. Калын заявил, что Турция найдет виновных преступников и примет необходимые ответные меры. 23 августа Турция с целью обеспечения безопасности границы начала новую операцию «Лапа-3» в северных районах Ирака.

5 июля Р.Т. Эрдоган провел встречу с главой Правительства национального согласия Ливии (ПНС) Ф. Сараджем, после чего публично обратился к командующему Ливийской национальной армией (ЛНА) Х. Хафтару с призывом прекратить боевые действия в регионе.

Внутриполитическая обстановка

Важные изменения произошли за июль-август на внутриполитической арене Турции. 8 июля о своем выходе из правящей Партии справедливости и развития (ПСР) объявил один из ее основателей – А. Бабаджан, в свое время занимавший пост министра экономики, министра иностранных дел и вице-премьера Турции. По словам А. Бабаджана, причиной выхода из партии стали разногласия по поводу политических приоритетов, и политик намерен создать новую партию под своим руководством. Экс-министр по вопросам экономики также добавил, что в число основателей партии могут войти бывший президент Турции А. Гюль и экс-заместитель председателя ПСР Б. Аталай. Стоит отметить, что решение А. Бабаджана раскритиковал президент страны Р.Т. Эрдоган. 9 августа о начале подготовительных работ к созданию собственной партии также объявил другой политик – экс-премьер-министр государства А. Давутоглу. 23 августа стало известно, что никто из вышеназванных политиков не был приглашен на мероприятия, посвященные 18-й годовщине основания Партии справедливости и развития (ПСР).

1 июля турецкие СМИ распространили информацию о том, что Высший уголовный суд Стамбула признал «Эргенекон», которую в 2003 году обвиняли в попытки сместить кабинет премьер-министра Р.Т. Эрдогана, несуществующей организацией. 20 июля стало известно о том, что прокуратура Турции подала в суд на главу Народно-республиканской партии (НРП) К. Кылычдароглу за оскорбление президента Турецкой Республики в ходе своего выступления в 2018 году.

Кроме того, 19 августа в Министерстве внутренних дел Турции сообщили об отстранении от должностей мэров трех городов на юго-востоке страны, среди которых Ван, Диярбакыр и Мардин. А.С. Мызраклы, А. Тюрк и Б.О. Эртан были освобождены от своих обязанностей по подозрениям в связях с Рабочей партией Курдистана (РПК). В ведомстве также сообщили о назначении исполняющих обязанности мэров данных городов, о проведении обысков в мэриях, а также о задержании 418 человек в 29 провинциях страны по аналогичному обвинению в связях с террористическими элементами. Представители прокурдской Демократической партии народов (ДПН) выразили протест действиям властей, назвав данный шаг «политическим переворотом». При этом стоит отметить, что ранее, 6 июля, в отставку был отправлен председатель Центрального банка Турции М. Четинкая, а на его должность был назначен заместитель экс-главы ЦБ М. Уйсал. По сообщениям некоторых СМИ, такое решение было принято после того, как М. Четинкая отказался покинуть свой пост по собственному желанию.

1 августа власти Турции на законодательном уровне ввели государственный контроль за деятельностью стриминговых сервисов, предоставляющих клиентам возможность просмотра видеоконтента. Контроль за контентом будет осуществлять Высший совет по радио и телевидению Турции (ВСРТ), у которого сервисам будет необходимо получать лицензию и ежегодно отчислять ведомству 0,5% годового дохода.

Экономическая ситуация

На внешнеэкономическом направлении Турция продолжает развивать отношения с Российской Федерацией. В ходе заседания межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству министр торговли Турции Р. Пекджан заявила, что Турция ожидает от России повышения доли сделок в товарообороте с использованием национальной валюты. Министр энергетики России А. Новак в свою очередь заявил, что Россия и Турция поставили перед собой задачу в ближайшие годы увеличить товарооборот до 100 млрд долларов. 24 июля также стало известно о том, что Россия и Турция начали готовить межправительственное соглашение о расчетах и платежах. 14 августа оператор проекта South StreamTransport B.V. сообщил, что строительство приемного терминала для «Турецкого потока» завершено на 95%. 25 июля президент России подписал указ «Об отмене некоторых специальных экономических мер в отношении Турецкой Республики», в соответствии с которым из-под ограничений были выведены граждане Турции-обладатели специальных и служебных паспортов независимо от целей их поездки в Россию.

31 июля представители Сбербанка сообщили о том, что сделка по продаже 99,85% акций турецкой дочерней компании «Denizbank» банку «Emirates NBD Bank» закрыта. 8 августа оператор платежной карты «Мир» сообщил о том, что турецкий банк «Ziraat Bank» начал принимать данный вид карт в своих устройствах. Вместе с тем 10 июля Турция впервые официально подтвердила, что Анкара перестала закупать у Ирана нефть. 16 июля также стало известно, что Турция стала главным импортером немецкого оружия в первом квартале 2019 года.

Внутриэкономические показатели за июль-август в Турции по-прежнему остаются невысокими. 8 июля на фоне новостей об отставке главы Центробанка Турции турецкие акции снизились, а лира подешевела на 2,1% до 5,7493 за доллар. К 20 августа национальная валюта Турции достигла месячного минимума, опустившись на 1,5% до 5,7485 за доллар. При этом в начале июля министр финансов и казначейства Турции Б. Албайрак в очередной раз заявил, что в 2019 году инфляция замедлится до однозначных значений. Р.Т. Эрдоган в свою очередь также заявил, что власти стремятся снизить инфляцию, а также пообещал к концу года в значительной степени понизить процентные ставки. 25 июля Центральный банк Турции принял решение снизить ключевую ставку на 4,25 процентного пункта – с 24% до 19,75%. Тем не менее, по данным Института статистики Турции (TurkStat), обнародованным в начале августа, годовой уровень инфляции Турции в июле вырос до 16,7%. Уровень безработицы среди молодежи за июль в свою очередь достиг 37%. При этом 9 июля, в условиях неблагоприятной экономической ситуации, правительство ПСР опубликовало новый план развития, существенно сократив цели, которые оно должно было достичь к 2023 году. 17 июля Великое национальное собрание Турции (ВНСТ) одобрило законопроект, предусматривающий введение налоговых льгот для реструктуризации займов и правовой защиты банкиров, которые работают с неработающими кредитами. 27 августа также стало известно о том, что новоиспеченный мэр Стамбула Э. Имамоглу проводит свои первые преобразования, связанные с отменой перевода средств (357 млн лир) проправительственным фондам, которые мэрия обвинила в перерасходе финансов, выделенных из городского бюджета.

***

Российско-турецкие контакты в июле-августе оставались интенсивными и осуществлялись на разных уровнях, в том числе на межпарламентском. Тесное взаимодействие Москвы и Анкары по ряду вопросов, представляющих взаимный интерес, приобретает особую важность в свете планомерного ухудшения отношений Турции с Западом, а также свидетельствует об умении сторон вести конструктивный диалог, учитывая интересы друг друга. Турецко-американские отношения подобными характеристиками по-прежнему не отличаются: несмотря на проведение переговоров и консультаций по Сирии, стороны так и не сумели достичь согласия относительно создания зоны деэскалации, а непримиримая позиция Вашингтона по вопросу С-400 вынуждает Турцию не только искать поддержку у других союзников, но и еще больше ориентировать свои вооружения на Россию. С Европейским Союзом отношения Турецкой Республики за последние два месяца осложнились в связи с геологоразведочной деятельностью Турции в исключительной экономической зоне Кипра, жесткой реакцией на нее европейских властей и введением экономических санкций. У Анкары, в свою очередь, сохраняются претензии к ряду европейских государств по вопросу соглашения о беженцах, которое, по словам Турции, Европой выполняется не в полном объеме.

Внутриполитическую ситуацию в Турции после июньских муниципальных выборов нельзя назвать стабильной. Помимо неудачных итогов голосования, дополнительным испытанием для правящей Партии справедливости и развития (ПСР) стало решение о выходе из ее состава А. Бабаджана – весьма авторитетного в турецких общественно-политических кругах деятеля. При этом стоит отметить, что обещания политика относительно создания новой партии символизируют неизбежные перемены в расстановке сил на внутриполитической арене Турецкой Республики. В условиях ослабления влияния ПСР после муниципальных выборов и достаточно нестабильной экономической обстановки новая политическая сила, возглавляемая экс-министром экономики Турции, с наибольшей долей вероятности найдет поддержку среди ожидающего эффективных реформ и перемен населения страны.

В. Аватков, А. Сбитнева

Турция: июнь 2019 г. (дайджест)

В июне на внешнеполитическом направлении Турции состоялся ряд значимых событий, в числе которых участие президента страны в саммите Совещания по взаимодействию мерам доверия в Азии в Душанбе и в саммите «Большой двадцатки» в Осаке, а также трехсторонняя встреча министров обороны Турции, Азербайджана и Грузии в Габале. Кроме того, в июне состоялся визит министра иностранных дел Турции М. Чавушоглу в Иран, а также его переговоры с М.Д. Зарифом.

Главное внимание на внутриполитической арене государства в июне было уделено пересчету результатов муниципальных выборов, прошедших в марте текущего года, а также повторному проведению голосования в Стамбуле, по итогам которого победу вновь одержал кандидат от оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) Э. Имамоглу. При этом курс турецкой лиры после обнародования новых итогов голосования повысился.

Внешняя политика

4 июня состоялись телефонные переговоры глав Турции и Узбекистана, в ходе которых Ш. Мирзиёев и Р.Т. Эрдоган обсудили подготовку к первому заседанию Совета по стратегическому партнерству высшего уровня и ряд других двусторонних вопросов. 10 июня стало известно о том, что президент Турции направил поздравительную телеграмму К.Ж. Токаеву, победившему на президентских выборах в Казахстане, в которой выразил готовность развивать с государством всестороннее сотрудничество. 12 июня в азербайджанском Габале состоялась трехсторонняя встреча министров обороны Турции, Азербайджана и Грузии. Стороны обменялись мнениями по вопросу развития трехстороннего сотрудничества, обеспечению безопасности региональных проектов, а также подписали совместный протокол.

14-15 июня президент Турции Р.Т. Эрдоган принял участие в саммите Совещания по взаимодействию мерам доверия в Азии (СВМДА) в Душанбе, где провел краткие переговоры «на ногах» с лидером России В.В. Путиным. Вместе с тем на полях саммита состоялась встреча глав Турции и Таджикистана, в ходе которой стороны обсудили двустороннее взаимодействие, в том числе аспекты борьбы с терроризмом, деятельность совместной комиссии по экономическому сотрудничеству и Турецкого агентства по международному сотрудничеству в Таджикистане, а также вопрос проведения турецко-таджикского бизнес форума.

28-29 июня глава Турецкой Республики отправился в Осаку для участия в саммите G20. В рамках саммита состоялись переговоры президентов России и Турции. В.В. Путин в ходе беседы подчеркнул рост товарооборота, а также отметил значимость программы «перекрестного» Года культуры и туризма в России и Турции. Лидер Турецкой Республики обратил внимание на успешную реализацию проекта АЭС «Аккую» и сообщил, что в последнее время стороны придали российско-турецким отношениям новый импульс.

На турецко-американском направлении продолжаются дискуссии относительно закупки Турцией российских комплексов С-400. 5 июня постоянный представитель США при НАТО заявила, что Турция должна отказаться от российских ЗРК, если хочет получить американские истребители F-35, а также призвала Анкару к выбору. При этом 10 июня Палата представителей Конгресса США единогласно одобрила резолюцию, предусматривающую введение против Турции санкций за приобретение российских ЗРК в рамках закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA). Представители МИД Турции расценили данный шаг как удар по доверию и союзным связям между Анкарой и Вашингтоном, а также добавили, что примут ответные меры в случае применения санкций на практике. 13 июня президент Р.Т. Эрдоган в очередной раз подтвердил, что системы С-400 уже закуплены, а вопрос поставок окончательно закрыт. Официальный представитель президента Турции И. Калын в свою очередь заявил, что Турция надеется на изменение позиции американских коллег по данному вопросу. 21 июня министр национальной обороны Турции заявил, что закупка С-400 не означает, что Турция отдаляется от Североатлантического альянса и является лишь «вопросом снабжения армии». 26 июня в штаб-квартире НАТО прошла встреча министра национальной обороны Турции Х. Акара с исполняющим обязанности министра обороны США М. Эспером. Помимо ситуации в Сирии на встрече также обсуждался проект совместного производства истребителей F-35, из которого Турцию планирует исключить Пентагон.

Контакты Турции с ЕС в июне также не отличались конструктивностью. 7 июня Р.Т. Эрдоган заявил, что Турецкая Республика будет защищать права турок-киприотов на месторождения в исключительной экономической зоне Кипра, а буровые работы в регионе будут проводиться под защитой фрегатов ВМС Турции. 17 июня премьер-министр Греции заявил, что против Турции могут быть введены санкции, если геологоразведочные работы в регионе Кипра будут подтверждены. К критике Греции также присоединился лидер Франции Э. Макрон, призвавший Анкару к прекращению «незаконных действий». 18 июня Совет ЕС поручил Еврокомиссии подготовить варианты мер, которые могут быть применены в отношении Турции за ее деятельность. Вместе с тем стоит отметить, что проблема кипрских месторождений – не единственная на повестке дня по линии Турция – ЕС. Некоторые страны Евросоюза наряду с Соединенными Штатами выражают недовольство по поводу приобретения Турцией ЗРК С-400. Так, например, 14 июня представитель кабинета министров ФРГ заявила, что политика Турции по данному вопросу вызывает разногласия среди членов НАТО, особенно отметив, что Берлин выступает за пересмотр Анкарой своего решения.

На ближневосточном направлении 13 и 16 июня Министерство обороны Турции сообщило о минометных обстрелах, которым подверглись наблюдательные пункты ВС Турецкой Республики в Идлибе с территории, подконтрольной армии Б. Асада. Спустя несколько дней Р.Т. Эрдоган предупредил, что Турция не станет молчать в случае, если атаки продолжатся. 28 июня в некоторых турецких СМИ появилась информация о том, что колонна бронетехники и отряды спецназа прибыли из Турции в районы Рейханлы и Кырыкхан, расположенные в граничащей с Сирией провинции Хатай. Кроме того, сообщалось об ответных бомбардировках позиций сирийской армии о стороны ВС Турецкой Республики.

17 июня лидер Турции выразил соболезнования в связи с кончиной экс-президента Египта М. Мурси, а также в очередной раз подверг критике политику президента Арабской Республики Египет А.Ф. ас-Сиси. В июне также укрепились связи Турецкой Республики с Ираном. 21 июня состоялся визит в Исфахан министра иностранных дел Турции М. Чавушоглу, в ходе которого также были проведены переговоры главы МИД Турции с его коллегой М.Д. Зарифом. По итогам беседы стороны подписали соглашение о развитии и укреплении двустороннего стратегического партнерства, а также условились расширять взаимодействие в политической, экономической и культурной областях.

Внутриполитическая обстановка

Общественное внимание на внутриполитической арене Турции вновь было приковано к муниципальным выборам. 2 июня были обнародованы итоги пересчета голосов, которые изменили результаты местных выборов в округе Кескин, расположенном в провинции Кырыккале, а также в поселке Кысметепе в провинции Адыяман. Известно, что в Кескине победа была отдана кандидату от правящей Партии справедливости и развития (ПСР) Д. Йылдырым. При этом 6 июня руководитель Центральной избирательной комиссии Турции заявил, что 13 из 39 человек, являющихся главами избирательных советов в Стамбуле, были отстранены от должностей и назначены в другие провинции.

Незадолго до повторного голосования, запланированного на конец июня, кандидат от Народно-республиканской партии (НРП) Э. Имамоглу, победивший на выборах в марте, провел предвыборные митинги в нескольких азиатских районах Стамбула – Тузле, Малтепе и Пендике. В ходе своих выступлений Э. Имамоглу, в частности, озвучил актуальное в условиях нестабильной экономической ситуации обещание создать новые рабочие места для жителей Стамбула.

23 июня в Стамбуле состоялось повторное голосование, призванное решить, кто именно станет мэром города. Несмотря на старания правящей партии доказать наличие ошибки в предыдущем туре выборов, победу, как и прогнозировали последние соцопросы, вновь вполне уверенно одержал конкурент ПСР от Народно-республиканской партии (НРП) Э. Имамоглу, баллотировавшийся на пост главы муниципалитета под лозунгом «Если есть Имамоглу, есть надежда». Согласно данным ЦИК от 24 июня, при явке 84,5% Э. Имамоглу получил 54,21% голосов, в то время как Б. Йылдырым не только не смог улучшить результат, но и наоборот – уступил своему сопернику, набрав еще более низкое по сравнению с результатами весенних выборов количество голосов – всего 44,99%. Таким образом, впервые с 2002 года мэром Стамбула стал кандидат, не являющийся представителем ПСР. Председатель ЦИК С. Гювен заявил, что кандидатура Э. Имамоглу будет окончательно утверждена по завершении рассмотрения всех апелляций, однако на этот раз претензии не возникли даже у ПСР – кандидат от правящей партии Б. Йылдырым вечером 23 июня, когда окончательные итоги голосования еще не были известны, признал свое поражение, пожелав лидирующему оппоненту успехов. Р.Т. Эрдоган в свою очередь также поздравил Э. Имамоглу с победой, не упустив возможности подчеркнуть, что результаты выборов являются проявлением воли народа.

Среди других событий июня также стоит отметить, что 17 июня на 53-м авиационно-космическом салоне Париж-Ле-Бурже была первые представлена модель новейшего истребителя пятого поколения Turkish Fighter-X(TF-X), разработку которого ведет турецкая компания Turkish Aerospace Industries (TAI). По словам представителя TAI, данный истребитель в первую очередь предназначен для поставок Вооруженным силам Турецкой Республики. Руководитель предприятия Т. Котиль также уточнил, что прототип самолета планируется построить к 2023 году, а осуществление первого полета ожидается в 2025 году.

Экономическая ситуация

6 июня глава Международного валютного фонда К. Лагард заявила, что МВФ готов помочь Турции, если экономическая ситуация в стране, связанная с большой задолженностью частного сектора, высоким уровнем инфляции и нестабильным курсом валюты, продолжит ухудшаться. При этом К. Лагард дала понять, что Турция по-прежнему не склонна просить какой-либо помощи у МВФ. 18 июня в Анкаре при участии министра торговли Турецкой Республики Р. Пекджан и министра международной торговли Великобритании Л. Фокса состоялся форум «Будущее торговых отношении Турции и Великобритании». В ходе встречи Р. Пекджан заявила, что Турция намерена развивать торговые отношения с Великобританией вне зависимости от того, будет заключена сделка по «Брекзиту» или нет. Л. Фокс также призвал Анкару к расширению торговых связей и заявил, что британским компаниям рекомендуется больше инвестировать в Турцию.

Что касается внутриэкономической ситуации, то опасения аналитиков относительно того, что курс турецкой лиры понизится в связи с повторным проведением голосования в Стамбуле не оправдались. 24 июня после того, как стали известны результаты повторного голосования, лира подорожала на 1,6%, составив 5,72 за доллар. Вместе с тем, согласно данным Института статистики Турции (TurkStat), обнародованным в начале июня, в мае инфляция замедлилась до 18,7%. Несмотря на то, что министр финансов и казначейства Турции Б. Албайрак в начале месяца заявил о том, что инфляция в стране должна уменьшиться до однозначных значений, а процентные ставки, следовательно, будут снижены, 12 июня Центральный банк Турецкой Республики принял решение оставить базовую ставку неизменной.

***

В июне на внешнеполитическом направлении Турецкая Республика активно развивала контакты с Россией, а также с некоторыми странами Центральной Азии. С Москвой Анкара традиционно выстраивает многовекторное взаимодействие, которое в последнее время в особенности сосредоточено на консультациях по вопросу процесса мирного урегулирования сирийского кризиса. Отношения Турции с Западом, напротив, переживают системный кризис, связанный с прямыми претензиями Вашингтона и НАТО по поводу решения Турции приобрести российские зенитно-ракетные комплексы С-400, а также недовольством со стороны Соединенных Штатов по поводу ближневосточной политики Анкары. В данном вопросе Вашингтон также поддерживают некоторые страны-члены Евросоюза, которые к тому же стремятся сократить влияние Турции в Восточном Средиземноморье посредством угроз введения санкций, что однозначно не придает импульса отношениям Турецкой Республики с государствами Запада и еще больше отдаляет Анкару от своих союзников в рамках Североатлантического блока.

На внутриполитическом направлении центральным событием месяца стало повторное проведение голосования и борьба кандидатов от правящей ПСР и оппозиционной НРП за пост мэра Стамбула. Стоит отметить, что победа Э. Имамоглу в одной из крупнейших провинций Турецкой Республики фактически означает впервые с 2002 года потерю власти в данном регионе Партии справедливости и развития (ПСР), а также отражает явное ослабление позиций правящей партии и ее представителей среди части турецкого общества. Как бы ни старалась ПСР отдать победу Б. Йылдырыму, народ ясно дал понять, что устал от нереализованных обещаний правящей партии о повышении всеобщего благосостоянии и продемонстрировал готовность наблюдать на посту главы муниципалитета Стамбула представителя оппозиции. Теперь у находящейся у власти ПСР есть несколько лет на то, чтобы вернуть доверие избирателей, а также доказать населению, что способность проводить эффективные реформы еще не утрачена. В противном случае Партия справедливости и развития всерьез рискует в дальнейшем уступить первенство не только на муниципальных выборах, но и на более серьезной парламентской и президентской гонке в 2023 году.

В. Аватков, А. Сбитнева